9.06.2017:56

Интервью первого заместителя Министра иностранных дел России В.Г.Титова информационному агентству «Интерфакс», 9 июня 2020 года

872-09-06-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Владимир Геннадиевич, в Польше недавно принята новая редакция доктрины национальной безопасности, в которой Россия определена как главная угроза этой стране. Параллельно Варшава под предлогом угрозы со стороны России добилась увеличения на тысячу численности американского военного контингента, в этом году на польской территории будет завершено развёртывание элементов американской глобальной ПРО. Не получается ли так, что Польша превращается в главную «занозу» в Европе в плане безопасности России, и будем ли мы учитывать этот фактор в нашем военном планировании?

Ответ: Недавно принятая в Польше доктрина лишь подтверждает реализуемый в течение последних лет властями этой страны курс на конфронтацию с Россией. Варшава давно позиционирует себя как застрельщик разного рода антироссийских инициатив, в том числе в военной сфере, активно эксплуатируя при этом тему мнимой российской угрозы. Разумеется, мы учитываем это рьяное стремление польских властей заработать себе очки во внутриполитическом плане и в глазах «старших» партнёров, разменивая возможность добрососедства на иллюзорные бонусы милитаристского характера.

Русофобия – всё же, в конце концов, исчерпаемый ресурс. Хотя ставки у польских партнёров растут и начинаются разговоры о размещении даже ядерного оружия на территории Польши. Линия на провоцирование России может вызвать даже отторжение у союзников Варшавы. Мы отслеживаем исходящие с польской территории вызовы нашей безопасности и будем принимать необходимые меры эффективного реагирования на них.

Вопрос: Помимо военной составляющей, есть примеры того, как Польша выступает в качестве проводника усилий США по вытеснению России с европейских энергетических рынков, в том числе и из стран ближайшего зарубежья. Это и строительство терминалов для хранения американского СПГ, это и участие польской компании в поставках американской нефти в Белоруссию, это и строительство трубопровода «Baltic pipe» для поставок газа из Норвегии с прицелом на его дальнейший реэкспорт. Рассматриваем ли мы такие действия Польши как угрозу нашим энергетическим интересам? Есть ли у нас возможности противодействовать таким шагам польской стороны и минимизировать их негативные последствия?

Ответ: Россия не ставит себе такую цель, как добиться положения монополиста в сфере энергопоставок на европейский рынок. Мы – за честную, прозрачную и добросовестную конкуренцию. Спокойно относимся к желанию третьих стран продвигать собственные энергоресурсы. Понятно, что кто-то хотел бы подзаработать на русофобии. Но у нас имеются объективные конкурентные преимущества, а также репутация надёжного партнёра, подтверждённая десятилетиями бесперебойных поставок энергоносителей.

Поляки должны сами определиться. Дело лишь за здравым смыслом – готовы ли они переплачивать в нынешней сложной ситуации в мировой экономике за все эти политические фокусы, снижая тем самым конкурентоспособность своей экономики.

Вопрос: Польша, используя всяческие юридические и политические инструменты, активно и системно предпринимает шаги с тем, чтобы воспрепятствовать реализации проекта «Северный поток – 2». Есть вероятность, что этот проект подпадёт по действие Третьего энергопакета ЕС. Если это произойдёт, то есть ли у России уверенность в том, что проект будет достроен и реализован в полном объёме?

Ответ: Уверены, что «Северный поток – 2» будет достроен и введён в эксплуатацию вопреки всем усилиям со стороны наших недоброжелателей сорвать проект. В новом газопроводе заинтересована как Россия, экспортирующая газ, так и многие европейские государства, в первую очередь Германия, наш газ закупающие. По всем прогнозам спрос в Евросоюзе на российские энергоносители в обозримом будущем будет только расти.

Что касается Третьего энергопакета ЕС, а также новой газовой директивы Евросоюза, распространяющей его положения на трансграничные трубопроводы, то Федеральное сетевое агентство Германии в мае этого года отклонило заявку компании Nord Stream -2 AG вывести газопровод из-под их действия, но, насколько нам известно, компания-оператор намерена продолжить переговоры с германскими властями по этому вопросу. Открытой остаётся и опция дополнительной адаптации проекта к нормам ЕС без существенных негативных последствий для него.

Давно ни для кого уже не секрет, что США агрессивно продавливают на европейский рынок свой дорогой сжиженный газ, не чураясь при этом ни открытого, ни закулисного политического давления на своих союзников. Поляки, видимо, ему поддаются. Оппоненты «Северного потока – 2» в Вашингтоне угрожают санкциями в отношении европейских участников проекта, надеясь, что им удастся тем самым повысить конкурентоспособность американского СПГ, а заодно и нанести удар по конкурентоспособности энергоёмкой промышленности ЕС – ведь чем дешевле энергия, тем ниже издержки производства.

Вопрос: Немецкие власти на высшем уровне выражали обеспокоенность тем, что хакеры из России якобы осуществляли кибератаки на Бундестаг пять лет назад и взламывали личную документацию Канцлера ФРГ А.Меркель? На Ваш взгляд, почему эта тема раскручивается только сейчас? Готова ли Россия дать германской стороне необходимые разъяснения, чтобы снять это недопонимание в двусторонних отношениях?

Ответ: Тема «русских хакеров» стала «модой» для демонизации России. Неоднократные предложения российской стороны предметно обсудить озабоченности германских партнёров, внимательно изучить какие-то претензии, всякий раз оставались без ответа. Возникает вопрос, зачем именно сейчас спекулировать на теме?

В Берлине начали ссылаться, как это часто бывает в подобных случаях, на какие-то полученные от американских спецслужб сведения. В дополнение к этому 30 мая немецкой полицией был задержан гражданин России Денис Казначеев, которому опять-таки американцы инкриминируют некие финансовые киберпреступления. Если германская сторона на самом деле располагает поступившими из-за океана документальными подтверждениями чьей-либо вины, то мы готовы к диалогу после ознакомления с этими документами. Пока же можем только с сожалением констатировать, что очередные бездоказательные обвинения в наш адрес наносят ущерб атмосфере российско-германских отношений.

Вопрос: С некоторых пор германская сторона настаивает на возврате её культурных ценностей, перемещённых в Россию после Второй мировой войны. В частности, Германия хочет вернуть находки Генриха Шлимана и Эберсвальдский клад, а также тысячи уникальных золотых предметов и украшений, относящихся к IX веку до нашей эры. Готова ли Москва пойти навстречу Берлину по этому вопросу или тема реституции для нас закрыта?

Ответ: Проблематика перемещённых культурных ценностей на протяжении длительного времени является предметом российско-германского культурно-политического диалога. Это очень тонкая и деликатная материя, занимаясь которой нельзя не учитывать ни колоссальный ущерб, нанесённый культурному фонду России и всего СССР агрессией нацистской Германии в годы Великой Отечественной войны, ни общую ситуацию в двусторонних отношениях, знавших и лучшие времена.

«Жесты доброй воли» должны быть взаимными. Рассчитываем на встречные усилия германской стороны по поиску и возвращению российских перемещённых ценностей, а также другие акции по восстановлению уничтоженного войной культурного достояния России. Готовы к совместным проектам с партнёрами, которые имели бы целью сделать трофейное искусство достоянием широкой публики.

Вопрос: У России накопилось много претензий к Норвегии, связанных с ущемлением российских интересов на Шпицбергене. Насколько мы знаем, норвежская сторона отвергает все наши попытки завязать разговор на эту тему. В этой ситуации мы готовы оставить все как есть или все-таки будем добиваться от Осло конструктивного диалога с тем, чтобы устранить существующие противоречия? Насколько эта тема критична для наших двусторонних отношений?

Ответ: Пока норвежцы упорно отказываются от проведения консультаций по проблемным вопросам российского присутствия на Шпицбергене. А таких трудностей накопилось немало. К ним, в частности, относятся ограничения на полеты вертолета ФГУП «ГТ «Арктикуголь», направленный против российских граждан порядок депортации с архипелага, затруднение доступа в перспективные с точки зрения науки и туризма районы архипелага, недополучение средств из бюджета Шпицбергена на нужды российских поселков, задержания российских судов в так называемой «рыбоохранной зоне» и другие проблемы. На практике ресурсов губернатора Шпицбергена, к диалогу с которым апеллируют власти, явно недостаточно. Принципиальные вопросы не решаются и проблемы накапливаются. Более того, вразрез с положениями Договора 1920 г., гарантирующими «одинаковый свободный доступ» и равные возможности ведения хозяйственно-экономической деятельности, в большинстве случаев под предлогом охраны окружающей среды, вводятся новые ограничения для развития туризма, проведения полноценных научных исследований, реализации бизнес-проектов.

В ответ на наши призывы к диалогу в Осло ссылаются на отсутствие практики ведения консультаций с государствами подписантами Договора о Шпицбергене 1920 г. – дескать, Россия не является здесь исключением. Мы с таким подходом согласиться не можем. Из 44-х государств–участников Договора 1920 г. хозяйственную деятельность на Шпицбергене наряду с Норвегией осуществляет только Россия.

Тема трудностей российских экономоператоров на архипелаге постоянно присутствует в повестке дня всех российско-норвежских политических и межмидовских контактов. Важно понимать, что Россия осуществляет хозяйственную деятельность на Шпицбергене на протяжении многих десятилетий и не намерена сворачивать свое присутствие.

Вопрос: Еще один раздражающий фактор в отношениях с Норвегией связан с нарастающей активностью НАТО на северных рубежах России. На территории Норвегии неоднократно проводились крупные учения Альянса, в эти маневры активно вовлекаются такие нейтральные страны, как Финляндия и Швеция с задействованием их военной инфраструктуры. Видим ли мы в этом угрозу нашей национальной безопасности и нашей деятельности в Арктике?

Ответ: Действия норвежских властей по наращиванию своей военной активности, в том числе военных приготовлений НАТО, причем подчас в непосредственной близости от российских границ, вызывают вопросы. Разрабатываемые в Норвегии планы развития национальных вооруженных сил носят откровенно антироссийский характер.

На постоянной основе в Норвегии расквартированы американские морские пехотинцы и военнослужащие Великобритании, анонсировано увеличение численного состава этих подразделений. На практике мы наблюдаем отступление от соблюдавшейся с 1949 г. норвежской «базовой политики», предполагающей отказ от создания на территории страны иностранных военных баз в мирное время.

За последние 10 лет удвоилось количество заходов натовских субмарин, в том числе атомных, в норвежские порты. В северонорвежском Вардё в 50 км от границы с Россией в рамках модернизации действующей радиолокационной системы «Глобус-2» сооружается новая, более мощная РЛС, в числе задач которой будет фиксация в интересах ПРО США нашего воздушного пространства. Военное руководство Норвегии заявляет о намерении развернуть в Заполярье новые подразделения, интенсифицировать проведение в этом районе тренировочных мероприятий совместно с союзниками. В прошлом году норвежская авиабаза Эрланн была задействована для проведения многонационального учения ВВС НАТО «Arctic Challenge 2019». В учении принимало участие более 100 самолетов США, Великобритании, Норвегии, Дании, Германии, Франции, Нидерландов, а также Швеции и Финляндии. При этом норвежская сторона почему-то весьма болезненно реагирует на учения, которые проводят на Севере российские вооруженные силы, в частности ВМФ России, которые действуют в рамках международного права и не создают каких-либо угроз безопасности Норвегии.

Усилия норвежских властей по наращиванию военной деятельности в Арктике, стремление включить ее в зону ответственности НАТО является прямым путем к подрыву существующего мира, стабильности и атмосферы взаимодействия в регионе.

Вопрос: Фиксируем ли мы какие-то изменения к лучшему в подходах Великобритании к России при Борисе Джонсоне? Может ли «брэкзит» в какой-то степени развязать британцам руки и расширить горизонты нашего экономического сотрудничества, которое и без того разительно отличается в положительную сторону от стагнирующих политических отношений?

Ответ: В наших отношениях с Великобританией мы исходим из того, что настало время перевернуть в них страницу и двигаться дальше. Такое предложение с нашей стороны прозвучало. Остаемся приверженными настрою на наращивание взаимовыгодных контактов в ключевых сферах. Готовы идти в направлении нормализации и развития связей настолько далеко, насколько к этому готова британская сторона.

В последнее время получаем от официального Лондона сигналы о том, что и они готовы двигаться по пути восстановления нашего сотрудничества. Насколько реальны эти намерения, покажет время.

Что касается «брэкзита», то его реализацию рассматриваем в принципе как возможность по-новому посмотреть на развитие торгово-экономических связей между нашими странами. Предлагаем провести соответствующие двусторонние консультации. Дело за британской стороной, которая пока не спешит, не завершив свои переговоры с ЕС.

Вопрос: Представители Швеции в контактах с российской стороной просят раскрыть все архивные материалы, касающиеся судьбы дипломата Рауля Валленберга. Почему мы не идем навстречу Стокгольму?

Ответ: В январе 2001 г. завершила работу образованная в 1991 г. совместная российско-шведская рабочая группа по выяснению судьбы шведского дипломата Р.Валленберга. Группа провела в общей сложности около двух десятков пленарных заседаний и множество рабочих встреч экспертов. Просмотрено более 10 тысяч архивных дел. Изучались материалы, которые обычно не попадают в область архивных поисков. В частности, были просмотрены записи в тюремных журналах, в которых фиксировались даты и время вызова на допрос заключенного.

Все имеющиеся документы были предоставлены шведской стороне в полном объеме. Результаты работы упомянутой группы содержатся в опубликованных итоговых докладах ее российской и шведской частей.

Несмотря на завершение этой деятельности, российская сторона не отказывается от дальнейшего сотрудничества по вопросу выяснения судьбы Р.Валленберга. За прошедшие годы рассмотрено несколько десятков запросов шведских экспертов и исследователей судьбы дипломата из других стран. Шведской стороне направлено большое количество дополнительных рассекреченных материалов. Однако дополнить уже имеющуюся информацию какими-либо существенными документальными данными не удалось, включая активно тиражированную в последние годы гипотезу ряда шведских исследователей о том, что Р.Валленберг был жив после 17 июля 1947 г. – даты его смерти в тюрьме СССР.

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+46 76 318-70-75
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж