4.02.0416:47

СТЕНОГРАММА ИНТЕРВЬЮ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Ю.В.ФЕДОТОВА ПРОГРАММЕ «НОЧНОЕ ВРЕМЯ» ТЕЛЕКОМПАНИИ «ПЕРВЫЙ КАНАЛ»

Вопрос: Скажите, почему интерес к наличию или отсутствию оружия массового уничтожения в Ираке вдруг встал сейчас, когда война закончена?

Ю.В.Федотов: Этот интерес никогда не увядал, но сейчас этот вопрос действительно приобрел актуальность. В течение нескольких месяцев американские специалисты искали в Ираке следы оружия массового уничтожения. И ничего не нашли. Они пришли к тем же выводам, к которым в свое время, до начала войны, пришла Комиссия ООН по наблюдению и инспекциям в Ираке (ЮНМОВИК). Если вы помните, Россия настаивала на том, чтобы решить вопросы, связанные с прояснением разоруженческого досье Ирака путем проведения инспекций. К сожалению, к нам тогда не прислушались. Поэтому сейчас вполне естественен интерес мировой общественности к этому вопросу: в чем же был смысл войны, если оружия массового уничтожения в Ираке до сих пор не обнаружено?

Вопрос: А в чем смысл этих расследований? Что они дадут? Что изменится после этого?

Ю.В.Федотов: Сложно сказать, к чему приведут эти расследования. Но хотелось бы надеяться, что в любом случае, возобладает точка зрения, что вопросы, связанные с прошлыми программами разработки оружия массового уничтожения Ирака, требуют окончательного прояснения. Для этого есть соответствующие органы – ЮНМОВИК и МАГАТЭ. Для этого есть необходимые решения, которые были приняты Советом Безопасности ООН. Ведь проблема не искусственная. В Ираке действительно было оружие массового уничтожения. Велись разработки. Затем это оружие было уничтожено, частично, а, может быть, и полностью. Поэтому важно понять, не осталось ли в Ираке каких-либо компонентов, которые впоследствии могут попасть в руки тех, к кому они не должны попадать.

Вопрос: К каким политическим последствиям для США и Великобритании могут привести результаты расследования этих комиссий?

Ю.В.Федотов: Опять-таки все будет зависеть от тех выводов, к которым придут комиссии. Но последствия могут быть не очень приятными, потому что, если вы помните, накануне начала войны в Ираке США и Великобритания были в изоляции. Большая часть государств мира выступала за политическое решение. И сейчас, естественно, они окажутся в весьма сложном положении и вынуждены будут объяснять, почему они пошли на такой шаг.

Вопрос: А у вас не возникает ощущения, что это попытка оправдаться или же, выражаясь простым языком, перевести стрелку на разведку. Разведка не права, мы приняли неверное решение.

Ю.В.Федотов: По всей очевидности, когда принималось решение, то оно принималось на политическом уровне. Что же касается информации, которой располагали разведорганы США, Великобритании и других стран, то эти данные проверялись, в том числе и нами на межведомственном уровне. Все утверждения о том, что в Ираке были скрыты некоторые запрещенные военные программы, были проверены, и в результате мы в России пришли к выводу, что оснований для таких утверждений нет, и можно согласиться с выводами инспекторов ООН о том, что запасов ОМУ в Ираке до начала войны не было.

Вопрос: Юрий Викторович, вопрос личного свойства. У меня возникает ощущение, что за спорами о наличии или отсутствии у Багдада оружия массового уничтожения на самом деле на второй план уходит более принципиальный вопрос: можно ли вообще оправдать войну?

Ю.В.Федотов: Я с вами полностью согласен. Дело не в оружии массового уничтожения, а в том, что в любом случае война против Ирака была начата без санкции Совета Безопасности, вопреки воле международного сообщества. И Россия, как вы помните, дала очень жесткую оценку этим действиям как крупной политической ошибке. Но сейчас надо думать о том, как выходить из этой ситуации. Может быть, нынешние разговоры подведут тех, кто начал войну в Ираке, к мысли о том, что выходить из этой ситуации надо коллективно путем возвращения ее в правовое русло ООН и широкого подключения международного сообщества к урегулированию и послевоенному восстановлению в этой стране.

Вопрос: Вопрос к Вам не как к дипломату, а, скорее, как к человеку. Как бы Вы прокомментировали неожиданное заявление Колина Пауэлла о том, что он, может быть, и не одобрил бы начала войны, если бы знал, что у Багдада нет оружия?

Ю.В.Федотов: Если действительно такое заявление было сделано, то это характеризует его как мужественного и порядочного человека. Но историкам судить, что произошло бы, если бы ситуация разворачивалась иначе. Сейчас перед нами стоит совершенно конкретная проблема. Проблема урегулирования в Ираке. Пока ситуация находится в политическом тупике. И в экономическом плане положение хуже, чем до войны. Поэтому дальше нельзя откладывать эти вопросы. Надо вырабатывать коллективную стратегию иракского урегулирования при ведущей роли ООН.

Вопрос: В этой связи еще один вопрос. Вы проводите переговоры о возвращении в Ирак инспекторов ООН. Американская, британская армии тоже искали оружие, располагая несравненно большими возможностями, нежели инспекторы. Для чего отправлять туда вновь инспекторов ООН?

Ю.В.Федотов: Речь идет не столько об отправке инспекторов ООН в Ирак, а о том, чтобы дать им возможность завершить свой мандат. После окончания войны санкции, которые были введены против Ирака в связи с проблемой оружия массового уничтожения, были отменены. А работа инспекторов формально не завершена. Поэтому речь идет о том, чтобы поставить точку в этой истории. Если действительно там не было ОМУ, то тогда они должны сообщить об этом в Совет Безопасности ООН. Если же там остались какие-то материалы и компоненты, которые внушают подозрения, тогда должен быть развернут, как это, кстати, было ранее предусмотрено, долгосрочный мониторинг за военными программами Ирака. Словом, окончательное решение должно быть принято на коллективной основе в Совете Безопасности ООН.

4 февраля 2004 года

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Основные новости внешней политики