Публикатор

31.08.2118:01

Интервью Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права, заместителя Директора ДГПЧ МИД России Г.Е.Лукьянцева РИА Новости, 30 августа 2021 года

Вопрос: Григорий Евгеньевич, ряд стран сейчас высказывается о желании или нежелании принять беженцев из Афганистана. Какова в этом вопросе позиция России?

Ответ: На этот вопрос мне сложно ответить, потому что ситуация постоянно эволюционирует. Могу сказать, что мы находимся в постоянном контакте с теми государствами, которые непосредственно граничат с Афганистаном. Этот вопрос, безусловно, очень сильно волнует прежде всего их: это Таджикистан, Узбекистан. Те заявления, которые делались со стороны ряда государств-членов ЕС, те цифры, которые назывались, о том, что кто-то готов принять 10 семей, кто-то готов 10 человек принять, показывают, что для них эта ситуация является полной неожиданностью, как и сам достаточно быстрый приход к власти Движения талибов. Но, как вы знаете, число потенциальных беженцев, мигрантов может исчисляться сотнями тысяч. Поэтому те цифры, которые сейчас озвучиваются в странах ЕС, они не могут решить полностью эту проблему. Мы помним, насколько остра эта проблема была еще несколько десятков лет назад, как ее пришлось совместно решать государствам, в том числе и с задействованием ресурсов Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Задача очень непростая, и какие-то прогнозы строить очень сложно.

Вопрос: А что касается цифр российских граждан, остающихся в Афганистане? Будет ли эвакуация?

Ответ: 25-26 августа силами Министерства обороны Российской Федерации осуществлены вывозные рейсы из Афганистана граждан России, Беларуси, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, обратившихся в Посольство России в Кабуле за содействием в возвращении в страны своей гражданской принадлежности.

Как уже отмечалось, речь идет не об эвакуации, а о содействии в возвращении на родину указанных граждан, оказавшихся в сложных условиях в связи с резким изменением военно-политической обстановки в Афганистане.

Несмотря на дезорганизацию работы кабульского аэропорта, мероприятие по подготовке и отправке указанных вывозных рейсов осуществлено успешно при содействии представителей Движения талибов, а также США, продолжающих регулировать воздушное пространство Афганистана.

Вопрос: Привнесла ли пандемия коронавируса какие-то новшества в деле обеспечения прав россиян за рубежом? Насколько велик риск нарушения прав россиян по «вакцинному» признаку?

Ответ: Пандемия коронавируса сильно повлияла на все сферы жизни общества не только в России, но и за рубежом. Это затронуло и такую сферу, как защита прав и свобод человека. Прежде всего под удар попало право на свободу передвижения, право на свободу ассоциации, право на свободу мирных собраний. Естественно, это нигде не прошло незамеченным.

Что касается права на свободу передвижения, одно из явных последствий коронавирусной инфекции – это те меры, которые принимались государствами для защиты собственной территории, а именно: закрытие авиасообщения с государствами, закрытие для общения с внешним миром. В результате десятки тысяч наших соотечественников, граждан России, оказались в этой ситуации, по сути, запертыми за рубежом. И здесь хотелось бы отметить вывозную кампанию, организованную в том числе при прямом участии МИД России, в результате которой из 138 государств мира было вывезено более 313 тысяч граждан Российской Федерации и было организовано более 550 рейсов из-за рубежа. Что, в общем-то, было беспрецедентным.

Что касается возможной дискриминации по «вакцинному» признаку, то действительно можно сказать, что в определенной степени такая дискриминация наблюдается. Несмотря на то, что в десятках стран мира высокую оценку уже получила российская вакцина «Спутник V», во многих странах она уже эффективно применяется, признаны ее безопасность и эффективность, тем не менее мы наблюдаем, что во многих государствах, в том числе и по неким политическим соображениям, а также в международных организациях искусственно замедляется, как нам кажется, процесс признания этой вакцины. В частности, во Всемирной организации здравоохранения, Европейском агентстве лекарственных средств мы не видим той скорости, с которой могла бы все-таки быть одобрена эта вакцина.

В результате целый ряд стран, которые ориентированы на какие-то послабления по борьбе с коронавирусной инфекцией, вводят по сути дискриминационные меры в отношении тех, кто привит российскими вакцинами. Скажем, в Италии и во Франции совсем недавно ввели так называемые зеленые сертификаты. Их выдают либо тем, кто переболел, либо тем, кто привит признанными в ЕС вакцинами. Если человек не обладает таким сертификатом, он оказывается органичен в правах, в частности, на посещение общественных мест, государственных учреждений, системы образования. И в эту же категорию тех, кто ограничен в правах, попадают и наши граждане, а также иностранцы, которые были привиты российскими вакцинами.

Это тем более нам кажется ненормальным и неприемлемым, поскольку в аналогичных ситуациях те иностранцы, которые привиты западными вакцинами, на территории России имели возможность получить аналогичные сертификаты и QR-коды, и их передвижение в свое время никак не ограничивалось.

Что касается оказания помощи российским гражданам за рубежом, которые оказались в этой тяжелой ситуации, то МИД регулярно размещает на своем сайте и на сайтах наших загранучреждений информацию об особенностях ситуации в той или иной стране, связанной с угрозой коронавирусной инфекции, с теми ограничительными мерами, которые вводятся в тех или иных странах, которые мы настойчиво призываем наших сограждан учитывать, если они планируют проводить отпуск за рубежом. Поскольку все-таки решение о поездке в отпуск – это в общем осознанный и самостоятельный выбор наших граждан, ограничивать его мы тоже не можем. Но, естественно, все, кто принимает решение о выезде по частным делам, в отпуск за рубеж, должны быть готовы к тому, что могут возникнуть определенные трудности.

Вопрос: Ранее Вы заявляли, что сейчас многие россияне за рубежом становятся объектами преследования со стороны зарубежных государств. Почему так происходит? Это целенаправленная кампания?

Ответ: Я бы расширил вопрос и сказал, что в принципе вопросам защиты прав наших граждан за рубежом, наших соотечественников и русскоязычных жителей МИД России уделяет самое повышенное внимание. К сожалению, в последнее время мы столкнулись с тем, что растет число случаев, когда наши граждане, наши соотечественники подвергаются политически мотивированному преследованию. Актуальной остается задача обеспечения прав наших граждан, которые находятся в местах лишения свободы в зарубежных странах. Еще один момент, на который мы обращаем внимание, это те преследования и ограничения, которым подвергаются представители средств массовой информации, российские журналисты и СМИ.

Что касается непосредственно преследований, вопиющим примером является практика, которая активно применяется США, по настоящей охоте за нашими гражданами за рубежом, арестам в третьих странах наших граждан по запросам правоохранительных органов Соединенных Штатов и попыткам вывезти наших граждан для привлечения их к ответственности на территории США. С 2008 года известно уже более 50 подобных случаев, и, к сожалению, их число продолжает увеличиваться.

Когда наши граждане оказываются в США и предстают перед американской системой правосудия, на них оказывается сильнейшее воздействие и давление со стороны американских правоохранительных органов, предпринимаются попытки их склонить к сотрудничеству со следствием, к признанию вины, поскольку – это особенность американской системы правосудия – они, заключив сделку со следствием, могут претендовать на определенное смягчение наказания, которое им грозит в этой стране. В то же время многие наши соотечественники отказываются признавать вину, так как те обвинения, которые выдвигаются в их адрес, носят необоснованный характер.

Что касается других методов воздействия, которые практикуются в отношении наших соотечественников, это и несвоевременное предоставление квалифицированной медицинской помощи либо вообще отказ в ней. Даже в том случае, когда кто-то из наших сограждан страдает хроническими тяжелыми заболеваниями. Наиболее вопиющими случаями являются дело гражданского летчика Константина Ярошенко, дело Романа Селезнева, дело Виктора Бута и дело Марии Бутиной, которая, слава Богу, в настоящее время находится уже в России.

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание. Он, с одной стороны, может, не совсем связан, но имеет прямые последствия в деле преследования наших соотечественников, русских и русскоязычных жителей в тех или иных странах. Как известно, в последние годы Россия подверглась самой настоящей исторической агрессии, как мы ее называем. Это явные попытки ряда государств исказить, фальсифицировать историю. Не переписать как-то, поскольку изучение истории – это постоянный процесс, а именно фальсифицировать и извратить в своих совершенно четких политических и геополитических целях. Налицо стремление принизить роль, значение и место России в системе международных отношений. Это не что иное, как политический шаг и политический метод противодействия нашей стране.

С учетом того, что наши соотечественники, гражданские активисты за рубежом очень активно занимаются опять же вопросами сохранения исторической правды, сохранения истории о достижениях нашего государства, эта их позиция неудобна и неприятна политическим кругам, властям целого ряда стран, в связи с чем на них также пытаются оказать давление, их подвергают преследованиям. Это не только представители гражданского общества и неправительственных организаций, это и представители русскоязычных СМИ.

И методы, к которым прибегают наши зарубежные партнеры, самые разнообразные: вызовы на профилактические беседы, создание всевозможных ограничений, помех и проблем при осуществлении ими трудовой деятельности, привлечение возможностей сферы обслуживания – в частности, закрытие банковских счетов, ограничения возможности ведения банковской деятельности. В общем, методы самые разнообразные.

Что касается МИД России, мы со своей стороны принимаем все возможные меры, чтобы противодействовать подобной политике. Все случаи мы фиксируем, самые резонансные регулярно становятся предметом обсуждения в контактах на высоком и высшем политическом уровне. Наши дипломаты за рубежом, в частности, по линии консульских учреждений оказывают помощь и содействие соотечественникам, попавшим в такую тяжелую ситуацию. На площадке многосторонних международных организаций мы также поднимаем регулярно эти вопросы. Они становятся предметом обращения руководства министерства и наших загранучреждений в адрес профильных международных правозащитных организаций.

В этом году был опубликован также и отдельный доклад МИД России о ситуации с нарушением и с соблюдением прав и свобод российских граждан и наших соотечественников за рубежом, в котором были описаны конкретные случаи, конкретные ситуации в целом ряде государств. Мы намерены и далее эту практику развивать. Недавно совсем вышел и доклад по ситуации с соблюдением прав человека в отдельных странах мира, и там все эти случаи также находят отражение. Хотелось бы заверить, что эта проблематика и далее будет оставаться в повестке дня и деятельности нашего министерства.

Вопрос: А если говорить о конкретных странах, можно ли назвать лидеров по количеству подобных ситуаций? К примеру, в последнее время стали упоминаться в этом контексте страны Средней Азии, бывшие союзные республики…

Ответ: Те случаи, которые отмечались в последнее время… Мы пока не видим какой-то системной практики, то есть речь идет о каких-то единичных случаях. И эти случаи в принципе становятся предметом дипломатического реагирования по линии наших дипломатических учреждений в этих странах, обсуждаются и руководством наших посольств в соответствующих государствах с политическим руководством. И мы получаем заверения от наших коллег в том, что все соответствующие случаи будут расследованы, виновные будут привлечены к ответственности и что единичные случаи не свидетельствуют в целом об изменении политики в отношении России и в отношении наших соотечественников, проживающих в этих странах. Но, безусловно, эти моменты будут продолжать оставаться в поле зрения нашего министерства.

Также хотел бы сказать, что в принципе министерством осуществляется такая деятельность, как регулярное поддержание в надлежащем состоянии и обновление базы данных адвокатов в зарубежных странах, к которым могут обратиться наши соотечественники, испытывающие те или иные сложности или же столкнувшиеся с трудностями в плане защиты их прав и интересов. Такие данные размещаются как на сайте МИД, так и на страницах наших загранучреждений. Это направлено на то, чтобы помочь нашим гражданам, если они действительно сталкиваются с какими-то ситуациями, воспользоваться квалифицированной юридической помощью, содействием, поскольку все-таки в каждом случае требуется не просто юридическая консультация, а желательно консультация тех, кто специализируется на тех или иных вопросах, на специфике законодательства и правоприменительной практике того или иного государства. Эта работа осуществляется на постоянной основе министерством.

Вопрос: Не приводит ли такая обстановка за рубежом к стремлению соотечественников репатриироваться?

Ответ: Пока что мы такой тенденции не заметили. Судя по тому, что многие продолжают оставаться в этих странах, жить можно.

Вопрос: Вы упомянули соотечественников, отбывающих заключение в тюрьмах за рубежом. О каком количестве россиян идет речь, и в каких странах их больше всего? За что россияне чаще всего попадают в заключение за границей?

Ответ: Общее количество российских граждан, которые содержатся в пенитенциарных учреждениях за рубежом с различным процессуальным статусом, то есть тех, чей правовой статус ограничен вследствие того, что они либо обвиняются, либо подозреваются в совершении преступлений, или в отношении них уже вынесен обвинительный приговор компетентным судебным органом соответствующего государства, эти данные нами постоянно обновляются. По состоянию, скажем, на 12 августа этого года, общее число составило 9 218 человек. Из них подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений является 4 371 и 1 895 человек. В отношении 2 952 человек уже вынесены приговоры компетентными национальными судами иностранных государств.

Сказать, что эти цифры носят какой-то исчерпывающий и точный характер, мы, к сожалению, не можем. В ряде государств действуют очень жесткие ограничения по таким вопросам, как защита персональных данных, поэтому они не могут разглашать эти данные. Ряд стран имеет определенные ограничители политического характера, и поэтому они не разглашают такую информацию. Нередкими являются ситуации, когда сами наши соотечественники предпочитают не разглашать, что они оказались под процессуальным воздействием со стороны правоохранительных органов в зарубежных странах. То есть они не заинтересованы в том, чтобы разглашать информацию о том, что у них какие-то проблемы с пенитенциарными органами в зарубежных странах.

Если проводить неформальный рейтинг государств, где наибольшее число наших соотечественников находится под определенными ограничениями в связи со своим процессуальным статусом, то в общем не секрет, что большинство этих стран – это как раз те, которые имеют достаточно большую русскую и русскоязычную общину. Это и США, и Польша, Белоруссия, Казахстан, Эстония, Франция, Германия. Как показывает практика наших загранучреждений, в частности, консульских учреждений, в функции которых входит оказание правовой помощи и защита прав и интересов наших граждан за рубежом, в большинстве случаев, когда наши граждане оказываются в пенитенциарных учреждениях и сталкиваются с работой пенитенциарной и судебной систем в зарубежных странах, они туда попадают не по политическим причинам, а в результате совершения правонарушений, таких как кража, хулиганство. Нередко мы сталкиваемся с ситуациями, когда наши сограждане за рубежом просто не знают и не владеют информацией о законодательстве и практике тех или иных стран, поэтому они становятся жертвами таких обстоятельств.

Повторюсь, что МИД старается информировать наших граждан, которые направляются за рубеж, о тех или иных ситуациях, тех обстоятельствах, которые существуют в тех или иных государствах, которые необходимо учитывать, если кто-то отправляется за рубеж. Как вы знаете, наши граждане становятся объектом преследования со стороны США, по сути – похищения их в третьих странах, попыток их ареста и последующей экстрадиции в США для привлечения к ответственности за те или иные составы преступлений по американскому законодательству. МИД размещал предупреждение на своем сайте нашим гражданам, которые планируют отправиться в те или иные государства, чтобы они также учитывали этот факт, если они могут теоретически стать объектом преследования со стороны американской правоохранительной системы.

Вопрос: Вы упомянули дела Виктора Бута и Константина Ярошенко. Скажите, есть ли какой-то прогресс в их ситуации? Ведется ли проработка возможности их обмена на американцев, отбывающих наказание в России?

Ответ: Ситуация с Виктором Бутом является наиболее резонансной и, что называется, на слуху. Он в свое время был осужден на 25 лет судебной системой США. Мы считаем эту ситуацию абсолютно нетерпимой и последовательно добиваемся его возвращения на территорию России. Он стал жертвой произвола и одним из первых наших граждан, который в 2008 году был схвачен американскими спецслужбами в третьей стране и в последующем экстрадирован в США. И как раз нужно сказать, что с момента ареста Виктора Бута и началась масштабная кампания США по поиску, по охоте за нашими гражданами за рубежом.

Официально представители США неоднократно заявляли о том, что никуда отпускать Виктора Бута не собираются. И они, в общем-то, не скрывают в определенной степени своей досады, что Виктор Бут не пошел на сделку со следствием, не признал своей вины. Поэтому США постоянно подчеркивают, что Виктор Бут будет сидеть в США до окончания своего срока, который ему был вынесен американским судом. При этом на него продолжает оказываться очень сильное воздействие и давление. Могу привести некоторые примеры. Содержится он в тюрьме Марион штата Иллинойс в одиночной камере, где отсутствует нормальное кондиционирование, где режим прогулок ограничен существенно по сравнению с режимом общего содержания в этой тюрьме.

Мы последовательно добиваемся его перевода в другую камеру, чтобы изменились условия его содержания, добиваемся изменения режима прогулок, чтобы к нему все-таки был доступ врачей, чтобы ему оказывалась квалифицированная медицинская помощь. А ему, в отличие от того же Константина Ярошенко, до сих пор квалифицированная помощь не оказывается. Кроме того, у него отсутствует право регулярного общения с родственниками. Это по-настоящему драконовский режим, который мы во многом связываем с тем, что он отказался пойти на сделку со следствием и отказался признать свою вину в угоду американским правоохранительным органам.

Несмотря на все это, наши дипломаты в США поддерживают контакт с Виктором Бутом, с членами его семьи, в частности, с супругой. Мы неоднократно предлагали США задействовать механизм Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц. В прошлом году Государственному секретарю США направлялось устное послание С.В.Лаврова, где он предлагал, в частности, освободить по гуманитарным соображениям граждан России, которые содержатся в американских пенитенциарных учреждениях, из-за угрозы распространения коронавируса. Но США постоянно отказываются даже в принципе обсуждать вопрос о возможном обмене и выдаче Виктора Бута и продолжают подчеркивать, что он будет отбывать свое наказание до полного завершения 25-летнего срока.

В этой связи хотелось бы отметить, что Виктор Бут проявляет стойкость. Он не сдается, то есть он проявляет действительно мужество, столкнувшись с такой работой и судебной, и пенитенциарной системы США. К случаю Виктора Бута, как и к другим, мы постоянно привлекаем внимание не только властей США, но и профильных международных правозащитных организаций по линии ООН: это комиссар ООН по правам человека и контрольные процедуры Совета ООН по правам человека. Это и механизмы, которые существуют в ОБСЕ.

Что касается Константина Ярошенко, это другой тоже вопиющий случай. Наш гражданский летчик был арестован в Либерии по, как мы считаем, тоже, в общем-то, сговору. Его обвинение в том, что он распространял наркотики, строится на показаниях подставных агентов, причем на тот момент, когда ему выдвигалось обвинение и он приговаривался, он даже не владел английским языком. Он был приговорен к 20 годам лишения свободы, и условия его содержания тоже являются совершенно неприемлемыми. В мае этого года семья Константина Ярошенко обратилась к Президенту США Джозефу Байдену с просьбой отпустить его в Россию. Насколько мы знаем, до сих пор никакого ответа на это обращение не последовало. В то же время наше Посольство в Вашингтоне держит этот вопрос на постоянном контроле, контактирует с Константином Ярошенко и стремится привлекать внимание властей США к тем просьбам, которые высказывает наш соотечественник. В частности, в июле 2021 года ему все-таки было проведено комплексное медицинское обследование и были предоставлены необходимые лекарства. Опять же, власти США также не хотят ставить вопрос о том, чтобы отпускать или обменивать Константина Ярошенко, и постоянно говорят, что он тоже не должен создавать какой-то негативный прецедент для США. Поэтому они намерены добиваться, чтобы он полностью отсидел тот срок, к которому он был приговорен американскими судебными органами.

Вопрос: На какой результат Россия рассчитывает, подав в ЕСПЧ межгосударственную жалобу против Украины?

Ответ: Строить какие-то прогнозы по поводу того, как будет рассмотрена эта жалоба, достаточно сложно. Это шаг, на который Россия пошла осознанно, он является продуманным. Достаточно долго шла подготовка такого шага. При этом можно сказать, что, в общем-то, это крайняя мера, потому что, как известно, Россия до этого в международные органы не обращалась. И в том, что касается ЕСПЧ, это первая межгосударственная жалоба, которая подается Россией. Более того, хочу сказать, что первоначально в законе, который регулировал деятельность уполномоченного России при ЕСПЧ, полномочия по выдвижению исков в отношении иностранных государств вообще отсутствовали. То есть это изменения, которые были внесены в текст закона достаточно недавно.

Что касается факторов, которые вынудили нас пойти на этот шаг, то они лежат на поверхности. О том, какова ситуация с соблюдением прав и свобод человека на Украине, хорошо известно. Позиция МИД России по этому вопросу также известна: и Министр иностранных дел России, и официальный представитель МИД России неоднократно делали заявления, в которых привлекали внимание к тем неблагоприятным моментам, к масштабному и систематическому нарушению прав человека на Украине. К этим же нарушениям мы привлекали внимание и наших контрагентов в международных организациях – и ООН, и ОБСЕ, и Совете Европы. К сожалению, мы не получали от них внятной реакции, не говоря уже о том, что Украина категорически не признает факт наличия каких-либо нарушений со своей стороны, несмотря на заключение, допустим, Венецианской комиссии Совета Европы по целому ряду законов, которые недавно были приняты на Украине, несмотря на совершенно вопиющие случаи, связанные и с гибелью людей на Майдане, несмотря на совершенно очевидные вопиющие факты гибели людей в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая, несмотря на захваты и насилие в отношении представителей канонической православной церкви на Украине, несмотря на запреты на въезд и на деятельность представителей российских СМИ, журналистов, политических деятелей, несмотря на гибель людей в результате так называемой контртеррористической операции на юго-востоке Украины, когда Киевом была просто развязана война против собственного украинского народа в Донбассе. Все эти факты для нас совершенно неоспоримы, они сформулированы в иске, который подан и подготовлен Генеральной прокуратурой России в лице Уполномоченного России при ЕСПЧ Михаила Виноградова.

Что касается наших ожиданий, то какие-то прогнозы строить достаточно сложно, поскольку речь идет о международном судебном процессе. Мы рассчитываем на то, что судьи ЕСПЧ досконально исследуют ту доказательную базу, которая представлена российской стороной, и эта судебная инстанция даст должную оценку того, как Украина нарушает свои международные обязательства, в частности, по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней. Все факты нами задокументированы, они направлены в ЕСПЧ. Мы понимаем, что этот процесс не сиюминутный, а достаточно долгий, но, как вы знаете, на Руси всегда верили в две вещи – это правда и справедливость. Поэтому и в данном случае мы также рассчитываем и надеемся на демонстрацию поиска правды и справедливости со стороны главного европейского международного судебного органа, коим является ЕСПЧ.

Вопрос: На какой срок примерно может затянуться этот процесс?

Ответ: Тоже очень сложно сказать, поскольку если до недавнего времени практика межгосударственных исков в ЕСПЧ не была такой развитой, это были единичные случаи за всю практику действия и работы суда, то в последние годы мы наблюдаем настоящий бум подачи межгосударственных исков. Как известно, Украина очень активно задействует этот ресурс. Мы помним многочисленные заявления украинской стороны о том, что их целью является привлечение России к международной ответственности международными судебными органами. Для этого они стремятся задействовать не только ЕСПЧ – это и иск в Международном суде ООН, это и попытки задействования инструментария Международного уголовного суда в отношении России. Нынешний председатель ЕСПЧ господин Спано, который является гражданином Исландии, сделал несколько заявлений, отметив, что будет стремиться максимально быстро разгрести вот эти завалы, связанные с межгосударственными исками, которые в последнее время только накапливаются в практике ЕСПЧ. Какие-либо прогнозы делать очень сложно. Понятно, что это процесс не на один год, потому что ЕСПЧ сейчас имеет несколько исков в отношении России, в ЕСПЧ находятся тысячи индивидуальных исков, касающихся тех же самых событий, являющихся предметом рассмотрения и украинских исков в ЕСПЧ, и российского иска. И суду надо, в общем-то, определиться. Общая его позиция обычно – это то, что приоритет должен быть отдан межгосударственным искам до рассмотрения исков частных лиц. Поэтому будем ждать результатов.

Вопрос: Что грозит Украине в случае удовлетворения иска?

Ответ: ЕСПЧ в соответствии с Конвенцией дает определение, приходит к выводу о том, нарушает или не нарушает то или иное государство свои обязательства по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Далее это решение ЕСПЧ, если опять же государство признано виновным в нарушении своих обязательств по Конвенции, передается для контроля в Комитет министров Совета Европы, и дальше уже Комитет министров, который имеет соответствующий формат для рассмотрения вопроса о том, как исполняют те или иные государства принятые ЕСПЧ постановления, регулярно рассматривает вопрос. И он может далее, если теоретически сочтет, что государство систематически не исполняет свои обязательства по исполнению решений ЕСПЧ, поставить вопрос о том, что государство не соответствует критериям членства в организации. До сих пор таких прецедентов, можно сказать, что не было, хотя в свое время, когда в Греции был режим «черных полковников», как известно, Комитет министров был близок к тому, чтобы принять решение, что Греция не соответствует критериям членства в Совете Европы. Но Греция несколько опередила инструментарий Совета Европы и вышла из состава организации, и потом уже, после смены режима, вновь стала членом Совета Европы и участником Европейской конвенции по правам человека.

Вопрос: Не опасаетесь ли Вы, что окончательно прозападный курс новых властей Молдавии вызовет новые случаи притеснения россиян и русского языка? Могут ли возникнуть сложности для деятельности Россотрудничества в этой стране?

Ответ: В принципе, как нам кажется, эволюционная смена власти в том или ином государстве не должна приводить к каким-то кардинальным тектоническим сдвигам в устоях и общественной жизни государства. Поэтому мы, если честно, на данном этапе не видим оснований для корректировки языковой политики в Молдавии. Русский язык остается достаточно распространенным и используемым в Молдавии, его считают родным и на нем разговаривают около 15% населения страны. А в самом Кишиневе им владеет почти половина жителей. В целом понимает и использует русскую речь около 80% населения Молдавии.

Кроме того, следует отметить, что обязательства Молдавии по созданию условий для надлежащего изучения и пользования русским языком закреплены в Договоре о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова от 19 ноября 2001 года. Следует учитывать такой фактор, что в принципе сами жители Молдавии заинтересованы в том, чтобы сохранять русский язык и знать его. Это имеет большое значение для сохранения социальной стабильности в обществе, сохранения экономических устоев государства, поскольку владение русским языком является во многом гарантией успешности в экономической и социальной сфере. То есть русский язык нужен гражданам Молдавии для того, чтобы сохранять и развивать экономические и бизнес-связи на пространстве СНГ, поскольку это, в общем-то, не только Россия, но и другие государства-участники СНГ и бывшие республики СССР. Поэтому знание и сохранение русского языка является одной из гарантий последовательного развития торгово-экономических связей с Россией, а также другими государствами постсоветского пространства.

Что касается решения конституционного суда Молдавии, который признал неконституционным принятый не так давно, а именно 16 декабря 2020 года, закон о функционировании языков в Республике Молдова, в соответствии с которым русский язык вновь получил статус языка межнационального общения в Молдове. То, что конституционный суд признал неконституционным этот закон, МИД России уже прокомментировал и дал свои оценки в заявлении в январе этого года.

Что касается деятельности Россотрудничества, в свете того, что я уже сказал, развитие двустороннего гуманитарного сотрудничества, что является основой работы Российского центра науки и культуры в Кишиневе, отвечает интересам наших двух государств. Но в целом мы будем продолжать пристально наблюдать за тем, как развивается ситуация в Республике Молдова, как она выполняет свои обязательства по упомянутому Договору о дружбе и сотрудничестве, в том числе в том, что касается сохранения и развития русского языка.

Вопрос: Ранее замглавы МИД Литвы сообщил, что среди нелегальных мигрантов, пересекающих границу Белоруссии и Литвы, есть россияне, и Вильнюс ведет диалог с Москвой об их возвращении. Известно ли Вам об этих людях, связывался ли с ними МИД России?

Ответ: Честно говоря, очень сильно были удивлены тому, что Минск обвиняют в том, что он последовательно создает и поощряет нелегальную миграцию в страны ЕС из Ближнего Востока и Севера Африки. Мы в общем-то все знаем, насколько возросло давление на Минск. Это и внешнее давление, угроза безопасности внутри страны. И в этих условиях правоохранительным органам Республики Беларусь приходится концентрировать свои отнюдь не безграничные силы на том, чтобы поддерживать стабильной ситуацию внутри своей страны. Что касается каких-то претензий, вопросов, которые возникают у приграничных с Белоруссией государств-членов ЕС, то рекомендации, которые мы хотели бы высказывать и высказываем, заключаются в том, что им требуется наладить конструктивный диалог прежде всего с белорусскими властями.

При этом что касается заявлений по поводу граждан России, то мы не исключаем, что среди мигрантов, которые находятся в приграничной зоне, могут быть и российские граждане, но каких-либо официальных уведомлений, конкретных имен мы от литовской стороны не получали. Если мы их получим, то безусловно будем рассматривать и изучать. Но если такие факты подтвердятся, то возвращение на территорию России данных лиц должно осуществляться в полном соответствии с Соглашением о реадмиссии между Российской Федерацией и ЕС, которое в свое время в 2006 году 25 мая было заключено. Пока мы конкретных данных не имеем и не получали.

Вопрос: Поддерживает ли МИД инициативу распространить действие «закона Димы Яковлева» на всех иностранцев? Не окажутся ли дети пострадавшими от этого?

Ответ: Что касается этого вопроса, хочу сказать, что в марте этого года во исполнение поручения Президента Российской Федерации МИД России направил в Правительство Российской Федерации законопроект, ориентированный на внесение изменений в Федеральный закон от 28 декабря 2012 года 272 ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» (так называемый закон Димы Яковлева). Этот проект направлен на то, чтобы распространить ряд мер санкционного характера не только на граждан США, как это и закреплено в действующей редакции ФЗ, но также и на граждан других государств и лиц без гражданства. Что касается конкретных мер, которые предложил МИД России, то это прежде всего запрет на въезд на территорию России, арест на территории России банковских счетов, финансовых и иных активов, запрет на любые сделки с собственностью и инвестициями, а также приостановление деятельности на территории России находящихся под контролем этих граждан юридических лиц, а также в советах директоров или иных органах управления организаций, зарегистрированных на территории России. Хочу также оговориться, что законопроект не затрагивает вопросов передачи в иностранные государства граждан России для усыновления или удочерения иностранными гражданами. То есть имеется в виду, что те меры, которые предусмотрены статьей 3-4 текущей редакции данного ФЗ, будут продолжать действовать, если этот закон будет принят, только в отношении граждан США, то есть на иностранных граждан эти меры распространяться не будут. В настоящее время данный законопроект находится на рассмотрении в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.