4.06.2015:22

О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости

  • en-GB1 ru-RU1

 

 

О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости

 

 

 

 

Доклад Министерства иностранных дел
Российской Федерации

 

Москва

2020

 

 

 

 

 

 

Список аббревиатур, встречающихся в тексте

 

ADL (англ. Anti-Defamation League) – неправительственная организация «Антидиффамационная лига»

ADV (нидерл. AntiDiscriminatie Voorzieningen) – муниципальная антидискриминационная службы (Нидерланды)

CEPOL (фр. Collège européen de police) – Европейский полицейский колледж

CIDI (нидерл. Centrum Informatie en Documentatie Israel) – Центр информации и документации Израиля

C-REX (англ. The Center for Research on Extremism) – Центр по изучению правого экстремизма, преступлений на почве ненависти и политического насилия

ECCAR (англ. European Coalition of Cities against Racism) – Европейская  коалиция против расизма

EU MIDIS II (англ. Second European Union Minorities and Discrimination Survey) – Второе исследование ЕС о положении меньшинств и дискриминации

HELP (англ. Human Rights Education for Legal Professionals) – Европейская программа обучения в области прав человека для представителей юридических профессий

MIVD (нидерл. Militaire Inlichtingen- en Veiligheidsdienst) – военная служба разведки и безопасности Нидерландов

MiND (нидерл. Meldpunt Internet Discriminatie) – Горячая линия по вопросам дискриминации в Интернете (Нидерланды)

NIHR (англ. The National Institution for Human Rights) – Национальный институт по правам человека (Нидерланды)

NIOD (нидерл. Nederlands Instituut voor Oorlogsdocumentatie) – Институт военной документации Нидерландов

SIAN (норв. Stopp islamiseringen av Norge) – организация «Остановим исламизацию Норвегии» (Норвегия)

 

АдГ – партия «Альтернатива для Германии»

АОПЧ – Агентство ЕС по основным правам человека

АПС – Австрийская партия свободы

АТО – Антитеррористическая операция (официальное именование киевскими властями внутреннего вооружённого конфликта на востоке Украины)

БДИПЧ ОБСЕ – Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе

БНП – Британская национальная партия

БФФ (нем. Bundesamt für Verfassungsschutz, BfV) – служба внутренней безопасности и контрразведки ФРГ

ВКСОРС – Всеукраинский координационный совет организаций российских соотечественников

ДФНР – Демократический форум немцев Румынии

ЕКРН* – Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью

ЕСПЧ – Европейский Суд по правам человека

ЕОЛ – Еврейская община Литвы

ИМИ – Институт массовой информации (Украина)

ИНП (польск. Instytut Pamięci Narodowej – Komisja Ścigania Zbrodni przeciwko Narodowi Polskiemu (IPN) – Институт национальной памяти – Комиссия по расследованию преступлений против польского народа

КК РКЗНМ* – Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств

КЛДЖ** – Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин

КЛРД** – Комитет по ликвидации расовой дискриминации

КНПЭ – Консервативная народная партия Эстонии

__________________________

* Функционирует в рамках Совета Европы.

** Функционирует в рамках ООН.

 

КПП** – Комитет против пыток

КПР** – Комитет по правам ребенка

КПЧ** – Комитет по правам человека

КЭСКП** – Комитет по экономическим, социальным и культурным правам

НДПГ – Национал-демократическая партия Германии

НМПЧУ – Наблюдательная миссия по правам человека на Украине

НПНС – Народная партия «Наша Словакия»

НРЛ – Национально-радикальный лагерь

НСЖУ – Национальный союз журналистов Украины

ОБСЕ – Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе

ОУН – Организация украинских националистов

ПНОШ – Партия национально ориентированных швейцарцев

ПРООН – Программа развития Организации Объединённых Наций

СЕ – Совет Европы

ПЦУ – Православная церковь Украины

РПСС – Рабочая партия социальной справедливости Чехии

РПЦ – Русская православная церковь

СБ – французское националистическое движение «Социальный бастион»

СБСЕ – Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе

СВДП – Свободная демократическая партия Германии

СДПГ – Социал-демократическая партия Германии

СДС – Северное движение сопротивления

СММ ОБСЕ – Специальная мониторинговая миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе

СОВНОБ – Союз объединений ветеранов в поддержку ценностей народно-освободительной борьбы в Словении 1941-1945 гг.

СПЦ – Сербская православная церковь

СПЧ – Совет ООН по правам человека

УВКБ – Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев

УВКПЧ – Управление Верховного комиссара ООН по правам человека

УГП – Уполномоченный по гражданским правам в Польше

УИНП – Украинский институт национальной памяти

УПА – Украинская повстанческая армия

УПО – Универсальный периодический обзор (процедура, функционирующая в рамках Совета ООН по правам человека)

УПЦ – Украинская православная церковь

ФКС – Федеральный конституционный суд ФРГ

ФРС – Федеральная разведывательная служба Швейцарии

ФЦПО – Федеральный центр политического образования

ХДНП – Христианско-демократическая народная партия (Венгрия)

ХДС – партия «Христианско-демократический союз Германии»

ЦВЕ – Центральная и Восточная Европа

ШДС – Шведское движение сопротивления

ЭЛАМ – партия «Национальный народный фронт» (Кипр)

ЮНЕСКО – Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры

 

 

 

Введение

Принцип универсальности, неделимости, взаимосвязанности и взаимодополняемости всех прав человека был подтвержден всеми государствами 25 июня 1993 г. в Венской декларации и Программе действий – итоговом документе Всемирной конференции по правам человека. Вместе с тем, правозащитная проблематика до сих пор используется отдельными странами в угоду своим политическим интересам в качестве инструмента для вмешательства во внутренние дела, нарушения суверенитета независимых государств. В результате широко распространенной становится практика применения так называемых двойных стандартов при оценке тех или иных ситуаций и явлений.

При таком циничном подходе историческое прошлое приносится в жертву сиюминутным конъюнктурным соображениям. Целенаправленные попытки пересмотра истории, особенно периода, связанного со Второй мировой войной, предпринимаются уже не первый год. По сути осуществляется системная политика фальсификации и искажения истории, ведущая к ревизии итогов Второй мировой войны и умалению, а порой и извращению роли и места СССР в Победе над нацизмом и фашизмом. Навязывается тезис об уравнивании ответственности нацистского режима, признанного Нюрнбергским трибуналом преступным, и государства, являвшегося одним из основных участников антигитлеровской коалиции и учредителей ООН. Одновременно идет избирательное цитирование прошлого, выборочно опускаются такие неприглядные эпизоды истории Европы, как аншлюс Австрии, Мюнхенский сговор и нападение Германии на Польшу, произошедшие перед началом Второй мировой войны.

Все эти меры, как справедливо было подмечено 7 мая 2020 года в статье  для журнала «Spiegel» министра иностранных дел Германии Хайко Мааса и директора Института современной истории Андреаса Виршинга по случаю Дня освобождения Европы от национал-социализма, предпринимаются для того, чтобы «бесчестным образом переписать историю», когда «атакованных делают атаковавшими, а жертв – преступниками». Символично, что те, кому принадлежит ведущая роль в определении нынешней внешней политики ФРГ и изучения её недавней истории, признают, что «Германия единолично развязала Вторую мировую войну нападением на Польшу». Авторы также справедливо указывают, что «немецкое прошлое показывает опасность ревизионизма, который заменяет рациональное мышление мифами»[1].  Подобные признание и констатация исторической правды в нынешних условиях заслуживают уважения и должны стать примером для всех остальных.

Полностью разделяем мнение Х.Мааса и А.Виршинга в отношении необходимости отстаивать изложенную нами позицию. В этом году отмечается 75-летие Победы в Великой Отечественной войне и во Второй мировой войне. Мы помним, что в Победе над нацизмом решающую роль сыграли все народы Советского Союза. Значимость этого эпохального события для всего человечества трудно переоценить.

Исходим из того, что реальные факты истории нельзя игнорировать – вне зависимости от отношения к освободившему в те годы мир от коричневой чумы Советскому Союзу и к нашей стране сегодня. Тема священного подвига старшего поколения в войне не должна превращаться в пространство псевдоисторических баталий, преследующих конъюнктурные цели. Сегодня важно сделать всё, чтобы не позволить предать забвению подвиг наших отцов и дедов, не допустить, чтобы молодежь забывала, к чему приводит национальный эгоизм, разобщенность, попустительство любым проявлениям шовинизма, ксенофобии и агрессивного национализма.

Тем более, что история Второй мировой войны уже подтвердила: попытки практической реализации одной из идеологических основ национал-социализма – теории расового превосходства – вылились в десятки миллионов жертв и принесли неисчислимые страдания народам всего мира.

Именно цели сохранения исторической правды о той войне посвящены предпринимаемые МИД России совместно с другими ведомствами Российской Федерации усилия, направленные на то, чтобы с опорой на наши архивы противостоять этим деструктивным замыслам, не допустить пересмотра международно-правовых итогов Второй мировой войны, включая решения Нюрнбергского трибунала. Важно, что вместе с нами абсолютное большинство членов мирового сообщества отстаивает те же позиции. Это подтверждается ежегодно принимаемой подавляющим большинством голосов резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Вместе с тем по-прежнему наблюдаются попытки переписать историю Второй мировой войны. Серьезную озабоченность вызывают набирающая обороты на пространстве Европейского союза, в США, Канаде и на Украине кампания по фальсификации истории этого периода, циничные попытки обеления военных преступников и их пособников – тех, кто создавал и воплощал на практике теорию расового превосходства, объявление сотрудничавших с нацистами коллаборационистов участниками национально-освободительных движений, кощунственные усилия политических элит ряда западных и восточноевропейских стран по разрушению исторической памяти. Особенно достойно сожаления то, что все эти кампании активно разворачиваются в год, когда международное сообщество могло бы консолидированно отмечать  75-летие Победы над нацизмом. 

Такие безответственные и несовместимые с международными обязательствами действия уже привели к появлению в Европе и Америке поколения, не знающего правду о самой страшной войне в истории человечества, в том числе о предназначении организации «СС» и её подразделений, признанных Нюрнбергским трибуналом преступными, и их многочисленных военных преступлениях.

В то же время многие знают и помнят подлинную историю войны. Свидетельством тому стала реакция на опубликованный в соцсетях в канун празднования Дня Победы комментарий Вашингтона, приписывающий Победу исключительно США и Великобритании. Многочисленные отклики со стороны не только россиян, но и американцев, а также людей со всех уголков мира доказывают, что значительная часть общества не разделяет узко конъюнктурный настрой американских политиков. Вызывает горькое сожаление, что эти корректные и основанные на исторических фактах комментарии методично удаляются. И делается это в «самой демократической стране», неустанно твердящей о своей «приверженности свободе слова».

Серьезную тревогу вызывает также развязанная в ряде европейских государств как часть кампании по фальсификации истории «война» с памятниками и мемориалами на братских захоронениях воинов-красноармейцев, погибших в боях за освобождение этих стран от нацистов. Подобная «война» с теми, кто точно не сможет дать адекватный ответ, имеющая целью затушевать темные страницы коллаборационизма с нацистами, выглядит абсолютно недостойно. В результате распространяется неуважительное, кощунственное отношение к памяти освободителей, что ещё не так давно было даже трудно представить. Например, в Польше нередко фиксировались случаи, когда родители позволяли детям неуважительно вести себя на мемориалах и братских захоронениях, а на замечания неравнодушных людей реагировали расистскими по своей сути высказываниями: мол, «это же русские», «в отношении них это можно».

Кроме того, мир является свидетелем того, как, несмотря на выработанные и функционирующие в рамках ООН, ОБСЕ и Совета Европы правовые механизмы, отрицающие, осуждающие и не допускающие проявления героизации нацизма, расизма, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, в целом ряде стран открыто ведется пропаганда нацистских идей и ценностей, поднимают голову национал-радикалы, которые зачастую становятся главными исполнителями вышеупомянутой кощунственной «войны» с памятниками советским воинам. Также активизируются попытки расколоть общество по национальному и языковому признакам, фиксируется устойчивый рост числа ксенофобских и расистских инцидентов, проявлений агрессивного национализма, шовинизма, других форм расовой и религиозной нетерпимости. Не может не тревожить и то, что бездействие в отношении проявлений расизма и нетерпимости оправдывается властями всё теми же ссылками на якобы абсолютный характер права на свободу выражения мнения.

Многие эксперты указывают, что героизация нацистских коллаборационистов в ряде государств Европы, особенно в государствах бывшего советского блока, происходит из-за того, что нынешние властные круги в этих странах в националистическом угаре вычеркнули из истории своих народов лучших представителей: героев – от простых солдат до генералов и маршалов – победителей нацистов, развивших военное дело, науку, культуру вместе с русским народом. Сегодня в оценке истории войны акцент в основном делается только на «страданиях при советской оккупации», прославляется «подвиг» добровольных участников национальных легионов СС, воевавших за гитлеровскую Германию и принимавших участие в многочисленных массовых убийствах мирных жителей. Если же убрать эти исторические мифы, то не остается практически ничего.

В этом плане показателен пример Латвии, где в начале 2010-х гг. был утверждён «Канон Культуры». Этот документ включал список из 99 лучших культурных достижений латышского народа (произведения в народных традициях, литература, живопись, архитектура, музыка, театр, кино и др.). По подсчетам латвийского журналиста и гражданского активиста Ю.Алексеева, сопоставившего эти достижения с временной шкалой, получилось, что за 46 лет нахождения латышского народа под «советской оккупацией» было сотворено 40 % наименований из упомянутого списка, тогда как за последние почти тридцать лет второго, периода независимости, несмотря на полную свободу самовыражения, которую в СССР якобы запрещали, культурных достижений у латышского народа практически не отмечено[2].

На этом фоне неудивительно, что в отдельных странах помимо активной героизации пособников нацистов серьезно обострилась проблема защиты прав национальных меньшинств и этнических групп, в первую очередь языковых и образовательных. Принятые в соответствующей области меры не могут быть охарактеризованы иначе, как дискриминационные. Наиболее тревожная ситуация сложилась в государствах Прибалтики и на Украине.

В Российской Федерации во всех этих проявлениях видят прямую угрозу основополагающим ценностям демократии и прав человека, серьезный вызов международной и региональной безопасности и стабильности в целом. Убеждены, что наиболее актуальной задачей на направлении борьбы с героизацией нацизма и иными видами деятельности, способствующими проявлению расизма и расовой дискриминации, сегодня остается объединение усилий стран в деле недопущения восстановления ложных «ценностей» превосходства одной нации, её религии и культуры над другими народами и культурами.

Именно поэтому Российская Федерация ежегодно вносит на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН проект вышеупомянутой резолюции о борьбе с героизацией нацизма. В 2019 г. соавторами документа, принятого в ходе 74-й сессии Генассамблеи ООН, стало рекордное число государств – 62, включая Россию, Резолюцию поддержало подавляющее большинство стран – 133. Как и в предыдущие годы, против выступили лишь делегации США и Украины, а 52 страны (включая государства-члены ЕС) при голосовании воздержались.

Резолюция осуждает прославление нацистского движения и бывших членов организации «Ваффен-СС», в том числе путем открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма. Особо подчеркивается, что возведение монументов в честь эсэсовцев, проведение их шествий и другие подобные действия оскверняют память бесчисленных жертв фашизма, негативно воздействуют на подрастающее поколение, являются абсолютно несовместимыми с обязательствами государств-членов ООН. Соавторы резолюции не могут игнорировать и то, что в некоторых странах тех, кто сражался против Антигитлеровской коалиции или сотрудничал с нацистами, упорно пытаются возвести в ранг национальных героев и героев национально-освободительных движений. Российская Федерации и наши единомышленники убеждены, что речь идет не о политкорректности, а о самом откровенном цинизме и кощунстве по отношению к тем, кто освободил мир от ужасов национал-социализма.

В резолюции подчеркивается, что подобные действия представляют собой не реализацию, а четкое и явное злоупотребление правом на свободу мирных собраний и ассоциации, а также правом на свободу убеждений и на их свободное выражение. Более того, такие акты могут подпадать под действие ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, требующей от государств-участников Конвенции преследовать их в уголовном порядке.

В принимаемом Генассамблеей ООН документе также подчеркивается, что такого рода практика подпитывает современные формы расизма, расовой дискриминации и ксенофобии, способствует распространению и умножению числа различных экстремистских партий, движений и групп, включая неофашистов и «бритоголовых».

Помимо этого в резолюции выражена глубокая обеспокоенность участившимися попытками и случаями осквернения или разрушения памятников, воздвигнутых в честь тех, кто боролся против нацизма в годы Второй мировой войны, а также незаконной эксгумации или переноса их останков.

Важнейшими нормативно-правовыми рамками противодействия соответствующим негативным явлениям и основой развития многостороннего сотрудничества являются положения международных договоров по правам человека. В первую очередь, речь идет о Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Следует подчеркнуть, что участниками этой Конвенции является подавляющее большинство государств-членов ООН, в том числе все те страны, которые голосуют против или воздерживаются по российской инициативе.

В соответствии со статьей 4 государства-участники Конвенции, в частности, обязаны:

- осуждать всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях расового превосходства или пытающиеся оправдать или поощрять расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме;

- объявлять караемым по закону уголовным преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти;

- объявлять противозаконными и запрещать организации, а также организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекательство к ней, и признавать участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом.

Эта статья является одним из ключевых положений Конвенции. Важность её заключается, прежде всего, в том, что она устанавливает четкую грань между уголовно наказуемыми деяниями и правом на свободу собраний и ассоциаций и на свободу мнения и его выражение. Именно поэтому нельзя принимать ссылки отдельных государств на то, что шествия ветеранов «Ваффен-СС», разного рода коллаборационистов, факты возведения монументов нацистам и другие проявления являются якобы лишь реализацией указанных свобод. В этой связи убеждены в необходимости скорейшего отзыва государствами оговорок к этому договору, включая оговорки к ст. 4.

Угрозу, исходящую от неонацизма, и важность извлечения уроков истории неоднократно отмечали в разное время специальные докладчики Совета ООН по правам человека (СПЧ) по современным формам расизма. В частности, нынешний обладатель этого мандата Е. Тендайи Ачиуме в тематическом докладе 38-й сессии Совета в июне 2018 г. (A/HRC/38/53) указывала на то, что неонацизм не сводится лишь к героизации прошлого, а представляет собой современное движение, кровно заинтересованное в расовом неравенстве. Спецдокладчик обратила внимание на то, что сегодня неонацизм постоянно смешивается с другими идеологическими концепциями расового превосходства или расовой ненависти, что обеспечивает ему более широкое признание и более надежную опору. Было отмечено, что соучастниками этого движения являются политические лидеры и государственные должностные лица вплоть до самого высокого уровня. В 2017 г. в своём докладе для 72-й сессии Генассамблеи ООН (A/72/291) спецдокладчик также указывала, что любые торжественные чествования – как официального, так и неофициального характера – нацистского режима, его союзников и связанных с ними организаций оскорбляют память бесчисленных жертв Второй мировой войны и оказывают негативное влияние на детей и молодежь.

Важность «уроков истории, на которых преподается информация о драматических событиях и человеческих страданиях, ставших результатом таких идеологий, как нацизм и фашизм», подчёркивал в 2009 г. один из предшествующих спецдокладчиков СПЧ по данному вопросу Гиту Муигай[3].

В настоящем докладе на основе данных из международных и национальных источников обобщена фактологическая информация о проявлениях в любых формах героизации нацистского движения, неонацизма, расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в фокусных странах, а также примеры наилучшей практики по борьбе с этими явлениями на законодательном и практическом уровнях.

За основу были взяты положения упомянутой выше ежегодно принимаемой по инициативе России резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» (в качестве приложений включены текст резолюции и таблица с итогами голосования на 74-й сессии Генассамблеи).

Соответственно, основной акцент делается на происходящем в ряде стран Европы, США и Канаде росте неонацизма, в некоторых случаях при активном поощрении со стороны государственного руководства, а также усилении дискриминации и расизма в отношении отдельных этнических групп.

В рамках усилий, направленных на подтверждение важности Победы в качестве общего достояния народов государств-членов ООН и недопустимости разрушения или осквернения памятников и мемориалов борцам с нацизмом в русле положений резолюции Генассамблеи ООН по противодействию героизации нацизма, внимание в настоящем докладе также уделено ситуации с отношением и сохранностью в европейских странах памятников, монументов и мемориальных комплексов, посвященных бойцам Красной Армии, освобождавшим Европу от коричневой чумы, воинам-антифашистам, участникам Движения Сопротивления.

В свете активизировавшейся в преддверии 75-летия окончания Второй мировой войны исторической агрессии против России в плане пересмотра вопросов, касающихся начала войны и её итогов (особенно с учетом также отмеченных в докладе ряда свежих фактов и заявлений руководства и организаций соответствующих стран в контексте 75-летия завершения войны, направленных на фальсификацию истории событий тех лет и приравнивание коммунизма к нацизму), в приложение включен перечень цитат руководства государств-союзников военного периода и послевоенных лет, в которых приводятся объективные оценки роли СССР и Красной Армии в обеспечении Победы над нацизмом.

Кроме того, в докладе отражена тема  и случаи дискриминации русского языка в сфере образования в Прибалтике и на Украине, а также в более общем плане – дискриминация в указанных государствах национальных меньшинств, прежде всего, русского и русскоязычного населения, и притеснения в отношении СМИ, также основанные на мотивах расовой дискриминации.

В ряде страновых разделов также подсвечены эпизоды, связанные с расовой дискриминацией и дискриминацией национальных меньшинств в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, в частности, усиление в отдельных странах антикитайских и/или антисемитских настроений.

Рассчитываем, что угрозу возрождения нацизма, опасность его использования в политических целях, а также опасность потакания проявлениям расизма, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости осознают  в государствах-членах ЕС, США, Канаде и на Украине, в том числе на уровне законодательной и исполнительной ветвей власти. По-прежнему убеждены, что одними формальными осуждениями, особенно в сочетании с двойными стандартами, здесь не обойтись – необходимы конкретные решительные меры, в том числе беспристрастный эффективный мониторинг за проявлениями неонацизма и расизма, последовательные шаги по их криминализации на национальном уровне и меры пресечения.

К оглавлению

 

Австрия

После окончания Второй мировой войны в Австрии, освобожденной от гитлеровской оккупации, остро встал вопрос о создании эффективных правовых механизмов, способных предотвратить возрождение фашизма. При этом ставилась первоочередная цель не допустить возобновления в стране деятельности объединений и партий фашистского, нацистского или неонацистского толка или иных разновидностей фашизма.

Международно-правовые обязательства Вены по борьбе с нацизмом вытекают из положений Государственного договора о восстановлении независимой и демократической Австрии от 15 мая 1955 г., в соответствии с которым (ст. 9 и 10) государство обязалось искоренить из политической, экономической и культурной жизни все следы нацизма, предотвратить возрождение таких организаций в любой форме, а также всякую нацистскую и милитаристскую деятельность и пропаганду на территории страны.

Временное правительство Австрийской Республики в первом после его формирования в апреле 1945 г. заявлении объявило о введении уголовного преследования преступлений нацистского режима. В этих целях уже 8 мая 1945 г. был принят Конституционный закон о запрете Национал-социалистской немецкой рабочей партии (НСДАП) («Запретительный закон»), а позднее,
26 июня 1945 г. – Конституционный закон о военных преступлениях и других злодеяниях национал-социалистов («Закон о военных преступлениях»). Эти законы продолжают действовать (с правками, вносившимися по мере совершенствования национального послевоенного законодательства).

Согласно данному нормативному правовому акту, «ставятся под запрет НСДАП, ее военные формирования (СС, СА и другие), организационные структуры и присоединенные объединения, все без исключения национал-социалистские организации и учреждения, а также возобновление их деятельности». Их имущество отчуждается в пользу государства.

В параграфе 3 упомянутого закона конкретизируется, что запрету подлежит любого вида деятельность от имени НСДАП или ее целей, даже если она проводится вне этой организации. Лица, продолжающие членство в партии или поддерживающие ее цели, объявляются виновными в совершении преступления с наказанием в виде смертной казни и конфискации всего имущества. При наличии серьезных смягчающих обстоятельств смертная казнь может быть заменена тюремным заключением на срок от 10 до 20 лет и конфискацией всего имущества.

В 1992 г. в «Запретительный закон» были внесены изменения, ужесточающие уголовную ответственность за любые попытки воссоздать или поддержать деятельность запрещенных нацистских организаций. При этом сохранены верхние границы наказания в виде пожизненного заключения и опущены нижние границы. Было ужесточено наказание за пропаганду нацистской идеологии путем распространения публикаций или художественных произведений, а также введен новый состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание нацистского геноцида и преступлений против человечности или за приверженность идеям национал-социализма.

В отношении нацистских преступников могут применяться и положения Закона о военных преступлениях. В австрийских источниках приводятся сведения, что в послевоенный период в соответствии с данным законом было вынесено 13 607 обвинительных приговоров, 43 из которых – смертная казнь, 29 – пожизненное заключение. Вместе с тем, по мнению еврейских объединений Австрии, сегодня закон фактически не работает. Иерусалимский Центр Симона Визенталя в своем годовом отчете за 2017/18 гг. критикует Австрию за то, что здесь за последние 30 лет не был наказан ни один нацистский преступник. Несмотря на то, что в 2011 г. в Австрии с целью их поиска был создан Исследовательский центр послевоенной юстиции, до сих пор его деятельность не принесла никаких результатов.

На борьбу с деяниями правоэкстремистского толка, которые наиболее распространены в Австрии, направлен Закон о знаках отличия 1960 г., в соответствии с которым не допускается публичное использование символики (знаков, эмблем, форменной одежды и т.п.) запрещенных организаций фашистской и нацистской направленности, включая схожую с ней и употребляемую в качестве замены. Подобное правонарушение носит административный характер и наказывается штрафом до 4 тыс. евро или арестом сроком до 1 месяца (исключение составляют театральные и художественные произведения, а также выставочные экспонаты и печатная продукция, если использование такой символики не является их существенным элементом и не преследует целей пропаганды или одобрения нацизма). С марта 2019 г. в Австрии запрещена символика 13 организаций, квалифицируемых Веной как «экстремистские», в том числе хорватских фашистов – усташей, объединения «Братья-мусульмане», организации и политической партии «Хизбалла», движения ХАМАС, Рабочей партии Курдистана, а также организации турецких националистов «Серые волки». Нарушителям грозит штраф в размере 4 тыс. евро, в случае повторения – до 10 тыс. евро.

В австрийском законодательстве не принято отдельных нормативных актов, регулирующих вопросы противодействия экстремистским проявлениям. Также в национальной юридической практике нет четкого определения самого понятия «экстремизм». Поэтому преступные деяния, которые могли бы подпадать под это понятие, регулируются в ряде законов:

– «Запретительный закон» (Конституционный закон о запрете Национал-социалистской германской рабочей партии (НСДАП) (Verbotsgesetz);

– Уголовный кодекс (Strafgesetzbuch, StGB);

– Закон о знаках отличия (Abzeichengesetz);

– Кодекс об административных правонарушениях.

В соответствии со ст. 283 Уголовного кодекса (далее – УК) уголовно наказуемыми считаются экстремистские действия (подстрекательство к насильственным действиям, нанесение телесных повреждений, угрозы жизни и здоровью и т.п.) и иные деяния (повреждение имущества и т.п.) в отношении лиц, группы лиц, религиозного или церковного объединения по факту расовой, языковой, национальной, религиозной, мировоззренческой, государственной, этнической, половой, возрастной, сексуальной принадлежности. Согласно ст. 33 УК проявление расизма (в первую очередь в отношении лиц, указанных в ст. 283) при совершении противоправных действий является отягчающим обстоятельством.

Положения Кодекса об административно-правовых нарушениях применяются в том случае, если определенные деяния экстремистского толка не попадают под действие уголовного законодательства в силу отсутствия серьезных негативных последствий для общества или незначительности ущерба. В частности, п.4 ст.1 раздела III устанавливает наказание в виде денежного штрафа за распространение национал-социалистских идей.

Особое значение австрийские власти придают превентивной работе в сфере противодействия правому экстремизму, которая проводится как в государственных структурах, так и в образовательных учреждениях и отдельных семьях.

С 2013 г. в Австрии действует «Национальный план действий по борьбе с правоэкстремизмом», который предусматривает комплексный подход к противодействию различным правоэкстремистским и неонацистским проявлениям. Функционирует специальный веб-сайт, с помощью которого можно заявить, в том числе анонимно, о правоэкстремистской или неонацистской деятельности (в 2019 г. было зарегистрировано 95 таких заявлений). Открыта телефонная «горячая линия», по которой можно получить соответствующую консультацию экспертов.

В 2017 г. Австрийская Республика специальным законом национализировала дом в Браунау (федеральная земля Верхняя Австрия), в котором родился Гитлер, с целью не допустить его превращения в «место поклонения» неонацистов (до этого, начиная с 1972 г., МВД Австрии снимало его в аренду за 5 тыс. евро в месяц). Владелице была выплачена компенсация в размере 310 тыс. евро, однако она посчитала сумму недостаточной и ведет в настоящее время судебную тяжбу (по оценке экспертов, сумма может составить до 1,5 млн. евро).

Правоэкстремистская среда в Австрии неоднородна и состоит из самых различных структур, групп и отдельных активистов. Организационные формы включают «идейные» партии, союзы и «кружки друзей», отдельных активистов ревизионистского толка, которые отрицают ответственность Германии за развязывание Второй мировой войны и Холокост, преуменьшают другие преступления национал-социалистского режима. При этом в качестве «идейной базы» используются «труды» псевдоисториков-ревизионистов из Германии, США, Канады и Великобритании. Поскольку подобная агитация запрещена местным законодательством, она проводится из-за границы, в том числе с активным использованием возможностей Интернета.

Определенное влияние в Австрии имеют правые студенческие союзы («Олимпия», «Арминия Черновиц» и т.п.), которые австрийские правозащитные НПО считают праворадикальными. Их членами являются, в том числе, политические деятели федерального и регионального уровня из Австрийской партии свободы (АПС): 31 % депутатов от этой партии из прошлого созыва Национального совета (нижней палаты парламента) Австрии состояли в таких союзах.

Другую часть спектра составляют группы молодежной правоэкстремистской «субкультуры» (в основном, региональные), неонацистские «товарищества» (в том числе виртуальные), движение скинхедов, а также единичные активисты, представляющие маргинальные слои австрийского общества. Сюда же можно отнести и хорошо организованные группы спортивных фанатов, склонных к праворадикальным проявлениям. Для упомянутых групп идеологическая составляющая играет второстепенную роль, при этом они достаточно мобильны, имеют высокую активность и заметную склонность к насилию.

Для пропаганды своих взглядов ультраправые движения используют митинги, демонстрации и «прогулки» по городу (в том числе несанкционированные властями), возможности печатных изданий («Актовый зал», «Феникс», «Новый порядок», «В настоящее время», «Эккарт» и др.). Значительно возросла роль Интернета, в первую очередь социальных сетей, которые активно используются правоэкстремистскими группами для идеологической пропаганды. В ряде случаев правоохранительным органам удается идентифицировать такие Интернет-сайты, однако их блокировка зачастую затруднительна, поскольку большинство из них размещено на иностранных серверах.

Австрийская правоэкстремистская среда поддерживает связи с аналогичными идеологическими структурами из Германии, Италии, Испании, Швейцарии, Венгрии, Чехии, Норвегии, Швеции, Бельгии. Организованные группы и отдельные активисты регулярно участвуют в демонстрациях и шествиях в других странах, прежде всего, в Германии.

Власти Австрии уделяют пристальное внимание вопросам отслеживания, предупреждения и предотвращения активности правых экстремистов и неонацистов. По данным входящего в структуру МВД Федерального ведомства по защите конституции и борьбе с терроризмом (БФТ), которое занимается противодействием экстремистским и неонацистским проявлениям, в 2019 г. зафиксировано 797 противоправных действий правоэкстремистского
(в 2018 г. – 732), 89 – расистского (236), 30 – антисемитского характера (49).

На волне «мигрантофобии» полицией фиксируется рост числа правонарушений со стороны местного населения, в первую очередь в отношении учреждений временного содержания мигрантов (нанесение ущерба имуществу, поджоги и т.п.). В «Отчете о расизме» за 2018 г. правозащитной НПО «ZARA» («Гражданское мужество и деятельность против расизма») констатируется рост напряженности в обществе по отношению к лицам иной расовой и конфессиональной принадлежности. В 2018 г. зафиксировано 1920 фактов проявления расовой нетерпимости (в 2017 г. – 1162), что является максимальным значением за последние годы. Больше всего случаев отмечено в Интернете (60 % от общего числа правонарушений) и в общественных местах (16 %). Чаще всего речь идет о проявлениях расизма в соцсетях (около 60 % онлайн-правонарушений происходит в социальной сети Фейсбук), бытовом расизме, а также в лозунгах или нанесении нацистской символики.

В связи с этим отмечается некоторая поляризация взглядов в обществе на миграционную проблему. Согласно опросам общественного мнения (март 2018 г.), 67 % респондентов высказались за то, что Австрия должна помогать беженцам, но при этом 74 % согласились с высказыванием о существовании в государстве параллельного общества мигрантов. По мнению правозащитников, не последнюю роль в росте числа подобных проявлений сыграло активное использование Австрийской партией свободы в составе федерального правительства Австрии (декабрь 2017 – май 2019 гг.) концепции нулевой терпимости к мигрантам-правонарушителям.

Уровень интеграции иностранцев в целом и беженцев в частности остается для австрийских властей и местного общества крайне важным показателем. На волне неослабевающей «мигрантофобии» полицией фиксируется рост числа правонарушений и со стороны местного населения, в первую очередь в отношении учреждений временного содержания мигрантов (нанесение ущерба имуществу, поджоги и т.п.).

На эти проблемы, связанные с ситуацией вокруг мигрантов, указывали и международные контрольные органы по правам человека. Так, Комитет по правам человека в октябре 2015 г. выражал обеспокоенность тем, что, несмотря на принимаемые австрийскими властями меры, мигранты, иностранцы и этнические меньшинства, в особенности цыгане, сталкиваются с проблемой нетерпимости и дискриминации. В частности, зафиксировано усиление пропаганды расовой или религиозной ненависти по отношению к мигрантам и соискателям убежища, а также цыганам, мусульманам, евреям; рост числа не всегда пресекаемых ненавистнических высказываний политических деятелей, а также пропаганда ненависти к людям другой веры со стороны радикальных исламистских проповедников. Отмечен рост числа ненавистнических высказываний в Интернете и в онлайновых форумах. Комитет также указал в этой связи на низкую представленность этнических меньшинств в политической и общественной жизни страны, в том числе в законодательных и исполнительных органах.[4]

Обеспокоенность в связи с преступлениями на почве ненависти и нападениями на беженцев и соискателей убежища, в том числе женщин и девочек, выражал также Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин в июле 2019 г.[5]

Кроме того, по мнению экспертов Комитета по правам человека, поляризация общественных настроений проявляется в усилении радикализации и возрождении ультраправых группировок, вдохновляемых экстремистскими национал-социалистическими идеологиями и неонацизмом, а также усилений активности экстремистских групп, включающих членов мусульманской общины.[6]

В марте 2019 г. австрийское правительство заявило о планах открытия «Документационного центра политического ислама» с целью борьбы с проявлениями антисемитизма, прежде всего в среде мигрантов. Согласно исследованию, проведенному в 2018 г. венским Институтом эмпирических социальных исследований по заказу парламента Австрии, 10 % австрийцев являются «стойкими антисемитами», в особенности антисемитские настроения распространены среди турецкоязычных и арабоязычных жителей страны (от 50 % до 70 % из их числа).

На фоне обострившейся общественной дискуссии вокруг «засилья» мигрантов и в пользу необходимости ужесточения иммиграционного законодательства Австрии в последнее время набирают популярность и расширяют свои ряды антиисламские организации. «Локомотивом» процесса является «Identitäre Bewegung Österreich» (IBÖ, «Австрийское движение идентичности»), представленное в большинстве федеральных земель Австрии. Движение, объединившее различные группы скинхедов, футбольных ультрас, хулиганов, относится экспертами к неонацистскому крылу. Прикрываясь лозунгами «этноплюрализма» в противовес традиционному национализму и заменяя понятие «раса» термином «культура», организация выступает против массовой миграции, идей мультикультурализма, исламизации Европы и поддерживает тесные контакты с «партнерскими» организациями в ФРГ, Франции и Италии.

Свой вклад в мониторинг активности правоэкстремистов и неонацистов в Австрии вносят Документальный архив австрийского сопротивления и НПО «Австрийский комитет Маутхаузена», проводящие исследовательскую и просветительскую работу и публикующие на своих сайтах тематические материалы. Австрийский комитет Маутхаузена регулярно обновляет свою брошюру «Правоэкстремизм» (последнее издание вышло в 2019 г.).

В целом можно констатировать, что политических перспектив у австрийских праворадикальных организаций в нынешних условиях нет. Число их активных сторонников невелико, а основную часть поднимаемых ими проблем («засилье мигрантов», «исламизация» и пр.) здесь традиционно представляет правопопулистская Австрийская партия свободы.

Распространению принципов недискриминации, равенства, культуры терпимости и уважения этнического, религиозного и культурного разнообразия, помимо вышеупомянутых правовых норм, способствует активное применение Закона о равноправии 2004 г. (Gleichbehandlungsgesetz), направленного на искоренение дискриминационных подходов по признаку половой, этнической, возрастной, религиозной и иной принадлежности в трудовой сфере, а также в области оказания услуг, социальной защиты, образования и пр.

Вместе с тем еще имеются проявления неонацизма и расовой нетерпимости в некоторых сферах. Так, в стране проводятся ежегодные «памятные мероприятия», организуемые церковными структурами или австрйискими НПО, связанными с праворадикальной средой, которые безуспешно требуют запретить местные антифашистские организации.
С 1950-х гг. в г. Блайбурге (федеральная земля Каринтия) в мае проходит хорватская акция в память о «Блайбургской бойне» мая 1945 г. В мероприятии традиционно участвуют высокопоставленные политики, общественные деятели и священнослужители Хорватии, в том числе премьер-министры И.Рачан (в 2002 г.) и И.Санадер (в 2004 г.). В г. Линце (федеральная земля Тироль) в июне проводится день памяти о «линцской трагедии» (насильственная выдача английскими оккупационными войсками Советскому Союзу 1 июня 1945 г. служивших в 15-м кавалерийском казачьем корпусе СС казаков) с участием в том числе представителей городских властей.

Большую общественную дискуссию вызвал в Австрии представленный в канун католического Рождества 2019 г. доклад исторической комиссии Австрийской партии свободы, сформированной для изучения её истории и «темных пятен» после череды потрясших партию в 2018-2019 гг. скандалов, связанных со ставшими достоянием общественности фактами близости ряда функционеров и рядовых партийцев к праворадикальным и неонацистским кругам, а также с проявлениями антисемитизма в рядах АПС. Большинство экспертов и журналистов сошлись во мнении, что доклад стал попыткой «подретушировать» неудобные страницы истории партии и обелить нацистское прошлое ее основателей.

Во многих городах Австрии по-прежнему присутствуют названия улиц и площадей, связанные с нацистским прошлым. Так, работавшая в Граце
в 2016-2019 гг. специальная комиссия историков во главе с профессором Ш.Карнером (сопредседатель Российско-Австрийской комиссии историков) изучила 790 названий и пришла к выводу, что почти каждое восьмое из них имеет такую «привязку». Городские власти приняли критикуемое местными НПО решение вместо их переименования повесить в течение 10 лет «разъяснительные» таблички в начале и в конце таких улиц.

В австрийском обществе продолжают периодически обсуждаться темы, так или иначе связанные с нацистским прошлым. В ноябре 2018 г. группа австрийских деятелей искусств «Memory Gaps» предложила «переосмыслить» сохранившиеся в Вене «балконы Гитлера» (помимо известного балкона на площади Хельденплатц, с которого фюрер выступал спустя 3 дня после «аншлюса» Австрии в марте 1938 г., специально для него был сооружен балкон на Венской ратуше). В декабре 2018 г. австрийские НПО потребовали переименовать один из самых известных местных сортов красного винограда «Цвайгельт», поскольку выведший его Ф.Цвайгельт был «пламенным нацистом» (при том, что сам селекционер назвал новый сорт «ротбургер», переименование произошло только через 10 лет после его смерти, в 1975 г.).

Австрия в целом добросовестно выполняет свои обязательства по уходу за советскими воинскими захоронениями, большинство из них находится в хорошем состоянии. Во взаимодействии с МВД Австрии и НПО «Австрийский черный крест» 22 июня 2017 г. на Центральном кладбище Вены был открыт новый обелиск в память о погибших в годы Второй мировой войны советских военнопленных, изготовленный Российским военно-историческим обществом. 14 апреля 2020 г. при содействии МВД Австрии и финансовой поддержке российской компании «Газпром Нефть Трейдинг» и Фонда «Вольное Дело» рядом с обелиском установлены памятные стелы с именами 170 красноармейцев, ранее считавшихся пропавшими без вести.

Вместе с тем, в последние годы имели место случаи осквернения монумента погибшим при освобождении Вены советским воинам на площади Шварценбергплатц: дважды в 2019 г. (25 апреля и 8 мая), трижды в 2018 г.
(10 января, 6 марта, 5 июля), 16 января 2017 г. и 23 февраля 2015 г. фасадный цоколь был залит краской. 1 мая 2018 г. имела место попытка осквернения памятника: группа неизвестных лиц попыталась забросать цоколь сосудами с краской, однако была вовремя остановлена туристами из России. Из-за отсутствия на площади полиции вандалам удалось скрыться. Также 17 мая 2019 г. было осквернено советское воинское захоронение в г. Лаа-ан-дер-Тая (федеральная земля Нижняя Австрия) – на четырех надгробных памятниках были сломаны красные звезды. Виновные в правонарушениях не были установлены и, соответственно, не привлечены к ответственности.

В апреле 2019 г. после неоднократных настойчивых просьб российской стороны австрийские власти установили у памятника на площади Шварценбергплатц две камеры видеонаблюдения. Для этого потребовалось внести изменения в австрийское законодательство.

Австрийские власти, политические силы либо общественные движения не препятствуют проведению наших памятных мероприятий. Незаконных эксгумаций/переноса останков воинов-антифашистов не зафиксировано.

Власти Австрии с уважением относятся к памятникам воинам-антифашистам и жертвам Второй мировой войны, в том числе Холокоста. Создаются также и новые мемориальные места. В 2017 г. в Бадене (федеральная земля Нижняя Австрия) был открыт памятник евреям – жертвам национал-социалистского террора (совместный проект городских властей и еврейской общины Бадена при поддержке федеральной земли, Фонда будущего Австрийской Республики и Национального фонда Австрийской Республики). В марте 2018 г. правительство Австрии выступило в поддержку идеи НПО «Мемориал стены имен» о сооружении в Вене памятника австрийским евреям с именами всех 66 тыс. погибших в 1938-1945 гг. на территории Австрии (идея подобного монумента обсуждается с 1997 г.). Также было заявлено о готовности принять закон об упрощении порядка приобретения австрийского гражданства (при сохранении имеющегося) потомками еврейских беженцев, покинувших страну в 1930-е годы.

Важную роль в воспитании населения, в первую очередь молодежи, в духе осознания и неприятия преступлений национал-социализма играет государственный мемориальный комплекс на территории бывшего концентрационного лагеря Маутхаузен. Созданным в январе 2017 г. федеральным учреждением «Мемориальный комплекс Маутхаузен» проводится образовательно-воспитательная работа с молодежью в целях поддержания памяти о войне и недопущения повторения ужасов нацизма. НПО «Австрийский комитет Маутхаузена» организует ежегодно в мае в годовщину освобождения лагеря поминальные мероприятия с участием руководства Австрии, местной общественности, зарубежных гостей, венского дипкорпуса, собирающие, как правило, значительное число участников, в том числе по линии гражданского общества.

В то же время на международной арене Австрия следует в русле общей линии ЕС. Так, австрийцы ежегодно воздерживаются при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Кроме того, при принятии 19 сентября 2019 г. резолюции Европейского парламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы», в которой фактически уравнивается ответственность нацистской Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны, 17 из 18 евродепутатов от Австрии, представляющих все основные партии страны, проголосовали «за» (один депутат не голосовал).

К оглавлению

 

Албания

В годы Второй мировой войны Албания была оккупирована фашистскими итальянскими, а затем нацистскими германскими войсками, освободить от которых территорию своего государства в 1944 г. албанцы смогли, не прибегая к прямой иностранной помощи. После этого в стране на 40 лет установился режим коммунистической диктатуры, из-за чего сегодня правительство социалистов, желая продемонстрировать как западным союзникам, так и албанской общественности, что не имеет ничего общего с предшественниками своей партии, все чаще заявляет о необходимости пересмотра истории антифашистской борьбы албанского народа.

В 2005-2013 гг. находящаяся у власти Демократическая партия продвигала на практике идею «равной ответственности тоталитарных режимов» за начало Второй мировой войны. На государственном уровне предпринимались попытки переписывания истории антифашистской борьбы, включая участие в ней СССР. Одним из ярких примеров ревизионистской деятельности стало переименование топографических объектов, носивших имена коммунистов-борцов с фашизмом.

В конце 2018 г. в центре г. Тираны состоялось перезахоронение останков «национального героя» Мидхата Фрашери – лидера коллаборационистской антикоммунистической организации «Национальный фронт», находившейся у власти в годы военной оккупации Албании. Осуждение этой акции членами Организации ветеранов антифашистской национально-освободительной борьбы албанского народа и Организации семей патриотов, отдавших жизнь за Родину, властями было проигнорировано.

Попытки героизации самих нацистов и проведения неонацистских маршей и митингов в стране не отмечаются. В то же время эксперты констатируют последовательно проводимый албанским руководством, причем и социалистами, и демократами, курс на пересмотр итогов Второй мировой войны. В стране осуществляется  выпуск печатных изданий, представляющих события тех лет в однобокой прозападной трактовке. Создана правительственная комиссия по подготовке новой версии албанской истории для учебных заведений, в которой за корректировку раздела, посвященного событиям 1940-50-х гг., отвечают немецкие эксперты.

Ветераны-антифашисты негативно относятся к подобной скрытой пропаганде властей, расценивая её как попытку реакционных сил умалить заслуги патриотов в освобождении страны, вычеркнуть из истории роль партизан-коммунистов и обелить албанских пособников нацистов.

На подобном фоне не вызывает удивления позиция, занимаемая делегацией Албании при рассмотрении в рамках Генеральной Ассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Являясь кандидатом на вступление в Европейский союз, Албания следует заданному им курсу и воздерживается при голосовании.

Идеи национализма и экстремизма популярностью в стране не пользуются. Единственным относительно крупным ультраправым формированием являлось общественное объединение «Красно-чёрный альянс», сформированное на основе нескольких групп футбольных фанатов. В 2012 г. оно было преобразовано в политическую партию, идеология которой строилась преимущественно на грекофобии и призывах к созданию «Великой Албании» путем отторжения населенных албанцами земель у соседних стран. Поскольку данное устремление всегда находило отклик у значительной части населения, руководство альянса приняло решение использовать его в электоральных целях. Тем не менее, парламентские выборы 2013 г. стали для партии провальными. Если в декабре 2012 г. поддержать её готовы были 14 % опрошенных, то в итоге свои голоса за неё отдали лишь 1,7 % избирателей. После этого деятельность «Красно-чёрного альянса», в том числе в Интернет-пространстве, стала значительно менее активной.

Тем не менее, 2 июня 2014 г. партия отметилась проведением акции, направленной против присутствия представителя Сербской православной церкви на открытии православного храма в г. Тиране. На церковной ограде протестующие развесили плакаты с надписью: «Сербский патриарх против Албании». Демонстрация была разогнана полицией[7].

Кроме того, националистические призывы звучали на мероприятии, организованном партией в столице с целью почтить память князя Скандербега, вождя антиосманского восстания, объединившего албанцев в XV в.[8]

Фиксируются в стране и отдельные проявления неонацизма. Эта идеология распространена в среде болельщиков футбольного клуба «Тирана», в частности среди участников объединений «Tirona Fanatics» и «Capital Crew». И те, и другие открыто демонстрируют свою ненависть к коммунистам, особенно в ходе матчей, в которых «Тирана» играет против футбольного клуба «Партизан». В 2014 г. заместитель премьер-министра Э.Браче назвал болельщиков фашистами за то, что те скандировали антикоммунистические «переклички» и вывесили адресованный команде-противнику плакат с надписью: «Для вас мы вновь откроем Освенцим». Албанская общественность по большей части с осуждением отнеслась к данному поступку. Однако отдельные Интернет-пользователи в комментариях  к освещающим указанные события статьям высказывали мнение о том, что Германия в действительности всегда являлась союзником албанского государства, а сформированная из албанских коллаборационистов 21-я горнопехотная дивизия СС, которой было присвоено имя национального героя Скандербега, боролась за этническую Албанию[9].

Наряду с этим на своей странице в социальной сети «Facebook» объединение «Capital Crew» регулярно выкладывает изображения, содержащие нацистскую или фашистскую символику. Так, на одном из рисунков можно увидеть двух человек с татуировками в виде свастики и кельтского креста, избивающих обладателя татуировки с серпом и молотом. Распространены также фото, на которых болельщики воспроизводят римский салют. Используют они и изображение орла как символа Третьего рейха, печатая его на футболках. Члены «Tirona Fanatics» в свою очередь используют флаг с белым двуглавым орлом на черном фоне, очень незначительно отличающийся от того, что был у дивизии СС «Скандербег»[10].

Несмотря на то, что проблема развития ультраправого движения стоит в Албании не столь остро, нормативно-правовое регулирование на сегодняшний день не позволяет ликвидировать его окончательно. Оно не объявляет вне закона расистские организации и не устанавливает уголовную ответственность за участие в них. На это указывал, в частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в декабре 2018 г.[11]

В то же время п. 2 ст. 9 основного закона страны запрещает создание партий, чья деятельность способствует разжиганию расовой, религиозной, региональной или этнической ненависти. Согласно ст. 3 Конституции государство принимает на себя обязательство уважать и защищать национальное равенство, религиозное сосуществование, сосуществование и взаимопонимание албанцев с национальными меньшинствами. Равенство всех религий дополнительно закреплено в ст. 10. Правам национальных меньшинств посвящена ст. 20. Она устанавливает право представителей нетитульных народов выражать свою этническую, культурную, религиозную и языковую самобытность, обучать и учиться на родном языке, объединяться в организации и общества по защите своих интересов и своей самобытности.

Согласно ст. 18 Конституции в Албании устанавливается запрет дискриминации по признакам пола, расы, вероисповедания, национальности и иных подобных признаков. Однако ч. 3 этой статьи содержит оговорку, согласно которой запрет этот действителен лишь в том случае, «если нет обоснованных и объективных причин» для его несоблюдения.

Уголовное законодательство Албании также содержит ряд норм, направленных против дискриминации и нетерпимости. Так, криминализована дискриминация со стороны официальных лиц на основе происхождения, пола, состояния здоровья, религиозных или политических ценностей, профсоюзной деятельности или из-за принадлежности к особой этнической группе, стране или религии. В соответствии со ст. 253 Уголовного кодекса указанное деяние карается штрафом или лишением свободы на срок до пяти лет.

Помимо этого, в 2010 г. был принят Закон Албании «О защите от дискриминации». Этот нормативно-правовой акт содержит подробный перечень потенциальных оснований для дискриминационного отношения, включая, помимо национальности, расы, цвета кожи и прочих традиционных признаков, беременность, семейное состояние, состояние здоровья, генетическую предрасположенность и т.д.

В Уголовном кодексе Албании борьбе с преступлениями на почве ксенофобии посвящены ст. 265 («Разжигание ненависти или вражды») и ст. 266 («Призывы к разжиганию межнациональной ненависти»). Совершение преступления по мотиву расовой ненависти, а также на почве нетерпимости к людям определенного цвета кожи, этнической принадлежности и в силу иных подобных признаков, в соответствии с п. j ст. 50 Уголовного кодекса, является отягчающим обстоятельством.

Фиксируется определенный комплекс проблем, связанный с проявлениями ненависти по признаку расовой, этнической принадлежности.

В Албании проводится политика намеренного сокрытия статистики, связанной с преступлениями на почве ненависти. На это обращал внимание КЛРД, выразив озабоченность в связи с отсутствием достоверной информации о числе расследований, судебных преследований и обвинительных приговоров по делам об актах расовой дискриминации. Также Комитетом была озвучена критика в связи с продолжающимся использованием государственными и общественными деятелями ненавистнических высказываний в публичных выступлениях[12].

Дискриминация в отношении представителей национальных меньшинств остается одной из наиболее проблемных сфер правозащитного досье Албании. При этом, однако, сохраняется высокий уровень толерантности по признаку культурной и религиозной принадлежности. Не фиксируется ущемление прав верующих всех представленных в стране конфессий.

Наиболее уязвимым национальным меньшинством являются цыгане, подвергающиеся дискриминации в сфере доступа к занятости, образованию, здравоохранению, жилью и различным услугам. Международные эксперты призывают Албанию укреплять осуществление Национального плана действий по интеграции рома и балканских египтян на 2016-2020 гг., а также разрабатывать иные специальные меры по борьбе против дискриминации этих категорий населения.

В подготовленном по итогам визита в Албанию Комиссара Совета Европы по правам человека Д.Миятович докладе (опубликован в сентябре 2018 г.) отмечается, что уязвимые группы населения по-прежнему имеют затрудненный доступ к правосудию. Результаты проведенного в 2017 г. ПРООН исследования по вопросу о доступе к правосудию продемонстрировали высокий уровень правовой неграмотности, особенно среди цыган, и отсутствие доверия к системе правосудия среди албанцев. Согласно исследованию, для цыган, малоимущих, лиц с низким уровнем образования, инвалидов, жертв насилия в семье и детей из интернатных учреждений добиться справедливости гораздо труднее, чем для среднестатистического албанского гражданина. Многие из них являются жертвами множественной дискриминации и испытывают финансовые затруднения, что делает для них недоступным получение более качественных услуг. В результате некоторые из них оставляют все попытки решить свои правовые вопросы[13].

По мнению функционирующего в рамках Совета Европы Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ), принятый в 2017 г. Закон Албании «О защите национальных меньшинств в Республике Албании» содержит декларативные положения, направленные на защиту, сохранение и развитие культурной самобытности и языков национальных меньшинств. Он определяет личную сферу применения и права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Как отметил КК РКЗНМ, данный нормативно-правовой акт является очень общим и программным по своему характеру. Во многих важных областях он делегирует урегулирование конкретных вопросов Совету министров. Вместе с тем для того, чтобы сделать законодательные положения эффективными, необходимо обеспечить принятие подзаконных нормативных актов в виде решений Совета министров. Эти решения не были приняты в установленный законом срок в шесть месяцев, что лишило лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, доступа к их правам. Кроме того, решения Совета министров имеют подчиненный правовой статус, что в результате обеспечивает меньшую степень защиты прав[14].

В 2018 г. в указанный закон были внесены изменения: для нацменьшинств окончательно закреплен ценз в 20 % от числа проживающего в муниципалитетах населения для возможности получения школьного образования на родном языке.

Тем не менее, КК РКЗНМ в своем мнении по Албании, принятом в октябре 2018 г., отметил отсутствие прогресса в плане обеспечения обучения на языках национальных меньшинств или языкам национальных меньшинств. Школы, преподающие на греческом языке, продолжают функционировать в Гирокастре, Саранде, Дельвине и Корче, а обучение на македонском языке ведется в школах в Корче. Помимо ограниченного преподавания цыганского языка, обучение на других языках национальных меньшинств или другим языкам национальных меньшинств так и не было введено. Новый закон о национальных меньшинствах создает возможности для преподавания на языках всех национальных меньшинств в албанских школах. Вместе с тем в проекте решений Совета министров были сформулированы ограничительные критерии для создания классов, обучающих языкам национальных меньшинств[15].

Многие представители меньшинств – рома и балканские египтяне –  подвергаются принудительному выселению в рамках крупных инфраструктурных проектов, в частности строительства кольцевой дороги вокруг столицы. Приветствуя ряд мер по обеспечению права на жилище, включая принятие Закона Албании «О социальном жилье», КЛРД с озабоченностью отметил необходимость полномасштабного применения введенных этим новым законом гарантий в контексте запланированных выселений[16].

Женщины и дети из цыганской общины составляют несоразмерно большое число среди жертв торговли людьми, особенно в целях сексуальной и трудовой эксплуатации, а также принуждения к попрошайничеству[17]. Кроме того, женщины из числа рома и ашкали по-прежнему имеют ограниченный доступ к первичной медико-санитарной помощи и к услугам по охране сексуального и репродуктивного здоровья, зачастую даже не знают о существовании таких услуг. Они также сталкиваются с препятствиями на пути к участию в политической и общественной жизни, в том числе в осуществлении своего права голоса. Доступ к официальному рынку труда для таких женщин тоже ограничен. На все эти факторы обращал внимание Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) в июле 2016 г.[18]

КЛДЖ с обеспокоенностью указал на ограниченность доступа к образованию девочек из числа рома и ашкали и девочек-инвалидов, а также детей, проживающих в сельских и отдаленных районах, в связи с низким качеством школьной инфраструктуры и нехваткой учителей[19].

Положительно следует оценивать тот факт, что власти страны прилагают усилия по исправлению ситуации. В Албании функционируют институты народного защитника и уполномоченного по защите от дискриминации. После вступления в силу Закона Албании «О защите национальных меньшинств» государственный комитет по вопросам меньшинств получил новый мандат и находится в процессе реструктуризации, а также создается фонд для национальных меньшинств[20].

К оглавлению

 

Бельгия

Бельгия не входит в число стран, где остро стоят проблемы героизации нацизма и ревизии итогов Второй мировой войны.

Правовую основу для борьбы с проявлениями неонацизма, расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости создают закон от 30 июля 1981 г. о предупреждении действий, совершенных на почве расизма и ксенофобии, закон от 23 марта 1995 г. о недопущении отрицания, минимизации или оправдания геноцида, совершенного немецким режимом во время Второй мировой войны, и закон от 10 мая 2007 г. о пресечении некоторых форм дискриминации.

В целом в Бельгии уважительно относятся к памяти борцов Сопротивления и жертв нацизма, поддерживают в должном состоянии посвященные им мемориалы и кладбища, на которых захоронены в том числе погибшие в боях на территории страны бойцы Красной Армии, участвовавшие в партизанском движении. Крупнейшим из бельгийских мемориалов являются комплекс «Форт Бреендонк» – бывший нацистский концентрационный лагерь близ г.Мехелена, через который прошли тысячи заключенных перед депортацией в Освенцим и музей Холокоста в казарме «Доссен», расположенный неподалеку.

В Бельгии проводятся торжественные мероприятия в связи с окончанием Второй мировой войны и освобождением страны от нацистов. В частности, в 2019 г. в 75-ю годовщину освобождения страны крупные акции прошли в Брюсселе, Льеже, Антверпене с участием федерального и регионального руководства, в которых отмечалась роль СССР в Победе над нацизмом. Представители бельгийских властей, ветеранских организаций, общественности периодически выступают с инициативами проведения совместных с российской стороной памятных мероприятий. Так, в марте 2019 г. в г. Комбле-о-Пон по предложению местного военно-патриотического общества была открыта плита в память о герое бельгийского Сопротивления майоре Е.Доценко. В октябре 2019 г. в г. Ребек с участием губернатора Валлонский Брабант Ж.Майе и вице-спикера федерального парламента А.Флао у могилы красноармейца, участника движения Сопротивления В.Талды состоялось открытие мемориала в честь всех советских бойцов, сражавшихся в Бельгии в рядах Сопротивления. По согласованию с властями в г.Льеже начато сооружение храма-памятника российским воинам.

Также отмечаются факты проявления в гражданском обществе несогласия с общеевропейской линией на размывание роли Красной Армии и СССР в Победе над нацизмом. В связи с принятием Европарламентом 19 сентября 2019 г. резолюции «О важности сохранения исторической памяти для будущей Европы» видные бельгийские историки и публицисты на страницах центральных газет раскритиковали её текст, указав на явные искажения актов, попытки реабилитации нацистского режима и навязывания ревизионной трактовки истории.

Несмотря на декларируемое властями неприятие идей нацизма, неонацизма и идеологии ненависти, а также усилия по противодействию проведению таких мероприятий, Бельгия следует в русле ЕС и воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Бельгийские власти связывают проявления неонацизма и ксенофобии с ухудшением ситуации в сфере безопасности после теракта в марте 2016 г., а также миграционным кризисом. Действующие в настоящее время в стране группировки неонацистского толка (как правило, с незначительным числом активистов) являются маргинальными и не оказывают заметного влияния на внутриполитическую ситуацию. К таковым структурам можно отнести, например, бельгийское отделение международной неонацистской организации «Blood and Honour» («Кровь и честь») и «Фламандское сопротивление». Их акции подвергаются критике представителей властей страны и попадают в поле внимания правоохранительных органов. Бельгийские СМИ, как правило, тоже реагируют на подобные события. Например, скандалом обернулся карнавал во фламандском г. Алсте в феврале 2020 г. из-за насмешек ряда участников над еврейской общиной. Инцидент поднял волну общественного возмущения в связи с очевидными признаками антисемитизма. Выходка была осуждена на разных уровнях бельгийскими властями, включая премьер-министра страны. «Центр по обеспечению равенства возможностей и борьбе с расизмом» выступил в качестве посредника в контактах по данному сюжету между администрацией Алста и еврейскими объединениями.

В марте 2019 г. была поставлена точка в другом резонансном преступлении против представителей еврейской общины Бельгии (тогда в результате нападения 24 мая 2014 г. в Еврейском музее в Брюсселе погибло 4 человека; преступление вызвало в Бельгии и по всей Европе волну возмущения, негодования и сочувствия к еврейской общине страны). Виновный был приговорен судом присяжных к пожизненному заключению. Суд также отметил в своем решении антисемитский характер нападения.[21]

Вместе с тем, в Бельгии фиксируются некоторые проявления нацизма и расизма.

Значительную известность получил случай установки памятника в честь латвийских легионеров «Ваффен-СС» в сентябре 2018 г. в г. Зеделгем (Западная Фландрия) на месте бывшего британского лагеря военнопленных, где после Второй мировой войны содержались латвийские эсэсовцы (данная акция была осуществлена в сотрудничестве с латвийским «Музеем оккупации Латвии»). В ответ на обращение активистов Бельгийской федерации русскоязычных организаций к руководству коммуны бургомистр Зеделгема А.Вермеулен сообщила, что памятник был установлен с учетом «исторических связей» этого бельгийского города с Латвией, чтобы «вспоминать о бывших легионерах с чисто человеческих позиций» и «в целях пропаганды современного искусства».

С учетом рекомендации спецдокладчика Совета ООН по правам человека по современным формам расизма в адрес государств запретить «любые торжественные чествования – как официального, так и неофициального характера – нацистского режима, его союзников и связанных с ними организаций»[22], отмеченной в том числе в резолюции Генассамблеи ООН 74/136 о борьбе с героизацией нацизма, стоит упомянуть опубликованную в августе 2019 г. бельгийскими СМИ информацию о лидере крайне правой партии «Vlaams Belang» Т. ван Грикене. Стало известно, что еще в студенческие годы он опубликовал в 2005 г. восхваляющую известного фламандского националиста, создателя «Vlaamse Militanten Orde» («Фламандского боевого ордена») А.Эрикссона (также был участником нацистской организации «Гитлерюгенд») заметку в связи с его смертью[23].

Тревожным симптомом является то, что на «блошиных рынках» в Бельгии продается военная атрибутика с нацистскими символами. Министр внутренних дел в 2014-2018 гг. Я.Ямбон признавал в этой связи, что Уголовный кодекс Королевства не содержит положений, запрещающих подобную практику. Преследование, в том числе уголовное, предусматривается лишь за активное выражение приверженности идеям нацизма, отрицание Холокоста, пропаганду незаконной дискриминации.

Проблема распространения расизма и ксенофобии проявляется в контексте восприятия населением миграционной угрозы, в результате чего отмечается ухудшение отношений между различными этническими и религиозными группами бельгийского общества. Основная претензия правозащитников к бельгийским властям в данной области – ненадлежащие условия содержания соискателей убежища, нелегальных иммигрантов и членов их семей. Причинами этого, по мнению экспертов, являются дефицит финансирования профильных бельгийских служб и нехватка подготовленных кадров.

НПО «Лига прав человека» отмечала, что применявшаяся властями с августа 2018 г. по апрель 2019 г. практика размещения несовершеннолетних детей в закрытых центрах противоречит положениям основных международных документов по защите прав детей. На то, что несопровождаемые дети помещаются в центры для взрослых соискателей убежища, указывал Комитет по правам ребенка (КПЧ) в январе 2019 г. Он также отмечал, что в Бельгии широко распространены случаи исчезновения среди несопровождаемых детей, следующих транзитом через территорию страны.[24]

В июле 2018 г. в Бельгии начал работу новый закрытый центр содержания под стражей для семей с детьми, ожидающих возвращения. НПО «Children on the Run» подвергла резкой критике работу этого центра. Уполномоченный по правам ребенка выразил обеспокоенность в связи с продлением максимального срока пребывания несопровождаемых детей-мигрантов в семьях, отметив, что это порождает стресс и страх среди детей.[25]

Правозащитные организации отмечали, что многим беженцам в стране пришлось размещаться на улице в связи с тем, что бельгийская миграционная служба не смогла разместить всех. Самый крупный из подобных мест – стихийный палаточный лагерь в парке Максимилиан в центральной части Брюсселя. После начала распространения коронавирусной инфекции палаточные лагеря мигрантов властями были ликвидированы.

Агентство ЕС по основным правам человека (АОПЧ) выражало обеспокоенность в связи с применяемыми властями Бельгии «карательными» мерами в отношении сочувствующих мигрантам или беженцам. Так, два журналиста, социальный работник и еще один человек предстали перед судом за то, что они предоставили убежище или иным образом поддержали мигрантов.[26]

Комитет по правам ребенка (КПР) в январе 2019 г. с обеспокоенностью отметил многочисленные проблемы, с которыми в стране сталкиваются из-за предрассудков и дискриминации дети-мигранты (к ним добавляются и серьезные трудности в получении школьного образования. Обеспокоенность экспертов КПР также вызвала радикализация детей и разжигание ненависти, в том числе в отношении детей, находящихся в уязвимом положении. В стране по-прежнему широко распространены случаи травли и насилия в школе со стороны как сверстников, так и учителей.[27]

Миграционная проблема подсветила и распространенность практики расового профилирования в правоохранительных органах Бельгии. АОПЧ с ссылкой на проведенный международной правозащитной НПО «Международная Амнистия» опрос сотрудников полиции и должностных лиц в девяти местных полицейских округах в Бельгии указало на существование расового или этнического профилирования во время проверки полицейскими правопорядка и документов, удостоверяющих личность. При этом половина опрошенных сотрудников полиции считает, что этническое профилирование имеет место, и они зачастую не имеют инструментов для предотвращения этой практики. По словам опрошенных, четкая и последовательная политика в области проверки документов, удостоверяющих личность, отсутствует, поскольку не существует руководящих принципов, инструкций, профессиональной подготовки или мониторинга проверки личности.[28]

Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью отмечала, что бельгийского уголовное законодательство не содержит понятий, разграничивающих дискриминацию и насилие на почве ненависти. Было акцентировано, что любое нарушение антидискриминационных законов, составляющих уголовное преступление, обычно классифицируется полицией или прокурором как «дискриминация». В базах данных полиции или прокуратуры не указано, является ли конкретный инцидент насилием, мотивированным ненавистью, или другой формой дискриминации. В этой связи Бельгии было рекомендовано включить в статистическую отчетность данные об отягчающих обстоятельствах правонарушений, чтобы преступления на почве ненависти могли быть более легко идентифицированы[29].

Введенные в связи с распространением коронавирусной инфекции ограничительные меры подсветили проблему расслоения бельгийского общества. Так, обеспеченные бельгийцы с комфортом работают дистанционно, тогда как менее благополучные группы населения, проживающие в перенаселенных районах, либо вынуждены продолжать трудовую деятельность с риском для здоровья и жизни, либо лишаться доходов. На этом фоне обострилось чувство несправедливости: 11-12 апреля 2020 г. в мигрантском районе Брюсселя Андрелехт произошли беспорядки. Поводом к выступлениям людей стала гибель молодого человека в результате столкновения с автомобилем при попытке убежать от полицейского патруля. Стычки с полицией закончились применением водометов и массовыми задержаниями.

К оглавлению

 

Болгария

В Болгарии имеют место случаи героизации пособников нацистов. С 2003 г. на ежегодной основе в Софии проводилось неонацистское факельное шествие «Луков марш» в память о генерале Х.Лукове (деятель болгарского нацизма времен Второй мировой войны, сторонник альянса с фашистами, лидер Союза болгарских национальных легионов[30]). Участники акции используют военную форму, символику и лозунги соответствующего содержания. В 2005 г. на фасаде дома, где жил Х.Луков, была установлена мемориальная доска.

Следует отметить, что в 2020 г. призывы болгарских антифашистов и еврейских организаций, а также дипмиссий, включая российское посольство, прекратить позорящее страну неонацистское сборище были услышаны столичными властями. В феврале 2020 г. мэр Софии Й.Фандыкова издала распоряжение о запрете проведения факельного шествия по центру болгарской столицы, которое было подтверждено решением Верховного административного суда Болгарии. Поклонники болгарского националиста смогли лишь возложить венки к месту его гибели. МИД Болгарии на своем сайте опубликовал официальное сообщение с резким осуждением «проявлений крайнего национализма и ксенофобии», подчеркнув, что подобным мероприятиям «нет места в современной Болгарии»[31].

Несмотря на декларируемое властями неприятие идей нацизма, неонацизма и идеологии ненависти, а также усилия по противодействию проведению таких мероприятий, Болгария следует в русле ЕС и воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Попыток привлечения к ответственности болгарских ветеранов, сражавшихся на стороне сформированной осенью 1944 г. Болгарской Национальной Армии, партизанских отрядов и боевых групп, а также Движения сопротивления, не зафиксировано.

Фактов препятствия, в том числе на государственном уровне,  проведению в Болгарии мероприятий по празднованию Дня Победы во Второй мировой войне и связанных с нею дат, не отмечено.

Случаев противодействия деятельности ветеранских организаций и антифашистских НПО, введения запретов на символику Красной Армии и СССР не зафиксировано.

Ситуация с обеспечением неприкосновенности памятников советским воинам Красной Армии, погибшим в боях на территории страны, вызывает определенную тревогу. Хотя на данный момент фактов серьёзного разрушения или демонтажа советских военных мемориалов в Болгарии не зафиксировано, периодически происходят акты вандализма.

Наиболее частым посягательствам подвергаются главные советские воинские мемориалы: величественный памятник Советской Армии в центре Софии, памятник советскому солдату-освободителю («Алеша») и братская могила 153 красноармейцев в столичном квартале «Лозенец».

Памятник Советской Армии в 2019 г. вандалы оскверняли дважды: в ночь на 22 июня (дата нападения фашистской Германии на СССР, начало Великой Отечественной войны), когда краской была облита центральная мемориальная доска-эпитафия с надписью «Советской Армии-освободительнице от благодарного болгарского народа», и в ночь на 26 августа, когда памятник с трех сторон был облит краской, а задняя облицовочная плита его основания была разбита. В ночь на 13 января 2020 г. полицией была пресечена попытка двух болгарских школьниц нанести рисунки на памятник.

12 апреля 2019 г. вандалы осквернили братскую могилу болгарских антифашистов в центре г. Стара-Загора и памятник советским воинам-освободителям (Старозагорский «Алеша») в парке «Митрополити Методий Кусев», нарисовав свастику и нецензурные выражения.

В ночь на 30 января 2020 г. был осквернен памятник советскому солдату-освободителю в г. Пловдив («Алеша»): боковая часть памятника и экспозиция с барельефом перед ним облиты красной краской, нанесены надписи «не забыли» и «не простим».

12 февраля 2020 г. зафиксирован акт глумления над братской могилой 153 советских воинов в софийском квартале «Лозенец»: неизвестными лицами была повреждена барельефная скульптурная группа советских солдат (сколоты носы и повреждены головы двоих воинов).

В ночь на 8 апреля 2020 г. в городском парке г. Добрич был совершен акт вандализма в отношении памятника на братской могиле 45 советских офицеров и солдат. На 7-метровой скульптуре и 12-метровом пилоне вандалы синей краской нанесли надпись «Смерть СССР», «Смерть России», «Болгария сама по себе», «Смерть оккупанту», «Смерть Алешам», «Смерть коммунизму» и «Довольно самоунижения».

Фактов незаконной эксгумации или переноса останков советских солдат на территории Болгарии не выявлено.

В стране действуют несколько националистических и откровенно неонацистских структур, пропагандирующих расовую ненависть, идеи национал-социализма и нетерпимость к проживающих здесь национальным меньшинствам, в первую очередь, к туркам и цыганам. Среди них можно выделить «Болгарский национальный союз» (лидирующее неонацистское движение в Болгарии создано в 2001 г. и зарегистрировано в качестве НПО, позиционирует себя как наследник Союза болгарских национальных легионов), болгарское отделение международной неонацистской организации «Blood and Honour» («Кровь и честь», создана в 1987г. в Великобритании) в г. Пловдив, ультраправую организацию «Национальное сопротивление» (создана в 2008 г.) и Националистическую партию Болгарии (основана в 2013 г.).

Силами подобных структур в Болгарии организовывались мероприятия в честь нацистских деятелей. С 2017 г. традиционное чествование памяти болгарского пособника фашистам, военного летчика Д.Списаревского (проводится с 2006 г. 20 декабря в с. Долни-Пасарел Софийской области), проходит в форме факельного шествия.

21 апреля 2019 г. в Софии состоялся учредительный конгресс неонацистского объединения «Крепость Европа», в котором приняли участие представители крайне правых европейских организаций. Болгария была представлена членами «Болгарского национального союза». 30 апреля 2019 г. (дата очередной годовщины смерти А.Гитлера) по улицам Софии и области были расклеены листовки с восхвалением вождя нацистов.

При этом тенденции к увеличению числа группировок подобной направленности не наблюдается. Напротив, 10 февраля 2020 г. Софийская городская прокуратура подала в Софийский городской суд исковое заявление об отмене регистрации НПО «Болгарский национальный союз – Эдельвейс» (организатор «Луков марша»).

Распространение неонацистских идей ведется на Интернет-сайтах «Болгарского национального союза» www.bgns.bg и «Луков марша» www.lukovmarch.info, где помимо прочего опубликованы онлайн-лекции по националистической тематике. Для агитации и сбора средств используется социальная сеть «Facebook». На улицах Софии можно встретить расклеенные листовки и граффити со свастикой или логотипом отрядов СС (Schutzstaffel). В свободной продаже находятся работы А.Гитлера «Mein Kampf», а также зарубежных и болгарских националистов и отрицателей Холокоста, например, Р.Харвуда, А.Панайотова, Б.Станкова и др.

Распространение ненавистнической риторики в адрес национальных меньшинств в Болгарии в основном имеет место на бытовом уровне. В стране беспрепятственно функционируют партии и НПО, защищающие интересы турецкого и цыганского населения. Вместе с тем в СМИ периодически появляются националистические пассажи отдельных политиков, в основном касающиеся роста преступности и неграмотности цыганского этноса.

Вместе с тем, международными мониторинговыми структурами высказывалась обеспокоенность сообщениями об увеличении инцидентов, связанных с ненавистнической риторикой и преступлениями на почве ненависти, особенно с инцидентами, направленными против групп меньшинств, таких как турки, цыгане, мусульмане, евреи, лица африканского происхождения, мигранты, беженцы и соискатели убежища. Об этом, в частности, говорили Комитет по ликвидации расовой дискриминации в мае 2017 г.[32] и Комитет по правам человека в ноябре 2018 г.[33] В этом плане особо отмечалось уязвимое положение цыган, в отношении которых, включая детей, широко распространены стигматизация и дискриминация, что приводит к насилию и ненавистническим высказываниям в их адрес.

Отмечены также случаи вандализма в отношении мест отправления религиозных культов. Расследования таких дел редко приводят к установлению и привлечению виновных к ответственности.

Нацистская символика регулярно встречается на болгарских стадионах во время футбольных матчей между местными клубами, фанаты которых (в основном подростки и молодежь, именующие себя «ультрас») не скрывают свою принадлежность к неонацистским движениям. Так, в октябре 2019 г. в ходе футбольного матча квалификационного этапа Евро-2020 между сборными Болгарии и Англии болгарские болельщики выкрикивали расистские лозунги и демонстративно поднимали руки, имитируя нацистское приветствие. Инцидент получил широкий резонанс в Европе. В результате руководство Болгарского футбольного союза было вынуждено подать в отставку.

К оглавлению

 

Босния и Герцеговина

В Боснии и Герцеговине (далее – БиГ) в целом признается ключевое значение Победы над нацизмом, давшей народам Европы свободу. Регулярно по всей стране проводятся памятные мероприятия, связанные с борьбой югославского народа с оккупантами, отмечаются значимые даты, в первую очередь «Битва на Сутеске» (15 мая – 15 июня 1943 г.), «Битва на Неретве» (16 февраля – 15 марта 1943 г.), «Игманский марш» (январь 1942 г.), освобождение Сараево и Баня-Луки, концлагеря «Ясеновац» (апрель 1945 г.) и др.

О том, что антинацистские настроения превалируют в местном обществе и руководстве, свидетельствует и поддержка этой страной принятой в декабре 2019 г. по инициативе России резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практик, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Тем не менее, у проживающих в БиГ народов (сербы, хорваты, бошняки-мусульмане) имеются расхождения в оценках итогов Второй мировой войны. Так, представители бошнякской политэлиты продвигают тезис о борьбе с оккупантами и «внешней агрессией» как в 1941-1945 гг., так и в 1992-1995 гг., делая акцент на том, что в обоих случаях боснийцам удалось отстоять «единую и неделимую» Боснию и Герцеговину.

Боснийские сербы вспоминают жертв концлагерей профашистского государственного образования на территории нынешней Хорватии и БиГ – так называемого Независимого государства Хорватия (далее – НГХ) (1941-1945 гг.), подчеркивая решающий вклад сербского народа в борьбу с фашистами, однако при этом нередко записывая представителей двух других народов в лагерь пособников нацистов[34].

Представители хорватского населения склонны занижать количество жертв среди сербов и евреев в годы войны. Они продвигают тезис о необходимости помнить всех погибших хорватов: и тех, которые в годы Второй мировой войны воевали в рядах партизан, и сторонников НГХ. При этом «кровавый режим И.Б.Тито» критикуется за расправу над сторонниками НГХ после войны. Руководители местных хорватов регулярно принимают участие в соответствующих памятных мероприятиях (в том числе в г. Блайбург, Австрия).

На сегодняшний день на государственном уровне в БиГ не происходит героизации нацистского движения и неонацизма. Тем не менее, неонацистские проявления в стране дают о себе знать. В частности, в мусульмано-хорватской Федерации БиГ (далее – ФБиГ) отмечаются попытки «обеления» пособников нацистов. Ряд улиц в гг. Мостар, Широки-Бриег, Чаплина были переименованы в честь усташских преступников – М.Будака, Ю.Францетича, А.Вокича, И.Зеленики, Д.Спужевича, М.Лорковича. В г. Сараево появились улицы, носящие имена националистов и идеологов панисламистского движения «Молодые мусульмане» М.Бусуладжича и В.Чурчича, а также командующего частями НГХ в годы оккупации в Санджаке (Сербия) и г. Сараево С.Пачариза[35]. В июне 2016 г. средняя школа в г. Горажде (ФБиГ) была названа в честь имама Хусейна эфенди Джозо, состоявшего при прославившейся своими карательными рейдами на Балканах в годы Второй мировой войны дивизии СС «Хаджар», формировавшейся преимущественно из бошняков-мусульман[36]. Все вышеперечисленные лица после войны были приговорены военными трибуналами Югославии к расстрелу.

 Кроме того, у боснийских хорватов имеются планы по возведению в пригороде г. Мостар в районе с. Били «мемориала мира», где предполагается установить несколько тысяч крестов с именами хорватов из Герцеговины, погибших в годы Второй мировой войны, в том числе на стороне НГХ[37].

Республика Сербская (далее – РС) и боснийско-сербское население БиГ активно пропагандирует идеи антифашизма. В боснийско-сербском энтитете с каждым годом набирают обороты акции «Бессмертный полк» и «Георгиевская ленточка». По инициативе Правительства РС в образовательные программы энтитета с 2018/2019 учебного года включены расширенные лекции о преступлениях и геноциде в отношении сербов и о Холокосте в НГХ. В 2019 г. по инициативе властей сербского энтитета сформировано общество «7 февраля 1942 года», целью которого является сбор информации о преступлениях усташей против гражданского сербского населения в деревнях Дракулич, Шарговац и руднике Раковац, когда за день с особой жестокостью было убито более 2,3 тыс. человек.

При этом для боснийских сербов характерно особое восприятие роли Сербии во Второй мировой войне, в частности, правительства в изгнании и его вооруженных сил на Балканах. В июне 2019 г. в г. Билеча был установлен памятник предводителю четнического движения Д.Михайловичу, принимавшему участие в годы войны на территории Югославии в боевых действиях не только против фашистских захватчиков, но и против партизан народно-освободительной Армии Югославии (НОАЮ). Кроме того, ежегодно, в день ареста Д.Михайловича (10 марта 1946 г.) сторонники четнического движения организуют памятные мероприятия в г. Вишеград.

Деятельность ассоциаций участников Второй мировой войны в БиГ опирается на традиции существования в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия. Преемник югославского СУБНОР Социалистической Республики БиГ (Союз обществ ветеранов Народно-освободительной войны) – САБНОР БиГ (Союз обществ антифашистов и ветеранов Народно-освободительной войны) и СУБНОР РС – после вооруженного конфликта в БиГ 1992-1995 гг. объединил все первичные ветеранские организации и имеет разветвленную сеть представительств по всей стране, действуя практически на общественных началах.

Имеют место случаи вандализма в отношении Партизанского кладбища в г. Мостар (хорватская часть). В ноябре 2019 г. (накануне отмечаемого в мусульмано-хорватской части страны Дня государственности БиГ) и апреле 2020 г. (накануне годовщины создания НГХ) неонацисты устроили погромы на реставрированном кладбище, в результате чего многие надгробия были разрушены или разрисованы нацистской символикой[38].

В феврале 2020 г. в г. Мостар произошло нападение группы ультранационалистов из числа местных хорватских футбольных фанатов на шествие по случаю годовщины освобождения города от нацистских захватчиков[39].

Организованная активность националистических или ультраправых группировок в БиГ не фиксируется. Некоторые из них функционируют в соцсетях, как, например, созданное еще в 2010 г. «Боснийское движение национальной гордости»[40], однако реального воплощения их деятельность не имеет.

То же касается ненавистнической риторики в отношении лиц, принадлежащих к этническим и религиозным меньшинствам. Она выражается, прежде всего, в негативных комментариях под материалами на Интернет-порталах боснийских СМИ (например, действующие в ФБиГ информационные порталы klix.ba и faktor.ba), но не выходит за рамки Интернет-пространства.

Помимо роста числа ненавистнических расистских высказываний в СМИ внимание международных правозащитных органов, в частности Комитета по ликвидации расовой дискриминации и Комитета по правам человека, привлекло увеличение количества антисемитских ненавистнических высказываний в спорте, а также распространенность преступлений на почве ненависти против цыган[41].

Цыганская община, являющаяся одной из самых многочисленных, остается при этом наиболее маргинализованной среди национальных меньшинств в БиГ. Несмотря на деятельность правозащитных организаций и помощь международного сообщества, в том числе Миссии ОБСЕ в БиГ, цыганская община с большим трудом поддается включению в образовательный процесс. Охват детей из числа цыганского населения как дошкольным, так и средним образованием недостаточен. Несовершеннолетние часто лишены возможности получить образование из-за нищеты и экономических трудностей, что обусловлено высоким уровнем  безработицы у этой части населения и отсутствием у них доступа к адекватному жилью. На данном этапе в стране не существует возможностей обеспечить цыганам обучение на их родном языке, эффективные механизмы социальной интеграции цыган не найдены[42]. Кроме того, дети из числа цыган зачастую становятся жертвами практики договорных браков[43].

Во многих районах со смешанным населением процесс обучения затруднен разделением детей по национальному признаку, созданием «двух школ под одной крышей». Подобная практика вызывает серьезную озабоченность в Совете Европы и ОБСЕ, которые требуют от боснийских властей покончить с сегрегацией в школах.

Из-за специфики Конституции БиГ, являющейся частью Дейтонского мирного соглашения 1995 г. и сфокусированной на урегулировании взаимоотношений между тремя государствообразующими народами, представители других этносов, объединенные в категорию «остальные граждане Боснии и Герцеговины», не могут быть избраны в высший орган государственной власти (состоящий из трех членов Президиум) и верхнюю палату Парламентской ассамблеи БиГ.

В 2006 г. общественный деятель Д.Сейдич (по национальности – цыган) и глава еврейского сообщества Я.Финци подали иск в Европейский Суд по правам человека против Боснии и Герцеговины в целях устранения дискриминации и обеспечения пассивного избирательного права остальным гражданам Боснии и Герцеговины в Президиум и Палату народов Парламентской ассамблеи БиГ.

В декабре 2009 г. ЕСПЧ вынес решение в их пользу, предписав БиГ предусмотреть механизм участия нацменьшинств в упомянутых госструктурах путем внесения соответствующих изменений в Конституцию и избирательное законодательство. Процесс имплементации вердикта ЕСПЧ пока не принес результатов ввиду отсутствия согласия ведущих политических сил страны по данному вопросу.

По оценкам представителей хорватской общины, сохраняется тенденция дискриминационного отношения бошнякского большинства в отношении законных прав хорватского народа в БиГ. Отмечается, что по результатам состоявшихся осенью 2018 г. всеобщих выборов в БиГ боснийские хорваты вновь не получили своего легитимного представителя в Президиуме. Потенциально опасной является ситуация, сложившаяся вокруг непроведения муниципальных выборов в г. Мостаре, население которого с 2008 г. не может реализовать свои законные избирательные права.

В директивных органах и на публичных постах на уровне энтитетов группы этнических меньшинств, в особенности цыган, также представлены весьма ограниченно[44].

В связи с этим Комитет по ликвидации расовой дискриминации рекомендовал БиГ принять конкретные меры, направленные на достижение более интегрированного общества на основе ценностей равенства и недискриминации, в котором участвовали бы все граждане вне зависимости от их этнической, этнорелигиозной или национальной принадлежности[45].

К оглавлению

 

Великобритания

Движение националистов в Великобритании имеет глубокие корни, уходящие в историческое прошлое этого государства. Первые сторонники крайне правых взглядов – «британского фашизма» – появились в стране в первой половине XX в. Одновременно формирование национально-патриотического полюса политического спектра Великобритании проходило в русле общеевропейской тенденции.

В 30-е гг. XX в. появляется ряд новых организаций такого толка, в том числе с антисемитским уклоном. И хотя с началом войны все они были запрещены, вскоре их сменили группировки нового толка. Так, основанное известным британским националистом О.Мосли (лидер организации «Британский союз фашистов») в 1947 г. «Юнионистское движение» («Union Movement») объединило более 50 небольших крайне правых организаций и групп.

Отметились ультраправыми наклонностями (в том числе связями с нацистами) и некоторые монаршие особы. Так, британский король Эдуард VIII в 1937 г. нанес визит А.Гитлеру. Известна фотография, на которой он исполняет нацистское приветствие.

Борьба с «засильем» мигрантов, связанного с распадом колониальной системы, и стремление сохранить традиционный образ жизни британцев оказались в фокусе внимания праворадикальных групп и не покидают его до сих пор. Акцент смещается с внешних на внутренние вопросы жизни британского общества. В последние годы к этим факторам добавилась проходившая в стране дискуссия о членстве в Евросоюзе, апогеем которой стал состоявшийся 23 июня 2016 г. референдум о выходе Великобритании из ЕС.

Современная британская политкорректность во многом предпочитает игнорировать болезненный вопрос деятельности в стране организаций неонацистского толка. В свою очередь крайне правые, склонные называть себя «истинными консерваторами», продолжают ратовать за сохранение единства Великобритании как наследницы Империи в территориальном, культурном и расовом смысле, что весьма импонирует части уставшим от «засилья мигрантов» британским гражданам.

Стоит отметить, что в целом в британском обществе отторгаются националистические идеи. Вместе с тем ситуация порой доходит до абсурда: люди, из благих побуждений продвигающие «английский образ жизни» и «английское наследие», могут попасть под обвинение в ксенофобии. Флаг Англии многими уже воспринимается как националистический, и его стараются не демонстрировать на публичных мероприятиях, в частности на матчах футбольной сборной Англии.

Несмотря на схожесть идей, ультраправый фланг британского политического ландшафта едва ли можно назвать единым: он пестреет организациями, преследующими в том числе свои узкокорпоративные цели.

Британские организации ультраправового и националистического толка в основном имеют ярко выраженный маргинальный характер, их численность, как правило, не превышает нескольких сотен человек. В своей деятельности они делают упор на активность в Интернет-пространстве, а также на проведение резонансных публичных акций в таких крупных городах, как Лондон, Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль и Белфаст.

Наиболее заметной ультраправой организацией до недавнего времени являлась основанная в 1982 г. лидером неонацистского движения Дж.Тиндалом «Британская национальная партия» («British National Party», далее – БНП). Она выступает против массовой миграции в страну, резко критикует создание «федерального сверхгосударства в Европе», то есть Европейского союза. В числе лозунгов БНП продолжительное время фигурировали такие тезисы, как сохранение ценностей «белой» британской семьи, полное закрытие границы для мигрантов и репатриация уже прибывших в страну. Нередко её сторонники выдвигали антисемитские тезисы и называли Холокост «исторической мистификацией». Своей целью БНП видит также объединение мирового и, прежде всего, европейского лагеря ультраправых. Самым высоким политическим результатом для БНП было получение двух мест на выборах в Европарламент в 2009 г.

Эта партия по-прежнему пытается претендовать на лидерство в лагере британских националистов. Однако из-за внутрипартийных разногласий численность официально зарегистрированных членов партии сократилась с 13,5 тыс. человек в 2009 г. до 500 человек в 2020 г. (по утверждениям представителей самой БНП, количество её сторонников на 2019-2020 гг. составляет около 3 тыс. человек).

Еще одной заслуживающей внимания британской неонацистской организацией является основанная в 2011 г. ультраправым политическим активистом из Шотландии Дж.Доусоном и выходцами из БНП партия «Britain First» («Британия превыше всего»), выступающая против «исламизации» Великобритании и массовой миграции в страну. В качестве главной цели её сторонниками декларируется защита традиционного британского жизненного уклада, этнокультурного наследия и христианского вероисповедания. Организация имеет в своей структуре «боевое крыло», именующее себя «партийными силами обороны».

Партия привлекла к себе внимание в 2014 г. рядом провокационных акций в отношении мусульман в гг. Лондоне, Глазго и Лутоне (нападения на мечети, принудительная раздача пропагандистских антимусульманских буклетов, организация акций протеста в непосредственной близости от мест проживания лидеров мусульманских общин). Также в Лондоне были организованы «христианские патрули» численностью до 12 активистов с целью «противодействия исламскому экстремизму» (их действия подверглись осуждению религиозных деятелей, представляющих как мусульманскую общину, так и англиканскую церковь)[46].

В последнее время стремительно набирает политический вес возглавляемая ультраправым активистом Т.Аблиттом «English Defense League» («Лига английской обороны»), возникшая стихийно в виде уличного движения в марте 2009 г. как протестная реакция на организованные исламской группой «Аль Мухаджирун» выступления против проходивших в г. Лутоне парадов возвращавшихся домой из Афганистана британских военнослужащих[47].

Это неформальное, преимущественно молодежное движение открыто выступает против «исламизации» страны. Главной формой его деятельности является проведение маршей и демонстраций, организация общественных протестов против строительства новых мечетей и навязываемых британцам атрибутов исламской культуры.

15 марта 2019 г. городские власти г. Веллингтона (графство Шропшир) объявили о приостановке запланированного «Лигой английской обороны» на 16 марта 2019 г. «национального шествия» против исламизации страны (в акции ожидалось участие порядка 50 активистов) в знак уважения к лицам, погибшим 15 марта 2019 г. в результате теракта в Новой Зеландии, и их родственникам. В результате шествие перенесли на 13 апреля 2019 г. На мероприятии появилось чуть более 10 националистов и свыше 100 противников «национального шествия».

Еще одна ультраправая организации – «National Action» («Национальное действие») – в декабре 2016 г. была внесена в список запрещенных согласно Закону «О борьбе с терроризмом» (Terrorism Act 2000), а ее лидер К.Литго получил наказание в виде тюремного заключения на 8 лет. «Молодежное крыло» этой организации в период 2015-2017 гг. отметилось рядом демонстраций в г. Ливерпуле (численностью до 100 человек), в которых, по некоторым данным, принимали участие представители других ультраправых группировок («Лига английской обороны», «Британия превыше всего»), а также польские футбольные фанаты.

В сентябре 2017 г. организации «Scottish Dawn» («Шотландский рассвет») и «National Socialist Anti-Capitalist Action» («Национальное социалистическое антикапиталистическое движение») были также внесены в список запрещенных террористических структур в качестве организаций, имеющих «альтернативные наименования уже запрещенному «Национальному движению».

Ежегодно 23 сентября, в день смерти основателя международной неонацистской группировки «Blood and Honour» («Кровь и честь»)  Й.С.Дональдсона, в Великобритании проводится концерт, посвященный его памяти. Концерт 2008 г. в Редхилле (графство Суррей) получил широкое освещение со стороны «Би-Би-Си», радио и печатных СМИ. Мероприятие, организованное в 2013 г., стало крупнейшим среди подобных в Великобритании за последние 15-20 лет (его посетили, согласно различным оценкам, от 1 000 до 1 200 неонацистов со всей Европы)[48].

Одним из наиболее ярких проявлений неонацизма за последнее время стал скандал вокруг ситуации с использованием нацистской символики военнослужащими королевской морской пехоты в июне 2019 г.: в ходе «посвящения в морпехи» на грудь одного из сослуживцев они нанесли изображение свастики, а затем разместили фотографии этого в социальных сетях. Расследование по данному делу ведет военная полиция Великобритании. Высшее руководство ВМС Соединенного Королевства  рассматривает вопрос о запрете для подразделений королевской морской пехоты на участие в учениях за рубежом. Примечательно, что это не первый случай демонстрации нацистской символики представителями британских вооруженных сил: в 2013 г. было опубликовано фото, на котором двое британских военнослужащих, проходивших службу в Афганистане, предстают на фоне флага своей страны с руками, вскинутыми в нацистском приветствии[49].

На международной арене делегация Великобритании воздерживается при голосовании по ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Британское законодательство не содержит запретов на деятельность ультраправых организаций. Их существование может быть прекращено только в случае, если они будут признаны террористическими согласно Закону «О борьбе с терроризмом»[50] и внесены в соответствующий список[51].  Это может произойти в том случае, если британские власти полагают, что такая организация «замешана в террористической деятельности», а именно «совершает теракты или участвует в их совершении, осуществляет подготовку к совершению теракта, продвигает и поощряет террористические настроения (включая незаконное прославление терроризма) или другим образом связана с террористической деятельностью». С момента признания организации запрещенной принадлежность к ней (или признание такой принадлежности), оказание содействия (обращение с призывом с целью оказать содействие), а также демонстрация символики такой организации (включая одежду) являются преступлениями и наказываются лишением свободы на срок от 6 месяцев до 10 лет и/или штрафом[52].

Борьба с расовой дискриминацией и ксенофобией в Великобритании осуществляется на основе Закона «О публичном порядке» 1986 г. (Public Order Act 1986)[53]. Он запрещает разжигание расовой ненависти и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 7 лет и/или штрафа за умышленное совершение данного деяния в отношении расовой группы, распространение расистских материалов, выступление с речами подстрекательского характера, создание расистских сайтов в Интернете, распространение информации в отношении лица или этнической группы с целью распространения расового недовольства. 

Закон о борьбе с расовой и религиозной ненавистью 2006 г. (Racial and Religious Hatred Act 2006) также помещает в правовую плоскость правонарушения, связанные с «разжиганием ненависти в отношении лиц по расовым и религиозным причинам». Особенностью данного нормативно-правового акта является то, что он впервые вводит в британское законодательство понятия правонарушений, связанных с разжиганием ненависти по религиозным причинам (наказываются лишением свободы на срок до 7 лет и/или штрафом). Положения данного закона применимы, если «словесные формулировки, поведение, письменные материалы, видео- и звукозаписи, а также программы» «несут в себе угрозу» и «нацелены на религиозную ненависть». Дискриминационные действия на основе религиозных убеждений на рабочем месте при определенных обстоятельствах также могут представлять собой правонарушение в соответствии с этим законом[54].

Еще одним нормативно-правовым актом, направленным на борьбу с дискриминацией, является Закон о равноправии 2010 г. (Equality Act 2010)[55]. Он запрещает оскорбление, преследование и какую бы то ни было дискриминацию на рабочем месте по следующим признакам: возраст, нетрудоспособность, переопределение пола, брак и гражданское партнерство, беременность или наличие детей, раса, религиозные убеждения, пол и сексуальная ориентация. 

Этнический состав Великобритании (67,5 млн. человек) чрезвычайно многообразен. В государстве проживают англичане (76 %), шотландцы (5,8 %), валлийцы (3,1 %), ирландцы (1,9 %), индийцы (2,3 %), пакистанцы (1,8 %), поляки (0,9 %), бангладешцы (0,7 %), китайцы (0,5 %), арабы (0,4 %), выходцы из стран СНГ (0,3 %), иранцы (0,1 %) и представители других групп (6,2 %). Согласно переписи 2011 г., в стране проживало 1,9 млн. чернокожих (3 % населения), 3,1 млн выходцев из Южной Азии (4,9 %).

Официальный Лондон декларирует в рамках процедур мониторинга выполнения своих международно-правовых обязательств в сфере борьбы с расизмом и поощрением и защитой прав нацменьшинств «уважение прав национальных меньшинств, проживающих в стране», заявляет о «предпринимаемых на постоянной основе усилиях по борьбе с дискриминацией, поддержке развития культуры и идентичности меньшинств», всячески подчеркивает «предоставляемые государством гарантии их прав и свобод, в том числе касательно обеспечения доступа к образованию и СМИ, защиты языков нацменьшинств, а также их участия в общественной жизни». Однако в реальности состояние дел в сфере борьбы с расовой дискриминацией и дискриминацией в отношении этнических меньшинств оставляет желать лучшего.

В мае 2019 г. издание «Гардиан» опубликовало данные проведенных агентством «Опиниум» опросов общественного мнения среди представителей нацменьшинств, согласно которым 71 % респондентов сталкивались со случаями расовой дискриминации (в январе 2016 г. – 58 %).

Каждый четвертый сотрудник африканского, азиатского или иного этнического происхождения был свидетелем расово мотивированных притеснений или издевательств со стороны руководителей в течение последних двух лет[56].

Согласно опубликованным 15 октября 2019 г. данным министерства внутренних дел Великобритании, за период 2018-2019 гг. наблюдается резкое увеличение количества преступлений, совершенных на почве ненависти. За отчетный период было зарегистрировано свыше 103 тыс. таких правонарушений (за 2017-2018 гг. – 94 тыс., за 2016-2017 гг. – 80 тыс.). Абсолютное большинство (почти 79 тыс., или 76 % от общего числа; в 2018 г. – 71 тыс.) составляют преступления на почве расовой ненависти (рост по сравнению с 2012-2013 гг. на 125 %)[57].

По данным министерства внутренних дел Великобритании, в 2017-2018 гг. число сообщений о предполагаемых проявлениях ультраправого экстремизма увеличилось на 36 %, а число обращений о проявлениях исламистского экстремизма за тот же период сократилось на 14 %. В 2017 г. организация «Tell MAMA» («Скажи МАМА») зафиксировала 1201 доказанный инцидент, направленный против мусульман[58].

Обеспокоенность резким увеличением числа преступлений на почве расовой ненависти, особенно в Англии, Северной Ирландии и Уэльсе, выражали Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в августе 2016 г.[59] и Комитет по правам человека (КПЧ) в июле 2015 г.[60] КЛРД отметил, в частности, распространенность риторики, в том числе в Интернете, направленной против мигрантов, и практику негативного изображения этнических или этно-религиозных меньшинств, мигрантов, беженцев средствами массовой информации. Эксперты указывали, что многие политические деятели не только не осудили такую риторику, но и способствовали распространению и укоренению предрассудков, тем самым подстегивая отдельных лиц к совершению актов запугивания и ненависти по отношению к общинам этнических или этно-религиозных меньшинств и визуально отличающимся лицам. Также было отмечено, что сохраняется проблема занижения данных о численности преступлений на почве ненависти, и остается значительным разрыв между сообщаемыми случаями и успешными судебными преследованиями. В результате большое число преступлений на почве расовой ненависти остается безнаказанным.

Заметное увеличение в последние годы числа преступлений на почве расизма, ксенофобии, антисемитизма, исламофобии и ненависти к инвалидам отмечал Комитет против пыток (КПП) в мае 2019 г. по итогам рассмотрения 6-го периодического доклада Великобритании. КПП также указывал, что, согласно оценкам, лишь в случае 2 % таких преступлений выносятся обвинительные приговоры, в которых неприязнь по защищаемым признакам является отягчающим обстоятельством[61].

Значительный резонанс в Великобритании вызвала публикация 18 августа 2016 г. подготовленного независимой Комиссией по вопросам равенства и прав человека Великобритании доклада о нарушении прав этнических меньшинств[62].

В документе, который местные эксперты называют «самым объемным обзором ситуации с обеспечением равноправия в стране за всю ее историю», отмечается, что представители этнических меньшинств (в первую очередь афробританцы) становятся жертвами преступлений в среднем в три раза чаще, чем белые британцы. Уровень безработицы среди представителей национальных диаспор составляет 12,9 %, что вдвое выше среднего показателя по стране. Отмечена дискриминация на рабочих местах: зарплата чернокожих британцев, имеющих высшее образование, на 23 % ниже среднестатистических окладов. При этом лишь 6 % выходцев из Африки и стран Карибского бассейна поступают в какой-либо из 24 ведущих вузов Великобритании (среди представителей коренного населения этот показатель составляет 12 %, в китайской диаспоре – 11 %). Кроме того, указывается на дискриминацию этнических меньшинств при приеме на работу в судебные и правоохранительные органы. В целом, в документе делается вывод, что положение представителей национальных диаспор за последние несколько лет значительно ухудшилось.

Глава Комиссии Д.Айзек в связи с публикацией доклада заявил, что «дискриминация по расовому признаку прочно укоренилась в Великобритании». Отмечено, что у представителей нацменьшинств «зачастую складывается ощущение проживания в другой стране», в результате чего они «не идентифицируют себя в качестве британцев, интегрированных в общество».

Лица африканского происхождения чаще становятся жертвами противоправных действий и со стороны британских правоохранительных органов. Данные Службы лондонской полиции, опубликованные в августе 2017 г., показали, что вероятность гибели в результате чрезмерного применения силы полицией и последующего отсутствия доступа к надлежащей медицинской помощи среди лиц африканского происхождения выше, чем среди остального населения. Несмотря на то, что чернокожие мужчины и женщины и представители азиатских народов и этнических меньшинств составляют всего 14 % от общего числа населения, их доля среди заключенных составляет 25 %, при этом 40 % предварительно задержанных молодых людей приходится на чернокожее и азиатское население и выходцев из этнических меньшинств. Правозащитники отмечают, что база данных подозреваемых в участии в объединенных преступных группировках, которую ведет Служба столичной полиции, подвергалась критике: число молодых чернокожих мужчин в этой базе данных несоразмерно вероятности их связи с преступным миром[63]. Кроме того, лица африканского происхождения подвергаются выборочным проверкам со стороны правоохранителей более чем в девять раз чаще, чем белые[64].

Со схожими проблемами сталкиваются выходцы из Азии, цыгане и представители иных национальных меньшинств. КЛРД в августе 2016 г. подчеркнул, что представители этих категорий населения по-прежнему сталкиваются с отчуждением и являются объектом негативных стереотипов и стигматизации в средствах массовой информации. Комитет отмечал сохранение дискриминации лиц, принадлежащих к этническим меньшинствам, особенно цыган и лиц африканского происхождения, в вопросах доступа к медицинским услугам и качества оказываемой медицинской помощи. Кроме того, договорный орган указал, что реформа системы правовой помощи и введение оплаты судебных издержек, связанных с рассмотрением апелляций по трудовым спорам, ограничили для вышеназванных категорий лиц доступ к правосудию[65]. Несмотря на заявления Т.Мэй, сделанные сразу после вступления в должность премьер-министра в 2016 г., относительно необходимости ужесточения борьбы с дискриминацией по расовому признаку в системе ювенальной юстиции Великобритании, ситуация в этой области также продолжает ухудшаться. По оценкам на февраль 2019 г., количество чернокожих лиц в возрасте от 15 до 21 года, содержащихся в детских исправительных учреждениях, составило 51 % от общего числа молодых заключенных (в 2017 г. данный показатель равнялся 40 %). По мнению экспертов, причиной этому послужил комплекс факторов, среди которых уменьшение финансирования местных властей, полиции, служб психиатрической помощи, увеличение случаев конфискации жилого имущества у чернокожих семей и т.д.[66]

Кроме того, КЛРД указывал на наличие расистских издевательств и притеснений в школах Великобритании, а также непропорционально большое количество исключенных из школ учеников, принадлежащих к общинам цыган или лиц афро-карибского происхождения[67]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) с обеспокоенностью отметил, что некоторые группы населения в большей степени страдают от нищеты или подвергаются более высокому риску впасть в нищету, в частности лица, принадлежащие к этническим, религиозным или другим меньшинствам[68]. В докладе спецдокладчика Совета ООН по правам человека (СПЧ) по вопросам о крайней нищете и правам человека Ф.Алстона по итогам визита в Великобританию отмечается, что действующая в Великобритании система налогообложения негативно сказывается на благосостоянии наиболее уязвимых слоев населения (в том числе женщин, лиц азиатского и африканского происхождения, представителей этнических меньшинств, родителей-одиночек, лиц с ограниченными возможностями и соискателей убежища)[69].

В феврале 2019 г. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) по итогам рассмотрения 8-го периодического доклада Соединенного Королевства выразил обеспокоенность уязвимым положением женщин, особенно азиатского и африканского происхождения и женщин из числа этнических меньшинств и беженцев[70]

Несмотря на активное общественное порицание и широкое медийное освещение антисемитизма в Великобритании, правозащитники оценивают ситуацию в этой области как крайне негативную. Согласно докладу британской НПО «Community Security Trust» («Объединение за безопасность общины»), в 2018 г. был побит рекорд по количеству антисемитских инцидентов. Всего за указанный период было зафиксировано 1 652 случая проявления антисемитизма – на 16 % больше, чем в 2017 г. При этом подавляющее большинство инцидентов произошло в Лондоне и Манчестере, где проживают крупнейшие еврейские общины страны[71].

Случаям проявлений антисемитизма членами Лейбористской партии посвящен доклад правозащитной организации «Labour Against Antisemitism» («Лейбористы против антисемитизма»), переданный на рассмотрение Комиссии по вопросам равенства и прав человека[72].

Следует отметить, впрочем, что позиция, занимаемая по этому вопросу партийным руководством, предполагает безоговорочное осуждение антисемитизма. 27 января 2020 г. в заявлении, сделанном по случаю Дня памяти жертв Холокоста и опубликованном на странице в социальной сети «Facebook», лидер партии Дж. Корбин указал, что «потеря единства общества позволяет сегодня расистским политическим движениям настраивать одни общественные группы против других». Он подчеркнул, что День памяти жертв Холокоста – это повод «задуматься об ужасах прошлого, пороках нацизма, геноцида и антисемитизма»[73].

На масштабы проблемы антисемитизма в стране указала спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Т.Ачиуме в докладе 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о современных проявлениях расизма и борьбе с героизацией нацизма, подготовленном во исполнение резолюции 73/157 Генассамблеи ООН[74].

С 1999 г. британская полиция старается привлекать на службу больше представителей национальных меньшинств с тем, чтобы этнический состав силовых структур пропорционально соответствовал группам населения, в интересах которого осуществляется работа. Однако, как отмечают эксперты, деятельность на этом направлении продвигается медленно, что является предметом критики самих представителей силовых ведомств. Так, по оценкам главы Национального совета руководителей полиции (координирует работу правоохранительных органов в Великобритании) С.Торнтон, за 20 лет ни одно из 43 полицейских управлений в Англии и Уэльсе не достигло поставленных целей, в лучшем случае прогресс в этом вопросе наметится не раньше 2052 г.[75]

Следует отметить, что во властных кабинетах национальные меньшинства представлены достаточно широко: бывший министр финансов С.Джавид родился в семье пакистанцев, министр внутренних дел П.Пател – из семьи индийских мигрантов из Уганды, заместитель главы внешнеполитического ведомства Дж.Клеверли – потомок выходцев из Сьерра-Леоне, мэр Лондона С.Хан – сын иммигрировавших в Великобританию пакистанцев, министр финансов Р.Сунак имеет индийское происхождение.    

5 апреля  2020 г. стало известно о том, что контртеррористическое подразделение полиции Лондона расследует попытки британских крайне правых группировок использовать критическую ситуацию с коронавирусом в стране для разжигания ненависти к мусульманскому населению.

Так, основатель и бывший лидер «Лиги английской обороны» Т.Робинсон опубликовал в соцсетях видео, на котором была показана группа мусульман, выходящих из «секретной мечети» в Бирмингеме в разгар эпидемии, несмотря на требования британских властей не собираться в группы. Ролик быстро набрал более 10 тыс. просмотров и негативные комментарии. Впоследствии полиция опровергла временной период этих кадров, отметив, что они были сняты еще до объявления карантина.

Однако не все проявления ксенофобии на фоне распространения коронавирусной инфекции являются следствием организованной деятельности радикальных группировок. Совершение правонарушений на почве национальной и расовой ненависти во многих случаях вызвано охватившими население паническими настроениями и стремлением возложить на определенные социальные группы ответственность за происходящее. Вот некоторые примеры агрессивного отношения к лицам азиатского происхождения.

2 марта 2020 г. нападению подвергся студент Университетского колледжа Лондона родом из Сингапура. Он был избит группой молодых людей, выкрикивавших в его адрес обвинения в распространении коронавируса, и получил несколько переломов. В настоящее время дело расследуется Службой столичной полиции[76]. Двое человек уже были задержаны по подозрению в совершении преступления[77].

В г. Эксетере по состоянию на 6 марта 2020 г. за сутки было зарегистрировано 6 самостоятельных правонарушений по мотиву расовой ненависти, совершенных в отношении лиц азиатского происхождения[78].

Новый вирус поставил под удар и представителей бизнес-сектора. Многие китайские компании и британские корпорации, чья деятельность тесно связана с Китаем, отмечают значительное уменьшение числа потребителей их услуг, в то время как в другие годы период, предшествующий празднованию китайского Нового года, напротив, характеризовался как более прибыльный[79].

К оглавлению

 

Венгрия

В Венгрии не зафиксированы случаи открытого проявления расизма, а также героизации на официальном уровне нацизма и неонацизма. Не проводятся факельные шествия и слеты бывших участников «Ваффен-СС» и их почитателей. Не зафиксированы попытки привлечения к ответственности ветеранов, служивших в Красной Армии. Правящим правоконсервативным альянсом ФИДЕС-ХДНП, настроенным на выстраивание с Россией прагматичных, взаимовыгодных отношений и поддержание высокого уровня российско-венгерского политического диалога, в целом эффективно проводится работа по профилактике ксенофобских проявлений и нетерпимости на конфессиональной основе.

В Венгрии законодательно запрещены организации неонацистского толка и связанная с ними атрибутика. Отсутствует и какая-либо их поддержка со стороны правительства. Среди существовавших ранее и распущенных по решению суда группировок такого толка наиболее крупными являлись «Кровь и честь», «Бетяршерег» («Разбойничья армия»), «Национальная гвардия – Карпаты и отечество», «Национальная самооборона», «Венгерская национальная гвардия» и движение «За лучшее будущее».

Еще одна заметная организация ультраправового толка – объединение «64 области»[80], столкнувшись с реальной угрозой роспуска, оперативно изменило устав, избавилось от законодательно запрещенной символики (нилашистские кресты, свастика и руны СС) и в настоящее время позиционирует себя как «спортивно-патриотическое движение за сохранение традиций». По сути же, именно «64 области» вобрала в себя основную массу неонацистски настроенной молодежи, в том числе и из вышеупомянутых запрещенных группировок.

Особое место в венгерской общественно-политической жизни занимает представленная в Госсобрании национал-популистская партия «Йоббик – За лучшую Венгрию», ранее активно взаимодействовавшая с ультраправыми группировками, но в ходе своего первого парламентского цикла (2010-2014 гг.) заметно зачистившая свои ряды от маргиналов и фактически отказавшаяся от ксенофобской риторики. В настоящий момент эта структура постепенно отходит от лозунгов евроскептицизма, которые переняла отпочковавшаяся от «Йоббик» партия «Наша Родина».

В отношении продвижения искаженных трактовок истории периода Второй мировой войны следует отметить, что спецификой Венгрии является конституционное закрепление тезиса о прерывании государственного суверенитета с 19 марта 1944 г. (ввод гитлеровских войск в рамках операции «Маргарита», утверждение режима нилашистов во главе с Ф.Салаши) по 2 мая 1990 г. (образование первого правительства после смены строя), то есть фактически – идеи «двойной оккупации» страны сначала нацистской Германией, а замет СССР. На официальном уровне настойчиво культивируется посыл о полной тождественности коммунистического и нацистского режимов. Наряду с нацистской свастикой, эсэсовскими руническими знаками, нилашистскими скрещенными стрелами запрещено публичное ношение красной звезды, серпа и молота.

В то же время правительство ФИДЕС-ХДНП стремится не муссировать данную проблематику и всячески ретуширует расхождения в российских и венгерских оценках истории военного и послевоенного периода, склоняясь к нецелесообразности излишней политизации темы исторического прошлого. Не препятствуют официальные власти проведению мероприятий по празднования Победы во Второй мировой войне и памятных дат, связанных с освобождением страны от немецко-фашистских захватчиков.

Не вызывает опасений и ситуации с расположенными в Венгрии российскими военно-мемориальными объектами разных исторических периодов. На сегодняшний день их статус регулируется Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Венгерской Республики об увековечении памяти павших военнослужащих и гражданских жертв войн и о статусе захоронений от 6 марта 1995 г. Успешно работает механизм непосредственной реализации Соглашения – смешанная российско-венгерская межправительственная комиссия по воинским захоронениям.

В 2019 г. имело место 3 случая осквернения мемориалов советским воинам, последствия которых были оперативно устранены.

Случаи самовольного сноса органами местной власти российских военно-мемориальных объектов в последние десятилетия не фиксируются. Отдельные инциденты такого характера происходили в 1991-1992 гг., но были достаточно быстро пресечены и после урегулирования в 1995 г. правового статуса захоронений более не повторялись.

В то же время на международной арене Венгрия следует в русле общей линии ЕС. Венгерская делегация ежегодно воздерживаются при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Следует отметить, что настрой венгерского руководства на выстраивание прагматичных отношений с Россией вызывает неприкрытое раздражение со стороны есовского Брюсселя и Вашингтона, которые стремятся «наказать» Венгрию за попытку проведения независимого внешнеполитического курса, отвечающего её национальным интересам. Ожидаемо, это вызывает имеющую конъюнктурную подоплеку критику правозащитной ситуации в стране с задействованием ресурса крупных прозападных правозащитных организаций.

В плане проявлений расизма международные правозащитные структуры называют уязвимое положение цыганского населения страны, подавляющее большинство которого имеет низкий социальный статус из-за чего, по мнению правозащитников, оно становится объектом различных форм дискриминации. В докладах венгерского Уполномоченного по правам человека также неоднократно обращалось внимание на тяжелые условия жизни данного нацменьшинства и содержались призывы к правительству предпринять реальные шаги для улучшения ситуации в данной сфере, поскольку «своими силами цыгане не в состоянии разорвать порочный круг нищеты». Подчеркивалось, что в последние десятилетия в ряде районов страны, прежде всего на северо-востоке, фактически образовались около ста цыганских гетто, не способствующих ни повышению жизненного уровня, ни социальной адаптации цыган.

Уязвимое положение цыган, в том числе в сфере образования, борьбы с бедностью и безработицей, развития инфраструктуры цыганских поселений отмечали в марте 2018 г. Комитет по правам человека[81] и в июне 2019 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации[82]

К оглавлению

 

Греция

В Греции не отмечено случаев героизации нацизма центральными или местными властями. В стране не сооружают памятников и мемориалов нацистам и их пособникам, не организуют публичных демонстраций в целях прославления нацистов или распространения идей неонацизма. Не  зафиксировано фактов осквернения или разрушения памятников в честь борцов против нацизма в годы Второй мировой войны, эксгумации и переноса их останков, запрета символики СССР или Красной Армии и др. Руководство муниципалитетов положительно относится к празднованию Дня Победы, включая проведение в течение последних лет шествий «Бессмертного полка» в десятке городов страны. Греческое общество отличается сравнительно высоким уровнем иммунитета к ультраправой риторике, не приемлет попыток ревизии истории и обеления нацистов и их союзников. Это связано с исторически обусловленной значительной популярностью здесь «левых» взглядов, сохраненной памятью о правлении диктаторского режима «черных полковников» в 1967-1974 гг. и об оккупации Греции странами «оси» в 1941-1944 гг., ставшей причиной многочисленных человеческих жертв и огромного материального ущерба, вопрос о компенсации которого Афины до сих пор регулярно, хотя и безрезультатно, ставят перед Берлином. Согласно исследованиям общественного мнения, свыше 65 % греков выступают за ограничение деятельности неонацистов.

Местные власти бережно относятся к мемориалам в честь воинов- антифашистов, включая памятники и места захоронений советских партизан (афинский район Палео Фалиро, г. Салоники, г. Ханья на о. Крит, деревни Калоскопи, Карутес, Като Корифи, Месовуно, Стилида) и жертв событий Второй мировой войны среди мирного населения (гг. Драма и Калаврита, деревни Вианнос, Дервенохория, Дистомо, Доксато, Канданос, Коммено, Парамифия, Родакино, Хортиатис и др.).

Предотвращению пересмотра итогов Второй мировой войны и отрицания преступлений фашизма содействуют проводимые с 2015 г. ежегодные конференции НПО «Греко-российский клуб «Диалог» Ф.Игнатиадиса, а также активные усилия общественного деятеля-антифашиста В.Коссивакиса, регулярно устраивающего показы советских и российских кинофильмов.

В настоящее время в г. Салоники реализуется долгосрочный проект по созданию Мемориального музея Холокоста и Образовательного центра по правам человека, направленных в том числе на преодоление в Греции расизма и  дискриминации по религиозному признаку[83].

Наряду с этим в октябре 2019 г. в том же городе состоялось открытие нового крыла Еврейского музея, часть экспозиции которого посвящена периоду 1912-1945 гг., когда еврейская община была почти полностью уничтожена. Бывший президент Греции Прокопис Павлопулос в своей речи на торжественной церемонии открытия подчеркнул необходимость сохранения памяти о Холокосте как одном из наиболее жестоких преступлений против человечности. Глава государства заявил также, что возрождение нацистских и фашистских организаций в Европе чревато повторением ужасов Второй мировой войны[84].

Вместе с тем в стране участились бытовые проявления ксенофобии на фоне наплыва соискателей убежища из региона Ближнего Востока и Северной Африки, достигшего пика в 2015-2016 гг. и вновь усилившегося в конце 2019 г. – начале 2020 г. Рост числа таких случаев констатировала 5 марта 2020 г. греческая НПО «Racist Violence Recording Network» («Сеть фиксации насильственных проявлений расизма»), которая взаимодействует с представительством Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в Греции. В настоящее время на греческой территории находится в общей сложности свыше 90 тыс. беженцев и мигрантов.

В политическом пространстве выразителем крайних националистических убеждений является действующая с 1993 г. партия «Золотой рассвет», которая использует фашистскую символику, продвигает идеологию национальной исключительности и причастна к ряду резонансных преступлений по мотивам расовой нетерпимости. В 2013 г. в отношении руководства и активистов партии было заведено уголовное дело. С апреля 2015 г. продолжается судебный процесс, в рамках которого в качестве обвиняемых проходят семьдесят человек, включая всех лиц, входивших на тот момент в состав парламентской фракции «Золотого рассвета». В сентябре 2019 г. судьи уже признали семерых подсудимых, включая члена Европейского парламента от партии «Золотой рассвет» Я.Лагоса и бывшего депутата Н.Мичоса, виновными в нападении в июле 2013 г. на общественный центр, предлагавший бесплатные уроки греческого языка для мигрантов.

В марте 2019 г. греческий филиал немецкой НПО «Роза Люксембург» (rosalux.gr) и правозащитная организация HumanRights360 (humanrights360.org) опубликовали данные о случаях агрессии в отношении мигрантов в Афинах, отмечая, что ответственность за большинство из них лежит на сторонниках этой ультраправой партии. Отмечено, что в 2011-2018 гг. прошло более тысячи подобных акций.

Пятьдесят наиболее резонансных нападений были отражены в организованной в столице 11-17 марта 2019 г. выставке рисунков молодых греческих художников. Особый акцент в подборке сделан на бездействии полиции в подобных ситуациях.

В последнее время популярность «Золотого рассвета» снижается, что вызвано в том числе судебными процессами над его членами. На парламентских выборах в июле 2019 г. партия не преодолела трехпроцентный барьер и, таким образом, впервые с 2012 г. лишилась представительства в законодательном собрании. Это спровоцировало раскол в её руководстве и среднем звене.

Среди греческих неонацистских группировок в последние годы особую активность проявляли «Криптия», позаимствовавшая название от отрядов древней Спарты, совершавших убийства рабов илотов, и греческое отделение «Combat 18» (в названии организации в соответствии с нацистской традицией цифры 1 и 8 относятся к первой и восьмой буквам латинского алфавита – А и H, являющихся заглавными в имени А.Гитлера). Обе организации ответственны за десятки преступлений против мигрантов. В марте 2018 г. правоохранительным органом удалось в основном ликвидировать греческую ветвь «Combat 18».

Согласно докладу греческой НПО «Racist Violence Recording Network», в 2018 г. в стране было выявлено 117 фактов применения насилия на почве нетерпимости, жертвами которых стали более 130 человек. В 74 случаях нападениям подверглись мигранты или беженцы на основании их этнической принадлежности, религии и цвета кожи, правозащитники, имеющие с ними связь, а также ассоциации граждан третьих стран. Сюда же отнесено разрушение памятника мигрантам, погибшим в море. Еще в шести случаях по тем же причинам были совершены атаки против граждан Греции. Целью девяти других стала еврейская община и ряд священных для евреев мест. Еще один инцидент затронул гражданина Греции, осуществлявшего образовательную деятельность, направленную против антисемитизма. Примечательно, что в документе отмечается, с одной стороны, рост ксенофобских настроений и числа нападений, совершенных организованными группами, с другой – повышение эффективности действий властей в рамках реагирования на подобные преступления.[85]

С сентября 2014 г. в Греции действует закон «О противодействии проявлениям расизма», в котором соответствующие деяния были выделены в отдельную группу преступлений. Этот акт ужесточил наказание за разжигание ненависти и подстрекательство к насилию против отдельных групп населения. Санкцией за совершение данных преступлений является лишение свободы на срок до трех лет и штраф в размере 20 тыс. евро.

Следует отметить, что в правоприменительной практике Греции практически отсутствуют примеры борьбы с распространением расистских, ненавистических и ксенофобских идей в СМИ и в Интернете. Прецедентом стало открытое в 2017 г. дело по обвинению в исламофобии в отношении писательницы С.Триандафиллу, допустившей в своем Интернет-блоге высказывания, расцененные как проявление ненависти на религиозной основе. Однако в 2018 г. этот процесс был закрыт в связи с отсутствием состава преступления.

На ставшие регулярными проявления расизма и ксенофобии, в первую очередь в отношении прибывающих в Грецию беженцев, а также цыган, с обеспокоенностью обращай внимание Комитет по правам человека в октябре 2015 г.[86] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации в августе 2016 г.[87]

В феврале 2018 г. Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) приветствовала создание Афинами профильной рабочей группы в составе представителей госорганов, омбудсмана, Совета по правам человека Греции, НПО и профсоюзов для разработки стратегии по противодействию нетерпимости. Вместе с тем ЕКРН отметила, что не все её предложения были учтены государством, и призвала уделить дополнительное внимание вопросу имплементации антидискриминационных мер[88].

По признанию греческих экспертов, местное законодательство в этой части действительно требует определенной доработки, поскольку запрещает дискриминацию по признаку национальности, религии или иных убеждений, инвалидности, возраста или сексуальной ориентации, но только в области занятости и профессиональной деятельности, а не в таких сферах, как соцзащита, образование, доступ к товарам и услугам и т.д.

Дискриминационных запретов на участие представителей меньшинств в политической жизни и управлении государством не зафиксировано, к ним свободно допускаются не только представители титульной нации. В ряде структур местного самоуправления официальные посты занимают российские соотечественники – выходцы из стран бывшего СССР.

Достаточно сложной остается ситуация с обеспечением права на этническую и культурно-языковую самоидентификацию мусульманского населения области Фракия в северо-восточной части страны на границе с Турцией, а также некоторых островов Эгейского моря. Единственным официально признанным меньшинством (понятие «нацменьшинство» в законодательстве Греции отсутствует) в этих регионах является «мусульманское», объединяющее всех проживающих во Фракии представителей нетитульных этнических групп – турок, помаков, цыган, всего более 120 тыс. человек. Мусульмане островов Кос и Родос в качестве представителей нацменьшинства официально не признаны и, в отличие от исповедующих ислам жителей Фракии, не имеют возможности посещать специализированные школы с обучением на турецком языке. Афины продолжают в законодательном порядке ограничивать возможность включения в наименования общественных, политических, спортивных, культурных и любых иных ассоциаций определения «турецкий».

Обеспокоенность тем, что греческие мусульмане могут быть лишены права на самоидентификацию, поскольку признаются только как религиозное меньшинство, но не относятся к этническим меньшинствам, выражали Комитет по правам человека[89] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации[90].

В то же время власти начали работу по сооружению новых мест отправления культа. В июне 2019 г. в греческой столице завершилось строительство первой в новейшей истории мечети. Отношение к этому событию в обществе противоречивое. Начиная с 2013 г., когда было принято решение о её возведении, жители Афин неоднократно устраивали протестные акции, которые часто возглавлялись представителями «Золотого рассвета».

Среди мероприятий, поощряющих межконфессиональное взаимодействие, выделяются регулярно проводимая МИД Греции конференция о мирном сосуществовании представителей разных религий на Ближнем Востоке, а также акции по линии благотворительной организации при Элладской православной церкви «Апостоли» и ряда епархий, включая Пирейскую митрополию.

При рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Греции воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

К оглавлению

 

Дания

В Дании не отмечены случаи героизации нацистского движения и бывших членов нацистской организации СС и её составных частей, включая «Ваффен-СС». Участниками национально-освободительных движений нацистов и их пособников в стране не объявляют. Памятники и мемориалы в их честь не сооружают. Не фиксировались в Дании и случаи осквернения или разрушения памятников, посвященных тем, кто боролся против нацизма в годы Второй мировой войны, и жертвам этих трагических событий. В последнее время не регистрировались факты проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого и нацистского движения или организации соответствующих митингов и акций протеста с применением насилия. Не отмечено эпизодов незаконной эксгумации и переноса останков воинов-антифашистов, привлечения к ответственности ветеранов-антифашистов, введения запрета на символику Красной Армии и СССР.

Организации соотечественников, проживающих в Дании, не сталкивались с препятствованием в проведении памятных мероприятий, связанных с празднованием Победы и иных памятных дат ни со стороны датских властей, ни со стороны политических сил, общественных движений, радикальных структур. Свободно осуществляют свою деятельность ветеранские организации и НПО, борющиеся против неонацизма, героизации нацизма и расизма.

Тем не менее, при голосовании в рамках Генассамблеи ООН по вносимому ежегодно Россией и другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Дании воздерживается, солидаризируясь в этом вопросе с другими странами-членами Европейского союза.

Эксперты не подтверждают рост в Дании числа экстремистских и радикальных националистических политических партий, движений и групп расистского и ксенофобского толка, их большую вовлеченность в политическую жизнь страны, увеличение их представленности в общенациональных и местных законодательных органах власти.

При этом в стране с разной степенью активности продолжают функционировать такие правонационалистические организации неонацистского толка, как «Датский национальный фронт» (ДНФ)[91], «Датская лига обороны», «Датское национал-социалистическое движение» и «Белая гордость»[92]. Уровень их активности довольно низкий, что обусловлено главным образом нехваткой финансирования и небольшим числом последователей. Практическая работа концентрируется на распространении пропагандистских материалов в сети Интернет и социальных сетях.

На общем фоне заметно выделяется праворадикальная неонацистская группировка «Северное движение сопротивления» (функционирует в Дании, Исландии, Норвегии, Швеции и Финляндии), которая в отличие от других подобных организаций имеет четкую политическую программу (создание  национал-социалистической республики, состоящей из стран Скандинавии, Финляндии и, возможно, стран Балтии, а впоследствии и распространение идеологии национал-социализма по всему миру), а также «боевое крыло», участвующее в насильственных и иных противоправных действиях. В числе последних акций – разгром еврейского кладбища в г. Рандерс 9 ноября 2019 г., приуроченный к годовщине Хрустальной ночи 1938 г. В результате действий радикалов были повреждены и осквернены 84 надгробия. Незадолго до этого в г. Силькеборге на почтовые ящики в домах ряда еврейских семей были наклеены звезды Давида. Многие также сообщали о поступавших в их адрес угрозах.

20 марта 2020 г. Служба контрразведки Дании представила очередной доклад с оценками уровня террористической угрозы в отношении Королевства, которая, по оценке ведомства, исходит главным образом со стороны радикального исламизма. Вместе с тем на фоне увеличения частоты проведения правыми экстремистами насильственных акций в мире уровень угрозы, исходящей от соответствующих группировок, повышен от «ограниченного» до «общего». При этом спецслужбы не исключают возможность осуществления аналогичных акций в Дании.

Уголовный кодекс (уголовный закон) Дании по-прежнему не предусматривает наказание за использование нацистской символики. В соответствии со ст. 27 (пункт 266 b) штраф или тюремное заключение сроком до двух лет грозит за публичные или предназначенные для последующего широкого распространения заявления и сообщения, содержащие угрозы или оскорбления группы лиц по признаку расы, цвета кожи, национальной или этнической принадлежности, вероисповедания или сексуальной ориентации. Отягчающим обстоятельством выступает пропагандистский характер подобных действий. При этом на практике в случаях попадания таких инцидентов в поле зрения правоохранительных органов санкций за такие действия не следует под предлогом защиты права граждан на свободу выражения мнения, гарантированного ст. 77 Конституции Дании.

Вовлеченность экстремистских националистических партий, а также движений и групп расистского и ксенофобского толка в политическую жизнь Дании носит ограниченный характер. Праворадикальная политическая партия «Жесткий курс», получившая известность благодаря проведению провокационных акций, включая сожжение Корана, в районах компактного проживания исповедующих ислам мигрантов и беженцев, не смогла преодолеть двухпроцентный барьер прохождения в Фолькетинг (парламент) на выборах, прошедших в июне 2019 г., получив лишь 1,8 % голосов избирателей.

Партия «Новые правые» («Nye borgelige»), политическая программа которой сочетает либеральную экономическую политику и жесткий антииммиграционный курс, напротив, в 2019 г. впервые прошла в Фолькетинг, получив 2,4 % голосов и 4 мандата.

В Дании складывается непростая ситуация в сфере борьбы с преступлениями на почве ненависти. Этот вывод подтверждается статистическими данными правоохранительных органов Королевства. В 2018 г. ими были зарегистрированы 449 преступлений на почве ненависти (в 2017 г. – 446,  в 2016 г. – 274), включая 260 преступлений на почве расовой ненависти и 112 преступлений на почве религиозной ненависти. В числе наиболее уязвимых религиозных групп – мусульмане и последователи иудаизма (56 % и 23% от общего числа таких преступлений соответственно), однако жертвами могут стать и христиане (около 13 %). В этой последней категории противоправных деяний около половины составляют преступления против бывших мусульман, сменивших религию[93]. При этом в датской полицейской академии кадеты проходят обязательный курс взаимодействия с соответствующими целевыми группами, а также жертвами подобных преступлений. Профильные семинары входят в программу повышения квалификации сотрудников датской полиции.

В августе 2018 г. в Дании вступил в силу запрет на ношение в общественных местах одежды, скрывающей лицо. Датский институт по правам человека (ДИПЧ) и ряд правозащитных НПО, действующих в государстве, считают данную норму ограничивающей право на свободу мысли, совести и религии проживающих в стране мусульманок, которые в силу религиозных убеждений носят соответствующую одежду. Запрет содействует их социальной изоляции и развитию «параллельного общества» в Королевстве.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отмечал в 2015 г. существующие в стране расовые предрассудки, а также проявления насилия, ксенофобии и нетерпимости, рекомендовав датским властям активизировать усилия в целях борьбы с ними и содействовать процессу обеспечения терпимости и межкультурного взаимопонимания между различными группами. КЛРД также указывал на отсутствие в Уголовном кодексе Дании положений, запрещающих организации, пропагандирующие расовую дискриминацию, а также участие в их деятельности.[94]

Следует отметить, что направленная датскими властями информация о реализации заключительных замечаний не сняла обеспокоенности КЛРД в отношении мер по борьбе с расизмом, ксенофобией и нетерпимостью, привлечения виновных в таких преступлениях к ответственности, расширения доступа к правосудию для жертв дискриминации, а также расширения участия представителей меньшинств на рынке труда. Годом позже Комитет специально обратился к датской стороне с предложением отразить эти вопросы в следующем периодическом докладе Дании.[95]

На недостатки в области противодействия дискриминации обращал внимание и Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) в октябре 2019 г. В частности, было акцентировано отсутствие законодательно закрепленного запрета дискриминации по таким признакам, как возраст, наличие инвалидности или конфессиональная принадлежность вне трудовой сферы. Также КЭСКП отмечал, что датскими властями принимаются законодательные меры, прямо допускающие различное обращение на основании таких критериев, как этническая принадлежность, социальный статус, место жительства, что противоречит международно-правовым обязательствам страны.[96]

Что касается проживающих в стране евреев, то согласно результатам исследования Агентства ЕC по основным правам человека (АОПЧ), опубликованного в декабре 2018 г., 80 % из них постоянно (9 %), часто (32 %) или иногда (39 %) вынуждены избегать ношения или демонстрации вещей и предметов, позволяющих идентифицировать их как представителей еврейской национальности. И хотя лишь 56 % опрошенных считают антисемитизм очень серьезной или достаточно серьезной проблемой (14 % и 42 % соответственно), крупнейшее объединение – Еврейское общество Дании, насчитывающее 2,4 тыс. членов, традиционно предостерегает от публичной демонстрации соответствующих аксессуаров или одежды.

Более того, указанная организация с 2012 г. готовит и публикует доклады о проявлениях антисемитизма в Дании. Согласно последнему из докладов, в 2017 г. было зарегистрировано 30 соответствующих случаев, включая нападения и физические посягательства (2), угрозы (3), антисемитские высказывания (24). При этом число инцидентов имеет тенденцию к увеличению: в 2016 г. было зарегистрировано 22 таких случая. К числу предполагаемых недоброжелателей относятся как лица, родившиеся в странах Ближнего Востока, так и этнические датчане.

Рост в Дании ксенофобии, ненавистнической пропаганды в отношении выходцев из зарубежных стран, а также увеличение числа расистских публикаций в СМИ и Интернете, усиление исламофобии и антисемитизма после террористического нападения на еврейскую общину в Копенгагене в феврале 2015 г. и стигматизацию цыганской общины отмечал в мае 2015 г. КЛРД. Он также выразил обеспокоенность по поводу высокого уровня безработицы и неблагоприятного экономического положения лиц без гражданства и лиц, принадлежащих к группам меньшинств.

По приведенным КЛРД данным «Национального интеграционного барометра» 45 % людей, относящихся к группам этнических меньшинств, считают, что они подвергаются дискриминации по признаку их этнической принадлежности[97].

Следует отметить, что в последнее время меры по противодействию наплыву мигрантов стали неотъемлемой частью политических программ даже тех партий, идеология которых в целом не позволяет относить их к правому крылу. Это необходимо для того, чтобы завоевать электорат из числа этнических датчан, демонстрирующих негативное отношение к выходцам из неевропейских государств. Укрепление ксенофобских настроений среди представителей титульной национальности отмечено в опубликованном в 2019 г. докладе Датского института прав человека[98].

Так, левоцентристская партия «Социал-демократы», победившая на прошедших парламентских выборах, придерживается довольно жестких позиций в миграционном вопросе. Ранее её представители поддержали принятие предложенного Датской народной партией «пакета гетто» – законов, распространяющих свое действие на районы, отвечающие определенным критериям, основным из которых является проживание в них иммигрантов из незападных стран (если они составляют не менее половины населения). Список гетто датское правительство обновляет ежегодно, сейчас он насчитывает 28 позиций.

Поскольку заявленная цель нового законодательства состоит в том, чтобы обеспечить лучшую интеграцию жителей таких районов в датское общество, местные дети по достижении 1 года в обязательном порядке должны проводить 25 часов в неделю на специальных занятиях, посвященным датским ценностям. Это подразумевает обучение датскому языку и изучение традиций празднования Пасхи и Рождества. Несоблюдение этого правила родителями лишает их права на социальные выплаты. При этом посещение дошкольных учреждений для остальных датчан не является обязательным.

Для родителей, организующих для своих детей поездки в страну происхождения на длительный период, предусмотрена ответственность в виде лишения свободы сроком на 4 года.

Вместе с тем Комитет по экономическим, социальным и культурным правам вслед за Комитетом по ликвидации расовой дискриминации отметил с обеспокоенностью различие подходов датских властей к обеспечению обучения на родных языках детей из стран Европы и детей неевропейского происхождения. По мнению экспертов, такой дискриминационный подход негативно отразится на интеграции представителей меньшинств и иностранцев в датскую образовательную систему[99]

Еще одним из возможных критериев отнесения района к гетто является наличие криминального прошлого не менее чем у 2,7 % населения. В этой связи совершение преступления в гетто, как правило, влечет за собой наказание в два раза более серьезное, чем установленное для остальной части страны[100].

Специфической проблемой является то, что меры властей, формально направленные на искоренение сегрегации в жилищном вопросе и формирование более оптимального состава жильцов, в реальности могут негативно сказаться на доступе к жилищу для лиц из числа меньшинств и социально маргинализированных групп. Так, на основе правила «смешанной аренды» лишь 28 из 709 жильцов, которым было отказано в переселении в определенное жилище, получили от муниципалитетов альтернативное жилье. Кроме того, при аренде рынка частного жилья лицам с ближневосточной фамилией для получения положительного ответа необходимо направить на 27 % заявлений больше, чем лицам с датской фамилией.

На ситуацию с мигрантами в Дании и разрабатываемые датскими властями меры в этом отношении обращали внимание договорные органы ООН по правам человека. Так, КЭСКП в октябре 2019 г. отметил, что власти приняли в последнее время много мер, прямо либо косвенно затрагивающих права беженцев и мигрантов в экономической, социальной и культурной областях, причем зачастую их разработка не была вызвана сокращением ресурсов. В числе этих мер Комитет указал на введение в 2016 г. градаций для воссоединения семей в различных ситуациях, запуск процедуры временного пребывания беженцев в 2018 г., согласно которой местные власти больше не обязаны предоставлять беженцам постоянное жилье, а также ограничение в 2019 г. предоставления бесплатных услуг переводчика при обращении в медицинские учреждения[101]. Аналогичную озабоченность в 2016 г. высказывал Комитет по правам человека[102].

Кроме того, в 2018 г. на 30 % были сокращены пособия для семей мигрантов, проживающих в Дании более трёх лет. Отменено право беженцев в случае досрочного выхода на пенсию получать стандартную датскую пенсию, если лицо не проживало постоянно в Дании в течение последних трёх лет.

К оглавлению

 

Ирландия

Попытки героизации нацистского движения, бывших членов нацистских организаций СС и её составных частей, включая «Ваффен-СС» (в том числе сооружение памятников и мемориалов таким деятелям и организациям, проведение в их честь публичных демонстраций с прославлением нацистского прошлого, нацистских движений, современных нацистских движений, объявление членов таких организаций и тех, кто сотрудничал с нацистских режимом участниками национально-освободительных движений), в Ирландии не зафиксированы. По причине нейтралитета в стране отсутствуют памятники или какие-либо иные формы мемориалов, посвященных нацистам и их пособникам, равно как и сооружения, увековечивающие память тех, кто сражался против германского нацизма. Те ирландские военнослужащие, которые самовольно покинули Ирландию, чтобы примкнуть к войскам антигитлеровской коалиции (в основном, британским), были впоследствии осуждены за дезертирство и реабилитированы только в начале XXI века.

Такая ситуация наблюдалась до 2012 г., когда был одобрен Закон, в соответствии с которым объявлялась амнистия ирландским гражданам, которые отказались от службы в Вооруженных Силах Ирландии и пополнили ряды сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции. Правительство Ирландии официально принесло свои извинения[103].

В настоящее время попытки привлечения к ответственности ветеранов, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны, в Ирландии не зафиксированы.

Препятствование деятельности ветеранских объединений и НПО, борющихся против неонацизма и героизации нацизма, введение запрета на символику Красной Армии и СССР в Ирландии отсутствуют.

Препятствия в проведении мероприятий по празднованию Победы во Второй мировой войне и других памятных дат войны в Ирландии отсутствовали. В 2019 г. проведен комплекс мероприятий по празднованию Дня Победы, в том числе митинг и шествие «Бессмертного полка», в организации которого содействовали сотрудники ирландской полиции (Гарды) в части обеспечения безопасности массового мероприятия.

При рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Ирландии воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

Проблематика распространения неонацистской, ненавистнической идеологии, привлечение к вербовке новых членов неонацистских и националистических организаций с использованием Интернета и соцсетей вызывает все большую озабоченность со стороны ирландского правительства. 27 ноября 2019 г. по итогам заседания Полицейского управления комиссар Гарды Д.Харрис отметил рост правого экстремизма в Европе в целом и в Ирландии в частности, прежде всего, посредством публикаций в Интернете и социальных сетях[104]. В этой связи комиссар Гарды призвал к повышению внимания со стороны ирландских правоохранителей, а также европейских правоохранительных органов и спецслужб к этому аспекту работы, с тем чтобы эффективно противостоять растущей угрозе.

Речь идет о распространении правых экстремистских высказываний в социальных сетях для организации поджогов и нападений на центры предоставления иностранным гражданам международной защиты, поскольку сторонники правоэкстремистских настроений выступают против открытия новых центров услуг для мигрантов, проникнуты настроением на разжигание к ним дискриминационного отношения.

Общая оценка ситуации в стране в области прав человека была дана президентом Ирландии М.Д.Хиггинсом в ходе публичного выступления в январе 2020 г. на мероприятии, посвященном памяти жертв Холокоста и годовщине освобождения лагеря смерти «Освенцим»[105]. Президент отметил рост экстремистской риторики в Европе, подчеркнул, что антимигрантские настроения набирают силу и в Ирландии, несмотря на рост экономики. Признавая, что в Ирландии правый экстремизм не получил столь значимой поддержки, как во многих странах Европы, он предостерег, что используемые в корыстных целях национализм и популизм являются напоминанием о том, насколько хрупка демократия. Достижения в области прав человека находятся под угрозой со стороны групп экстремистов, которые рассматривают универсальные права как угрозу своим индивидуальным правам. В данной риторике присутствует и антисемитизм.[106]

Правозащитники указывают, что за последнее время количество расистских высказываний и преступлений на почве ненависти, а также случаев дискриминации значительно возросло. Согласно данным НПО «Irish Network Against Racism» (Ирландская сеть против расизма), в 2019 г. он-лайн система сообщений о расистских инцидентах iReport.ie зафиксировала 530 инцидентов, из них – 112 уголовных преступлений, 174 попытки разжигания ненависти, 50 расистских нападений и 92 случая преследования (в 2018 г. – 390 случаев)[107].

Ирландская комиссия по правам человека и равенству (Irish Human Rights and Equality Commission) – национальное независимое правозащитное учреждение, подотчетное Парламенту Ирландии – высказывала озабоченность о том, что Дублин не выполняет свои международные обязательства в области борьбы с расовой дискриминацией, поскольку действующее законодательство не позволяет эффективно бороться с ненавистническими высказываниями, в том числе в Интернете. Фиксируется распространение насилия и ненавистнической риторики в отношении лиц, принадлежащих к этническим, религиозным, лингвистическим меньшинствам (в том числе лицам африканского, азиатского происхождения, цыганам, мигрантам). Отмечены и множественные пересекающиеся формы дискриминации, с которыми в наибольшей степени сталкиваются лица африканского происхождения, особенно женщины[108]. Комиссия указала, что государственные органы Ирландии пока недостаточно реагируют на потребности национальных меньшинств. Это распространяется, в первую очередь, на область правосудия, здравоохранения, образования.[109]

В этой связи Комиссией было сформулировано более 150 рекомендаций по исправлению ситуации, прежде всего, призыв к руководству политических и общественных институтов государства вести активную борьбу с расовой дискриминацией и урегулировать вопросы, которые способствуют её росту. Среди рекомендуемых мер – усовершенствование Закона о запрете подстрекательства к ненависти 1989 г., повышение осведомленности общества в вопросе борьбы с расовой дискриминацией, разработка на государственном уровне норм борьбы с ненавистническими высказываниями в Интернете, мониторинг соблюдения которых был бы поручен независимому государственному органу.

Тревогу у правозащитников вызывает ситуация вокруг постоянно растущей мусульманской общины Ирландии (около 70 тыс. человек). Правозащитники указывают на то, что количество проявлений расистского характера в отношении мусульман в целом остаётся на прежнем уровне – около 40 % мусульман в Ирландии заявляли, что сталкивались с насилием (вербальным или физическим) на работе, в учебных заведениях и в повседневной жизни в связи с их вероисповеданием. Однако в ряде случаев поступавшие жалобы не получили подтверждения. Вместе с тем, фиксировались случаи проявления нетерпимости и ненависти со стороны мусульман по отношению к ирландцам и лицам других национальностей, проживающих в Ирландии. Правозащитники утверждают, что косвенную и прямую ответственность за эти случаи несут радикальные исламские проповедники, которые допускают в своих проповедях высказывания, носящие экстремистский характер, пользуясь бездействием правоохранительных органов, не выполняющих порой принятый в 1988 г. Закон о запрете подстрекательства к ненависти.

Еще одной стороной проблемы дискриминации по религиозному признаку является распространенная практика дискриминационного приема детей в школы в зависимости от религии ребенка и его родителей, а также того, учились ли в этой школе родители детей.[110]

На отношение в обществе к мусульманской общине оказывает влияние непростая ситуация в отношении реализации прав мигрантов. По данным Государственного совета Ирландии по иммиграции, за период с 1 мая 2018 г. по 1 мая 2019 г. было зарегистрировано около 300 случаев проявления расизма (снижение на 5 % по сравнению с 2017 г.). В основном они носили бытовой характер и не сопровождались насильственными действиями. Комитет против пыток отмечал также практику содержания задержанных мигрантов и соискателей убежища в тюрьмах и полицейских участках вместе с арестованными правонарушителями.[111]

На ситуацию в ирландских центрах временного содержания беженцев обращал внимание и Верховный комиссар ООН по делам беженцев Ф.Гранди, выразивший озабоченность условиями пребывания в них в ходе своего визита в Ирландию в июле 2019 г. Комиссар указал, что из 6 тыс. Человек, проживающих в учреждениях мигрантов, 1 тысяча проживает в неприемлемых для жизни условиях, требующих немедленного улучшения. Кроме этого, было указано на задержку в выдаче разрешений беженцам для оформления соответствующего статуса и их устройства на работу.

К оглавлению

 

Исландия

В Исландии сохраняют память о вкладе в формирование и сопровождение полярных конвоев в годы Второй мировой войны, с уважением относятся к истории этого периода времени. Президент Исландии Г.Т.Иоханессон, в том числе и в силу профессионального исторического образования, регулярно участвует в мемориальных мероприятиях, посвященных памятным датам в истории войны. Факты, свидетельствующие о попытках героизации нацизма и его современных форм на государственном уровне или осквернения памятников и мемориалов антифашистам, не зафиксированы.

Вместе с тем в последние годы в стране фиксируются случаи, связанные с проявлением неонацистской деятельности, распространением неонацистской или ненавистнической идеологии. При этом все они осуществлялись и координировались из других государств.

До декабря 2019 г. их участниками, а также исполнителями были граждане других государств. В сентябре 2019 г. в Исландии находился руководитель ультраправой организации «Северное движение сопротивления» (СДС, известно также как «Движение северного сопротивления») швед С.Линдберг. 5 сентября 2019 г. в центре Рейкьявика его сторонники провели акцию (участвовало 10-15 чел. – несколько исландцев и сопровождавшие С.Линдберга активисты), в ходе которой распространяли листовки соответствующего содержания[112]. Позднее они провели несколько аналогичных акций в других городах страны. В СМИ появились сообщения о вмешательстве полиции лишь в проведение акции в Акранесе, где неонацисты стояли у входа в торговый центр.[113]

Сообщается об открытии исландского отделения СДС, имеющего свой сайт https://nordurvigi.is. На нем публиковались сообщения о первой акции исландских активистов СДС, распространявших листовки в центре исландской столицы.

Реакция исландской общественности была резко негативной. Начало 2020 г. отмечено рядом акций поддержки беженцев, находящихся на грани высылки из страны.

Законодательство страны содержит положения, позволяющие привлечь к ответственности за расизм. Согласно ст. 223 (А) Уголовного кодекса Исландии, издевательство, клевета, угрозы или любые другие высказывания либо действия порочащего характера в отношении лица или группы лиц, касающихся их национальности, цвета кожи, сексуальной ориентации или пола, караются штрафом или лишением свободы на срок до 2 лет.

При этом в опубликованном 28 февраля 2017 г. пятом докладе по Исландии функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии по борьбе расизмом и нетерпимостью было отмечено, что в исландском законодательстве отсутствует юридически закрепленное определение расовой дискриминации и отдельной государственной структуры по противодействию расизму.[114]

На международной арене Исландия присоединяется к общей линии ЕС и ежегодно воздерживается при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

К оглавлению

 

Испания

Проблематика борьбы с нацизмом, неонацизмом, иными современными формами расизма, расовой дискриминации и связанной с ними нетерпимости прочно вошла в число приоритетов внутренней и внешней политики испанского руководства вне зависимости от его партийной принадлежности. Ставя перед собой стратегические задачи по содействию глобальной борьбе с этими угрозами, испанская дипломатия уделяет значительное внимание борьбе с безнаказанностью и укреплению ответственности за преступления в указанных сферах. В этой работе Мадрид опирается на многосторонние структуры, обладающие широкой международной легитимностью, гибко реагирует на соответствующие требования и рекомендации Совета ООН по правам человека, Совета Европы, ЮНЕСКО, Агентства ЕС по основным правам человека (АОПЧ), правозащитных НПО («Médecins Sans Frontières», «Amnesty International», «Human Rights Watch», «SOS Racismo», «Движение против нетерпимости» и другие).

При этом испанский правый национализм апеллирует главным образом к периоду франкизма (1939-1975 гг.). Несмотря на различия в подходах политических сил к оценкам этого периода истории страны, вопрос об участии «Голубой дивизии» (испанская добровольческая дивизия в составе Вермахта, номинально считавшаяся укомплектованной членами ультраправой, единственно легальной при Ф.Францко партии «Испанская фаланга», на самом деле состоявшая из солдат регулярных испанских войск, ветеранов Гражданской войны и фалангистов) во Второй мировой войне на стороне нацистской Германии обсуждается преимущественно в рамках исторического научного дискурса и не оказывает влияния на политическую жизнь страны.

В Испании не отмечено фактов героизации нацистского движения, членов нацистской организации СС и всех её составных частей, сооружения памятников, посвященных нацистам, проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма. Власти Испании с пониманием воспринимают российские озабоченности относительно опасности пересмотра истории и возрождения идеологии нацизма.

Тем не менее, из года в год в ходе рассмотрения в рамках Генассамблеи ООН вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» Испания, как и остальные страны-члены Европейского союза, воздерживается при голосовании.

Следует отметить, что в последние годы в стране были зафиксированы отдельные случаи осквернения памятников борцам с франкизмом и фашизмом в годы Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. В частности, имело место нанесение свастики на здание школы для детей-инвалидов в г. Фуэнлабрада 23 мая 2016 г., на памятники участникам Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. (в том числе советским добровольцам) на мадридском кладбище Фуэнкарраль 29 августа 2017 г. и на плакаты партий, выступающих против каталонских националистов в декабре 2017 г.

25 октября 2018 г. Европарламент принял резолюцию о росте неофашистского насилия в Европе (2018/2869(RSP)), в которой в том числе был включен призыв запретить различного рода ассоциации и НПО, «прославляющие нацизм или фашизм». Фонду Франциско Франко как организации, которая «прославляет диктатуру и её преступления», в данном документе было уделено особое внимание[115].

В Испании также фиксируются случаи проявления неонацизма. В отчете за 2019 г. испанская НПО «Rights International Spain» заявляет о тревожном увеличении числа подобных фактов, причины которых правозащитники видят в «историческом наследии» Испании в XX в. (Гражданская война 1936-1939 гг., диктатура генерала Ф.Франко в 1939-1975 гг.)[116].

Так, с 2007 г. члены ультраправых организаций ежегодно устраивают шествие по г. Мадриду в память о погибших солдатах «Голубой дивизии» с демонстрацией фашистских символов[117]. Местные жители неоднократно выражали свой протест и обращались к властям Испании с просьбами запретить проведение подобных мероприятий.

Черты неонацизма приобретают и протесты части испанского общества против мигрантов. В начале марта 2019 г. ультраправое неонацистское объединение «Hogar Social» («Общественный приют»), выступающее за оказание социальной помощи лишь этническим испанцам, зарегистрировалось в качестве политической партии Испании и заявило о желании принять участие в следующих парламентских выборах[118]. Организация стала известна после проведения марша против иммигрантов и подстрекательских действий на почве исламофобии в мае 2016 г. в Мадриде, а также многочисленных насильственных актов, разжигания ненависти и призывов к дискриминации в августе 2017 г. в гг. Мадриде и Гранаде, ставших реакцией на теракты, совершенные в это время в Каталонии.

Подъем националистических настроений в Испании выразился в росте популярности ультрапатриотической партии «Воке», которая является в настоящее время третьей политической силой в стране. На внеочередных парламентских выборах 28 апреля 2019 г. партии впервые удалось пройти в Конгресс депутатов (нижнюю палату парламента), получив 10,26 % голосов и 24 мандата. На повторных выборах 10 ноября 2019 г. партия набрала уже 15,09 % голосов, а её представительство в парламенте выросло до 52 депутатов.

Вместе с тем на территории Испании активную деятельность ведет ряд НПО, нацеленных на противодействие распространению неонацизма. К ним относятся «Plataforma Global Contra las Guerras» («Глобальная платформа против войн»)[119], «Комитет солидарности Страны Басков с Донбассом» (проводит митинги, семинары, и другие мероприятия, обличающие нарушения прав человека киевскими властям, в том числе, проявления неонацизма; активисты выступают на телевидении и радио, публикуют статьи в местных газетах; вся деятельность ведется на баскском языке)[120], учрежденная в 1992 г. «Ассоциация антифашистской координации Испании» (имеет отделения в крупнейших городах Испании), уже упоминавшаяся «SOS Racismo» (заявленные цели – борьба с проявлениями расизма, ксенофобии, дискриминации по национальному признаку)[121], «Movimiento contra la intolerancia» («Движение против нетолерантности», также фокусируется на борьбе с расизмом, экстремизмом и насилием, содействии гражданской солидарности, терпимости, соблюдению прав человека, социальной интеграции мигрантов)[122] и Еврейская община Испании («Casa Sefarad-Israel»)[123].

Беспокойство испанских властей вызывает рост ксенофобских настроений в сепаратистских кругах Каталонии. 27 ноября 2017 г. была создана организация «Movimiento Identitario Catalan» («Движение за каталонскую идентичность»), которая открыто пропагандирует насилие, ксенофобию, дискриминацию, расовую ненависть (в частности, через свой Интернет-сайт), а также популяризирует идею отделения региона Каталонии от Испании под лозунгами «Каталония для каталонцев, а не для испанцев или мусульман».

В 2019 г. каталонская ассоциация «Plataforma per la Llengua» («Платформа в поддержку языка»), получающая субсидии руководства Каталонии, проводила незаконные наблюдения в средних школах на территории региона с целью выявить, какой язык учащиеся чаще всего используют в общении – испанский или каталонский. Ассоциация также настаивает на исключительном употреблении каталонского языка в общении даже с туристами. Помимо этого, в феврале 2020 г. мэр г. Вик (Каталония) и по совместительству депутат от националистической коалиции «Вместе за Каталонию» в каталонском парламенте А.Эрра заявила о необходимости «коренным каталонцам не разговаривать на кастильском языке с людьми, которые по своему акценту или физическим данным не похожи на каталонцев»[124].

По статистике МВД Испании, количество преступлений на почве ненависти в 2018 г. выросло на 12,6 % и составило 1 598 (в 2017 г. – 1 419), в том числе связанных с расизмом и ксенофобией – 531 (524), идеологией – 596 (446), значительно увеличились случаи дискриминации по гендерному признаку – 71 (35). При этом снизились зарегистрированные случаи проявления религиозной нетерпимости – 69 (103) и нетерпимости на почве сексуальной ориентации – 259 (271). Однако стоит учитывать, что многие инциденты не регистрируются[125].

Для сравнения: НПО «Движение против нетолерантности» ежегодно фиксирует в стране более 4 тыс. подобных случаев, отмечая, что подавляющее большинство жертв не обращаются в полицию. Эти данные включают в себя нападения на улицах, оскорбления в сети Интернет, осквернение мечетей в ряде испанских городов. Коэффициент раскрываемости подобных правонарушений составляет в среднем около 64 %, но в случае с проявлениями антисемитизма не превышает 30 %[126].

НПО «Amnesty International» и «SOS Racismo» традиционно заявляют о проблеме дискриминационного отношения к беженцам, в том числе при рассмотрении испанскими властями заявлений на предоставление убежища. Сообщается также о предвзятом отношении местной полиции к выходцам из стран Африки и Ближнего Востока. Обеспокоенность распространенной среди испанских правоохранительных органов практикой расового и этнического профилирования выражали также Комитет по правам человека (КПЧ)[127] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД).

Эксперты КЛРД среди прочего указывали на то, что обращения выходцев из африканских страны южнее Сахары о предоставлении убежища рассматривались испанскими миграционными властями дольше, чем обращения других соискателей убежища[128].

По сообщениям «Amnesty International», за первый квартал 2019 г. было выявлено учащение случаев дискриминации в отношении несовершеннолетних мигрантов без сопровождения, находящихся во временном центре содержания в г. Кастельдефельс (автономное сообщество Каталония)[129].

В апреле 2016 г. КЛРД отметил, что в испанских СМИ и социальных сетях распространяются негативные клише в отношении различных этнических меньшинств. Одним из итогов подобной практики стало то, что лица африканского происхождения, как приехавшие из африканских стран, так и потомки выходцев из Африки во втором и последующих поколениях, зачастую сталкиваются в Испании с системной дискриминацией и негативными стереотипными представлениями[130].

Проявления расовой нетерпимости и ксенофобии в Испании отмечаются и в опубликованном в феврале 2018 г. докладе функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) по итогам 5-го мониторингового цикла. В нем, в частности, отмечается необходимость обеспечения условий для получения полного школьного образования детьми-представителями этнических меньшинств, прежде всего из числа цыган (55 % таковых досрочно бросают школу) и прибывших из стран, не входящих в ЕС (44 %)[131].

В марте 2018 г. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) выразил обеспокоенность тем, что принимаемые властями меры не позволяют эффективно бороться с сохраняющейся де-факто дискриминацией, с которой по-прежнему сталкиваются определенные группы лиц, в том числе цыгане, лица африканского происхождения, инвалиды, мигранты, беженцы и соискатели убежища[132].

КЭСКП указывал также на сохраняющуюся в школах сегрегацию, которая в ряде случаев становится следствием сегрегации по месту жительства. Эта негативная практика особо сказывается на находящихся в неблагоприятном положении группах населения и этнических меньшинствах, прежде всего цыганах и мигрантах. Кроме того, последствия мер жесткой экономии в большей степени негативно воздействуют на доступ к образованию и его качество в определенных автономных сообществах, в особенности в тех, где наиболее высока доля населения, подверженного риску оказаться за чертой нищеты и в социальной изоляции. Также отмечено, что среди учащихся из групп, находящихся в наиболее неблагоприятном положении, в особенности из числа цыган, мигрантов и малоимущих семей, выше процент второгодников в системе среднего образования и учеников, бросающих школьное обучение[133]. То, что у детей цыган и из семей мигрантов фиксируются более низкие показатели в учебе, подтвердил в феврале 2018 г. Комитет по правам ребёнка (КПР)[134].

КЛРД с обеспокоенностью отмечал неравномерность качества образования, что особенно затрагивает детей из числа этнических меньшинств. Эксперты Комитета также выражали обеспокоенность существованием «школ-гетто», в которых большинство учеников составляют дети мигрантов и цыган[135].

Одним из недавно проявившихся видов ксенофобии стали случаи нетерпимости к гражданам КНР в европейских странах в связи с пандемией коронавирусной инфекции. По информации издания «АВС», 1 февраля 2020 г. группе китайских студентов, имеющих вид на жительство в Испании, был запрещен вход в бар в г. Уэльва (автономное сообщество Андалусия) из-за их расовой принадлежности[136]. Проявление ксенофобии отмечается также в испанских социальных сетях.

В качестве меры по борьбе с расовыми предрассудками и дискриминацией властями была запущена онлайн-компания под лозунгом «Я не вирус» (#NoSoyUnVirus)[137]. Правительство Испании публично осудило любые попытки дискриминации и ксенофобии в отношении китайцев, призвав граждан к большей ответственности.

Руководством страны ведется работа по привлечению внимания общественности к проблематике нетерпимости на общенациональном уровне. 21 марта 2019 г. правительство Испании приняло заявлению по случаю Международного дня ликвидации расовой дискриминации (в память о расстреле мирной демонстрации чернокожих в поселке Шапервиль, ЮАР, в 1960 г.)[138].

Кроме того, свидетельством подчеркнутого внимания испанского руководства и общественно-политических кругов к практическим мерам по борьбе с нацизмом, расизмом, расовой и иными видами дискриминации является активное участие Испании во всех основополагающих многосторонних договорах и работа в органах, специализирующихся на решении указанных проблем. Испания является одним из первых подписантов Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

К оглавлению

 

Италия

Статья 48 Конституции Итальянской Республики 1947 г. запрещает воссоздание в любом виде фашистской партии, распущенной после поражения Италии во Второй мировой войне.

В стране имеется нормативная правовая база для запрета деятельности фашистских и нацистских организаций. Принятый в 1952 г. «закон Шельбы» предусматривает уголовную ответственность за организацию ассоциаций, движений или групп, имеющих присущие фашистской партии характеристики и ставящих своей целью ее воссоздание. Наказание предусмотрено и за публичное восхваление «деятелей, принципов, деяний и методов фашистского режима или же её антидемократических целей». В 1957 г. Конституционный суд Итальянской Республики скорректировал данный закон, признав уголовно наказуемым деянием лишь такую апологетику фашизма, которая способна по своим политико-юридическим последствиям привести к воссозданию фашистской партии. В 1993 г. в развитие «закона Шельбы» был принят «закон Манчино», которым введено уголовное наказание за «пропаганду идей, основывающихся на расовом превосходстве, расовой и этнической ненависти, а также восхваление деятелей, принципов, деяний и методов фашистского режима или же ее антидемократических целей».

На текущий момент на правом краю политического спектра в Италии действует ряд неофашистских организаций. Наиболее известными из них являются общенациональные ультраправые партии «Casa Pound» («Дом Паунда»), «Forza Nuova» («Новая Сила») и «Movimento Fascismo е Liberta – Partito Socialista Nazionale» («Движение «Фашизм и свобода» – Национальная социалистическая партия»), каждая из которых в случае участия в парламентских и европейских выборах не набирают более 1 % голосов избирателей. При этом на региональном и местном уровнях существуют более мелкие объединения радикалов – например, «Lealta Azione» («Верность и действие», область Ломбардия), «Skin4Skin» (Милан), «Hammerskin» (Милан), «Generazione Identitaria» («Поколение личности», Милан), «Manipolo d’Avanguardia» («Передовой отряд», Бергамо), «Do.Ra.» (Варезе), «Militia» (Рим), «Avanguardia Nazionale» (Рим), «Rivolta Nazionale» (Рим), «Fortezza Europa» (Верона), «Veneto Fronte Skinheads» (Виченца) и др.

Эксперты указывают, что среда ультраправых в Италии неоднородна. Помимо легально существующих общественно-политических объединений есть также законспирированные ячейки радикалов и одиночки, в распоряжении которых может иметься целый арсенал огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и соответствующей экстремистской литературы. В течение 2019 г. итальянские правоохранительные органы провели серию рейдов против сторонников неонацизма по всей стране (гг. Турин, Кунео, Милан, Монца, Бергамо, Кремона, Падуя, Верона, Виченца, Генуя, Империя, Ливорно, Мессина, Сиракузы и Нуоро), результатом которых стали аресты, изъятие огнестрельного оружия, патронов, пропагандистской нацистской литературы, нацистских флагов и символики войск СС. В ходе проверочных мероприятий итальянскими правоохранительными органами была зафиксирована попытка создания «Итальянской национал-социалистической партии рабочих», декларировавшей нацистские, ксенофобские и антисемитские позиции[139].

В ноябре 2019 г. Италию всколыхнула новость о многочисленных угрозах и оскорблениях антисемитского и нацистского толка, которые получает пожизненный сенатор Лилиана Сегре, прошедшая в подростковом возрасте концлагерь Освенцим. Итальянская прокуратура незамедлительно инициировала расследования по факту угроз, а Л.Сегре государство предоставило постоянную охрану. Поддержку сенатору публично выразило руководство страны, в том числе президент С.Маттарелла.

Большой резонанс получило раскрытие в ноябре 2019 г. в г. Сиена неонацистской ячейки, в которую входили 12 человек. По информации правоохранительных органов, экстремисты планировали взорвать местную мечеть. При обысках у них изъяли значительное количество стрелкового оружия, взрывчатые вещества, нацистскую символику, униформу и литературу. Задержанные планировали организовать «республиканскую гвардию», которая бы «с оружием в руках выносила приговоры без привлечения сил правопорядка»[140].

Публичные акции радикалов включают мероприятия, приуроченные к «знаковым» датам (23 марта 1919 г. – создание «Итальянского союза борьбы», 29 июля 1883 г. – день рождения Б.Муссолини, 27-30 октября 1922 г. – поход «чернорубашечников» на Рим), а также митинги в местах захоронений фашистских деятелей. В 2019 г. проводились также традиционные «слеты» неонацистсов и неофашистов, неформально приуроченные к годовщине основания Итальянского союза борьбы (23 марта 1919 г., предшественник Национальной фашистской партии), дня рождения А.Гитлера (20 апреля 1889 г.) и дня смерти Б.Муссолини (28 апреля 1945 г.).

В течение 2019 г. в Италии отмечались случаи осквернения памятных табличек участникам итальянского партизанского движения, еврейских захоронений, а также акта вандализма в отношении отделений Демократической партии Италии.

Тема фашизма в общественно-политической жизни Италии не является «табуированной», однако в публичном пространстве представители исполнительной и законодательной ветвей власти стараются не давать поводов уличить себя в ностальгии по периоду нахождения у власти Б.Муссолини. При этом, по мнению экспертов, представители власти вне зависимости от политической принадлежности правящего кабинета достаточно лояльно относятся к идейным последователям Б.Муссолини, не видя в этих маргинальных политических объединениях реальной угрозы общественному правопорядку и государственной безопасности.

Имели место случаи, когда местные власти предоставляли таким структурам возможности для проведения мероприятий. В качестве примеров можно привести состоявшуюся 27 апреля 2018 г. в г. Кашина (область Тоскана) по инициативе местных властей реконструкцию ассоциацией «Последний фронт» (известной детальным воссозданием униформы и экипировки военных гитлеровской Германии) шествия по городу в полном обмундировании Вермахта и войск СС[141]. 7 июня 2018 г. мэр г. Гаццада предоставила один из залов мэрии для презентации книги лидера «Do.Ra.», в которой рассказывается о «преступлениях» итальянских местных партизан в годы войны[142]. 19 февраля 2019 г. власти области Ломбардия предоставили патронат соревнованиям по боевым искусствам среди детей, которые были организованы одной из ассоциаций, входящих в «Lealta Azione».

Согласно опубликованному в марте 2020 г. докладу итальянских спецслужб за 2019 г., ультраправые ячейки, организации, а также отдельные приверженцы нацифашизма в Италии сохраняют высокий уровень активности в виртуальном пространстве, используя для пропаганды своих идей широкий инструментарий социальных сетей и специализированных сайтов. Ультраправых объединяет акцентирование в своей пропагандистской деятельности ряда чувствительных общественно-политических тем – защита национальной идентичности, традиционной семьи, противодействие миграции, мультикультурализму, исламизации и общеевропейским институтам. Целевая аудитория – молодежь городских окраин, подверженная лозунгам о социальной несправедливости в связи с отсутствием работы, собственного жилья, невозможностью самореализации и прочими социально-экономическими проблемами. Важным объединяющим фактором для итальянских разрозненных групп нацифашистов является проведение совместных «политико-культурных» мероприятий, приуроченных к памятным датам в истории фашистского движения в Италии, а также посвященных «насущным проблемам» – акции против цыган и мигрантов из Африки и Ближнего Востока.

В плане международных контактов приоритет ультраправых – укрепление связей с европейскими соратниками во имя «сохранения европейских этнокультурных ценностей» с антиесовскими и антиамериканскими лозунгами.

В сентябре 2019 г. по сторонникам ультраправых в Интернете был нанесен удар, когда администрация «Facebook» и «Instagram» заблокировала в итальянском сегменте несколько сотен открытых страниц соответствующей направленности, а также учетные записи отдельных пользователей, демонстрировавших приверженность неофашистской или неонацистской идеологии. Наиболее крупные ультраправые организации отреагировали на блокировки призывами «выходить на площадь» и усилением работы по привлечению новых членов в ряды этих структур.

Ранее Национальная ассоциация партизан Италии (АНПИ, итал. Associazzione Nazionale Partigiani d’Italia), являющаяся одним из ключевых общественно-политических институтов по профилактике реинкарнации нацифашизма на Апеннинах и мониторингу активности ультраправых в стране, опубликовала наглядную карту 4600 взаимосвязанных страниц неофашистской направленности в итальянском сегменте «Facebook» (данные на конец 2018 г.).

Несмотря на довольно активные усилия по противодействию неонацистским и расистским организациям, отмеченные выше, Италия в русле общеесовских подходов, воздерживается при голосовании по российскому проекту резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Что касается проявлений ксенофобии в Италии, то, по мнению экспертов, большинство из них не связаны с деятельностью неофашистов и носят бытовой характер. Среди основных причин роста ксенофобских настроений в последние годы отмечаются ухудшение социально-экономического положения населения, высокий уровень безработицы среди молодежи и наличие  мигрантов из Африки и Азии.

В связи с жесткой позицией итальянского правительства в отношении прибывающих на Апеннины нелегальных мигрантов правящий кабинет подвергается жесткой критике со стороны как международных, так и национальных правозащитных организаций. 15 мая 2019 г. Верховный комиссар ООН по правам человека М.Бачелет адресовала Заместителю Председателя Совета министров Италии и Министру внутренних дел М.Сальвини 12-страничный доклад, в котором подвергается критике его директива, предписывающая полиции и береговой охране не допускать в итальянские порты корабли международных неправительственных гуманитарных организаций, которые спасают нелегальных мигрантов в водах Средиземного моря. Серьезную обеспокоенность вызывает в Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) «Закон о безопасности-бис», который в целях обеспечения правопорядка и противодействия нелегальной миграции наделяет главу МВД Италии полномочиями по закрытию территориальных вод страны для отдельных судов.

Договорные органы ООН по правам человека относятся с пониманием к проблеме наплыва мигрантов, спасающихся от вооруженных конфликтов и преследований, и отмечают усилия итальянских властей на данном направлении. В частности, положительный отзыв получил принятый в апреле 2014 г. Закон № 67/2014 об отмене уголовной ответственности за въезд на территорию Италии и пребывание на ней в нарушение законодательно установленных правил. Однако при этом указывалось на необходимость обеспечения прав мигрантов и соискателей убежища, улучшения условий проживания в «хотспотах» (специальных центрах первичной регистрации мигрантов, где может быстро устанавливаться личность лиц, прибывающих в страну в нарушение установленных правил), центров приема мигрантов первого и второго уровня, а также специализированных «кризисных центрах» и центрах для несопровождаемых детей, прекращения практики содержания мигрантов под стражей более 48 часов. На это, в частности, обращали внимание Комитет по экономическим, социальным и культурным правам[143], Комитет по правам человека[144], Комитет по правам ребенка[145], Комитет против пыток[146] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации[147].

КЛРД, в частности, сохраняет на контроле вопрос о положении цыган в Италии. В своем последующем письме по итогам изучения предоставленной итальянские властями информации по данному вопросу Комитет попросил специально включить в очередной периодический доклад Италии информацию о решении проблем цыган (в том же письме КЛРД направил предложение исследовать вопрос о поощрении прав мигрантов и соискателей убежища).[148]

Отмечается усиление наказания за гуманитарное содействие мигрантам. Помимо возбуждения уголовных дел за незаконный ввоз мигрантов, власти все чаще используют другие средства для предотвращения гуманитарной деятельности. В 2016 г. мэр итальянского приграничного города Вентимилья использовал проблемы с санитарно-гигиеническими  нормами для пищевых продуктов, чтобы запретить распределение продовольствия мигрантам. На франко-итальянской границе в Вентимилья неправительственная организация «Врачи без границ» поговорила с мигрантами, которых Франция вернула в Италию: 14 мигрантов заявили, что они пострадали от насилия со стороны итальянской полиции. Однако итальянские власти не получили официальных жалоб по этим утверждениям.[149]

Комплекс проблем связывают с существованием в Италии поселений цыган. Речь идет, как правило, о незаконных постройках на окраинах поселений. Эти районы весьма криминализированы, зачастую там процветает торговля наркотиками. Органы правопорядка регулярно совершают рейды в места проживания цыган, незаконные постройки периодически сносятся. Вместе с тем, леволиберальные СМИ и правозащитные организации используют эти факты для обвинения правительства в расизме и ксенофобии, а озвученное в 2018 г. вице-премьером и главой МВД Италии М.Сальвини предложение о проведении переписи цыганского населения эксперты-правозащитники назвали не имеющим юридического основания. На важность урегулирования проблемы положения цыган, в том числе в жилищной сфере, доступа к социальным услугам и образованию, рынку труда, обращали внимание Комитет по экономическим, социальным и культурным правам в сентябре 2015 г., Комитет по ликвидации расовой дискриминации в декабре 2016 г., Комитет по правам человека в марте 2017 г. и Комитет по правам ребенка в январе 2019 г.

К оглавлению

 

Канада

Канада находится в авангарде стран, не прекращающих попыток фальсификации истории Второй мировой войны. Героизация нацистских преступников пока не закреплена на законодательном уровне, однако к памятникам всем тем, кто воевал против СССР на стороне гитлеровской Германии, здесь относятся с особой заботой и почтением.

Например, в г. Эдмонтон (провинция Альберта) на кладбище Святого Михаила расположен мемориальный обелиск в виде креста с надписью «Борцам за волю Украины», где на табличках выведены аббревиатуры подразделений Сечевых стрельцов, Галицкой Армии Западно-Украинской Народной Республики, Украинской Повстанческой Армии – Организации Украинских Националистов и 1-ой Дивизии Украинской Национальной Армии (сформирована из бывших частей 14-ой гренадерской дивизии «Ваффен-СС» «Галичина»). В этом же городе на территории Центра украинского молодежного единства стоит бюст в честь основателя УПА-ОУН, заместителя командира батальона «Нахтигаль», командира 201-го шуцманшафт-батальона СС Р.Шухевича, организатора массовых убийств белорусов, поляков, евреев и украинцев во время Второй мировой войны. Другой пример – два памятника, расположенных на украинском кладбище Святого Владимира в г. Оуквиль (провинция Онтарио). Один из них посвящен воинам УПА-ОУН, другой – членам карательной дивизии СС «Галичина». Последний установлен в память о тех, кто был убит в боях с Красной Армией за г. Броды 13-22 июля 1944 г.[150]

В качестве оправдания существованию таких памятников СМИ приводят высказывания пробандеровских лоббистов, открыто утверждающих, что «сражаться на стороне немцев не значит быть нацистом», особенно если служившие под началом гитлеровцев украинцы «боролись с коммунизмом»[151].

На сегодняшний день в Канаде проживает немало нацистских преступников. Общеизвестно, что 121 гражданин этого государства получает так называемую нацистскую пенсию[152]. Согласно сведениям, приведенным в докладе «Пособники нацистских преступлений. 96 ветеранов Латышского легиона СС, которые еще живы», подготовленном Фондом «Историческая память» совместно с Фондом поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки, в Канаде проживают 16 бывших латышских легионеров СС, которые могут быть причастны к совершению военных преступлений и преступлений против человечности в годы Второй мировой войны[153]. Функционирует в этой стране и локальное отделение организации «Ястребы Даугавы», с членами которого во время своего официального визита в Канаду встретился министр иностранных дел Латвии Э.Ринкевич[154].

Следует отметить, что канадская сторона проявила заинтересованность в этой связи и обратилась к Российской Федерации с просьбой предоставить информацию о фигурантах доклада, чтобы провести в отношении них проверку в соответствии с программой расследования преступлений против человечности и военных преступлений. По заверениям представителей министерства юстиции Канады, это ведомство совместно с пограничной и иммиграционной службами, а также полицейскими работает над тем, чтобы лица, лично участвовавшие в совершении военных преступлений, преступлений против человечности или геноцида, не получили убежище в Канаде[155].

Однако сложившаяся практика отношения (вернее, бездействие и попустительство) канадских властей к лицам, ответственным за массовые убийства мирных жителей на территории СССР, свидетельствует об обратном. Участников нацистских формирований старательно скрывают от правосудия, позволяя им мирно доживать свой век. В этом плане показателен пример бывшего члена 118-го карательного шуцманшафт-батальона СС Владимира Катрюка, ответственного за уничтожение белорусской Хатыни: он скончался 22 мая 2015 г. на своей пасеке в провинции Квебек[156].

Подобная тактика выбрана и в отношении Гельмута Оберландера, 1924 г.р., уроженца УССР, служившего в годы Великой Отечественной войны «переводчиком» в составе карательного подразделения нацистов «Зондеркоммандо 10 А». Он замешан в преступлениях на Кубани в 1942-1943 гг., в том числе в убийстве 214 воспитанников детского дома в г. Ейске. Дело о его депортации из Канады тянется с 2001 г., трижды решения судов о лишении гражданства отменялись по итогам апелляций. Только в декабре 2019 г. Верховный Суд Канады поставил точку, признав незаконным принятие его в гражданство в 1960 г. на основании того, что в поданных документах содержалась недостоверная информация. Тем не менее, адвокаты и пробандеровские структуры всячески пытаются не допустить депортации Г.Оберландера в какую-либо страну, особенно в Россию, ссылаясь на «гуманитарные» соображения ввиду плохого состояния здоровья[157].

Активную роль в оправдании преступлений нацистов в годы Второй мировой войны играет Канадский Украинский конгресс (КУК) и действующие под его началом многочисленные укробандеровские структуры, продвигающие идеи агрессивного национализма, антисемитизма и героизации нацистских коллаборационистов, сражавшихся за «самостийную Украину». При этом отрицаются очевидные факты прямого участия бандеровцев в истреблении мирного населения, организации массовых погромов еврейского населения,
в частности во Львове в июне 1941 г., и поляков во время «Волынской резни».

Под давлением КУК в Канаде на официальном уровне ставится знак равенства между коммунизмом и нацизмом, а трагедия «голодомора» подается как акт геноцида против украинского народа без упоминания о том, что жертвами голода 1930-х гг. стали и другие народы Советского Союза. Преступления современных последователей нацизма на Украине замалчиваются, а картина происходящего сознательно искажается в пользу правящего режима в Киеве.

На этом фоне в стране отмечается рост активности неонацистских группировок и востребованности экстремистской идеологии. Среди них наиболее заметную роль играют «Proud Boys» («Гордые парни»), «Storm Alliance» («Штормовой альянс»), «Northern Guard» («Северная стража»), «Canadian Coalition of Concerned Citizens» («Канадская коалиция небезразличных граждан»), канадское отделение организации «Кровь и честь» («Canadian Blood and Honour»), квебекская организация «La Meute» («Свора»), а также региональные отделения «Солдатов Одина» («Soldiers of Odin») и движения «Патриотичные европейцы против исламизации Запада» (PEGIDA). Помимо этого замечена активность экстремистской организации «Jewish Defense League of Canada» («Канадская лига защиты евреев»), возникшей в качестве организации защиты от антисемитски настроенных жителей африканских и латиноамериканских кварталов канадских городов.

Одним из ярких вдохновителей и проводников идей «коричневой чумы» в Канаде уже долгие годы является П.Фром (возглавляет «Канадскую ассоциацию за свободу выражения мнения» («Canadian Association for Free Expression»), имеющий репутацию одного из самых известных неонацистов в стране, использующего «свободу слова» для прикрытия и оправдания экстремистской деятельности североамериканских праворадикалов.

Как и в других странах, канадские ультраправые взяли на вооружение неонацистскую символику, антимусульманские и антисемитские лозунги. На регулярной основе проходят манифестации в крупных городах страны, в том числе антиправительственной направленности. Активно вербуют новых сторонников в молодежной среде. Ведут пропагандистскую работу в социальных сетях и блогосфере. На свои публичные акции неонацистам, как правило, удается мобилизовать до 200-300 чел.

В августе 2019 г. стало известно, что старший капрал инженерных войск резерва П.Мэтьюз (Master Cpl. Patrik Mathews), обученный по долгу службы работе с взрывчатыми веществами, вербовал в г. Босежур (провинция Манитоба) своих сослуживцев в праворадикальную группировку «The Base» («Основа»), а позднее был вынужден бежать в США, где его вместе с американскими подельниками задержало ФБР[158].

Правоохранительные органы Канады указывают, что явного лидера среди ультраправых и неонацистских группировок нет. Уровень угрозы общественному порядку в стране сейчас оценивается как низкий. Мониторинг активности радикалов на постоянной основе осуществляет Королевская канадская конная полиция (RCMP – аналог американского ФБР). За деятельностью упомянутых организаций внимательно следят и спецслужбы США, поскольку некоторые их активисты принимали участие в беспорядках в ряде американских городов.

Вместе с тем в Канаде развито антифашистское движение. Оно состоит из нескольких десятков небольших разрозненных групп. Активисты стараются пресекать любые публичные мероприятия ультраправых. Так, например, 30 сентября 2017 г. в центре канадской столицы в форме мирной манифестации прошел «Марш против расизма», одним из главных организаторов выступила НПО «Оттава против фашизма».

К сожалению, привычным явлением канадской жизни стала русофобия. Одним из ярких её примеров может служить провокация вокруг традиционного празднования русскоязычной общиной Оттавы Дня Победы у расположенного в Канадском военном музее танка «Т-34». В 2018 г. мероприятие попытался сорвать представитель Канадского украинского конгресса (КУК), который вышел на сцену с флагом Украины и стал выкрикивать антироссийские лозунги.

В опубликованном неделю спустя в социальной сети «Facebook» открытом письме оттавского отделения КУК на имя директора музея Дж.Флека было выражено возмущение поддержкой со стороны государственного музейного органа Канады в «прославлении советского режима». В качестве примеров «доказательств вины» СССР авторы привели набор русофобских обвинительных штампов, не имеющих какого-либо обоснования. При этом Знамя Победы упоминалось как свидетельство прославления «преступного советского режима», а изображению символа разгрома нацизма была противопоставлена картинка желто-голубого украинского госштандарта. Позднее в авторской колонке М.Кольги в газете «Оттава Ситизен» по этому поводу была опубликована заметка об «избитом украинце» и «распоясавшихся» русских.

В результате руководством музея было принято решение запретить российской общине проводить на его территории мероприятия по случаю Дня Победы.

Стабильно высоким в Канаде остается общее число преступлений, совершаемых на почве антисемитизма. Согласно последнему отчету канадской статистической службы[159], в 2018 г. по отношению к евреям было зарегистрировано 347 случаев противоправных действий. Таким образом, уже третий год подряд они становятся самой уязвимой в национальном масштабе этнической группой. В целом на них приходится порядка 19 % всех подобных преступлений, хотя они и составляют всего около 1 % населения Канады.

По оценкам Центра Симона Визенталя, 2019 г. был непростым для канадской еврейской общины[160]: фиксировались случаи проявления антисемитизма в рамках студенческого сообщества университетов Йорка (York University), Макгилла (McGill University), Райерсона (Ryerson University) и Торонто (University of Toronto)[161]. Издание «Эдмонтон джорнал» (провинция Альберта) уличено в преднамеренной пропаганде ненависти в связи с публикацией оскорбительной карикатуры[162]. В социальных сетях появлялись призывы о бойкоте предприятий малого и среднего бизнеса, принадлежащих выходцам из Израиля[163]. Высказывания квебекского политика Х.Гиллета признаны руководством Либеральной партии проявлением нетерпимости по отношению к этнической группе[164]. Расистские граффити наносились на предвыборные плакаты депутатов еврейской общины[165]. Совершались нападения на людей[166], неоднократно озвучивались антисемитские заявления[167], происходили многочисленные случаи вандализма, в том числе с изображением нацистских символов[168].

Проявления ксенофобии фиксируются среди представителей властных структур. Например, премьер-министр Канады Дж.Трюдо в ходе предвыборной кампании в сентябре 2019 г. был обвинен в расизме после публикации архивных фотографий, на которых он запечатлен в гриме «блэкфейс». Впоследствии политик признал свое поведение «несознательным расизмом» и принес извинения канадским меньшинствам[169].

В 2019-2020 гг. Сенат Канады дважды принимал решение об отстранении от обязанностей сенатора от Онтарио Л.Беяк за пропаганду ненависти и расизма: в марте 2019 г., когда она отказалась удалять с личной страницы на официальном портале Сената полученные от граждан письма, в которых выражалась поддержка её положительным высказываниям о колониальной системе школ-интернатов для детей коренных народов и содержались расистские комментарии в адрес индейского населения; и в феврале 2020 г., поскольку политик не выполнила в полном объеме рекомендации, включая успешное прохождение учебных курсов о противодействии расизму[170].

Стремительное распространение коронавирусной инфекции также повлекло многочисленные проявления ксенофобии и расизма в стране. Согласно опубликованному 8 апреля 2020 г. официальному заявлению Канадского комиссара по правам человека М.-К.Лэндри, в период пандемии участились случаи расистских оскорблений и угроз вплоть до физической расправы в отношении меньшинств, в особенности граждан азиатского происхождения[171].

В г. Монреаль нападению вандалов подверглись вьетнамские буддистские храмы. Были разбиты несколько статуй и предметов культа. В полиции города предположили, что преступление было совершено на почве ненависти[172].

В г. Ванкувере канадские предприниматели китайского происхождения были вынуждены снизить деловую активность на 50-70 %[173]. В Большом Торонто продажи китайских ресторанов упали на 30-80 %[174].

Вместе с тем в Канаде имеется комплекс нормативно-правовых мер по противодействию проявлениям расизма и неонацизма. Прежде всего, принцип равенства всех жителей страны независимо от расы, социального происхождения и вероисповедания, закреплен в Канадской Хартии прав и свобод 1982 г. и Законе «О канадском мультикультурализме» 1988 г. В стране нет формального запрета на деятельность ультраправых движений, однако Уголовный кодекс за распространение идей расового превосходства (призывы к физической расправе и искусственному ухудшению положения определённых групп населения) предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет (ст. 319). Совершение преступления на почве расовой ненависти не закреплено в законодательстве в качестве самостоятельного состава, однако является отягчающим обстоятельствам при совершении иных уголовных правонарушений.

Чаще всего мишенью преступлений на почве расовой ненависти становятся канадцы африканского происхождения: на долю чернокожего населения приходится 44 % подобных деяний[175].

В то же время среди сотрудников полиции, органов безопасности и пограничных служб широко распространена практика расового профилирования. Она касается в равной степени коренных народов, канадцев африканского происхождения и других групп этнических меньшинств, а также затрагивает мусульман[176]. Проводимые полицейскими «уличные проверки», когда сотрудники правоохранительных органов останавливают и допрашивают лиц, подозреваемых в преступлении, и проверяют их документы, проводятся произвольно и в несоразмерной степени затрагивают лиц африканского происхождения[177].

Комитет по ликвидации расовой дискриминации отметил чрезмерную представленность канадцев африканского происхождения и представителей коренных народов на всех этапах отправления правосудия – от ареста до заключения в тюрьму. К причинам дискриминационной ситуации правозащитный орган отнес, в первую очередь, широко распространенную среди этой группы населения нищету и недостаточное качество предоставляемых её членам социальных услуг[178].

В Канаде предпринимались попытки проведения анализа на официальном уровне положения дел в плане проявлений расизма и выработке мер для противодействия этому. Первым программным документом стал принятый в 2005 г. правительством П.Мартина «План действий против расизма» (Canada’s Action Plan Against Racism)[179], представлявший собой попытку систематизировать фиксируемые в Канаде формы расовой нетерпимости и распределить полномочия между федеральными министерствами и ведомствами при осуществлении мероприятий по их пресечению.

В 2018 г. правительство Дж.Трюдо представило Национальную Стратегию по предотвращению радикализации и насилия (National Strategy on Countering Radicalization to Violence)[180]. В документе приводится анализ политического, религиозного и этнокультурного факторов, приводящих к эскалации экстремизма в обществе. К числу основных вызовов отнесены бедность, низкий уровень образования, ограниченный доступ к здравоохранению.

Для реализации положений Стратегии при Министерстве общественной безопасности в 2017 г. был создан Центр общественного сотрудничества и предотвращения насилия (Canada Centre for Community Engagement and Prevention of Violence). Данная структура получила неплохую финансовую подпитку (35 млн. кан. долл в 2016 г. с последующим ежегодным бюджетом в 10 млн. кан. долл). Кроме того, в её рамках учрежден специальный Фонд устойчивости общества» (Community Resilience Fund), ресурсы которого будут направляться на научные исследования по противодействию экстремизма в Канаде (в период 2019-2020 гг. на эти цели выделено 7 млн. кан. долл.).

Что касается региональной правоприменительной практики, то закон о борьбе с расизмом есть только в Онтарио (принят в 2017 г. Законодательным собранием провинции (Anti-Racism Act)[181]. Основные положения документа: разработка региональным правительством всеобъемлющей антирасистской стратегии, проведение консультаций с представителями африканской и еврейской общинами, а также общиной коренных народов, сбор и анализ информации о проявлениях расовой нетерпимости. Предусмотрены крупные штрафы за нарушения (до 100 тыс. кан. долл.).

В представленном в 2018 г. во исполнение указанного акта документе «Политика по противодействию расизму» (Anti-Racism Policy)[182] к числу ключевых профилактических мер относятся неукоснительное соблюдение принципа равенства при приеме на работу для представителей всех этнических групп, проведение обучающих семинаров, выдвижение на руководящие должности федеральной и провинциальной власти представителей из числа «цветного» и коренного населения.

Кроме того, правительством Онтарио была принята Стратегия по борьбе с расизмом в отношении чернокожих (Anti-Black Racism Strategy)[183], в рамках которой заложено выделение 47 млн. кан. долл. на помощь детям и подросткам из семей афроканадцев на «социализацию», повышение уровня образования, а также пересмотр исправительной политики в отношении юных правонарушителей.

Тем не менее, при прохождении Канадой процедуры Универсального периодического обзора в рамках Совета ООН по правам человека (СПЧ) Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека со ссылкой на Комиссию по правам человека Канады было отмечено, что в решении многих застарелых проблем, включая положение коренных народов и других уязвимых групп населения, прогресс незначителен[184].

В 2015 г. был представлен Заключительный доклад канадской Комиссии по установлению истины и примирению, в котором отмечается значительное отставание социально-экономического развития коренных народов Канады по сравнению с соответствующим показателем для остальной части населения. Основной причиной этому названы действовавшая система школ-интернатов для представителей коренных народов и политика колониализма[185].

Спецдокладчиком СПЧ по вопросу о правах коренных народов было отмечено принятие законодательства, устраняющего некоторые дискриминационные последствия применения прежних положений, согласно которым индейские женщины (и все их потомки), вступившие в брак с «нестатусными» мужчинами, утрачивают свой статус, между тем как этот статус предоставляется женщинам-неаборигенам, вышедшим замуж за «статусных» индейцев. Он указал, что некоторым категориям лиц этот статус по-прежнему не предоставляется по причине исторически сложившейся дискриминации в отношении потомства по материнской линии[186].

Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) выразил озабоченность сообщениями о том, что женщины и девочки из числа коренных народов, охваченные системой патроната и детской опеки и попечительства, подвержены особому риску стать жертвами торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации[187].

Спецдокладчик СПЧ по вопросу о правах коренных народов указал, что ситуация с обеспечением жильем общин инуитов и «первых наций» достигла кризисного уровня. Люди проживают в условиях перенаселенности, а дома нуждаются в серьезном ремонте. Сюда следует добавить более широкую и серьезную проблему с водоснабжением резерваций: более половины из них представляют риск для здоровья людей[188]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) высказал аналогичную озабоченность[189].

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) высказал обеспокоенность сообщениями о неравном распределении ресурсов на образование и недостаточном финансировании программ обучения на родном языке, из-за чего некоторые группы детей, особенно дети из числа канадцев африканского происхождения и коренных народов, не имеют равного доступа к качественному образованию, что в перспективе ведет к социально-экономическому неравенству между этими группами населения[190]. В свою очередь КЛДЖ выразил озабоченность в связи с высоким процентом девочек, страдающих от дискриминации и сексуального преследования в школах, и несоразмерно большим контингентом девочек из числа мигрантов, беженцев, соискателей убежища и коренных народов, продолжающих сталкиваться с трудностями в получении доступа к качественному образованию[191].

Национальное объединение аборигенов по борьбе с насилием в семье указывало, что в большинстве общин Канады предоставление социальных услуг финансируется через провинциальные или территориальные органы власти. Однако в резервациях «первых наций» эти услуги обычно финансируются по линии федерального правительства, которое во многих областях предоставляет значительно меньше средств на соответствующие программы и услуги в расчете на душу населения, чем это имеет место по линии провинциальных и территориальных органов власти[192].

Все это лишь немногие замечания международных правозащитных органов и неправительственных организаций, касающиеся дискриминационной политики канадских властей в отношении представителей коренных народов и канадцев африканского происхождения.

С учетом двойственного отношения канадских властей к вопросам противодействия проявлениям расизма неудивительной является позиция Канады в отношении резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», ежегодно вносимой Россией совместно с широким кругом соавторов. В 2018 г. и в 2019 г. при голосовании по этому документу делегация Канады воздержалась. В предыдущие годы представители страны неоднократно голосовали против принятия резолюции.

К оглавлению

 

Кипр

В целом на территории Республики Кипр не отмечено попыток героизации нацизма, нацистских деятелей и коллаборационистов и распространения неонацистских идей. Также не зафиксированы препятствования проведению мероприятий по празднованию Победы и связанных с нею дат, осквернения памятников и мемориалов в честь борцов с нацизмом.

В то же время делегация Кипра, следуя в русле общеесовской линии, ежегодно воздерживается в ходе голосования в Генассамблее ООН по вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Хотя подавляющее большинство населения Республики Кипр привержена традиционным политическим идеям, на фоне кризиса в переговорах по урегулированию кипрской проблемы, роста числа мигрантов на острове и нерешенности ряда социально-экономических вопросов определённый отклик в обществе находят националистические идеи. На этом фоне в стране набирает популярность ультраправая националистическая партия «Национальный народный фронт» (ЭЛАМ), имеющая в настоящее время двух представителей в парламенте. На выборах в Европарламент в мае 2019 г. за неё проголосовало в 3 раза больше избирателей, чем на предыдущих выборах. ЭЛАМ не скрывает своих связей с «братской организацией» – греческой правой политической партией «Золотой рассвет». В начале 2010-х гг. СМИ публиковали сообщения о совершении её активистами преступлений на этнической почве.

Данная партия выступает против присутствия трудовых мигрантов из стран «третьего мира», считая их причиной безработицы на Кипре и увеличения налогового бремени для его коренных граждан, за депортацию  из страны всех нелегальных иммигрантов, а также установление квот для иммигрантов из стран-членов ЕС. Структуру поддерживают в основном молодежь и люди среднего возраста, которым импонирует их бескомпромиссная позиция в отношении кипрского урегулирования, борьбы с коррупцией и ограничениями приема мигрантов на острове. По словам одного из ее лидеров, организация выступает также против русофобии, которая сейчас культивируется в ЕС.

На бытовом уровне на Кипре имели место отдельные случаи проявления ксенофобской риторики в отношении российских соотечественников. В целом же для кипрского общества не характерно распространение ненавистнической риторики в отношении этнических, религиозных или лингвистических меньшинств.

В последнее время на Кипре отмечено увеличение числа мигрантов. Согласно данным НПО, страна не достигает должного уровня соответствия международным стандартам в части обращения с беженцами в местах их временного размещения и в рамках процедур депортации. Особенно ситуация с беженцами обострилась в 2019 г. За первую половину 2019 г. на остров прибыло более 3 тыс. беженцев из Сирии, Нигерии, Камеруна и ряда других стран, что делает Кипр рекордсменом среди стран-членов ЕС по количеству беженцев на душу населения. Проблема усугубляется нехваткой центров размещения мигрантов, отсутствием возможности их трудоустройства и обеспечения достойных условий проживания. Положение ухудшают длительные сроки рассмотрения заявлений на статус беженца, которые могут длиться несколько лет. Ограниченное число центров приема беженцев отмечал Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД).[193] На затрудненность доступа к правосудию мигрантов, работающих в качестве домашней прислуги, из-за их возможного задержания и последующей депортации до завершения судебного разбирательства с обеспокоенностью указывал Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ).[194] Из положительных моментов можно отметить начало функционирования на Кипре с июня 2019 г. специального судебного органа, который будет рассматривать заявления беженцев в ускоренном порядке.

На распространение в обществе расово мотивированных словесных оскорблений и физических нападений со стороны крайне правых экстремистских и неонацистских групп на лиц иностранного происхождения, включая выходцев из Африки, а также на правозащитников и турок-киприотов, указывал с обеспокоенностью в мае 2017 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации. КЛРД также выражал озабоченность распространением в обществе, нередко с подачи средств массовой информации, расистских стереотипов и человеконенавистнических высказываний в отношении представителей некоторых групп этнических меньшинств, а также цыган, которые являются мусульманами. Эксперты указали на отсутствие законодательных положений для привлечения к ответственности за такие деяния, а также усилий правоохранительных органов.[195]

Достаточно остро на Кипре обстоит ситуация с проявлениями расизма в среде футбольных болельщиков, которые до сих пор представляют во многом неконтролируемые группы агрессивно настроенной молодежи. Имели место случаи дисциплинарных взысканий в отношении кипрских футбольных команд со стороны Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА). В прессе периодически появляются сообщения о насилии и расистских выкриках на кипрских стадионах во время матчей национального и международного уровня. В этой связи правительство неоднократно заявляло о намерении усилить работу с сообществами футбольных фанатов, однако пока каких-либо заметных мер принято не было.

К оглавлению

 

Латвия

Руководство Латвийской Республики (ЛР) продолжает проводить последовательный курс на ревизию истории и итогов Второй мировой войны, а также обеления и защиты бывших легионеров «Ваффен-СС» и нацистских пособников, которые возводятся в ранг участников «национально-освободительного движения». Причем подобный настрой нередко принимает самые абсурдные формы.

29 октября 1998 г. Сейм Латвии принял декларацию «О латышских легионерах во Второй мировой войне», в которой, вопреки фактам, утверждалось, что «целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима» и что они «никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения». Власти Латвии не могли не знать об истинном характере деятельности Латышского легиона СС, тем не менее, по признанию члена Комиссии историков при Президенте Латвии К.Кангериса, декларация Сейма «была нацелена на защиту легионеров от нападок в нашей и еще больше в зарубежной прессе, где они назывались нацистами, убийцами и военными преступниками». Позднее в 2000 г. в пос. Лестене при поддержке государства был открыт мемориальный комплекс, посвященный памяти латышских легионеров СС, созданный на пожертвования организации «Ястребы Даугавы», созданной ветеранами того самого Латышского легиона.[196]

Более того, в Латвии за период с 1991 по 2020 гг. – то есть за весь период независимости – за военные преступления или преступления против человечности не был осужден ни один нацистский коллаборационист из латышской вспомогательной полиции безопасности СД, латышских полицейских батальонов или иных подразделений Латышского легиона СС. Единственное исключение касалось дела Конрада Калейса, командира охраны Саласпилсского лагеря, участвовавшего в массовых убийствах евреев. После вскрывшихся подробностей биографии К.Калейса в годы Второй мировой войны и лишения его гражданства США в 1994 г. латвийские власти запоздало  лишь в 2000 г., за год до его смерти – направили запрос Австралии о его экстрадиции. В результате бюрократических проволочек властей США, Канады, Великобритании, Австралии, а также затягивания с запросом из Латвии военный преступник, оставивший множество очевидных следов, так и не был привлечен ответственности.[197]

В настоящее время в Латвии и за её пределами проживает около 400 бывших латышских легионеров СС, как минимум часть из которых может быть причастна к совершению серьезных преступлений в годы Второй мировой войны. В настоящее время организации гражданского общества прилагают усилия по привлечению внимания к этому вопиющему факту. В подготовленном в марте 2020 г. Фондом «Историческая память» и Фондом поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки докладе «Пособники нацистских преступлений. 96 ветеранов Латышского легиона СС, которые еще живы» были впервые опубликованы данные о почти 100 ныне живых участниках Латышского легиона СС, 22 человека из которых живут в Латвии, а также в Австралии (19 человек), Аргентине (2 человека), Бразилии (3 человека), Великобритании (4 человека), Канаде (16 человек) и США (33 человека).

Следственный комитет Российской Федерации подтвердил, что ряд лиц, информация о которых содержится в докладе об участниках Латышского легиона, уже проверяется на причастность к преступлениям против человечности в отношении мирных советских граждан. В докладе также отмечается, что подразделения, входившие в состав Латышского легиона СС, с высокой степенью вероятности могут быть причастны к уничтожению мирного населения в д. Жестяная Горка и с. Черном в Новгородской области, где были обнаружены массовые захоронения более 2,5 тыс. чел. В мае 2019 г. Следственный комитет России возбудил уголовное дело по факту геноцида в этих населенных пунктах в 1941-1943 гг.

На самом высшем уровне латвийские власти предпринимают попытки фальсификации истории, направленной на то, чтобы путем очернения Советского Союза и действий Красной Армии, освобождавшей Европу, уравнивания нацистской Германии и Советского Союза, заретушировать собственные неприглядные страницы истории сотрудничества с нацистами. Очередная попытка была предпринята накануне 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, когда 7 мая 2020 г. президенты Литвы, Латвии и Эстонии Г.Науседа, Э.Левитс и К.Кальюлайд приняли совместное заявление по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны в Европе. В документе, опубликованном на официальных сайтах глав стран Прибалтики, они представили собственную, не имеющую реальных оснований картину событий и обвинили СССР и Красную Армию в освобождении Прибалтики от нацистов, назвав это «оккупацией», якобы «поскольку один тоталитарный режим сменился другим».

Кроме того, 7 мая 2020 г. Сейм Латвии по инициативе Национального объединения принял декларацию «О 75-й годовщине со дня Второй мировой войны и необходимости создания всеобъемлющего понимания событий в Европе и мире», которая выдержана в традициях концепции «двух оккупаций» и идеи о «равной ответственности тоталитарных режимов». Приводится тезис о том, что Россия как правопреемник СССР «отказывается признать агрессию СССР против Балтийских стран, оправдывает их оккупацию и противоправную аннексию», и озвучиваются обвинения в адрес России в попытках ревизии истории в своих интересах.

В русле подобной политики по обелению коллаборационистов и оправданию их преступлений Латвия ежегодно воздерживается при голосовании по вносимой Россией совместно с рядом соавторов резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». В последний раз этот документ, в котором осуждается прославление нацистского движения и обеление бывших членов организации СС, включая подразделения «Ваффен-СС», признанные Нюрнбергским  трибуналом преступными, а также малодушная борьба отдельных стран с памятниками и мемориалами в честь борцов с нацизмом и фашизмом, был принят на пленарном заседании Генассамблеи ООН 18 декабря 2019 г.

В Европарламенте Латвия также регулярно является автором русофобских инициатив. В частности, евродепутат от Латвии С.Калниете стала автором проекта антироссийской резолюции от 12 марта 2019 г.,  в которую включен призыв к российским властям «осудить коммунистический и советский режимы». Евродепутат Д.Мелбарде (член Национального объединения, бывший министр культуры) стала одним из инициаторов псевдоисторической резолюции ЕП от 17 сентября 2019 г. по проблеме начала Второй мировой войны, в которой предпринята попытка уравнять преступления нацистов и коммунистический режим.

С учетом этого не вызывают удивления активные усилия властей Латвии по героизации различных пособников нацистов. В феврале 2019 г. Генеральный прокурор Латвии принял решение закрыть уголовный процесс о возможной причастности латышского летчика Г.Цукурса (состоявшего в рядах «команды Арайса» – подразделения латышской вспомогательной полиции СД – и получившего кличку «рижский мясник») к уничтожению еврейского населения Латвии в годы Второй мировой войны. Следствие велось с 2006 г. по статье 71 Уголовного закона Латвии «геноцид». В действиях Г.Цукурса латвийская прокуратура не обнаружила предусмотренного статьей 71 состава преступления. Однако позднее под давлением общественности, латвийских и международных еврейских организаций, в том числе после обращения в мае 2019 г. Совета еврейских общин Латвии к Генеральному прокурору по данному вопросу, это решение было пересмотрено и расследование было возобновлено.

В целях очернения периода нахождения Латвии в составе СССР латвийскими властями также активно задействуется тактика выдвижения «претензий» к России. 22 марта 2019 г. в ходе международной конференции «Возмещение ущерба, нанесенного прибалтийским государствам советской оккупацией», проводившейся на площадке министерства юстиции Латвии, участвовавший в ней вице-премьер министр, министр юстиции Латвии Я.Борданс вместе с коллегами из Литвы Э.Линкявичюсом и Эстонии У.Рейнсалу объявил о выдвижении к Российской Федерации претензий компенсационного характера.

23 августа 2019 г. министры иностранных дел Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Эстонии выступили с совместным заявлением по случаю 80-летия подписания «пакта Молотова-Риббентропа», в котором были осуждены «преступления идеологий нацизма и сталинизма», а также был обнародован призыв к правительствам всех стран Европы «поддержать как морально, так и материально продолжение расследований преступлений тоталитаризма».

11 июня и 11 октября 2019 г. внешнеполитическое ведомство Латвии заявило о «неприемлемости празднования в Москве 75-летия освобождения Риги от немецко-фашистских захватчиков» и проведения в российской столице посвященного этому праздничного салюта. В дополнение к этому 11 октября 2019 г. министерство иностранных дел Латвии опубликовало в соцсетях видео-ролик, в котором заявлялось, что никакого освобождения столицы Латвии не было, и нацисты якобы «ушли сами».

Латвийские официальные лица регулярно выступают с публичными заявлениями, направленными на оправдание и героизацию пособников нацистов. 30 сентября 2019 г. министр обороны Латвии А.Пабрикс, принимая участие в торжественном мероприятии у н.п. Море, где 75 лет назад 19-я дивизия «Ваффен-СС» в течение недели удерживала оборону против наступающих на оккупированную Ригу частей Красной Армии, назвал латышских легионеров «патриотами Латвии» и «гордостью латвийского народа и государства», а также призвал «чтить и некому не позволять опорочить их память».

В стремлении оправдать нацистских преступников власти Латвии пытаются выйти на европейский уровень. 23 сентября 2018 г. в г. Зедельгеме (Бельгия) открыт памятник латышским легионерам «Ваффен-СС», которые в конце войны оказались в местном лагере для военнопленных.

16 января 2020 г. было опубликовано заявление Сейма ЛР «О 80-летии оккупации ЛР и недопустимости искажения истории Второй мировой войны». В данный опус был включен призыв «обратить внимание и критически оценить попытки должностных лиц Российской Федерации переписать историю Второй мировой войны, а также оправдать противоправную оккупацию и аннексию Латвии».

23 апреля 2020 г. Сейм Латвии в окончательном чтении принял законодательные поправки, запрещающие ношение в ходе публичных мероприятий советской военной формы, которая теперь приравнивается к фашистскому обмундированию.

Реваншистские идеи в латвийском политистеблишменте по-прежнему продвигает Национальное объединение – Союз партий правого толка, входящий в правящую коалицию. Сторонники этого объединения возглавляют министерство культуры (Н.Пунтулис) и министерство земледелия (К.Герхардс). Член Национального объединения И.Мурниеце в течение многих лет занимает пост спикера Сейма ЛР.

Латвийские официальные лица на регулярной основе участвуют в разнообразных мероприятиях, посвященных памяти латышских легионеров СС и иных коллаборационистов.

2 марта 2020 г. вице-премьер, министр юстиции Латвии Я.Борданс принял участие в сходке сочувствующих «лесным братьям» в Вилякском крае по случаю 75-летия событий у болот Стомпаку – операции по ликвидации латышского бандподполья советскими органами госбезопасности. На мероприятии также присутствовал бывший президент Латвии Р.Вейонис. В последующем комментарии этого события в сети «Facebook» Я.Борданс публиковал хвалебные отзывы в адрес главаря преступников Петериса Супе.

В 2020 г., несмотря на нарекания со стороны международных профильных правозащитных организаций и обращение 38 депутатов Европарламента к властями Латвии с призывом осудить и запретить прославление нацизма в стране, марш легионеров СС 16 марта был разрешен Рижской думой. Только после объявления в стране чрезвычайного положения в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции руководство столичного муниципалитета было вынуждено отметить своё решение. Однако даже в таких условиях отдельные почитатели латышских эсэсовцев возложили к памятнику Свободы цветы и венки, один из которых был в виде шеврона Латышского легиона.

Из официальных лиц в мероприятии снова участвовали член Национального объединения, советник премьер-министра Латвии И.Парадинекс, руководитель партии Р.Дзинтари, а также депутат от Национального объединения Я.Несалниекс. Информационное сопровождение этой акции было обеспечено выпуском пропагандистского фильма «Латышский легион. Воскрешение справедливости», обеляющего легионеров «Ваффен-СС». Данный агитматериал нацизма рекомендован к просмотру латвийских школьников.

16 марта с 2000 г. исключено из списка официальных памятных дат, не является официальным праздником. Однако националисты, и в первую очередь Национальное объединение, регулярно пытаются вернуть этому дню особый статус. В этих целях латвийские политические деятели пытаются сместить акценты и предоставить местным неонацистам легальные основания для проведения своих акций. В частности, президент Латвии Э.Левитс выдвинул инициативу объявить 17 марта днем памяти движения национального сопротивления. Данная инициатива подается в качестве стремления почтить память патриотов Латвии, сопротивлявшихся «оккупационным режимам». По сути, это – попытка на государственном уровне закрепить чествование «лесных братьев», часть из которых составляли бывшие легионеры СС, скрывавшиеся от правосудия.

На контрасте совершенно иное отношение наблюдается у латвийских властей к празднованию Дня Победы 9 мая и тем, кто его отмечает. В связи с ограничительными мерами из-за карантина все массовые мероприятия на этот день в 2020 г. были отменены. Однако жителям латвийской столицы не запрещалось прийти в парк Победы и возложить цветы к Памятнику Освободителям Риги в индивидуальном порядке. Поступившие так люди вызвали негодование «патриотично» настроенной общественности и лично премьер-министра Латвии К.Кариньша, которые потребовал от министра внутренних дел С.Гиргенса разъяснений о том, как работала полиция 9 мая. Министр обороны Латвии Артис Пабрикс вовсе предложил не только не лечить от коронавируса тех людей, которые в День Победы пришли отдать дань бойцам Красной Армии к памятнику Освободителям Риги, но и обязать их оплачивать лечение «тем, кого они окружали». В ответ на это С.Гиргенс сообщил, что «распоряжение не делит людей на национальности, не делит их на тех, у кого есть право возлагать цветы, и тех, у кого нет, а также уважает личную мотивацию каждого человека при возложении цветов. Особенно в случаях, когда люди поминают погибших родственников». Вместе с этим министр уточнил, что сам возлагал цветы к памятнику Свободы 4 мая, отмечая восстановление независимости Латвии[198]. Примечателен тот факт, что действия правоохранителей в тот день ни у кого не вызвали нареканий или вопросов. Данный сюжет в очередной раз подсветил остро стоящую в Латвии проблему негражданства, поскольку большинство из тех, кто возлагает цветы к памятнику освободителям Риги, – это русские и русскоговорящие жители страны – и упорное нежелание высшего руководства ЛР соблюдать права этой категории жителей.

Марши ветеранов «Ваффен-СС» подвергаются серьезной критике международного сообщества. Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) в своих докладах неоднократно выражала озабоченность в связи с ежегодным проведением 16 марта церемоний поминовения латвийских легионеров «Ваффен-СС». ЕКРН обратила внимание на то, что члены парламента, принадлежащие к партии «Национальное объединение», которая входит в правящую коалицию, были замечены в участии в этих церемониях. ЕКРН неоднократно выносила рекомендации латвийским властям осудить все попытки увековечивания памяти воевавших в «Ваффен-СС» и сотрудничавших с нацистами, а также призвать членов парламента воздержаться от участия в подобных церемониях.[199]

По-прежнему остается дискриминационным положение проживающих в Латвии ветеранов Великой Отечественной войны. В отличие от признанных национальными партизанами «лесных братьев» (многие из которых в годы войны служили в добровольческих легионах «Ваффен-СС») они не могут претендовать на надбавки к пенсиям и соцпакет. В январе 2018 г. был принят Закон о статусе участника Второй мировой войны, который фактически поставил знак равенства между солдатами Советской Армии и сражавшимися на стороне фашистов легионерами. Решение об установлении льгот для обладателей этого статуса самоуправления принимают самостоятельно.

В Латвии также осуществляется препятствование деятельности антифашистских организаций гражданского общества. В разное время преследованию со стороны латвийских властей подвергались борющиеся с фашизмом активисты русскоязычной общины, правозащитники А.Гапоненко, В.Линдерман, И.Козырев, Д.Сумароков, председатель латвийского отделения международного правозащитного движения «Мир без нацизма» И.Корен, а также латвийский журналист и лидер «Конгресса неграждан» Ю.Алексеев. В июне 2019 г. начался уголовный процесс против члена правления «Русского союза Латвии» и постоянного автора российского аналитического портала RuBaltic.ru А.Финея по обвинению в «прославлении советской оккупации».

17 марта 2020 г. Служба госбезопасности Латвии опубликовала отчет о деятельности за 2019 г., в котором России приписываются стремление закрепить «собственное видение» истории путём организации конференции и издания книг о событиях ХХ в., ухода за советскими воинскими захоронениям, празднования важных исторических событий, а также попытки по «маргинализации 80-летия заключения пакта Риббентропа-Молотова».

Спецдокладчик Совета ООН по правам человека (СПЧ) по современным формам расизма указывает в своем докладе 38-й сессии Совета, что в ежегодном докладе полиции по охране общественного порядка за 2016 г., опубликованном в апреле 2017 г., была сделана запись, согласно которой неофициальные празднования Дня Победы над нацистской Германией представляют угрозу национальной безопасности.[200]

Для «правильного» воспитания молодежи в Латвии используются структуры «Яунсарзде» – функционирующей при латвийском министерстве обороны молодежной военизированной организации[201]. В настоящее время «Яунсарзде» насчитывает более 8,5 тыс. человек. С 2024/2025 учебного года планируется ввести обязательные уроки военной подготовки во всех школах для воспитания «лояльных и патриотичных граждан Латвии». Одним из обязательных компонентов этой работы является изучение истории государства, причем в «оккупационной» интерпретации. На деятельность этой структуры обращал внимание Комитет по правам ребенка (КПР), указывавший, что обучение несовершеннолетних обращению с огнестрельным оружием противоречит обязательствам государств по Конвенции о правах ребенка и 1-му Факультативному протоколу к ней.

Кампания латвийских властей по «десоветизации» и нивелированию значимости подвига солдат Красной Армии ярко выражается в развязанной малодушной войне с памятниками и мемориалами в честь красноармейцев. В 2019-2020 гг. по-прежнему фиксировались попытки осквернения и разрушения либо демонтажа советских памятников. 26 октября 2019 г. на мемориале воинам-освободителям Риги и Латвии от немецко-фашистских захватчиков, установленном в столичном парке Победы, краской была нанесена надпись «оккупанты».

В Сейме ЛР продолжается рассмотрение кощунственной инициативы о демонтаже этого монумента, несмотря на то, что она противоречит российско-латвийскому межправительственному Соглашению от 30 апреля 1994 г. о социальной защите проживающих на территории Латвийской Республики военных пенсионеров Российской Федерации и членов их семей, а также позиции латвийского внешнеполитического ведомства, последовательно выступающего против сноса памятника. В октябре 2019 г. в Сейме была создана рабочая группа, в которой депутатам от правящей коалиции обсуждается дальнейшая судьба мемориала: переименование, размещение в непосредственной близости от него «пояснительных табличек», отражающих его «истинное» значение.

Для нападок на монумент активно задействуется Интернет. В настоящее время в сервисе «Google Maps» напротив русскоязычного названия «Памятник Победы», несмотря на жалобы к администрации ресурса, по-прежнему размещен искаженный «перевод» на латышский язык как «okupacijas pieminekeis» («памятник оккупации»).

В ночь с 30 октября на 1 ноября 2019 г. латвийское предприятие «Государственное недвижимое имущество» демонтировало памятник советским подводникам Балтики, находившийся в рижском районе Балдерая, недалеко от Штаба морских сил Латвии, за которым ухаживали общественные активисты  из объединения моряков и местные жители[202]. Данный памятник был снесен в нарушение российско-латвийского соглашения 1994 г. о социальной защите российских военных пенсионеров, при этом проводившее эти работы предприятие сообщило, что во время демонтажа памятник развалился и восстановлению не подлежит.

В 2020 г. в преддверии Дня Победы в Латвии прошла серия актов вандализма в отношении мемориалов красноармейцам. В поселке Скулте с памятника летчикам 1-го Гвардейского авиаполка ВВС Балтийского флота снесли памятную табличку. В Валмиере находящийся в центре города мемориал на братской могиле советских воинов вандалы залили его краской. Осквернение этого памятника зафиксировали сотрудники российского посольства в ходе объезда братских захоронений советских воинов и возложения к ним цветов.[203] Указанные кощунственные действия не случайны и идут в канве общей линии на циничное переписывание истории в Латвии.

По данным Службы госбезопасности (СГБ) Латвии, активность право- и левоэкстремистских организаций в стране достаточно низкая. Властями Латвии не афишируются какие-либо столкновения на этнической почве между латышами и представителями нацменьшинств. Информация о преступлениях на почве ненависти в открытом доступе отсутствует.

Вместе с тем, правозащитные механизмы обращали внимание на данную проблему.

В 2016 г. Латвийский центр по правам человека (ЛЦПЧ) провел опрос среди представителей 11 НПО и мигрантов, а также иностранных студентов, обучающихся в Латвии, относительно проявлений нетерпимости и дискриминации. Почти 68 % были жертвами, а 33 % – свидетелями инцидентов на почве ненависти или проявлений дискриминации, либо слышали о таких случаях. 13 % респондентов стали жертвами нападений или попыток нападения, либо слышали о других жертвах таких нападений. По мнению респондентов, инциденты на почве ненависти были мотивированы расовым происхождением (36 %), этническим происхождением/ксенофобией (25 %), языком (22 %), религией (6 %). Вместе с тем НПО и представители меньшинств указали Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью на то, что жертвы разжигания вражды предпочитают не сообщать о подобных случаях в полицию из-за сомнений в способности или готовности правоохранительных органов эффективно расследовать эти инциденты.[204]

Более 40 % граждан третьих стран сообщают о том, что они подвергались дискриминации, например, во время обращения в государственные органы, полицию, медицинские учреждения, при прохождении пограничных пунктов, а также на улице и в общественном транспорте.[205]

По мнению Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, система учета данных о таких преступлениях, на основе которых формируется статистика, нуждается в совершенствовании[206].

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отмечал в августе 2018 г., что неофициальные данные свидетельствуют о большем числе преступлений на почве ненависти и ненавистнических высказываний, чем официально заявляется, и выражал обеспокоенность сведениями о том, что жертвы преступлений на почве ненависти не хотят сообщать об этих преступлениях властям. Он также указал на использование ненавистнических высказываний политиками в связи с выборами, в том числе было отмечено использование ненавистнических высказываний в Интернете[207].

ЕКРН отметила также усиление исламофобской риторики в Латвии в общественно-политических дискуссиях. В ходе обсуждения принятия Латвией беженцев по квотам были отмечены исламофобские комментарии, приравнивающие беженцев к террористической угрозе и направленные в целом против мигрантов. Вопиющие примеры включают случай с латвийским предпринимателем, который использовал пространство Интернет для разжигания расовой вражды к лицам африканского происхождения, объявив о своей готовности расстреливать их, а также комментарии пользователей сети Интернет, призывающие к сожжению мусульман. Нередки случаи антисемитских высказываний в сети Интернет, угроз в адрес еврейской общинной школы, вандализма и осквернения еврейского кладбища в Риге. Латвийские СМИ сообщали, что еврейское кладбище в Резекне четыре раза подвергалось актам вандализма в августе и сентябре 2017 г.[208]

По данным АОПЧ, в Латвии, как и в ряде других стран-членов ЕС, сбор классифицированной информации о преступлениях на почве ненависти осуществляется неэффективно. Показательно, что при подготовке доклада по проблематике дискриминации и преступлений на почве ненависти в отношении евреев, проживающих в странах-членах ЕС (представлен Агентством ЕС по основным правам человека (АОПЧ) в декабре 2018 г.), экспертам Агенства пришлось провести его «вручную», организовав интервью с 200 жителями Латвии, относящими себя к евреям. 12 % из них считают антисемитизм весьма значительной проблемой для их страны, 77 % полагают, что за последние 5 лет ситуация в этой сфере не претерпела каких-либо изменений. При этом 61 % респондентов не высказали обеспокоенности в связи с проявлениями антисемитизма в Интернете. 3 % участников опроса в течение года до его начала подвергались различным актам агрессии на почве антисемитизма, 6 % – в течение 5 лет до начала опроса. Каждый третий опасался стать жертвой оскорблений или физического насилия из-за принадлежности к еврейскому меньшинству, еще большее число респондентов испытывают чувство тревоги за членов своих семей. 3 % латвийских евреев ощущают себя дискриминированными из-за своей религиозной принадлежности, столько же – из-за своего происхождения.

Все более заметным становится активно внедряемый властями курс на сужение сферы применения негосударственных языков. Латышский язык является единственным языком, разрешенным для общения с органами власти, использования в топографических знаках и других надписях, а также в документах, удостоверяющих личность. В этой связи функционирующий в рамках Совета Европы Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) пришел к заключению, что языковая политика руководства страны ведет к сокращению пространства использования других языков, в частности языков национальных меньшинств, и, как следствие, ограничивает право этнических и языковых меньшинств на свободу выражения мнения.[209]

Фактическая ликвидация русскоязычного образовательного пространства осуществляется через всеобъемлющую реформу образования (перевод школ и детских садов на латышский язык обучения, разработка и внедрение нового содержания образования, оптимизация школьной сети, запрет на преподавание на русском языке в частных вузах).

Так, в апреле 2018 г. были одобрены очередные поправки к Закону «Об образовании» и к Закону «О всеобщем образовании», предусматривающие постепенный полный перевод школьного обучения на латышский язык с 2021-2022 учебного года. В соответствии с ними в основной школе (7-9 классы) преподавание будет осуществляться в пропорции 80 % на 20 %, в средней (10-12 классы) – только на государственном языке.

Начиная с 2017-2018 учебного года, все учащиеся, в том числе и те, кто учился по программам национальных меньшинств, обязаны сдавать централизованные экзамены на латышском языке по таким предметам, как математика, химия, биология, физика, информатика, география и экономика.

В июне 2018 г. были приняты поправки к Закону о высшей школе, предусматривающие запрет на обучение на русском языке также и в частных вузах и колледжах. Аккредитация программ на русском языке останется в силе до истечения их срока, но набор на них новых студентов с 2019 г. уже не ведется.

Попытки заинтересованной общественности добиться пересмотра школьной реформы не увенчались успехом. 23 апреля 2019 г. Конституционный суд ЛР огласил решение по иску против поправок к Закону об образовании, поданному партией «Согласие». Суд признал образовательную реформу, направленную на фактическую ликвидацию билингвальных школ, соответствующей Конституции Латвии.

В русле общей дискриминационной политики, направленной на постоянное введение ограничений на использование русского языка в сфере образования, оказались и меры латвийских властей, серьезно переформатировавшие дошкольное образование в стране. 1 сентября 2019 г. вступили в силу Правила Кабинета министров Латвии № 716 от 21 ноября 2018 г., регламентирующие дошкольное образование. Данные правила предусматривают использование латышского языка в качестве основного средства общения во время игр с детьми младшего возраста. Правозащитники отмечают, что перед разработкой этих мер консультаций с представителями национальных меньшинств и правозащитниками, занимающимися защитой прав нацменьшинств, не проводилось.

14 мая 2020 г. Сейм Латвии в окончательном чтении принял поправки к закону об образовании, согласно которым все русскоязычные детские сады должны будут по требованию открывать группы с обучением на латышском языке. Реализация этих нововведений ускорит вытеснение русского языка из системы дошкольного образования, негативно скажется на дальнейшем учебном процессе, что в свою очередь приведет к неравенству на рынке труда и снижению уровня жизни нацменьшинств.

Латышизация образования затронула и частные учебные заведения. 4 июля 2018 г. президент Латвии Р.Вейонис утвердил поправки, затрагивающие возможность воспользоваться услугами частных вузов с русскоязычными программами обучения (с 2019 учебного года новых наборов студентов не производится). Данные поправки игнорируют интересы трети студентов-частников, обучавшихся в Латвии на русском языке, и в настоящий момент оспариваются в Конституционном суде депутатами партии «Согласие».

14 ноября 2019 г. Конституционный суд Латвии признал соответствующим основному закону страны перевод обучения на государственный язык в частных школах для национальных меньшинств.

Все упомянутые меры по переводу образования на латышский язык при этом проводятся властями без учета мнения самих учеников. По данным опроса латвийских школьников, проведенного газетой «Latvijas Avize», большинство из них считает русский язык крайне востребованным для повышения своей конкурентоспособности на рынке труда. Многие из них заинтересованы в изучении русского языка, поскольку считают его инструментом межнационального и международного общения, который открывает им возможности работы не только на российском направлении, но и с другими странами.

В этой связи КК РКЗНМ выразил мнение о том, что принятые в апреле 2018 г. поправки к Закону об образовании, предусматривающие перевод школьного обучения на латышский язык к 2020-2021 учебному году, ставят учащихся, принадлежащих к национальным меньшинствам, в заведомо невыгодное положение с точки зрения успеваемости, что в свою очередь может отрицательно сказаться на их возможностях успешной интеграции в социально-экономическую жизнь общества.[210]

Реформу образования подверг критике и Верховный комиссар по делам национальных меньшинств ОБСЕ Л.Заньер, по мнению которого полный переход школ нацменьшинств на преподавание на латышском языке «уводит Латвию от сложившейся в стране двуязычной модели образования, которая хорошо выполняла свои функции и была основана на Гаагских рекомендациях о правах нацменьшинств на образование». Он призвал латвийские власти обеспечить жителям возможность получать образование на русском языке.

Хотя формальных ограничений на участие в политической жизни и управлении государством (за исключением проблемы «неграждан») в Латвии не зафиксировано, власти осуществляют избирательное давление на леворадикальные силы, позиционирующие себя в качестве борцов за права русскоязычного населения. Так, в июне 2018 г. евродепутату, сопредседателю партии «Русский союз Латвии» Т.Жданок было отказано в участии в выборах в Сейм (6 октября 2018 г.) на основании Закона о выборах, запрещающего участвовать в них лицам, после 13 января 1991 г. состоявшим в определенных советских организациях (Коммунистическая партия и т.п.). Вместе с тем, языковые требования используются в качестве предлога для прекращения полномочий избранных членов местных советов. Один из таких случаев касается депутата Балвской думы Ивана Баранова, мандат которого был аннулирован на основании недостаточного владения латышским языком. Мэр г. Даугавпилса Рихард Эйгим был оштрафован в октябре 2017 г. за недостаточное владение латышским языком. Ему было предложено улучшить знание латышского языка в течение шести месяцев, после чего он должен сдать новый экзамен.[211]

На активистов, стремящихся оказывать сопротивление официальной линии на латышизацию общественной жизни и ухудшению правового и социального положения российских соотечественников, в последнее время оказывается колоссальное давление. В том числе ведется преследование соотечественников, активно выступающих за сохранение русских школ – 11 человек вызывали на допрос в Полицию безопасности в связи с организацией Вселатвийского родительского собрания в марте 2018 г., против восьми из них (включая Т.Жданок) инициировано расследование в рамках уголовного дела, предъявлены обвинения в разжигании национальной розни и действий, направленных против государственной целостности и безопасности Латвии.

Требования к определенному уровню владения латышским языком предъявляются практически во всех профессиях, перечисленных в приложении к правилам Кабинета министров № 733 от 7 июля 2009 г. «Об объеме знания государственного языка и порядке проверки навыков владения государственным языком, необходимых для выполнения профессиональных и должностных обязанностей, получения постоянного вида на жительство и приобретения статуса постоянного жителя Европейского сообщества, и о государственной пошлине за проверку владения государственным языком» – это около 3600 профессий и должностей, включая такие, как могильщики, пастухи, конюхи, водители автобусов.

Подобная языковая практика отрицательно сказывается на возможности занятия государственных и муниципальных должностей латвийскими гражданами, не являющимися носителями языка, в частности лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам.

В соответствии с правилами Кабинета министров № 733 от 7 июля 2009 г. члены руководящих органов НПО также обязаны владеть латышским языком на уровне носителей языка (уровне С1 – самый высокий). Согласно процедуре, они могут обратиться в Центр государственного языка (действующий при Министерстве юстиции) с просьбой понизить требования к членам совета директоров. Вместе с тем критерии, которые должны применяться Центром государственного языка при рассмотрении исключений, остаются неопределенными.

В соответствии с Законом о государственном языке другие языки могут использоваться только в крайне ограниченных обстоятельствах при обращении в государственные органы, такие как полиция, медицинские учреждения, спасательные службы (в случае чрезвычайных ситуаций, срочных вызовов, медицинской помощи, преступлений или других нарушений закона).

В опубликованном в октябре 2019 г. очередном докладе Комиссара по правам человека Совета Европы Д.Миятович содержится острая критика политики Риги в языковой сфере, «где нацменьшинствам ограничивается доступ к государственным должностям путем введения чрезмерно строгих требований к знанию госязыка». По мнению комиссара, «вместо введения санкций, штрафов и инспекций», а также жестких языковых квот, указанным странам следовало бы стимулировать изучение государственных языков путем предоставления новых возможностей, в том числе обеспечивая дополнительное финансирование соответствующих обучающих программ». Риге рекомендуется «защищать права меньшинств и снижать напряженность в обществе», в котором «не учитываются права граждан, говорящих на языках меньшинств, а законы часто воплощаются в жизнь насильственными средствами».

Несмотря на то, что многие местные органы власти, в том числе в Риге, предоставляют услуги устного перевода, латышский язык по-прежнему является единственным языком, используемым муниципальными органами власти независимо от доли населения, принадлежащего к национальным меньшинствам. Эти законодательные нормы создают трудности в получении госуслуг для некоторых пожилых жителей, в частности для тех, кто не изучал латышский язык. По результатам последней переписи 40,2 % жителей Риги заявили о русской этнической принадлежности, а на русском языке, согласно тому же источнику, дома говорят 55,8 % жителей Риги и 60,3 % жителей Латгальского района. КК РКЗНМ неоднократно повторял свою позицию о том, что «нынешний подход к ограничению использования других языков несовместим с Рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств и, кроме того, считает, что он может быть контрпродуктивным».

КК РКЗМ отметил отсутствие прогресса в давнем вопросе относительно права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, записывать свои имена и фамилии на языке меньшинств в официальных документах. Процедура расшифровки личных имен, происходящих из других языков, на латышском языке и их использование в личных документах, определяется Законом о государственном языке, Законом о документах, удостоверяющих личность, правилами Кабинета министров №114 от 2 марта 2004 г. «Правилами о написании и использовании личных имён на латышском языке, а также их идентификации», правилами  Кабинета Министров № 134 от 21 февраля 2012 г. «Об удостоверяющих личность документах». Практика транскрипции на латышском языке в свидетельствах о рождении и документах, удостоверяющих личность, личных имен, используемых лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, написаны в соответствии с грамматическими правилами латышского языка, и не учитывают нормы языков меньшинств. Способ написания личных имен является правом, охраняемым Рамочной конвенцией, и является неотъемлемой частью культурных традиций.[212]

Обеспокоенность политикой латвийских властей в отношении языков этнических меньшинств выражал и Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в 2018 г., отметивший её дискриминационный характер по отношению к этническим меньшинствам в области образования и занятости, общественной и политической жизни и доступа к услугам. В частности, озабоченность Комитета вызвало сокращение преподавания языков меньшинств в государственных и частных средних учебных заведениях, что будет создавать неоправданные ограничения в отношении доступа к образованию на языках меньшинств. Применение статьи 6 Закона о государственном языке, которая предусматривает использование и знание латышского языка работниками и самозанятыми лицами, может, по мнению КЛРД, привести к прямой или косвенной дискриминации в отношении меньшинств в плане доступа к работе в государственных и частных учреждениях. Требования в отношении знания латышского языка сказываются на способности меньшинств участвовать в общественной и политической жизни и их доступе к основным услугам.[213]

Таким образом, выбрав карательный подход, власти направляют негативный сигнал носителям языков национальных меньшинств, в частности русского языка. Это свидетельствует о несогласии с его присутствием в эфире и, как следствие, в общественной жизни Латвии. В целом КК РКЗНМ признал, что, условия и требования, установленные настоящим законодательством, нарушают Рамочную конвенцию, выходят за рамки лицензионных требований и неоправданно препятствуют частным вещателям, тем самым ограничивая доступ к СМИ лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам.

Вопрос отсутствия у значительной части латвийского населения (11 % или около 210 тыс. жителей) гражданства остается наиболее острым в Латвии, демонстрирующим дискриминационное отношение властей.

На протяжении долгого времени официальная Рига не предпринимала реальных шагов для урегулирования этой проблемы, ограничиваясь разного рода «косметическими» улучшениями. Тем не менее, после вступления в силу с 1 октября 2013 г. поправок к Закону ЛР «О гражданстве» практически вдвое увеличилась доля получивших гражданство детей «неграждан», достигнув 90 % от их общего числа. Кроме того, 21 марта 2019 г. президент Латвии Р.Вейонис повторно внес на рассмотрение Сейма инициативу о предоставлении автоматического гражданства детям «неграждан», родившимся после 1 января 2020 г. 5 ноября 2019 г. принят соответствующий закон, который знаменует фактическое прекращение «воспроизводства» данного статуса.

Однако потенциальные изменения носят скорее символический характер и никак не повлияют на дискриминационное положение более чем 200 тыс. ныне живущих «неграждан». При этом проблема, касающаяся именно появления в Латвии на свет новых «неграждан», не является столь острой – в 2018 г. данный статус получили всего 33 ребенка (в 2016 г. статус негражданина получили 47 детей, в 2017 г. – 51). Таким образом, остается значительное число людей, а несовершеннолетних «неграждан» насчитывается в целом менее 5 тыс. чел. При этом положительной оценки заслуживают изменения, внесенные в 2013 г. в Закон о гражданстве 1994 г., позволяющие «негражданам» по собственной инициативе регистрировать своих детей, родившихся в Латвии, в качестве гражданина Латвии. Упрощена процедура регистрации при рождении. Запрос на предоставление латвийского гражданства для новорожденного ребенка, рожденного «негражданами», теперь может быть сделан только одним родителем, а не обоими, как ранее. Как следствие число новорожденных «неграждан» сократилось до 23 в 2017 г.[214]

«Неграждане» Латвии лишены ряда важных социальных, экономических и избирательных прав. В настоящее время латвийские правозащитники насчитывают около 80 различий между гражданами и «негражданами» (для сравнения: в 2004 г. – 61), в том числе 47 ограничений в плане профессиональной самореализации (в 2004 г. – 25). «Неграждане», в частности, не имеют права быть государственными, в том числе муниципальными чиновниками, занимать посты на военной службе, быть судьями, прокурорами и т.п. В общественно-политической сфере «неграждане» не могут выступать в качестве учредителей политических партий, лишены права участвовать в работе судов в качестве судебных заседателей, а также заключать сделки по покупке земли и недвижимого имущества без согласия муниципальных властей и т.д.

Неблагополучную ситуацию в сфере натурализации подтверждает официальная статистика: темпы получения гражданства с каждым годом снижаются (в 2016-2018 гг. этот показатель оставался на рекордно низком уровне и составил 987, 915 и 930 чел. соответственно; для сравнения: в 2005 г. было натурализовано 19169 чел., в 2012 г. – 2213).

При сохранении сложившейся внутриполитической установки латвийских властей можно прогнозировать дальнейшее снижение темпов натурализации. При этом сокращение количества «неграждан» уже сейчас происходит в основном лишь за счет естественной убыли этой категории населения и его миграционного оттока.

Официальная Рига продолжает игнорировать многочисленные замечания международных правозащитных структур в отношении неблагоприятной ситуации с правами нацменьшинств в стране.

Помимо КК РКЗНМ внимание данной проблеме уделял Комитет по ликвидации расовой дискриминации, указавший, что эта группа населения рассматривается в качестве отдельной правовой категории неграждан, находящихся под угрозой безгражданства, что может препятствовать их доступу к определенным правам в соответствии с международным правом. По мнению КЛРД, 13 % таких лиц относятся к лицам избирательного возраста, но при этом они не имеют права голоса и участия в политической жизни. Эта группа населения также сталкивается с дискриминацией в доступе к общественным услугам. Более того, КЛРД, отметив, что темпы натурализации неграждан являются низкими, признал несостоятельными предпринятые в 2017 г. усилия по внесению поправок в Закон о гражданстве, с тем чтобы позволить детям неграждан автоматически приобретать латвийское гражданство. На практике это приводит к тому, что в Латвии по-прежнему рождаются дети-неграждане.[215]

В январе 2019 г. Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ опубликовало отчет по итогам последних выборов в Сейм ЛР, в котором особое внимание было уделено отсутствию у существенной доли латвийского населения – «неграждан» – избирательных прав. Латвии было рекомендовано повысить вовлечённость этой категории жителей страны в политические процессы через увеличение темпов натурализации.

ЕКРН также обращала внимание на проблему массового безгражданства в Латвии[216].

20 февраля 2019 г. Комитет по культуре ЕП направил премьер-министру Латвии официальное письмо, в котором выразил обеспокоенность планами латвийских властей ограничить использование языков меньшинств в системе высшего, среднего и начального образования.

Продолжается наступление на русскоязычные СМИ. В последние годы Национальный совет по электронным СМИ Латвии под надуманными предлогами ограничивал вещание телеканала «РТР-Планета», блокировал принадлежащий «МИА «Россия сегодня» сайт Baltnews.lv. В ноябре 2019 г. остановлена трансляция девяти российских телевизионных каналов.

В феврале 2020 г. Служба государственной безопасности Латвии провела обыски в помещениях латвийского холдинга ВМА, в состав которого входят порядка 25 телеканалов (в том числе «Первый Балтийский канал», «Первый балтийский музыкальный канал», «REN TV Baltic»), рекламное и медийное агентство «Baltic Media Advertising», издательский дом «Print Media», газета «МК Латвия». Изъяты документы и носители данных. Заморожены счета ВМА в местных банках. В связи с давлением латвийских властей в ВМА в марте 2020 г. принято решение о ликвидации службы новостей «Первого Балтийского канала», прекращении с 20 марта 2020 г. выпуска ежедневной новостной телепередачи «Балтийское время», авторских программ «За кадром» и «Пять копеек».

Также в феврале 2020 г. административный районный суд Риги оставил в силе принятое в ноябре 2019 г. решение Национального совета по электронным СМИ о прекращении ретрансляции девяти русскоязычных каналов. Кроме того, президент Латвии Э.Левитс обратился в Сейм с предложением увеличить пропорцию телепрограмм на официальных языках ЕС в кабельных сетях республики до 80 % (сейчас – 75 %).

К оглавлению

 

Литва

Целенаправленная государственная политика Литовской Республики (ЛР) по фальсификации истории Второй мировой войны и героизации фашистских коллаборационистов, очевидно противоречащая, в частности, решениям Нюрнбергского трибунала относительно виновников, причин и итогов войны, а также положениям резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 74/136 от 18 декабря 2019 г. «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», фактически служит оправданию нацистских преступлений и способствует возрождению и распространению идеологии ненависти. Соответственно, неудивительно, что при голосовании по этому документу в Генеральной Ассамблее Литва регулярно воздерживается.

На самом высшем уровне литовские власти предпринимают попытки фальсификации истории, направленной на то, чтобы путем очерненная Советского Союза и действий Красной Армии, освобождавшей Европу, заретушировать собственные неприглядные страницы истории сотрудничества с нацистами. Очередная попытка была предпринята накануне 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, когда 7 мая 2020 г. президенты Литвы, Латвии и Эстонии Г.Науседа, Э.Левитс и К.Кальюлайд приняли совместное заявление по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны в Европе. В документе, опубликованном на официальных сайтах глав стран Балтии, они представили собственную, не имеющую реальных оснований, картину событий и обвинили СССР и Красную Армию в освобождении Прибалтики от нацистов, назвав это «оккупацией», якобы «поскольку один тоталитарный режим сменился другим».

Вследствие системной политики властей по фальсификации истории Второй мировой войны в Литве продолжаются попытки уравнивания нацистского и советского режимов, политическое, административное и даже уголовное преследование лиц, подвергающих сомнению официальную трактовку исторических событий.

С целью закрепления новых «исторических» подходов в Литве соответствующим образом переписываются учебники для школ и вузов, переформатируется наглядный материал в региональных краеведческих музеях, создаются новые тематические музеи, включая вильнюсский «Музей геноцида и сопротивления жителей Литвы оккупационным режимам», размещенный в здании бывшего КГБ ЛССР.

Прославление «лесных братьев» (в литовской интерпретации – «партизан») остается одним из главных приоритетов литовских властей. Тема преступлений «лесных братьев» в ЛР находится фактически под запретом. При этом игнорируются документально подтвержденные факты того, что жертвами так называемых партизан стали десятки тысяч мирных жителей из числа гражданского населения.

Действовавшие на территории Литвы вооруженные бандформирования во время войны и в послевоенный период ответственны за гибель более 25 тыс. человек, подавляющее большинство которых – мирные литовские граждане, в том числе около 1000 – дети. Многие из членов бандподполья активно сотрудничали с оккупационной администрацией Третьего рейха и входили в её состав, лично участвовали в преступлениях Холокоста, в ходе которого была уничтожена практически вся еврейская община страны – более 220 тыс. евреев (или 95 % проживавшего в то время еврейского населения). В стране установлено много памятников этим «деятелям», совершившим множество преступлений против литовских евреев и мирных граждан. Их именами названы улицы, площади, школы, даже воинские части (например, батальон имени Юозаса Виткуса, который принимал участие в уничтожении евреев на территории Литвы в годы Второй мировой войны).

В 2019 г., объявленном Сеймом ЛР годом «генерала» Й.Жемайтиса-Витаутаса, возглавлявшего штаб литовского антисоветского бандподполья в послевоенные годы и официально признанного «президентом Литвы» (уже в 2000-х гг.), в стране прошла череда мероприятий в память о «лесных братьях».

В ходе торжественного заседания литовского парламента 13 января 2019 г. по случаю «Дня защитника свободы», приуроченного к вильнюсским событиям 13 января 1991 г., трактуемым литовской властью как «советская агрессия», с участием высшего руководства страны ежегодная «премия свободы» вручена дожившим до настоящего времени семерым «партизанам», а 13 января 2020 г. такая награда была вручена еще одному бывшему «лесному брату» А.Кентре.

3 мая 2019 г. по случаю «Дня чествования партизан, единения армии и общества» и 110-летия Й.Жемайтиса-Витаутаса Минобороны ЛР провело торжественный пешеходный марш в районе г. Юрбаркас. В рамках «Дня гражданского сопротивления» 14 мая 2019 г. занимавшая тогда пост президента Литвы Д.Грибаускайте открыла выставку в символическом бункере, посвященную 70-летию принятия так называемой декларации «Движения борьбы за свободу Литвы» 1949 г., которую подписали бывшие руководители «лесных братьев».

Летом 2019 г. в городке Вилькия, неподалеку от Каунаса, открыли мемориальную табличку, посвященную Зенонасу Игнатавичюсу, капеллану Второго Литовского вспомогательного батальона (позднее был переименован в 12-й LAPB). Этот полицейский батальон, отличавшийся исключительной жестокостью, причастен к уничтожению по меньшей мере 20 тысяч белорусских евреев в 1941-1942 гг. в Минске, Койданове, Руденске, Дукаре, Клецке, Несвиже и Слуцке[217]. Руководитель иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Э.Зурофф отмечал, что капеллан знал о характере деятельности карательного батальона, но нигде нет никаких признаков того, что Игнатавичюс выражал какое-либо неодобрение их деятельности или сочувствие по отношению к невинным жертвам[218].

В сентябре 2019 г. с участием военнослужащих ЛР состоялся поход «По тропам зеленого дьявола» в честь очередного бандита, известного своим непосредственным участием в Холокосте – Й.Мисюнаса (по прозвищу Зеленый дьявол).

В октябре 2019 г. на расположенном в центре Вильнюса Антакальнисском кладбище был с почестями перезахоронен «последний лесной брат» А.Крауялис (по прозвищу «Сяубунас» – «Ужасный»), известный многочисленными убийствами и грабежами мирных жителей (застрелился 17 марта 1965 г., когда был окружен сотрудниками КГБ).

Президент Литвы Г.Науседа после встречи в Нью-Йорке в сентябре 2019 г. с вдовой активного участника антисоветских послевоенных бандформирований Ю.Лукши Н.Браженайте-Лукшене-Паронетто публично объявил о принятом решении инициировать поиск его останков. При этом в открытом доступе имеются воспоминания офицера КГБ Н.Душанского об участии упомянутого «партизана» в каунасском еврейском погроме 23-25 июня 1941 г.

В декабре 2019 г. депутаты Сейма ЛР от консервативной партии «Союз Отечества – христианские демократы Литвы» направили письма в Минобороны Литвы, Минкультуры и парламентскую комиссию по сохранению исторической памяти с предложением увековечить память о генерале П.Плехавичюсе, служившем нацистской Германии[219] (под его руководством было организовано добровольческое военное формирование, участвовавшее в борьбе с советскими партизанами)[220].

Продолжается подготовка к установке на расположенной в центре Вильнюса Лукишской площади монумента «Холм свободы» в виде бункера «лесных братьев». В октябре 2019 г. в деревне Крижкальнис Кестутского района началось строительство монумента «Всем погибшим «лесным братьям» Литвы».

В августе 2019 г. президент Литвы Г.Науседа принял участие в открытии памятника профашистскому диктатору довоенной Литвы А.Сметоне в его родном городе Ужуленис Укмергского района и публично одобрил идею установки монумента в его честь в Вильнюсе. В марте 2020 г. создана рабочая группа для решения этой задачи.

Литовское законодательство предусматривает широкий набор запретительных и репрессивных мер, связанных с демонстрацией символов СССР, публичным отрицанием официальной трактовки периода нахождения Литвы в составе СССР как «оккупации», высказываниями о преступлениях «лесных братьев». Статья 170 Уголовного кодекса ЛР, например, предусматривает наказание до двух лет лишения свободы только за «отрицание советской оккупации».

Репрессивные меры широко применяются литовскими властями в отношении неугодных. В январе 2019 г. подвергся травле литовский писатель М.Ивашкявичюс, которого организация политических заключенных и ссыльных Литвы публично обвинила в клевете на литовских «лесных братьев» в романе «Зеленые» за упоминание об их участии в массовых убийствах евреев.[221]

В мае 2019 г. суд приговорил представляющего интересы русскоязычных избирателей депутата клайпедского горсовета В.Титова к выплате штрафа в размере 12 тыс. евро (позднее снижен до 10 тыс. евро) за высказывания в 2018 г. против героизации одного из лидеров «лесных братьев» А.Раманаускаса-Ванагаса (экс-депутат выступил против установки в Клайпедском университете мемориальной доски А.Раманаускасу-Ванагасу, заявив, что «национальный герой» был причастен к убийству тысяч мирных литовцев)[222], квалифицировав их как «оскорбление памяти», «разжигание розни» и «отрицание советской оккупации». В.Титов был лишен депутатского мандата.

Ранее в октябре 2017 г. под прицелом литовских спецслужб оказалась писательница Рута Ванагайте. Из книжных магазинов были изъяты около 20 тысяч экземпляров её книги об участниках Холокоста «Свои». А один из лидеров неонацистов, бывший работник военной разведки Гедрюс Гатавяцкас открыто угрожал Р.Ванагайте.[223]

Продолжается уголовное дело в отношении правозащитника, сопредседателя «Социалистического народного фронта» Г.Грабаускаса за его выступления в СМИ, разоблачающие преступления «лесных партизан», по обвинениям в оскорблении памяти умерших и отрицании «советской оккупации». В марте 2020 г. Каунасской окружной прокуратурой принято решение о проведении в отношении него судебно-психиатрической экспертизы.

В преддверии 75-летия Победы в марте 2020 г. репрессиям подвергся ряд общественных деятелей, участвующих в подготовке празднований. Арестован на 3 месяца лидер молодежной организации «Ювенюс», организатор «Бессмертного полка» в Клайпеде А.Грейчюс. Активисту предъявлены обвинения в шпионаже, по которым ему может грозить от 3 до 15 лет тюремного заключения. Подверглась обыску и допросу сотрудниками Департамента государственной безопасности занимающаяся подготовкой «Бессмертного полка» в Вильнюсе Т.Афанасьева-Коломиец.

На проблему героизации «лесных братьев» указал Комитет по правам человека (КПЧ) в июле 2018 г., выразив обеспокоенность тем, что инициативы литовских органов власти, направленные на ограничение свободы выражения мнения, в том числе применительно к лицам, указывающим на причастность литовцев («лесных братьев») к нацистским преступлениям против евреев. В частности, указано на имевшую место в предыдущие годы практику включения имен таких лиц в ежегодные отчеты Департамента государственной безопасности Литвы и Второго департамента оперативных служб Минобороны Литвы («военная разведка») и отсутствии информации о критериях для такой публикации и её обоснования.[224]

В 2019 – начале 2020 г. в Литве продолжился рост антисемитских проявлений. Эту негативную тенденцию отмечал функционирующий в рамках Совета Европы Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ), зафиксировав наличие антисемитских высказываний в средствах массовой информации, включая Интернет-СМИ[225]. В августе 2019 г. из-за поступавших в адрес председателя Еврейской общины Литвы (ЕОЛ) Ф.Куклянски анонимных угроз на почве национальной ненависти на два дня были закрыты офис организации и Вильнюсская синагога. В сентябре 2019 г. около здания ЕОЛ было выложено землей изображение свастики[226].

В феврале 2020 г. Ф.Куклянски была вынуждена обратиться в полицию в связи с прозвучавшими в её адрес антисемитскими оскорблениями во время торжественного заседания Сейма ЛР по случаю годовщины событий 13 января 1991 г.

В октябре 2019 г. в историческом еврейском квартале Вильнюса на стене неизвестными был нарисован антисемитский символ рядом с одним из рисунков арт-проекта «Стены, которые помнят», посвященного возрождению памяти еврейской общины Вильнюса.[227]

В ноябре 2019 г. на синагоге в Каунасе неизвестными была сделана надпись, прославляющая А.Гитлера.[228]

В феврале 2020 г. в Вильнюсе осквернен мемориал в память о жертвах расправы над евреями – неизвестный бросил куртку и поджег её, полицией начато расследование.

В январе 2020 г. глава Комиссии по вопросам исторической памяти и борьбы за свободу Сейма ЛР А.Гумуляускас инициировал подготовку законопроекта, который законодательно отрицает участие литовского государства и народа в Холокосте[229]. Глава Совета раввинов Европы П.Гольдшмидт охарактеризовал эту законодательную инициативу как «прямое оскорбление сотен тысяч литовских евреев, убийствам которых способствовали и к которым подстрекали литовские политические и военные лидеры, а также местное литовское население» и призвал правительство Литвы «признать свою историю, а не пытаться игнорировать или отрицать её»[230]. Израильский историк, глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Э.Зурофф заявил, что если подобный законопроект примут, это станет «отвратительной попыткой оправдать соучастие Литвы в преступлениях Холокоста, которое было огромно».

Действуя с целью исключить возможность оценок деятельности «лесных братьев», противоречащих официальной государственной политике, Комиссия по телевидению и радиовещанию ЛР на постоянной основе проводит мониторинг материалов СМИ, особенно транслирующихся в Литве российских каналов. Регулярно фиксируются «нарушения» – так, в январе 2019 г. Комиссия обвинила «Первый балтийский канал» и «НТВ мир Lithuania» в распространении «ложной, клеветнической и разжигающей ненависть информации о Литве и литовских партизанах». За несоблюдение требований цензуры предусматриваются серьезные санкции – после третьего в течение года «нарушения» вещание канала может быть ограничено. Помимо двух вышеназванных СМИ под санкции литовского регулятора попадают и «REN TV Baltic» и «ТВЦ», блокируется работа новостного портала «Спутник.Литва».

С декабря 2017 г. остается фактически заблокированной литовской стороной российская деятельность по ремонту и восстановлению мест захоронений советских воинов. Это связано с началом применения утвержденных приказом Министра культуры ЛР «Правил благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия, находящегося на территории Литовской Республики» от 2016 г. и  вступлением в силу их новой, еще более жесткой и забюрократизированной редакции в июле 2018 г.

Одновременно с этим растет активность литовских радикальных националистических сил, в частности, крайне правой партии «Союз литовских националистов и республиканцев», ведущей информационные атаки против Еврейской общины Литвы. Так, на официальной интернет-странице партии вышла авторская статья профессора А.Буткуса, в которой он оправдывает вышеуказанный законопроект[231]. В этот же день «Союз литовских националистов и республиканцев» распространил обращение в адрес ЕОЛ, обвинив её в популяризации «фейков». Было также опубликовано бездоказательное и неправомерное заявление о вине ряда советских литовских партизан (преимущественно спасшихся из гетто евреев) в убийстве 38 мирных жителей в январе 1944 г. и уничтожении деревни Канюкай.

На основе националистической организации «Pro Patria» в марте 2020 г. была учреждена крайне правая партия «Национальное объединение», которая планирует участвовать в намеченных на октябрь 2020 г. парламентских выборах в Литве. Партийный лозунг – «Подними голову, литовец!»[232] – копирует название книги нацистского пособника Й.Норейки, участника ориентированного на сотрудничество с нацистской Германией «Литовского фронта активистов»[233], создателя еврейского гетто во время немецкой оккупации и участника конфискации имущества евреев (также впоследствии «лесного брата»), в которой содержались открытые юдофобские призывы.

Регулярно дважды в год «Литовский национальный союз молодежи», вопреки критике функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН), организует в центре Вильнюса акции радикальных националистов по случаю государственных праздников 16 февраля («День восстановления литовской государственности») и 11 марта («День восстановления независимости Литвы»). В 2019 г. на сходке 16 февраля собралось около 1000[234], 11 марта – до 400 участников[235]. Многие несли портреты Й.Норейки, К.Шкирпы (создателя и главы антисемитской организации «Фронт литовских активистов») и профашистского президента-диктатора довоенной Литвы А.Сметоны. Скандировались лозунги «Шкирпа, Норейка – герои Литвы», «Литва [236]– для литовцев, литовцы – для Литвы».

Осенью 2019 г. националисты из движений «Pro Patria» и «Криптис» («Направление») при полном попустительстве властей незаконно установили изготовленную ими памятную табличку Й.Норейке на здании библиотеки Академии наук. Это было сделано без официального разрешения и после того, как по решению мэра города Ремигиюса Шимашюса сняли предыдущую доску. Поступок мэра вызвал резонанс в литовском обществе, многие политики возмутились снятием мемориальной доски. Комментируя ситуацию вокруг новой мемориальной таблички, столичный градоначальник заявил, что она является «памятником позора правовому механизму, моральной деградации и бесхребетной политике». Однако при этом Р.Шимашюс заявил, что не намерен её снимать.[237]

В начале января 2020 г. группа активистов «Pro Patria» устроила импровизированное собрание в честь К.Шкирпы в Аллее Триколора в историческом центре Вильнюса (бывшая «Аллея К. Шкирпы», переименована по решению городского самоуправления) и развесила уличные указатели с прежним названием.[238]

Ранее, в начале 2010-х гг. литовские неонацисты отмечались совершением агрессивных нападений на деятелей-антифашистов. Так, например, в 2013 г. в Каунасе неонацисты жестоко избили Игоря Криницкого (был активным членом Соцфронта, участвовал во многих акциях). И.Криницкий долгое время находился в реанимации, после чего умер. В конце 2014 г. в Вильнюсе неонацисты напали на композитора Томаса Добровольскиса, он также был жестоко избит, а через двое сутки скончался в больнице. Поводом для нападения послужило высказывание в поддержку В.Путина.[239]

Помимо этого в Литве продолжаются нарушения прав национальных меньшинств, прежде всего, русскоязычного населения, а также цыган, и некоторых социальных групп. Эти нарушения неоднократно фиксировали профильные международные организации. Так, в мае 2019 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД), в частности, указал на преобладание в Литве предвзятого отношения к членам уязвимых и находящихся в меньшинстве групп лиц, особенно к мигрантам, мусульманам и цыганам, «языка ненависти» и оскорблений по отношению к ним, в том числе антисемитские высказывания в СМИ и Интернете. Властям ЛР адресованы рекомендации по преодолению дискриминации в отношении цыган в различных сферах жизни, принятию всеобъемлющего законодательства в области защиты прав нацменьшинств, улучшению условий содержания беженцев.[240]

Среди существующих в Литве проблем в правозащитной сфере Комитет по правам человека с обеспокоенностью также указал на использование «языка ненависти» в отношении уязвимых меньшинств, включая цыган, евреев, мигрантов и беженцев. Обеспокоенность КПЧ также вызвали необоснованно длительные сроки содержания мигрантов (до 18 месяцев) и неудовлетворительные условия в Центре регистрации иностранцев, а также содержания заключенных в тюрьмах.[241]

Помимо задействования репрессивных мер в отношении активистов-антифашистов литовские власти также преследуют общественных деятелей, которые высказываются в пользу развития диалога с Россией, а также бывший советских деятелей. Наиболее ярким примером является многолетний судебный процесс по сфабрикованному по политическим мотивам уголовному делу об известных событиях в Вильнюсе в январе 1991 г. В ходе него были грубейшим образом нарушены нормы литовского законодательства и международного права, в том числе запрет на придание закону обратной силы, принципы презумпции невиновности и состязательности. При этом не была доказана причинно-следственная связь между действиями выполнявших свой приказ военных и гибелью гражданских лиц.

В результате 27 марта 2019 г. Вильнюсский окружной суд приговорил 67 бывших советских партийных и государственных деятелей, бойцов спецподразделений и военнослужащих, большинство из которых граждане Российской Федерации, к длительным срокам лишения свободы за совершение ими «военных преступлений и преступлений против человечности», в том числе бывшего министра обороны СССР Д.Т.Язова (на 10 лет), бывшего командующего Вильнюсским гарнизоном Советской Армии В.Н.Усхопчика (на 14 лет), бывшего офицера КГБ М.В.Головатова (на 12 лет). Среди осужденных двое росграждан, приговоренных в очном порядке – житель Калининграда Ю.Н.Мель (осужден на 7 лет заключения) и житель литовской столицы Г.А.Иванов (осужден на 4 года).

Ю.Н.Мель в течение 5 лет с момента своего задержания и до объявления приговора находился под стражей в вильнюсском СИЗО. Литовский суд каждые три месяца продлевал срок его ареста, игнорируя наличие у него диабета. Данные действия противоречат общепринятой процессуальной практике[242].

Еще одним случаем фабрикования в Литве уголовных дел по политическим мотивам является развернутая в конце 2018 г. Департаментом государственной безопасности кампания по преследованию и запугиванию под надуманным обвинением в шпионаже в пользу России в отношении группы российских и литовских граждан.

Основным обвиняемым в рамках уголовного дела стал известный литовский политик А.Палецкис, посещавший Республику Крым Российской Федерации и имеющий свою, отличную от позиции официальных властей, точку зрения по процессу об указанных январских событиях в Вильнюсе 1991 г. Он был арестован и с октября 2018 г. содержится под стражей. В разработку местных правоохранительных органов попали российские граждане публицист, историк В.В.Иванов и поисковик, руководитель общественной организации «Забытые солдаты» В.В.Орлов. Каких-либо конкретных обвинений и доказательств их вины по упомянутой статье им так и не предъявлено. Однако российским гражданам дали понять, что они преследуются за инакомыслие и публично демонстрируемые симпатии к России. При этом в отношении В.В.Иванова было сфабриковано другое обвинение – в незаконном хранении огнестрельного оружия в связи с найденным у него при обыске сломанным стартовым пистолетом.

В октябре-ноябре 2019 г. под давлением литовских спецслужб оказались председатель Союза наблюдателей за правами человека в Литве Д.Шульцас и председатель Социалистического народного фронта Литвы Г.Грабаускас, призывавшие к прекращению преследований по политическим мотивам А.Палецкиса и Ю.Меля. В отношении Д.Щульцаса было заведено дело за подготовку совместно с Л.Плунгене и Р.Плунге петиции в Верховный суд Литвы, в которой было указано, что действия двух судей, возможно, были незаконными. Правозащитник был признан виновным. В начале ноября 2019 г. он был вынужден покинуть страну.

22 октября 2019 г. в квартире Г.Грабаускаса был проведен обыск в рамках возбужденного в отношении него уголовного дела – также об «оскорблении» «лесных братьев». В начале декабря 2019 г. правозащитника задержали сотрудники пограничной службы в аэропорту Вильнюса, куда он прибыл после участия в 12-й сессии Форума по вопросам меньшинств Совета ООН по правам человека (СПЧ), где он указал на практику политически мотивированных уголовных дел в Литве.[243] Фактически, правозащитник подвергся преследованиям за участие в мероприятии по линии ООН.

Сохраняются проблемы в области соблюдения прав национальных меньшинств Литвы в результате направленной на их ассимиляцию политики официальных властей. Это наглядно проявилось в ходе реформы школьного образования. Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств отмечает недостаточность усилий властей по смягчению её негативных последствий для учащихся, изучающих языки меньшинств.

Закон об образовании 2011 г. ввел в качестве единственного языка обучения во всех школах литовский и унифицировал экзамен по государственному языку в 10 и 12 классах. Это создало значительные трудности для детей, принадлежащих к национальным меньшинствам, а восьмилетний переходный период стартовал в 2012 г. Для учеников школ национальных меньшинств, сдававших этот экзамен впервые в 2013 г., преподавание литовского языка велось на 818 часов меньше, чем для их сверстников из литовских школ. В настоящее время разрыв в результатах сокращается. Тем не менее, в школах национальных меньшинств сохраняется беспокойство в свете завершения восьмилетнего переходного периода.

По информации КК РКЗНМ, школы, ведущие обучение на языках меньшинств, сообщают о своей неготовности обеспечить адекватную подготовку своих учеников для сдачи единого государственного экзамена и попытках адаптировать единую учебную программу к потребностям детей, для которых литовский язык является вторым. Следовательно, результаты учащихся языковых школ меньшинств на выпускных экзаменах были ниже средних, что поставило их в заведомо невыгодное положение при поступлении на бюджетные места в вузах.

Количество часов обучения литовскому языку, а также методические пособия, учебные материалы недостаточно адаптированы к потребностям детей из семей, в которых в основном говорят на языках меньшинств и которые приходят в школу с очень низким уровнем знания литовского языка. Многие дети, поступающие в начальную школу, начинают изучать литовский язык почти как иностранный и испытывают перегрузки, вызванные требованиями единой учебной программы по литовскому языку.

В нынешней системе образования уровень знания учениками языка меньшинства не принимается во внимание при сдаче выпускных экзаменов. Только результаты экзаменов по литовскому языку, математике и одному иностранному языку (обычно английский) учитываются в этом выпускном классе, в то время как польский или русский язык может быть сдан исключительно в качестве факультативного экзамена.

Ситуация с преподаванием литовского языка и сдачей экзамена по государственному языку остается непростой в районах, в которых проживает значительное число лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, – Шальчининкский, Тракайский, Вильнюсский (польское), Швенченский (русское и польское), Клайпедский и Висагинас (русское). Серьезные проблемы сохраняются в сельских областях, таких как Шальчининкский район. В стране сокращается количество школ с обучением на русском языке при одновременном увеличении числа преподаваемых на литовском языке предметов, ведется дело к полному уравниванию требований к сдаче экзамена на аттестат зрелости по литовскому языку для выпускников школ нацменьшинств и литовских школьников. Таким образом, российские соотечественники, проживающие в Литве, лишены возможности получения на родном языке полноценного высшего образования.[244]

Негативный политико-информационный фон вокруг проблемы образования на языках нацменьшинств в Литве привел к постоянному муссированию темы идеологического влияния со стороны России на население Литвы, допросам учителей русских школ сотрудниками Департамента государственной безопасности в связи с поездками учащихся в российские летние лагеря, а также предложениям отдельных должностных лиц Литовской Республики о закрытии данных учебных заведений.

На то, что цыгане в Литве по-прежнему являются наиболее уязвимой группой, указывали КПЧ, КЛРД, а также КК РКЗНМ. Последний, в частности, с обеспокоенностью отметил сохранение дискриминации цыган, особенно в реализации их прав на жилье, здравоохранение, трудоустройство и образование. По мнению КК РКЗНМ, укоренившееся предосудительное и негативное отношение к цыганам в литовском обществе нашло свое отражение в ряде имевших место в последние годы инцидентов.[245]

КК РКЗНМ с озабоченностью также отмечал, что средства массовой информации часто ссылаются на этническую принадлежность предполагаемых преступников, которые не являются литовцами, что зачастую провоцирует общественную дискуссию, ведущую к усилению негативного отношения к соответствующей группе меньшинств. По мнению КК РКЗНМ, полиция не должна раскрывать информацию СМИ или общественности об этническом происхождении предполагаемых преступников/правонарушителей.

К оглавлению

 

Люксембург

В публичном пространстве Великого Герцогства Люксембург (далее – ВГЛ) не наблюдается открытой деятельности неонацистских движений или организаций. Фактов общественной пропаганды идей нацизма и расового превосходства не зафиксировано. Героизация нацистского движения и бывших членов нацистской организации СС и всех её составных частей, включая «Ваффен-СС», в любой форме также не наблюдается.

Публичные демонстрации в целях прославления нацистского прошлого, сооружение памятников и мемориалов, посвященных нацистам и их пособникам, не осуществляются. Запрет на изображение свастики и любой другой нацистской символики строго соблюдается (в последнее время зафиксирован лишь один случай подобного рода, когда в конце января 2020 г. ряд зданий, автобусных остановок и дорожных знаков в столице оказались разрисованы изображением свастики, однако, как установила полиция, она была использована не для прославления нацизма, а в оскорбительных целях).

Важность сохранения памяти о трагических событиях Второй мировой войны декларируется властями Люксембурга на самом высоком уровне. Руководство страны прилагает усилия для продвижения тезиса о героическом сопротивлении населения страны нацистской оккупации в годы Второй мировой войны. В 1940 г., невзирая на статус нейтрального государства, Люксембург был оккупирован нацистской Германией. Началось проведение политики германизации, граждан насильственно призывали в Вермахт. Многие люксембургские солдаты, не желая сражаться на стороне Третьего рейха, добровольно сдавались в плен Красной Армии или силам Союзников. На территории самого Великого Герцогства сопротивление оккупации переросло к 1942 г. во Всеобщую стачку[246]. Вместе с тем в целом трактовка событий тех лет носит неоднозначный характер, что связано и с имевшими место фактами коллаборационистской деятельности. Соответственно, при обсуждении данной темы научное и журналистское сообщество ВГЛ предпочитает придерживаться определенной доли осторожности и самоцензуры.

В этой связи следует упомянуть, что 6 граждан Люксембурга и их семьи продолжают получать «нацистские пенсии», назначенные еще А.Гитлером за сотрудничество с Третьим рейхом или службу в рядах вооруженных сил нацистской Германии. Пенсии выплачиваются ФРГ, и власти Люксембурга отказываются раскрывать общественности фамилии её получателей или «заслуги», за которые она была назначена.

Фактов осквернения воинских захоронений или нанесения урона памятникам и мемориалам, посвященным Второй мировой войне, не отмечено. Подобные объекты находятся под охраной государства, а местные власти поддерживают их в целом в образцовом состоянии. В Люксембурге продолжается установка новых памятников и мемориальных досок в память о жертвах нацизма и фашизма. Так, в 2019 г. в центре столицы был открыт новый памятник жертвам Холокоста. Администрации местных коммун следят за тем, чтобы и захоронения советских граждан, ставших жертвами нацистского режима, содержались в порядке. В настоящий момент прорабатывается вопрос установки памятника советским гражданам, насильственно вывезенным на принудительные работы в Люксембург в годы Великой Отечественной войны, договоренность о создании которого была достигнута в ходе официального визита Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева в ВГЛ в марте 2019 г.

В печатных СМИ и Интернет-изданиях Люксембурга не допускаются публикации, содержащие призывы к дискриминации по расовому или национальному признаку, а также использование языка ненависти.

События, связанные с борьбой против нацистского режима (в первую очередь годовщина Всеобщей стачки), торжественно отмечаются на государственном уровне. Борьбе люксембуржцев с нацистской оккупацией в 1940-1945 гг. посвящен День национальной памяти, празднуемый 10 октября. Ежегодно в этот день Великий Герцог участвует в церемонии зажжения Вечного Огня у монумента Солидарности Люксембурга.

Местные власти оказывают необходимое содействие и при проведении мероприятий, посвященных Дню Победы. Представители соответствующих муниципальных администраций регулярно принимают в них участие.

В сентябре 2019 г. ВГЛ торжественно отметило 75-ю годовщину освобождения Люксембурга от нацистской оккупации. В январе 2020 г. Великое Герцогство было представлено на высшем уровне в ходе памятных мероприятий в Польше и Израиле по случаю освобождения лагеря смерти Освенцим и в память о Холокосте.

С 5 марта 2019 г. по 3 марта 2020 г. Люксембург выполнял функции председателя в Международном альянсе в память о Холокосте. В ходе его председательства, в частности, были выработаны и одобрены Рекомендации по преподаванию знаний о Холокосте. Также в июле 2019 г. власти ВГЛ одобрили разработанное Альянсом «рабочее определение антисемитизма».

Для сохранения исторических свидетельств участия люксембуржцев во Второй мировой войне в 2005 г. специальным указом был создан Комитет памяти насильственного призыва в ряды Вермахта и соответствующий Центр документации и исследования. Помимо этого, законом от 21 июня 2016 г. был создан Комитет памяти Второй мировой войны. В задачи последнего, в состав которого входят члены ветеранских организаций и представители ряда министерств ВГЛ, включены защита прав и интересов ветеранов, граждан Люксембурга, насильственно призванных в Вермахт, и жертв Холокоста. Помимо этого, Комитет участвует в организации торжественных мероприятий, посвященных Второй мировой войне, поиску и определению мест, носящих исторический и мемориальный характер, проводит информационно-разъяснительную работу среди молодежи.

Власти Люксембурга, памятуя об историческом опыте страны, стремятся не допустить зарождения на территории Люксембурга неонацистских движений. Экстремистские и радикальные националистические партии и группы расистского и ксенофобского толка не пользуются популярностью и поддержкой в Люксембурге. В то же время правоохранительные органы не исключают наличия в стране отдельных элементов, симпатизирующих и разделяющих идеи неонацизма. Однако их деятельность не имеет открытого характера.

Вместе с тем стоит отметить, что, не уклоняясь от осуждения преступлений нацистского режима, Люксембург, наряду с другими государствами-членами ЕС, неизменно воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по ежегодно вносимому Россией совместно с другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Этническое и расовое профилирование среди сотрудников правоохранительных органов ВГЛ в целом не практикуется. В то же время служба в рядах полиции Великого Герцогства обуславливается обязательным наличием люксембургского гражданства. Для вооруженных сил подобного требования нет.

На административном уровне борьбу с дискриминацией по расовому признаку ведут сразу несколько учреждений: министерство по делам семьи, интеграции и Большого региона, управление по вопросам приема и интеграции Люксембурга, министерство равных возможностей, центр по вопросам равного обращения, комитет омбудсмана по правам ребенка и инспекция по вопросам труда и шахт. Что касается борьбы с нетерпимостью, в 2017 г. правительство создало центр по борьбе с радикализацией[247].

В целях поощрения культурного многообразия и терпимости, а также пропаганды идей межнационального и межконфессионального взаимодействия в Люксембурге как на общестрановом уровне, так и в отдельных коммунах проводятся фестивали, крупнейший из которых –«CultiMulti» – организуется на регулярной основе.

Несмотря на достижения ВГЛ в правозащитной области, многие правозащитные институты ЕС, в том числе функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН), критикуют Люксембург за отсутствие в его Уголовном кодексе четкого закрепления расизма в качестве отягчающего обстоятельства при совершении преступлений. Помимо этого, в законодательство страны не включены положения о признании незаконной и запрещении любой организации, подстрекающей к расовой дискриминации[248].

Кроме того, в законодательство страны не включены положения о признании незаконной и запрещении любой организации, подстрекающей к расовой дискриминации. На то, что в Законе о равном обращении от 28 ноября 2006 г. не содержатся критерии национального происхождения, цвета кожи и родового происхождения, а также на то, что расовая подоплека какого-либо преступления не считается в Люксембурге отягчающим обстоятельством, неоднократно указывал Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД). Комитет также с обеспокоенностью отмечал, что, хотя люксембургский уголовный кодекс предусматривает возможность привлечения в ответственности юридических лиц, включая организации, за подстрекательство к расовой дискриминации, в уголовном законодательстве не содержится положения о запрете организации, подстрекающей к расовой дискриминации, и о признании такой организации незаконной.[249]

Опросы общественного мнения по тематике борьбы с дискриминацией, в том числе и общеевропейские (например, исследование «Быть черным в ЕС» Агентства ЕС по основным правам человека (АОПЧ), проведенное в 2019 г.) показывают, что Люксембург по ряду показателей находится в тройке отстающих стран. Так, среди почти 6000 опрошенных из 12 государств, 47 % выходцев с африканского континента сталкивались в Люксембурге с различными притеснениями, в основном при трудоустройстве. При этом по другим странам, принимавшим участие в исследовании, средний выявленный показатель – 39 %. Ряд экспертов до сих пор отмечает существование в люксембургском обществе антисемитских настроений. По словам координатора от ЕС по борьбе с антисемитизмом К. фон Шнурбайн, за период 2018-2019 гг. в ВГЛ было зафиксировано 13 проявлений антисемитизма – немалое число, принимая во внимание небольшую численность люксембургской еврейской общины ВГЛ.

На распространенность в Люксембурге антисемитских настроений и исламофобии, мигрантофобии, а также распространенность в СМИ и Интернете дискриминационных стереотипов, которые способствуют формированию предрассудков в отношении определенных групп населения, указывали Комитет по ликвидации расовой дискриминации в 2014 г.[250], Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) в 2018 г.[251] и Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью в 2017 г.

ЕКРН также отмечала, что власти Люксембурга не публикуют статистику вербальных проявлений ненависти. Со ссылкой на прокуратуру ВГЛ сообщается, что в 2015 г. было вынесено 4 приговора за разжигание ненависти (3 в 2014 г., 2 в 2013 г., 2 в 2012 г., ни одного в 2011 г. и 1 в 2010 г.). При этом полиция зарегистрировала 28 случаев такого рода
в 2015 г., 43 в 2014 г. и 29 в 2013 г. В 2014 г. министр юстиции Люксембурга признал, что статистические данные по проявлениям ненависти не обязательно отражают реальные масштабы этого феномена. По мнению ЕКРН, многие случаи ненавистнических проявлений не были сообщены властям. Об этом свидетельствуют данные портала stopline.bee-secure.lu, эксперты которого отметили значительное увеличение количества сообщений о потенциально расистском контенте: в 2015 г. было получено 309 сообщений (по сравнению с 28 в 2014 г.), информация о 79 случаях была передана в полицию.[252]

Отмечали международные мониторинговые механизмы и тяжелую ситуацию с беженцами в Великом Герцогстве. По мнению многих правозащитников, назначаемое им базовое пособие явно недостаточно для жизни, а возможности трудоустройства ограничены. Обеспокоенность тем, что требования к знанию местного языка выступают барьерами для иностранцев и мигрантов на рынке труда и в сфере образования, выражал Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин[253]. Замечания вызывает и методика регистрации прибывающих семей беженцев – создается одно досье на главу семьи, в которое вписываются супруги и дети, что сохраняет почву для возможных дискриминационных отношений.

К оглавлению

 

Мальта

Являясь составной частью западного сообщества и членом Европейского союза, Мальта позиционирует себя в качестве последовательного защитника демократических свобод и прав человека.

В островной республике в целом отсутствуют публичные проявления нацизма и неонацизма, не фиксируются случаи героизации нацистского движения, сооружения памятников, посвященных нацистам и их пособникам, проведения соответствующих публичных демонстраций, осквернения мемориалов, посвященных борцам против нацизма, а также привлечения к ответственности воинов-антифашистов.

На Мальте не действуют запреты на символику Красной Армии и СССР, отсутствуют факты препятствования со стороны властей проведению памятных мероприятий по случаю празднования Победы во Второй мировой войне. Свободно осуществляют свою деятельность ветеранские организации и профильные НПО. Здесь с непредвзятых позиций оценивают историческое значение Победы и решающий вклад в нее народов Советского Союза, признают необходимость сохранения памяти о войне и извлечения из нее уроков, в первую очередь в плане противодействия проявлениям экстремизма и неонацизма.

Тема роли Советского Союза в годы Второй мировой войны, как правило, остаётся за рамками политических спекуляций как местных властей, так и представителей оппозиции. Тем не менее, при голосовании в Генассамблее ООН по ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции по борьбе с героизацией нацизма Мальта неизменно солидаризируется с линией есовского Брюсселя, примыкая к числу воздержавшихся.

Мальтийские СМИ в своих материалах преимущественно стараются избегать исторических фальсификаций, искажений и переоценок. Однако периодически в прессе появляются перепечатки политически ангажированных публикаций западных информагентств (главным образом «Рейтер» и «Ассоушиэйтед Пресс») на тему «роли пакта Молотова-Риббентропа в развязывании войны», «тоталитарного послевоенного порабощения сталинским режимом народов Европы, в том числе Прибалтики», и т.д.

За последние годы не отмечено увеличение количества экстремистских и радикальных партий, движений и групп, а также случаев избрания их представителей в органы законодательной власти.

Наряду с этим, существенной проблемой является наличие в мальтийском обществе отчетливо выраженных расистских, ксенофобских и исламофобских настроений, которые прежде всего отражаются на положении мигрантов из Африки.

Наличие соответствующих проблем в этой сфере было в очередной раз подтверждено по результатам состоявшегося в ноябре 2018 г. Универсального периодического обзора (УПО) Мальты в Совете ООН по правам человека (СПЧ).

В докладе к УПО Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, в частности, выражается «обеспокоенность в связи с сообщениями о проявлениях расизма и ксенофобии в отношении мигрантов, включая насилие по признаку расы и расовую дискриминацию при доступе к занятости, жилищу и услугам»[254].

Кроме того, Комитет по правам человека рекомендовал Мальте наращивать усилия по искоренению стереотипов и проявлений дискриминации в отношении мигрантов, в частности путем проведения информационно-пропагандистских кампаний по поощрению терпимости
и уважения разнообразия[255]. Спецдокладчик СПЧ по вопросу о правах мигрантов рекомендовал Валлетте в полной мере применять свое законодательство для борьбы с прямыми и косвенными проявлениями расовой дискриминации в сфере осуществления экономических, социальных и культурных прав иммигрантами, особенно беженцами и соискателями убежища, в том числе в части доступа к частному арендному жилью и рынку труда[256].

Комитет рекомендовал принять меры к тому, чтобы случаи проявления насилия на расовой почве систематически расследовались, виновные привлекались к суду и наказывались, а потерпевшим выплачивалась надлежащая компенсация[257].

Консультативный комитет Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) отмечал случаи проявления на Мальте дискриминации по признакам расового или этнического происхождения при доступе к жилью, занятости или медицинскому обслуживанию. По мнению КК РКЗНМ, косвенные свидетельства указывают на случаи совершения преступлений на расовой основе, травли в школах, обращения с лицами другого цвета кожи как с виновниками преступлений, а не как с жертвами или невиновными случайными свидетелями[258].

Исследования показывают, что более 60 % находящихся в стране выходцев из «черной» Африки постоянно сталкиваются с проявлениями нетерпимости в повседневной жизни и крайне редко общаются с местными жителями. При этом около 30 % из них в прошлом становились жертвами преступлений на почве расовой ненависти.

Согласно проведенному в мае 2019 г. журналистами «Таймс» опросу общественного мнения, более 70 % населения Мальты признает наличие проблемы расизма в стране. При этом 46 % «ощущают угрозу» со стороны представителей других культур, а 45 % считают, что на острове проживает слишком много мигрантов.

Одной из существенных проблем на Мальте является использование Интернета и социальных сетей для распространения расистских идей, а также человеконенавистнической риторики и идей.

По данным КК РКЗНМ и Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН), социальные сети на Мальте изобилуют материалами агрессивного характера и продолжают служить средством распространения расистских высказываний, а общественное мнение настроено к мигрантам в основном негативно. Кроме того, указывается на отсутствие в стране централизованной системы сбора данных о числе заявленных в полицию случаев преступлений на почве расизма, включая проявления языка ненависти[259].

Согласно исследованию статбюро «Евробарометр», проведенного в 2018 г., на Мальте зафиксирован самый высокий в Евросоюзе показатель наличия в онлайн-пространстве проявлений языка ненависти. При этом, по данным полиции (интервью с инспектором Дж.Спитери в газете «Мальта Индепендент» от 3 сентября 2018 г.), основными жертвами являются именно мигранты.

Отмечаются и отдельные случаи использования человеконенавистнической риторики политическими и общественными деятелями.

Так, в течение 2019 г. премьер-министр Дж.Мускат и лидер оппозиции Э.Делиа публично высказывались относительно «засилья» мигрантов на мальтийском рынке труда.

В местной прессе периодически публикуются сообщения об эпизодах предвзятого отношения со стороны сотрудников силовых структур к темнокожим мигрантам, включая случаи чрезмерного применения силы. Наиболее резонансными из них стали нападения двух военнослужащих мальтийских Вооружённых Сил на мигрантов (февраль и апрель 2019 г.) с использованием огнестрельного оружия, в результате которого несколько человек было ранено, а один (выходец из Кот-д’Ивуара) убит. При этом один из арестованных по данному делу мальтийцев признался в ненависти к лицам африканского происхождения.

Значительный резонанс вызвало и опубликованное на страницах местной «Таймс» интервью обучающейся на Мальте тайской студентки, которая пожаловалась на то, что ввиду её азиатской внешности ей приходится сталкиваться с расизмом не только в повседневной жизни, но и при общении с местными чиновниками.

Запрет на расовую дискриминацию закреплен в Конституции Мальты и ряде других законодательных актов. В частности, Уголовный кодекс (ст. 82А) предусматривает наказание в виде тюремного заключения сроком от 6 до 18 месяцев за действия, направленные на разжигание расовой нетерпимости. Ст. 83В квалифицирует проявления расизма и ксенофобии как отягчающее обстоятельство. Данные меры оцениваются правозащитниками (в частности, местным отделением Европейской ассоциации студентов-правовиков) как в целом адекватные для предупреждения человеконенавистнической риторики и подстрекательства к насилию.

На Мальте отсутствует законодательно оформленный запрет на деятельность организаций и движений, поощряющих расовую дискриминацию и восхваляющих нацистскую идеологию. Также за последние годы не предавались огласке какие-либо факты пресечения оказания поддержки радикальным партиям и организациям, а также борьбы с практикой этнического и расового профилирования среди правоохранительных органов.

Местные власти уделяют должное внимание сохранению памятников жертвам событий Второй мировой войны. Отдельных монументов, посвященных Холокосту, на Мальте не имеется.

В островной республике осуществляется ряд образовательных мер, направленных на борьбу с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью. При этом здесь не ведется целенаправленной работы, ориентированной на противодействие попыткам пересмотра итогов Второй мировой войны и отрицания совершенных нацистами преступлений против человечности.

В феврале 2017 г. министерство внутренних дел и национальной безопасности Мальты подписало соглашение с Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ о реализации программы «Обучение сотрудников правоохранительных органов мерам борьбы с преступлениями на почве ненависти». В своем докладе (май 2018 г.) ЕКРН рекомендовала мальтийским властям интенсифицировать соответствующие усилия по подготовке сотрудников правоохранительных органов, прокуроров и судей[260].

В сентябре 2018 г. НПО «СОС Мальта» и мальтийское издание газеты «Таймс» запустили годовой проект #stophate, направленный на противодействие распространению языка ненависти путем продвижения знаний об этом феномене, подготовки волонтеров для модерирования онлайн-контента и проведения научных изысканий в данной области.

Образование для детей и молодежи по вопросам противодействия расизму и поощрению культуры терпимости и взаимоуважения на Мальте выстраивается в соответствии с национальной образовательной стратегией на период 2014-2024 гг., а также рамочной программой «Уважение для всех», принятой в 2014 г. Также реализуется проект ЮНЕСКО «Образование в духе глобальной гражданственности», предполагающий меры по продвижению в учебных заведениях программ, направленных на противодействие насильственному экстремизму.

Национальная комиссия по поощрению равенства регулярно проводит мероприятия, направленные на повышение уровня информированности о недискриминации. Акции такой тематической направленности организуются и другими государственными и негосударственными структурами. Так, в ноябре 2018 г. и феврале 2019 г. офисом президента Мальты были проведены семинары по межконфессиональному диалогу с участием представителей 12 религиозных общин и организаций. Результатом этих усилий стало подписание 8 февраля 2019 г. Мальтийской декларации по межрелигиозной гармонии. Глава государства также на регулярной основе принимает участие в подобных мероприятиях (например, в организованной Мальтийским университетом в марте 2018 г. конференции «Религиозные браки в регионе Средиземноморья»).

В октябре 2018 г. мальтийская НПО «Люди за перемены» провела «круглый стол», посвященный проблемам расовой нетерпимости.

К оглавлению

 

Нидерланды

Проявления неонацизма и нетерпимости в Нидерландах носят спорадический характер. В национальном законодательстве отсутствуют специальные положения, направленные на борьбу с ними, и правоприменение в таких случаях осуществляется на основе более общих установлений Уголовного кодекса Нидерландов (УК). В частности, ст. 137с УК криминализует любое публичное оскорбление групп лиц на основании расы, религии, убеждений, сексуальной ориентации, физических или психических недостатков в устной или письменной форме, а также в виде изображений. В соответствии со ст. 137d предусмотрена ответственность за подстрекание к ненависти или дискриминации по широкому кругу оснований.

Демонстрация нацистской символики как таковая (включая значки, атрибуты униформы, приветствия и др.) не выделяется в отдельный состав преступления, но может подлежать уголовному преследованию на основании общих антидискриминационных положений.

Нет в уголовном законодательстве Нидерландов и отдельных составов, криминализующих отрицание исторических фактов, в том числе Холокоста. Фальсификаторы истории (а также, например, владельцы или администраторы сайтов, на которых размещены такие материалы) могут привлекаться к ответственности по упомянутым статьям УК.

На практике каждое конкретное действие рассматривается в суде в соответствии с его контекстом. Само по себе совершение жеста нацистского приветствия не влечёт уголовной ответственности, однако в случаях, когда оно целенаправленно осуществляется на публике или в ходе поминальных служб, сопровождается озвучиванием нацистских лозунгов и т.п., за него полагается наказание. При этом то же нацистское приветствие в адрес конкретного лица, а не группы людей, вероятнее всего, будет квалифицироваться по ст. 266 УК как оскорбление.

Судебная практика Нидерландов по борьбе с антисемитизмом достаточно скромна. Провокационные высказывания и деяния влекут за собой наказание, только если преследуемые ими цели выходят далеко за рамки «открытых, опирающихся на свободу выражения мнения дискуссий в демократическом обществе»[261]. Однако есть и противоположные примеры. Так, в 2017 г. несколько граждан Нидерландов были приговорены к общественным работам и/или штрафу за скандирование антисемитских лозунгов и демонстрацию символики праворадикалов «Combat 18» и «Defend Europe»[262].

Примером применения антидискриминационных статей УК в отношении использования нацистской символики является, в частности, дошедшее в 2012 г. до Верховного суда Нидерландов дело об импорте в страну около 100 кинжалов с изображением свастики, символов подразделений «Ваффен-СС» и слоганов Третьего рейха с целью их продажи  (в итоге «предприниматель» был признан виновным по ст. 137 (е) УК)[263].

Широкий общественный резонанс в Нидерландах был вызван присвоением крупнейшему в мире судну-трубоукладчику имени Питера Схелте Хееремы – известного голландского нациста, состоявшего в годы гитлеровской оккупации Нидерландов в рядах «Ваффен-СС». Из-за негативной реакции в общественных кругах и СМИ руководство компании «Оллсис» объявило о переименовании судна из «Питера Схелте» в «Пайониринг Спирит», сохранив первоначальную аббревиатуру.

Возмущение общественности вызвало проведение в сентябре 2019 г. в г. Хертогенбос выставки, посвящённой нацистскому дизайну Третьего рейха. По выражению организаторов, она создавала «соблазнительный образ процветания и беззаботного веселья». В ассоциации антифашистов Нидерландов выставку посчитали проявлением неуважения[264].

В поле зрения общественности попали факты сотрудничества голландских властей с нацистами в годы Второй мировой войны. Сотрудники Института военной документации NIOD обнаружили, что аппарат бургомистра Амстердама помогал нацистам выявлять неугодных лиц, задерживать их и конвоировать в лагеря. В публикации газеты «NRC Handelsblad» отмечалось, что благодаря усилиям именно городских чиновников в годы войны было ликвидировано 3/4 тогдашнего 75-тысячного еврейского населения столицы. С инициативой расследования этого факта выступил глава Амстердама Ф.Халсема, политик старой формации. NIOD объявил о подготовке доклада по деятельности администрации Амстердама в период с 1930 г. по 1950 г.

Также заметный резонанс вызвал факт сотрудничества государственной компании нидерландских железных дорог («Nederlandse Spoorwegen») с нацистами: компания по договоренности с немецкими властями не только осуществляла перевозку евреев, цыган и представителей других «второсортных наций» в концлагеря, но и цинично взимала с них плату за проезд. После окончания войны нидерландские железные дороги долго отказывались признавать этот факт[265]. Судебный процесс по этому делу был инициирован в 2005 г. одним из родственников жертв Холокоста против «Nederlandse Spoorwegen». В 2018 г. в ходе рассмотрения дела президент совета компании Р. ван Боксе подтвердил готовность пойти на уступки и выделить около 40-50 млн. евро для выплаты компенсаций жертвам. При этом размеры выплат оказались невелики: выжившим и здравствующим жертвам (таких насчитывается около 500 чел.) предполагалось выплатить 15 тыс. евро, родственникам погибших – половину этой суммы.[266]

В голландских СМИ периодически появляются публикации о предполагаемых случаях выражения нидерландскими военнослужащими поддержки идеологии нацизма. Так, в газете «Фолкскрант» сообщалось, что за последние 5 лет военная служба разведки и безопасности MIVD проводила внутренние расследования по 21 подобному случаю. За использование нацистской литературы, изображений свастики и эмблем СС в зависимости от ситуации к военнослужащим применялись меры дисциплинарного воздействия, однако к уголовной ответственности никто привлечен не был. Один из недавних резонансных примеров имел место в 2018 г., когда голландские военные через мессенджер обменивались экстремистскими оценками, использовали в переписке свастику и иную нацистскую символику, высказывали интерес к идеям Гитлера и его соратников, а также к соответствующей литературе. В этой связи министерство обороны страны и прокуратура начали серию расследований по фактам недопустимого поведения военных.

На фоне в целом бережного отношения к мемориалам Второй мировой войны как на государственном уровне, так и со стороны общественности имеют место отдельные случаи вандализма. Так, в сентябре 2019 г. на военном кладбище в г. Миерло, где похоронены 664 британских солдата и один нидерландский солдат, участвовавшие в освобождении страны, неизвестные осквернили сотни надгробий, нанеся на них свастику и надписи: «МН17 – ложь»; «Британская + Нидерландская кровь поёт»; «Подключи голову». По факту вандализма полицией было начато расследование[267].

Положительной оценки, безусловно, заслуживает и отношение голландских властей к памяти о подвиге советского народа. Из бюджета Нидерландов выделены необходимые ассигнования для проведения работы по реконструкции мемориального комплекса близ г. Амерсфорта, частью которого является кладбище «Советское поле славы», где захоронены 865 воинов Красной Армии, погибших в годы Второй мировой войны в немецком плену на территории Нидерландов и Германии. Благодаря усилиям голландской общественной организации Фонд «Советское поле славы» удалось активизировать работу по идентификации захороненных советских военнопленных и поиску их родственников[268].

Однако, несмотря на уважительное отношение голландских властей к памяти о Второй мировой войне, при рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Нидерландов воздерживается, следуя в данном вопросе позиции  Европейского союза.

Одной из наиболее влиятельных организаций правого толка является «Партия свободы», основанная в 2006 г. Г.Вилдерсом. Её политический дискурс основывается на идее опасности, исходящей от «чужих» (иммигрантов и беженцев). Сторонники объединения выступают за закрытие границ, остановку миграции из мусульманских стран, избавление от политической корректности[269]. При этом сторонники данной политической организации демонстрируют лояльное отношение к еврейской общине. Партия позиционирует себя как защитника европейских либеральных ценностей, работая с проблематикой равенства полов и искоренением гомофобии. Во внешней политике объединение придерживается позиций евроскептицизма. В Европарламенте оно входит в состав «Европейского альянса за свободу».

С 1971 г. функционирует «Нидерландский народный союз» («Nederlandse Volks-Unie») – организация, которую можно охарактеризовать как неонацистскую. Её сторонники выступают за реабилитацию нацистских коллаборационистов. Эта политическая партия выступает за внесение в конституцию поправки о том, что немецко-христианская культура должна оставаться доминирующей в Нидерландах, в школах должен быть введён предмет «национализм», миграционную политику следует ужесточить, а строительство в Нидерландах новых синагог и мечетей запретить.

В стране также действует ряд слабо организованных неонацистских группировок с небольшим числом сторонников: «Autonoom Nationaal Socialistische Actie» («Автономное национал-социалистическое действие»), «Verenigd Nederlands Arisch Broederschap» («Объединенное голландское арийское братство»), «Stormfront» («Штормовой фронт»), «Identitait Verzet» («Сопротивление идентитаризма»).

В марте 2020 г. в СМИ появилась информация о том, что неонацистское движение «Feuerkrieg Division», созданное в 2018 г. и призывающее своих последователей совершать акты насилия в отношении лиц африканского происхождения и представителей еврейских общин, частично управлялось подданными Королевства Нидерландов[270].

Нидерланды традиционно позиционируются как одна из старейших европейских демократий, в правозащитном досье которой вопросы проявления нетерпимости не относятся к числу острых. В государстве развито антидискриминационное законодательство, функционирует прогрессивная система антидискриминационных бюро, проводящих для граждан консультации по соответствующим вопросам. Боле того, в стране существует должность специального прокурора по вопросам дискриминации[271].

Тем не менее, в последние годы в общественном сознании голландцев произошли немалые изменения. Причиной тому послужил миграционный кризис и прибытие в страну значительного числа лиц мусульманского вероисповедания, демонстрирующих отсутствие намерения ассимилироваться в принимающем государстве.

Кроме того, распространению дискриминационного отношения к представителям этнических, национальных и религиозных меньшинств способствует активность нидерландских политиков правог о толка. Например, в 2018 г. широкий резонанс вызвало ксенофобское по своей сути высказывание министра иностранных дел Нидерландов С.Блока о том, что не существует «мирных многокультурных обществ» и что генетически люди остерегаются незнакомцев[272].

Результатом новой тенденции стало повышение интереса населения к деятельности организаций ультраправого толка. Политологи предполагали, что парламентские выборы, прошедшие в стране в 2017 г., должны были продемонстрировать серьёзное расширение электората «Партии свободы» и даже могли закончиться её победой. Однако в действительности по результатам голосования ей удалось только незначительно увеличить свое представительство в законодательном органе. Во многом это связано с тем, что правящая «Народная партия за свободу и демократию» также пообещала своим избирателям взять курс на ужесточение миграционной политики[273].

На сегодняшний день этнический состав Нидерландов чрезвычайно разнообразен. К коренным народам относятся нидерландцы и фризы, причём последние – единственная группа населения, обладающая официальным статусом национального меньшинства.

По мнению специального докладчика Совета ООН по правам человека (СПЧ) по современным формам расизма Е.Тендаи Ачиуме, в голландском обществе существует опасность распространения расистских идей. В своем заявлении по итогам визита в страну в начале октября 2019 г. она подчеркнула  высокую степень поляризации политической сферы жизни голландского общества, в которой распространена риторика нетерпимости. Эксперт также отметила, что в общественном сознании популярен стереотип восприятия настоящего гражданина Нидерландов как человека европейского происхождения, в то время как выходцы из африканского или азиатского региона, даже если имеют голландское подданство и живут в стране не в первом поколении, все равно воспринимаются как чужеродный элемент[274].

Международные эксперты продолжают фиксировать проявления дискриминации в Нидерландах в отношении представителей этнических, национальных и религиозных меньшинств, в том числе натурализованных мигрантов.

В 2015 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) по итогам рассмотрения объединенных 19-го – 21-го периодических докладов Нидерландов и в 2014 г. Рабочая группа по проблеме лиц африканского происхождения Совета ООН по правам человека[275] подчеркнули напряженную ситуацию с меньшинствами в Нидерландах и, в частности, дискриминацию в отношении еврейских и мусульманских общин, а также цыган. Отдельно КЛРД затронул тему использования в негативном контексте персонажа голландских рождественских празднований по прозвищу «Черный Пит», охарактеризовав его как «отражающего негативные стереотипы, которые испытывают на себе выходцы из Африки в качестве пережитка рабства»[276].

В 2019 г. функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) указала на ряд нерешенных вопросов в политике правительства по борьбе с нетерпимостью в обществе в целом (жесткие требования к интеграции иностранцев, дискриминационные и ксенофобские высказывания ряда политиков и журналистов в отношении ислама, мусульман, мигрантов и др.). ЕКРН призвала Нидерланды ужесточить нормы гражданского, административного и уголовного законодательства и обеспечить полную независимость компетентных органов в этой сфере.[277]

Сохраняется проблема использования языка ненависти политиками, а также в СМИ и в Интернет-пространстве. ЕКРН обратила внимание на то, что в общественно-политических дискуссиях все сильнее звучит ксенофобская риторика, используемая «Народной партией за свободу и демократию» и «Форумом за демократию», начиная от возложения коллективной ответственности на группы людей на основе их мигрантского происхождения или религиозных убеждений до банализации предрассудков и негативного представления мусульман в сравнении с «обычным голландским человеком». Ксенофобская риторика используется не только ультраправыми партиями, но и некоторыми ведущими политиками и чиновниками, открыто выражающими свои расистские убеждения. Подобные заявления подкрепляются действиями, такими как запуск веб-сайтов для подачи жалоб на работников из Румынии, Польши и Болгарии (2012 г.), лиц, ищущих убежище (2015 г.), конкурс карикатур на Пророка Мухаммеда (август 2018 г.)[278].

Имели место и случаи, когда авторитетными голландскими деятелями высказывались идеи исторического ревизионизма и оправдания совершённых нацистами преступлений. Так, в декабре 2017 г. профессор Утрехтского университета Я.Толленер, потомок одного из должностных лиц коллаборационистского правительства Фландрии во время немецкой оккупации Бельгии, выразил мнение, что исторический отчёт о Холокосте  является пропагандой, используемой для извлечения прибыли, а евреев назвал паразитами, спекулянтами и плохими людьми[279].

Лица, принадлежащие к меньшинствам, считают, что голландские СМИ вносят значительный вклад в их изоляцию в обществе. Исследование более 600 тыс. новостных программ в 2016 г. и 2017 г. показало,  что наиболее часто употребляемые слова в отношении мусульман – «радикал», «экстремист», «террорист», «оскорблять», «насиловать». В случаях, когда голландцы и мусульмане упоминаются одновременно, речь идет о напряженностях в обществе. Такие многочисленные негативные новости приводят к стереотипному представлению мусульман, усиливают предрассудки и могут спровоцировать дискриминацию. Представители меньшинств сообщили Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, что голландское телевидение и лица, принадлежащие к меньшинствам, зачастую не имеют возможности выразить себя в средствах массовой информации[280].

КЛРД также выразил обеспокоенность расистскими мотивами, повсеместно звучащими в средствах массовой информации, и распространением заявлений и угроз расистского толка в Интернете. По мнению экспертов, распространение таких настроений создает почву для роста активности в Нидерландах политиков и движений правого толка[281]. В качестве подтверждения роста таких проявлений можно привести уже упоминавшееся высказывание министра иностранных дел Нидерландов С.Блока о том, что не существует «мирных многокультурных обществ» и что генетически люди остерегаются незнакомцев[282].

Имеет место занижение статистики преступлений, совершенных на почве ненависти. Результаты Второго исследования положения меньшинств и дискриминации в Европейском союзе (исследование MIDIS II) за 2017 г. указывают на высокую степень занижения данных о случаях проявления дискриминации и нетерпимости: 39 % всех людей североафриканского происхождения, проживающих в Нидерландах, ответили, что они недавно подвергались дискриминации в государственном и частном секторе, 12 % лиц турецкого и 11 % североафриканского происхождения отвечали схожим образом относительно ситуации в образовательных учреждениях. Лишь 16 % жертв турецкого происхождения и 29 % жертв североафриканского происхождения подали жалобу в соответствующие органы. Кроме того, 70 % и 69 % соответственно всех респондентов из этих групп не знали ни о какой организации, которая могла бы оказать им поддержку или предоставить консультацию. Пострадавшие в результате разжигания ненависти часто не сообщают властям о подобных случаях вследствие недоверия к готовности и способности властей расследовать подобные инциденты. Комментарии в сети Интернет, направленные на разжигание ненависти, не удаляются в течение длительных периодов времени[283].

Согласно Докладу о дискриминации за 2017 г., подготовленному совместно полицией, муниципальными антидискриминационными службами (ADVs), Горячей линией по вопросам дискриминации в Интернете (MiND) и национального института по правам человека (NIHR), полиция возбудила 3 499 дел в связи с проявлениями дискриминации (на 20 % меньше, чем
в 2016 г.), ADVs зарегистрировали 4 691 подобный случай (на 1 % меньше), MiND – 1 367 (на 49 % больше) и NIHR получил 416 запросов с просьбой дать оценку инцидентам (на 10 % меньше) и 4 259 – прояснить ситуацию (более чем на 30 % больше). Среди случаев, зарегистрированных MiND, 37 % касались случаев дискриминации в социальных сетях, 18 % – в блогах и на сайтах общественного мнения и 37 % – на других сайтах[284].

В 2017 г. прокуратура рассмотрела 144 дела, связанных с проявлениями дискриминации. Из них в 42 % дискриминация была мотивирована по признаку расовой или этнической принадлежности, 41 % – антисемитскими настроениями (в основном антисемитские песнопения футбольных хулиганов), 7 % – исламофобией. 42 % из указанных инцидентов произошли во время спортивных мероприятий, 19 % – в Интернете и 13 % – на улицах или общественных местах. По 44 % дел было вынесено обвинительное заключение, а еще по 17 % – постановление о наказании.
71 % подозреваемых понес уголовную ответственность. В соответствии с общим уголовным законодательством возбуждено еще 187 дел о дискриминационных правонарушениях[285].

В 2017 г. в полицию поступило 603 обращения в связи со случаями насилия на почве ненависти, 329 из них были мотивированы по признаку этнического происхождения. Значительное число нападений на почве ненависти было совершено, в частности, на мусульман и мечети. Женщины-мусульманки в хиджабах регулярно становятся жертвами расистских нападений[286].

Антисемитские настроения по-прежнему распространены среди правых футбольных болельщиков: лозунги ненавистнического содержания время от времени звучат во время футбольных матчей. Так, известно, что в ходе одной из игр футбольных клубов «Утрехт» и «Ajax» фанаты первого скандировали лозунги: «Хамас, Хамас, евреев в газ»; «Мой отец был в коммандос, моя мать была в СС, они вместе сжигали евреев, потому что евреи горят лучше всех!». Впоследствии спортивная организация принесла извинения за действия своих болельщиков[287].

Результаты различных исследований свидетельствуют о том, что количество антисемитских инцидентов в Нидерландах в целом сохраняется на стабильно высоком уровне. Так, согласно данным ежегодного доклада Центра информации и документации Израиля (англ. Centre for Information and Documentation on Israel, нид. Centrum Informatie en Documentatie Israel, CIDI), в 2019 г. зарегистрировано 182 антисемитских инцидента (в 2018 г. – 135, в 2017 г. – 113, в 2016 г. – 109, а в 2014 г. – 171). Рост и падение показателей от года к году авторы доклада обычно увязывают с израильскими военными операциями, однако такой связи в 2019 г. не наблюдается. Кроме того, в 2017-2018 гг. впервые были зарегистрированы случаи антисемитизма в Интернете. Согласно специализированному центру, изучающему случаи дискриминации в Интернете (Meldpunt Internet Discriminate, MiND), в 2017 г. зарегистрировано 236 отчетов об антисемитизме. По данным голландской полиции, в 2018 г. 19 % зарегистрированных и рассмотренных компетентными органами случаев обращений из-за дискриминации касались обвинений в антисемитизме.

Довольно напряженной остается ситуация с положением в стране мигрантов. Ряд дополнительных трудностей для мигрантов повлекло ужесточение требований к интеграции иностранцев в 2013 г. Дети из семей мигрантов или выходцев с Нидерландских Антильских островов всё ещё перепредставлены в коррекционных школах, часто при получении среднего образования они учатся в более слабых классах и сталкиваются с проблемами при поиске стажировок.

Представители меньшинств чаще сталкиваются с проблемами при трудоустройстве. Работники из числа мигрантов в большей степени подвержены эксплуатации. Уровень безработицы среди молодежи из этой группы населения почти в три раза выше, чем для остальных голландцев, и разрыв продолжает увеличиваться. Несмотря на то, что сложившаяся ситуация во многом объясняется такими факторами, как уровень образования и средний возраст, тем не менее свой вклад также вносят и проявления дискриминации. Исследование EU MIDIS II показывает действительно высокий уровень предполагаемой дискриминации среди людей турецкого и североафриканского происхождения (19 % и 20 % соответственно – при поиске работы и 14 % и 13 % соответственно – на работе).

Цыгане значительно отстают от других групп с точки зрения образовательного процесса, следствием чего являются низкий уровень безработицы и бедность. Около 1 000 цыган рома на сегодняшний день не имеют гражданства[288]. Согласно голландскому законодательству, безгражданство родителей влечет за собой безгражданство детей. В свою очередь статус апатридов делает их уязвимыми для возможного выселения и эксплуатации, негативно влияет на возможности получения школьного образования их детьми и доступ к медицинским услугам и поиску легальной работы. По данным мониторинга интеграции цыган в общественную жизнь в 2013, 2015 и 2017 гг., основные проблемы остаются неизменными, и можно наблюдать лишь незначительные положительные подвижки. Число цыган (рома, синти и кочевников) в Нидерландах, получивших образование, ниже среднего показателя по стране. Зачисление в дошкольные учреждения является сравнительно низким, и дети рома часто поступают в начальную школу с недостаточными знаниями голландского языка. В начальной и средней школе прогулы и отсев представляют собой существенные проблемы. Девочки зачастую не получают среднего образования. Эти проблемы приводят к снижению уровня занятости, бедности и социальной изоляции.  Дети, принадлежащие к общинам рома, синти и кочевников, часто подвергаются дискриминации в школах. Из-за более низкого уровня образования цыгане часто работают на низкооплачиваемой работе. В целом их положение на рынке труда в Нидерландах характеризуется высоким уровнем безработицы и зависимости от пособий.

Наряду с указанными проблемами чрезвычайно сложной для этой группы населения является ситуация с жильём. В то время как многие синти и кочевники высказывают пожелание жить в фургонах на (постоянных) кемпингах, большинство цыган, в том числе недавно прибывших, проживают в социальном жилье или частных съемных квартирах[289].

Функционирующий в рамках Совета Европы Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) выразил сожаление в связи с неизменностью позиции властей Нидерландов относительно ограничения сферы применения фризского языка. Осуществление большинства предоставленных фризскому меньшинству прав на использование и изучение фризского языка ограничено по территориальному охвату, а именно провинцией Фрисландией[290].

Сохраняется проблема расового профилирования со стороны правоохранителей. В своем докладе ЕКРН приводит данные, согласно которым 61 % опрошенных лиц североамериканского происхождения и 43 % лиц турецкого происхождения считают проявлением подобной практики случаи, когда их в последний раз останавливали служители правопорядка. При этом для проведения 40 % подобных уличных проверок нет объективных причин.

Всплеск ксенофобии и в особенности синофобии, спровоцированный распространением новой коронавирусной инфекцией, также не обошел стороной Нидерланды.

Голландский новостной портал NOS сообщил, что на его страницах в социальных сетях «Facebook» и «Instagram» пользователи оставляют множество расистских и дискриминационных комментариев под информационными сообщениями о распространении нового заболевания. Жители Нидерландов азиатского происхождения сталкиваются с тем, что их называют носителями вируса не только в Интернете, но и в транспорте, супермаркетах и школах[291].

На голландском радио появилась сатирическая песня о распространяющейся инфекции, содержавшая в том числе призывы отказаться от употребления китайской еды во избежание заражения. Этнические китайцы Нидерландов сочли её текст дискриминационным и оскорбительным. Позднее исполнитель и радиостанция, запустившая её в эфир, принесли свои извинения общественности[292].

22 февраля 2020 г. в г. Тилбург группа студентов совершила нападение на гражданку Нидерландов китайского происхождения. Молодые люди распевали вышеназванную песню, а в ответ на просьбу прекратить избили девушку. Пострадавшая получила сотрясение мозга и несколько ножевых ранений[293].

8 февраля 2020 г. группа китайских студентов, живущих в общежитии Вагенингенского университета, сообщила о факте вандализма в отношении их жилища: флаг КНР был сорван с двери и разодран,  лифт загрязнён, а стены исписаны оскорблениями, указывающими на связь студентов с распространением коронавирусной инфекции[294]. По факту правонарушения голландской полицией было начато расследование, однако выявить виновных не удалось[295].

В тот же день в Нидерландах в качестве протеста против расизма в отношении голландцев китайского и иного азиатского происхождения было запущено подписание онлайн-петиции «Мы не вирусы!» («We zijn geen virussen!»). Уже в первый день она собрала 13 600 подписей, а к концу месяца их число достигло 57 600[296].

Вместе с тем, власти принимают меры по борьбе с проявлениями ненависти. О недопустимости ненавистнической риторики говорится в Национальной антидискриминационной программе, принятой в 2016 г., и в соглашении о создании коалиции 2017 г. Также против употребления языка вражды высказались ведущие политики страны.

Как на государственном, так и на муниципальном уровне происходит пересмотр интеграционной политики. Для вновь прибывших разрабатываются программы интенсивной интеграции.

Королевский футбольный союз Нидерландов сотрудничает с представителями национальных меньшинств, чтобы решить проблему скандирования оскорбительных лозунгов. Организация также выпустила специальные правила о том, как следует вести себя в подобного рода ситуациях[297].

Кроме того, совместно с правительством Королевский футбольный союз Нидерландов разработал пакет мер по противодействию расизму в футболе. К ним относятся, например, размещение новых и более точных камер на стадионах и разработка мобильного приложения, позволяющего анонимно сообщать о случаях проявления нетерпимости на трибунах. Предлагается также проверять нарушителей на наличие долгов и наркозависимости[298].

ЕКРН отметила и улучшение показателей успеваемости среди детей из семей мигрантов и семей выходцев с Нидерландских Антильских островов. Официальные власти также сосредоточили свои усилия на искоренении дискриминации на рынке труда и приняли эффективные меры для того, чтобы вывести с него агентства временной занятости, практикующие эксплуатацию труда работников[299].

В 2017 г. между прокуратурой, полицией и антидискриминационными НПО был заключен договор о содействии сотрудничеству в области свободы выражения мнений. В частности, была начата кампания по информированию общественности о проявлениях ненависти в Интернете. Кроме того, была создана независимая «горячая линия» для сообщения о появлении ненавистнических высказываний в сети[300].

К оглавлению

 

Норвегия

В норвежском законодательстве отсутствует понятие неонацизм/нацизм. Таким образом, эти соответствующие политические и общественные движения на законодательном уровне не запрещены (критика в адрес Осло на этом основании неоднократно высказывалась Комитетом по ликвидации расовой дискриминации, в последний раз – в декабре 2018 г.)[301]. Однако практически все проявления неонацизма/нацизма описываются в Уголовном кодексе страны (§§ 77, 185, 186) и преследуются по закону как «выражение ненависти» или «дискриминация» по признаку расы, национальной, этнической, религиозной принадлежности, пола и др., и к тому же рассматриваются в качестве отягчающих обстоятельств. Нацистская символика законодательно не запрещена, но её использование в контексте «проявления ненависти» в отношении конкретных групп наказывается штрафом или тюремным сроком до 3 лет.

В отличие от ряда европейских стран с собственным нацистским наследием, в Норвегии в силу исторических причин отсутствует благоприятная почва для роста популярности неонацизма. В 1940-1945 гг. страна пережила фашистскую оккупацию и коллаборационистский режим В.Квислинга. Людские потери составили более 10 тыс. человек. Особенно пострадала Северная Норвегия, где гитлеровцы при отступлении насильно эвакуировали норвежцев, применяя тактику «выжженной земли».

О глубине травмы, нанесённой норвежскому народу оккупацией, свидетельствует жёсткое отношение к коллаборационистам после войны. Репрессиям в разных формах подверглось до 2 % населения страны – один из самых высоких показателей среди стран, прошедших через этап послевоенных «чисток».

На протяжении всего периода оккупации Норвегии прогитлеровским режимом поддерживался высокий уровень занятости населения – по разным источникам, на созданных немцами рабочих местах трудились от 200 до 500 тыс. норвежцев. В первые послевоенные годы активное участие норвежцев в обеспечении экономических потребностей рейха в принципе не считалось предосудительным, а впоследствии на протяжении долгого времени скрывалось (в том числе путём уничтожения архивов, свидетельствующих о задействовании труда военнопленных на строительстве ключевых инфраструктурных объектов).

Неоднозначно норвежские власти относились и к «неофициальному» движению Сопротивления, выступавшему в качестве альтернативы «официально» подпольной организации «Милорг» («Milorg», «Военная организация»), руководство которой осуществлялось покинувшим вместе с норвежской королевской семьей и обосновавшимся в Лондоне правительством «в изгнании». Одной из основных причин такого отношения было сотрудничество членов «неофициального» движения Сопротивления с советскими военными. В результате они не только не были достойно награждены за свой вклад в борьбу с фашизмом, но и зачастую рассматривались властями в послевоенное время как «неблагонадежные элементы» и потенциальные «советские шпионы», подвергаясь преследованиям, слежке, ограничениям в продвижении по службе.

Постепенное признание заслуг норвежских партизан началось лишь к концу «холодной войны». В 1983 г. Король Улав V возложил венки в честь партизан у памятных стел в н.п. Киберг и Берлевог (Северная Норвегия), а в 1992 г. партизаны были «реабилитированы» Королём Харальдом V, возложившим венок к памятнику в Киберге со словами: «боюсь, мы несправедливо принесли отдельным людям значительное личное отягощение в условиях «холодной войны»,.. с почтением возлагаю венок к монументу партизанам» (извинения за прежние гонения так и не прозвучало, хотя многие в Норвегии трактуют эти слова именно таким образом).

Несмотря на это, в Норвегии, по данным правоохранительных органов,[302] начиная с 1970-х гг. периодически возникали праворадикальные группировки, исповедующие идеи национальной и расовой исключительности.

В последнее время в праворадикальной среде Норвегии наблюдается отчётливый антииммигрантский крен, который усиливается по мере роста притока беженцев и переселенцев из стран Азии, Африки и Ближнего Востока. На сегодняшний день правые экстремисты практически не озвучивают идеи «классического» антикоммунизма, заменив его преимущественно на антиисламскую и антисемитскую риторику, совмещая её с критикой левых норвежских политических сил, «потакающих» мигрантам.

Несмотря на официальное неприятие идеологии неонацизма, в практической деятельности норвежские власти придерживаются довольно либеральной политики в отношении неонацистских движений и организаций, которым из соображений соблюдения свободы выражения мнения (свободы слова) предоставляется возможность проводить публичные мероприятия и марши, в том числе с демонстрацией нацистской символики, однако реагируют на отдельные несанкционированные акции радикалов. Также фиксировались случаи, когда полиция в целях «избежания насилия» не препятствовала проведению несанкционированных маршей ультраправых, зато применяла силу в отношении протестующих против них, ссылаясь на то, что якобы «агрессивное» поведение антифашистов угрожает общественному порядку.

Норвежские ультраправые организации сильно разрознены. Малоактивные ячейки встречаются по всей стране, однако большинство сторонников правого экстремизма сосредоточено в южной части страны – в регионе вокруг Осло (до 70 %, при этом в самом Осло менее 10 %) и вдоль южного побережья. Среднестатистический портрет правого экстремиста в Норвегии – мужчина 30-40 лет с низким уровнем образования, чаще из «глубинки», отягощённый проблемами в личной жизни (холост, безработный) и социальными пороками (алкоголизм, наркомания, судимость), нередко – с психическими отклонениями.

В целом правоохранительные органы полагают, что процесс и механизмы радикализации правых экстремистов и исламистов во многом схожи, при этом правых радикалов отличает более старший средний возраст.

Одним из наглядных примеров «перехода» от неонацистской идеологии к радикальному исламизму является проживавший в Норвегии росгражданин О.В.Неганов, 1989 г.р., который прибыл в Норвегию в возрасте 17 лет с семьей, получил вид на жительство, в течение 12 лет проживал в г. Халден на Востоке страны. Некоторое время придерживался ультраправых взглядов, поддерживал связи с проживавшими в Норвегии неонацистами В.Дациком и Я.Петровским. Позднее стал проявлять симпатии к идеологии радикального ислама и летом 2014 г. отправился в Сирию для вступления в ряды запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ). Неоднократно участвовал в военных действиях, в том числе носил флаг ИГ.

По информации СМИ (гостелерадиокомпания «НРК», газета «Верденс Ганг»), в феврале 2019 г. О.В.Неганов был задержан около границы между Сирией и Иорданией и находится под стражей на территории Курдского автономного района Ирака, при этом сохраняет связи с Норвегией, имея здесь «близкого родственника с норвежским гражданством». Обвиняется российскими властями в участии в незаконном вооружённом формировании и террористической организации, объявлен Интерполом в международный розыск.

Как правило, норвежские ультраправые радикальные структуры были недолговечны и малочисленны, но при этом «на слуху» (считается, что определённый интерес к ним подогревали СМИ в погоне за сенсацией). Наиболее известные из таких возникавших с 1970-х гг. – «Вооt Boys», «Норвежский фронт», «Национальная народная партия», «Германская армия Норвегии», «Ячейки вооружённых ариев», «Террор белых ариев», «Викинг», «Zorn 88» и др. При этом к середине 1990-х гг. число активных сторонников праворадикальных идей достигло своего пика (приводится, в частности, цифра около 200 активных участников).

Наиболее организованной неонацистской группой в Норвегии считается отделение Североевропейского движения сопротивления (СДС, норв. Den nordiske motstandsbevegelsen). Структура зарегистрирована в Норвегии в 2011 г., руководитель норвежского «крыла» – норвежец Т.Ольсен[303]. Движение координируется из Швеции (именно там проявляет себя наиболее активно), представлено также в Финляндии, Дании и Исландии.

В СДС действует строгая иерархия и жёсткая внутренняя структура с членскими взносами и возрастным цензом (16 лет). В основе его идеологии лежит теория «мирового еврейского заговора», приверженцы считают себя национал-социалистами. Организация выступает за создание в границах североевропейских и, по возможности, прибалтийских стран национал-социалистического государства, за чистоту «нордической расы», против «глобалистских структур» (включая НАТО, ЕС, Европейское экономическое пространство), призывает к борьбе с «еврейско-сионистским заговором» и ЛГБТ-сообществом, а также исповедует культ самопожертвования и одновременно – здорового образа жизни.

По приблизительной оценке, «ядро» активистов СДС в Норвегии насчитывает 30-40 человек в возрасте от 20 до 60 лет (для сравнения: в Швеции единомышленников СДС – до 300 человек), большинство из них известны правоохранительным органам по участию в других радикальных группировках в прошлом, были судимы за различные уголовные преступления.

Члены СДС участвуют в неонацистских демонстрациях (в основном, в Швеции и Финляндии, при этом к демонстрациям обычно привлекаются активисты из всех страновых подразделений вне зависимости от места их проведения), занимаются расклеиванием плакатов и распространением листовок организации, организуют совместные «тематические» походы и тренировки для «оздоровления» и сплочения участников. В последнее время активизировалась агитация, нацеленная на молодёжь: судя по отчётам на сайте норвежского отделения СДС, его члены регулярно раздают листовки и вывешивают плакаты с призывами присоединяться к организации возле старших школ. При этом стилистическое оформление агитационных материалов основывается на аналогичных материалах нацистского режима.

В отличие от названных выше радикальных структур СДС выстраивает свои мероприятия большей частью в правовом поле. Активисты движения действуют публично и не скрывают свою личность, однако избегают явно насильственных методов борьбы (хотя и не отказываются от них полностью). По аналогии с политическими партиями СДС организует «образовательные» мероприятия, летние лагери для молодёжи, «семейные» мероприятия и празднования соответствующей направленности. По оценкам правоохранительных органов, в будущем не исключён некоторый рост активности СДС (в основном, за счет антимигрантского фактора), в результате чего группировка станет действовать более напористо.

Несмотря на довольно агрессивную риторику (призывы «присоединяться к борьбе», использование военизированных терминов в описании иерархии организации, обвинения властей в «лживости» и т.д.), большинство акций СДС формально осуществляются в рамках закона, что ограничивает возможности правоохранительных органов по противодействию им. К тому же активисты апеллируют к принципам свободы выражения мнения и собраний, чтобы проводить демонстрации и распространять пропагандистские материалы. Любые попытки сорвать свои мероприятия со стороны органов правопорядка или идейных противников объявляют «грубыми нарушениями» свободы слова и неуважением плюрализма мнений.

В то же время акции СДС часто носят провокационный характер, и некоторые из них получают должную оценку норвежских компетентных органов. Например, в годовщину начала немецкой оккупации Норвегии 9 апреля 2018 г. в нескольких городах активисты развесили баннеры и листовки с изображением свастик и текстом «Мы вернулись!». Трое членов СДС (в том числе Т.Ольсен), участвовавшие в такой акции в г. Кристиансанд, в сентябре 2019 г. были признаны судом виновными разжигании ненависти и приговорены к уплате штрафов (обвинение запрашивало условные тюремные сроки, однако суд смягчил наказание в связи с тем, что следствие по делу затянулось более чем на год). Приговор был ими обжалован.

В 2019 г. норвежское отделение СДС пережило раскол на фоне неудачного участия шведского «крыла» организации (имеет зарегистрированную политическую партию) в коммунальных выборах в Швеции в 2018 г. В результате конфликта на почве разногласий относительно методов работы в августе 2019 г. от СДС отделилась наиболее радикальная фракция, учредившая новую организацию «Североевропейская сила» («Nordisk styrke»), в руководство которой вошёл бывший глава норвежского СДС Х.Форвальд. Организация выступает за «возврат к истокам», то есть отказ от парламентских методов продвижения своих идей, однако пока не представила чёткую «идеологическую платформу». В настоящее время её структура до конца не сформирована, точное число участников неизвестно. По информации на сайте организации, в будущем она планирует открыть возможность «анонимного членства» для своих сторонников, которые по тем или иным причинам не могут действовать открыто под своим именем.

В последнее время в стране активно проявляет себя организация «Остановим исламизацию Норвегии» («Stopp islamiseringen av Norge», SIAN), выступающая против растущей миграции в Норвегию, особенно из мусульманских стран. Организация действует с 2000 г., сменив за время своего существования несколько названий (SIAN – с 2008 г.). Руководитель – Л.Торсен.[304]

Идеология SIAN основывается на идее противодействия распространению ислама и его идей в Норвегии под предлогом, что эта религия является «политической идеологией в религиозном обличии и представляет угрозу миру и свободе» западных стран. При этом организация дистанцируется от неонацистских ярлыков, заявляя, что не разделяет идеи расизма, привержена демократическим и гуманистическим ценностям, а её «противник» – не мусульмане, которые сами являются «первой жертвой ислама», а его политико-религиозная идеология. В то же время общественность и большинство представителей основных политических сил в Норвегии считают SIAN крайне правой радикальной организацией, в публикациях СМИ нередко относят её к неонацистским.

SIAN не раскрывает число своих членов. Хотя количество подписчиков страницы организации в социальной сети «Фейсбук» превышает 8 000, эксперты полагают, что реальное число активных членов не превышает 400 человек.

По аналогии с СДС, SIAN стремится «легитимизировать» свои взгляды, апеллируя к принципу свободы выражения мнения. Организация проводит регулярные демонстрации, распространяет тематические листовки, ведёт активную информработу в социальных сетях. Большинство демонстраций SIAN сопровождаются провокациями. Периодически на этом фоне возникают столкновения, один из самых известных эпизодов связан с акцией SIAN в г. Кристиансанд в ноябре 2019 г., в ходе которой активисты организации сожгли Коран.

Эта демонстрация была согласована, однако полиция заранее сообщила, что «по соображениям безопасности» не разрешает SIAN сжигать в ходе неё Коран. После того как, вопреки требованиям полиции, активисты подожгли книгу, за оцепление прорвались собравшиеся на площади противники SIAN, начались столкновения. В результате полиция прекратила демонстрацию, пять человек были задержаны.

Акция спровоцировала серьёзный общественный резонанс, в том числе за рубежом. Провокация SIAN вызвала жёсткую реакцию со стороны властей Турции (на сайте турецкого МИД был опубликован пресс-релиз с её осуждением), Ирана и Пакистана (в МИД двух стран были вызваны руководители дипломатических представительств Норвегии) и серию демонстраций в ряде турецких и пакистанских городов со сжиганием норвежских флагов. После этого власти вынуждены были предпринимать публичные шаги. Статс-секретарь МИД Норвегии Й.Ф.Холте в статье в газете «Верденс Ганг» заявил, что правительство дистанцируется от сжигания Корана. Предоставляющая мобильную связь в Пакистане норвежская телекоммуникационная компания «Telenor» также выпустила пресс-релиз с осуждением акции. При этом министр юстиции и по вопросам миграции Норвегии Й.Каллмюр, дистанцировавшись от акции SIAN, высказал мнение, что сжигание Корана является «проявлением свободы слова, перевешивающей необходимость пресечения подобных действий», и потребовал от полиции внести коррективы в «нечеткие» внутренние инструкции.

Для придания организации дополнительной «демократической легитимности» SIAN несколько раз пыталась участвовать в «Арендальской неделе»[305]. В 2017 г. SIAN было разрешено в привязке к «неделе» установить свой стенд в центре г. Арендал, однако из-за беспорядков и драк с участием противников организации возле стенда организаторы попросили его убрать. В 2019 г. SIAN и праворадикальной партии «Альянс» (участвует в выборах, каждый раз набирая менее 1 % голосов) было разрешено участие в мероприятиях «Арендальской недели», однако после негативной реакции общественности на предоставление радикалам «демократической площадки для продвижения экстремистских идей» организаторы отменили своё первоначальное решение.

Другие ныне действующие в Норвегии праворадикальные группировки в основном маргинализированы и малоактивны, среди наиболее известных: «Солдаты Одина», «Пегида», «Вигрид», Лига норвежской обороны, Партия отечества, Норвежская народная партия, партии «Остановим миграцию», «Белый избирательный альянс», «Патриоты Норвегии», «Демократы», «Альянс». В то же время отмечается рост популярности в Норвегии (особенно среди молодёжи) международных идеологических движений, таких как «идентаристы» («новые правые») и «альтернативные правые».

Несмотря на невысокую популярность национал-социалистической идеологии в Норвегии, немногочисленность местных неонацистов, их деятельность отслеживается властями. Так, отмечается рост правоэкстремистских настроений в зависимости от темпов прироста беженцев и переселенцев из мусульманских стран (в настоящее время снизился), а также признаки расширения сотрудничества между представителями неонацистской среды Норвегии, Швеции и Финляндии. В целях исследования радикализма как явления в Норвегии с 2016 г. действует Центр по изучению правого экстремизма, преступлений на почве ненависти и политического насилия (C-REX).

Норвежские правоохранительные органы особенно тревожит тенденция перехода неонацистской и расистской идеологии «на низовой уровень», где замкнутые в себе одиночки подвергаются радикализации в Интернете и соцсетях и, зачастую пользуясь шифрованными сообщениями на закрытых площадках, остаются за пределами внимания правоохранителей. Наиболее известный пример – неонацист А.Брейвик, в знак протеста против «чрезмерно мягкой» миграционной политики норвежских властей совершивший в 2011 г. крупнейшие в истории Норвегии теракты в Осло и на о. Утёйа, в результате которых погибли 77 человек, были ранены более 150. Перед терактами он распространил по электронной почте 1500-страничный манифест с изложением своих взглядов. Судебный процесс он также использовал для пропаганды своих взглядов. Суд признал его вменяемым и приговорил к 21 году тюремного заключения.

10 августа 2019 г. его последователь Филип Мансхаус, 1997 г.р., придерживающийся праворадикальных взглядов, убил из расистских побуждений свою 17-летнюю сводную сестру китайского происхождения, после чего проник в мечеть «Al-Noor» в пригороде Осло и произвел несколько выстрелов с целью «посеять страх среди мусульман» (жертв нет). Следствием было установлено, что «источником вдохновения» Ф.Мансхауса послужил теракт в г. Крайстчерч в Новой Зеландии в марте 2019 г. Ф.Мансхаус, признанный вменяемым, подтверждает факт совершения им описанных действий, однако отказывается признавать себя виновным.

После резонансного преступления Ф.Мансхауса норвежские спецслужбы стали рассматривать правый экстремизм как одну из главных террористических угроз норвежскому обществу (теракты в исполнении исламистов и праворадикалов в настоящее время считаются в равной степени возможными, в то время как в феврале 2019 г. атаки правоэкстремистов оценивались как «маловероятные»). В этой связи также был представлен План действий по борьбе с расизмом и дискриминацией по этническому и религиозному признаку, объявлено о начале подготовки Плана действий по борьбе с дискриминацией и ненавистью к мусульманам. Правоохранительные органы полагают, что угроза терактов со стороны правых экстремистов-одиночек в дальнейшем будет расти, особенно с учётом возможного расширения притока мигрантов-мусульман.

Один из наглядных примеров ужесточения норвежских подходов к правым радикалам – задержание и депортация из Норвегии в ноябре 2019 г. в интересах «предотвращения радикализации населения» американского националиста Г.Джонсона, который планировал выступить на проводимой правоэкстремистской организацией «Scandza Forum» (базируется в г. Берген) конференции на тему «Биоразнообразие человека» в Осло (в июле 2017 г. он беспрепятственно принял участие в аналогичном мероприятии «Scandza Forum» в Норвегии; ранее выражал симпатии А.Брейвику).

Помимо таких случаев проявления радикализма крайне правого и неонацистского толка в последнее время в общественной жизни Норвегии проявляются инциденты с использованием нацистской символики в публичной сфере. В феврале 2018 г. использование в форме норвежской горнолыжной команды изображения руны Торы вызвала резонанс в СМИ. Были опубликованы фотографии членов команды в этой форме. Сообщалось, что фирма-производитель формы решила игнорировать факт того, что этот символ используется норвежским отделением СДС, а ранее применялся германскими нацистскими структурами. Норвежская федерация лыжного спорта заявила, что форма не изменится, и предложила игрокам самим выбирать, носить их или нет.[306]

Долгое время тема депортации евреев из страны оставалась табуированной. Около 50 % норвежских евреев (760 чел.) при содействии местной полиции в годы оккупации были высланы в фашистские концлагеря в Германии и Польше, живыми на родину после войны вернулись 25 человек. Этот факт полностью замалчивался до начала 1980-х гг.

В XXI в. значительно вырос интерес историков и общественности к теме Холокоста и норвежской причастности к нему, что позволило вскрыть новые факты гонений на норвежских евреев во время Второй мировой войны. Например, в 2019 г. в газете «Афтенпостен» вышла серия публикаций о роли В.Квислинга в уничтожении норвежских евреев. Со ссылками на архивные источники в них аргументировалось, что В.Квислинг с большой вероятностью знал о нацистских планах в отношении евреев, в том числе норвежских, но сознательно не принимал никаких мер в их защиту. Во время суда после войны он отрицал всякое отношение к арестам и депортациям евреев в Германию, перекладывая вину исключительно на немцев, и был оправдан по этому пункту обвинений (признан виновным лишь в «неумышленном содействии убийству»).

Исходя из норвежского исторического опыта в отношении еврейской общины во время нацистской оккупации, отдельное внимание в настоящее время власти продолжают уделять отслеживанию и купированию проявлений антисемитизма. В стране действует правительственная программа по борьбе с антисемитизмом с акцентом на профилактику в школах, соцсетях и СМИ (акцент, в частности, делается на электронных средствах выявления антисемитских настроений), совершенствуется работа полиции (антисемитизм расценивается как отдельный мотив при «выражении ненависти»).

В целом же отношение к проявлениям неонацизма в Норвегии остаётся негативным. В обществе сохраняется неприятие фашизма, непопулярны попытки пересмотра истории Второй мировой войны.

Власти страны не допускают героизации в любой форме нацистского движения, бывших членов СС, включая «Ваффен-СС».

В Норвегии официально подчёркивается принципиальное неучастие в каких-либо акциях по поиску и перезахоронению останков норвежцев, воевавших в составе Вермахта. Не нашла поддержки общественности и властей выдвинутая в 2017 г. инициатива Норвежского Красного Креста по открытию в стране за счёт государства «места для поминовения» норвежских легионеров «Ваффен-СС» под предлогом того, что согласно Женевским конвенциям 1949 г. «О защите жертв войны» власти, дескать, обязаны содействовать доступу родственников умерших к местам их погребения.

В стране не приемлют, тем более на официальном уровне, осквернения или разрушения памятников борцам против нацизма и его жертвам. Одно из редких исключений – осквернение в Осло в 2017 г. монумента в память о подвигах антифашисткой группы «Освальда», большинство членов которой были коммунистами. Памятник был облит вандалами красной краской. Виновные найдены не были.

В годы войны в Норвегии насчитывалось 212 лагерей для советских пленных, основная часть которых была сосредоточена на севере страны.[307] Из них около 2000 человек погибли в результате ошибочного потопления британскими ВВС перевозившего пленных транспортного судна «Ригель» у побережья Центральной Норвегии. Захоронения советских военнопленных, особенно многочисленные в Северной Норвегии, стали предметом заботы и ухода норвежцев. Нередки были случаи инициативного возведения местным населением памятников на советских могилах, в местах казней или расположения концлагерей.

На территории Норвегии расположены 63 места погребения, на которых захоронено 12 678 советских военнопленных (военнослужащие, погибшие в 1944-1945 гг. при освобождении Северной Норвегии, были перезахоронены до конца 1948 г. на территории СССР). Имеется также 40 отдельно стоящих памятников, периодически устанавливаются новые монументы и памятные таблички. В настоящее время по именам известно около 7800 советских граждан, похороненных в Норвегии. Эти сведения занесены в электронную базу данных http://krigsgraver.no (сайт доступен на норвежском, английском и русском языках).

В настоящее время на территории Норвегии расположены следующие советские захоронения и памятники:

- главное захоронение (остров Тьётта, Центральная Норвегия, губерния Нурланд, коммуна Альстахауг, расположено в 987 км от Осло);

- одно интернациональное военное кладбище (расположено рядом с главным захоронением на о. Тьётта), где похоронено 2098 граждан СССР, транспортировавшихся на транспортном судне «Ригель» в ноябре 1944 г.;

- шесть советских военных кладбищ (кладбище Вердалсёра в н.п. Вердал губернии Трёнделаг; кладбище Хоель в н.п. Сюнндалсёра губернии Мёре-ог-Румсдал; кладбище Хаслемуен в н.п. Волер губернии Иннландет; городские кладбища в н.п. Виньеёра и Оппдал губернии Трёнделаг, а также в н.п. Йерстадмуен губернии Иннландет);

- 55 норвежских гражданских кладбищ в 52 населенных пунктах, на территории которых располагаются могилы советских военнопленных (в губерниях Агдер, Вестланд, Вестфолд и Телемарк, Викен, Иннландет, Мёре-ог-Румсдал, Нурланд, Рогаланд, Трёнделаг);

- 29 типовых памятных обелисков со словами благодарности советским воинам от норвежского народа, установленных в 1955 г. в соответствии с решением Смешанной советско-норвежской комиссии по захоронениям от 1 июля 1954 г. на месте «старых» могил, с которых останки были перенесены (в губерниях Агдер, Нурланд, Тромс и Финнмарк);

- 11 памятников советским воинам, установленных по инициативе местного населения (в губерниях Нурланд, Мёре-ог-Румсдал, Трёнделаг, Тромс и Финнмарк).

К концу войны по всей стране насчитывалось около 250 мест советских захоронений, однако их число сократилось после проведения в 1950-х гг. печально известной операции «Асфальт» – масштабной акции норвежских властей по переносу захоронений советских военнопленных. В Южной Норвегии были закрыты около 50 захоронений с переносом останков погребённых на другие воинские кладбища. В Северной Норвегии останки из 90 захоронений были перенесены на центральное кладбище в удалённое место на о. Тьётта. Операция проводилась под формальным предлогом «облегчения доступа к могилам и поддержания их в надлежащем виде», однако позднее выяснилось, что в реальности за ней крылись опасения «советского шпионажа» и стремление не давать советским представителям лишних поводов ездить по стране для посещения захоронений. Останки были перемещены самым неуважительным образом – вперемешку в мешках, без должного учета. Несмотря на протесты населения, перенос могил удалось предотвратить только в г. Му-и-Рана.

Захоронения и монументы советским воинам, погибшим в нацистских концлагерях в Норвегии, содержатся за счёт норвежского государства в достойном состоянии, в необходимых случаях ведётся реставрация и модернизация памятников. Так, в 2016 г. была завершена реконструкция советского воинского мемориала на кладбище в Тьётте (установлены памятные плиты с известными именами похороненных – 4860 чел., благоустроена территория; на работы из бюджета было выделено около 1,3 млн. долл.). На май 2020 г. запланировано открытие после реставрации монумента на братской могиле советских воинов в г. Му-и-Рана. Осенью 2021 г. ожидается открытие на горе Салтфьеллет (коммуна Сальтдаль, губерния Нурланд) копии взорванного в ходе операции «Асфальт» памятника советским военнопленным.

В 2019 г. было анонсировано строительство в Осло комплекса «Замок розы» («Roseslottet 2020»), посвящённого оккупации Норвегии в 1940-1945 гг. Инициаторы проекта – бывший глава Военной разведки К.Грандхаген[308] и художник В.Санд, реализуется при финансовой поддержке норвежского правительства. Предполагается, что он будет выполнять мемориальные и образовательные функции, рассказывая об истории войны «без демонизации и глорификации». Значительное место в комплексе занимают произведения «русского цикла», посвящённые советским военнопленным, освобождению Северной Норвегии, Сталинградской битве. Завершение строительства намечено на весну 2020 г. и приурочено к 80-летию нападения Германии на Норвегию 9 апреля 1940 г., а также 75-летию Победы. В 2021-2022 гг. объект планируется демонтировать и выставлять его отдельные фрагменты в других регионах страны, в том числе в Северной Норвегии.

Регулярно, особенно по случаю годовщин Победы над нацизмом, рядом с мемориалами погибшим советским воинам проходят торжественные мероприятия с участием местных властей и общественности, на которые приглашаются представители российских загранучреждений. Бережное отношение к советским памятникам особенно заметно в Северной Норвегии, которая в 1944 г. была освобождена Красной Армией. В октябре 2019 г. норвежцы торжественно и широко отметили 75-летие этого события – в мероприятиях участвовали король Норвегии Харальд V и высшее политическое и военное руководство страны в лице премьер-министра Э.Сульберг, министра иностранных дел И.М.Эриксен Сёрэйде, министра обороны Ф.Бакке-Йенсена, главкома ВС Норвегии Х.Брююн-Ханссена. Россию представляли  С.В.Лавров и командующий Северным флотом А.А.Моисеев. Показательно, что в высказываниях норвежского руководства в привязке к этой дате больше обычного акцент делался на благодарности за советский вклад в Победу, общности истории и интересов.

В Норвегии созданы и активно работают при официальной поддержке структуры, изучающие историю оккупации, антисемитизма в Норвегии и его современные тенденции – в частности, Центр исследований Холокоста и религиозных меньшинств в Осло, Фалстадский центр памяти и по правам человека.

Фалстадский центр памяти и по правам человека,[309] занимающийся исследовательской и просветительской деятельностью в области истории Второй мировой войны, с 2009 г. за счёт государственных субсидий осуществляет идентификацию останков советских военнопленных в Норвегии на основе данных норвежских и российских архивов, прорабатывает обращения родственников погибших военнопленных.

Центр мира и прав человека «Архив»[310] осуществляет научную, просветительскую и культурную деятельность по истории Второй мировой войны. Ежегодно при содействии волонтёрской «группы дружбы» и школ организует церемонии возложения венков к памятникам и могилам советских военнопленных в районе г. Кристиансанд, осуществляет регулярный уход за памятными знаками. Также является одним из создателей Реестра военных моряков – открытой электронной базы данных о моряках, служивших во время Первой и Второй мировых войн на военных судах, а также норвежском торговом флоте, обеспечивавшем поставки военной и гражданской продукции странам антигитлеровской коалиции. Реестр размещён на Интернет-сайте https://krigsseilerregisteret.no (доступен на норвежском и английском языках), по состоянию на апрель 2020 г. содержит сведения о 65 тыс. моряках (в том числе 46 российских и советских гражданах) и 5 тыс. судов.

Нарвикский центр[311] занимается исследованиями, просветительской и выставочной работой по тематике оккупации и военных действий в Северной Норвегии. Одно из значимых направлений работы – исторические исследования об использовании труда советских военнопленных в ходе строительства инфраструктуры. Находящийся в ведении Центра Военно-исторический музей Нарвика располагает обширными архивами по событиям Второй мировой войны на Севере Норвегии.

Центр исследований Холокоста и религиозных меньшинств[312] фокусируется на изучении Второй мировой войны, геноцида, фашизма, антисемитизма и положения меньшинств в современном обществе. Центр оказывает заметное положительное влияние на норвежскую общественность, последовательно выступая против попыток героизации нацизма и переписывания истории Второй мировой войны. В то же время отдельные элементы его деятельности носят антироссийский характер: ряд проектов и исследований свидетельствуют о попытках приравнивать «преступления сталинизма» к нацизму, акцентировании тематики советских «репрессий и лагерей».

Современная норвежская официальная историография закрепилась в основном на западных трактовках хода и итогов Второй мировой войны, хотя и в относительно «мягкой» версии. В Норвегии в целом, особенно в народе, остаётся живой память о вкладе Советского Союза в достижение Победы над гитлеровской Германией и понесённых жертвах. Периодически в местном информпространстве появляются высказывания в русле привычных западных стереотипов по отдельным «спорным» аспектам, однако в большинстве своём они представляют «частные» мнения и не навязываются на официальном уровне (власти предусмотрительно стараются обходить подобные вопросы стороной). Появление публикаций, содержащих искажённую трактовку истории Второй мировой войны, как правило, сопровождается критическими рецензиями историков и представителей военно-мемориальных организаций.

Несмотря на то, что в Норвегии не предпринимаются попытки целенаправленного «переписывания» истории с целью искажения представлений о советском вкладе в Победу над фашизмом и освобождение Северной Норвегии, в современном официальном и экспертном дискурсе о роли СССР в военное время просматриваются признаки политизации и некоторого смещения акцентов под влиянием общезападных установок. Если роль СССР в таких случаях и упоминается, то зачастую «сглаживается» упоминанием идеологического противостояния с «советским коммунизмом» во время «холодной войны».

Кроме того, заметными становятся попытки «замолчать» трагизм войны в информационном пространстве. Нередки, к примеру, публикации, в которых ветеранов Вермахта рисуют «добрыми дедушками», с умилением вспоминающими о своей службе в «красивой и мирной» Норвегии. Отдельные памятники военной поры на территории Норвегии превращают в экскурсионные объекты в отрыве от трагического контекста (пример – организация экскурсий-прогулок к обломкам фашистского самолета в окрестностях Осло, подаваемая как развлекательный спортивный «марш-бросок»).

Не соответствует заявлениям правительства о борьбе с распространением экстремистских идей свободно ведущаяся на крупнейшей норвежской торговой площадке www.finn.no купля-продажа нацистской атрибутики (знамёна, прочие предметы со свастикой и нацистскими символами), которая рассматривается, видимо, как исторические артефакты без идеологической нагрузки.

В последнее время в силу ухода из жизни военного поколения стали нарастать тенденции к «примирению» с эксцессами оккупации. Так, в порядке «восстановления справедливости» власти фактически реабилитировали такое явление времён оккупации, как «романы» многочисленной группы норвежских женщин с гитлеровскими солдатами (по норвежским оценкам, таких женщин насчитывалось 40-50 тысяч, что составляло около 10 % всего женского населения страны в возрасте 18-35 лет (в народе эти отношения не одобрялись). В 2018 г. премьер-министр Норвегии Э.Сульберг от имени правительства принесла официальные извинения за преследования властями после войны норвежских женщин, имевших отношения с немецкими солдатами в период оккупации. Э.Сульберг назвала подобные действия «неправовыми» и противоречащими «основному принципу правового государства, согласно которому никого нельзя считать преступником без суда или судить вне закона».

После войны отношение к этим женщинам в обществе было резко отрицательным. Многие из них были арестованы и отправлены в лагеря интернированных на принудительные работы. Женщин, оформивших в период оккупации замужество с немцами, депортировали, в основном в Германию (эта практика продолжалась вплоть до 1947 г.), долгое время они были лишены права на возвращение. Кроме того, депортированные лишались норвежского гражданства – уникальный случай в истории Норвегии, никогда ранее или позднее эта мера не применялась.

Заявляя на словах о неприемлемости любых экстремистских идеологий, включая неонацизм, Осло, явно в политических целях, не меняет подходы к ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» (под предлогом о её якобы зауженном характере и «ущемлении» в отдельных положениях права на свободу выражения мнения и собраний). Норвежская делегация традиционно воздерживается при голосовании (последний раз – в ходе 74-й сессии Генассамблеи ООН в 2019 г.)

Кроме того, в МИД Норвегии также снисходительно относятся к «разгулу» неонацистов на Украине, развязанной «войне» с памятниками советским воинам в Польше и других странах, прославлению «лесных братьев» и глумлению над ветеранами Великой Отечественной войны в Латвии, Литве и Эстонии.

К оглавлению

 

Польша

В Польше на государственном уровне культивируется память о Второй мировой войне, однако подача событий тех лет представляет собой «польскую» версию истории. Решающая роль Красной Армии не только в освобождении Польши, но и спасении польского народа от физического уничтожения нацистами отрицается. Продвигается тезис о Польше как главной жертве «двух тоталитаризмов», равной ответственности СССР и гитлеровской Германии за развязывание Второй мировой войны. При этом основной акцент делается даже не на нападении Третьего Рейха на Польшу 1 сентября 1939 г., а на «нападении СССР на Польшу» 17 сентября 1939 г., которое-де было «ударом в спину», приведшим к окончательной утрате независимости и разделу «одинокого в своей борьбе польского государства».[313]

Концепция уравнивания «советского и германского тоталитаризмов» активно продвигается польскими властями и на международных площадках. Так, 19 сентября 2019 г. Европарламент принял инициированную польскими евродепутатами из фракции «Европейские консерваторы и реформисты» (в нее входит польская правящая партия «Право и справедливость») резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы». В резолюции проводится мысль о том, что гитлеровская Германии и Советский Союза, действуя под прикрытием Договора о ненападении и Договора о дружбе и границе, «поделили Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны».[314]

9 января 2020 г. Сейм Республики Польша принял резолюцию аналогичной направленности, в которой обвинил российские власти в «манипулировании историей» и заявил, что к началу войны привели политика двух тоталитарных держав – Германии и Советского Союза – и заключение пакта Молотова-Риббентропа.[315]   

Помимо этого, в Польше проводится мысль, в том числе на государственном уровне, о том, что в достижении свободы и независимости, якобы обретенных страной лишь на стыке 1980-х-1990-х гг.,[316] велики заслуги «героев подполья» – «прόклятых солдат»[317], день поминовения которых отмечается 1 марта.

Под видом памяти «борцов с коммунизмом» открыто насаждается культ лиц, которые запятнали себя сотрудничеством с нацистами, военными преступлениями и убийствами мирного населения. Так, в августе 2019 г. в Варшаве под патронатом президента Польши А.Дуды с участием представителей законодательной и исполнительной властей, Войска Польского состоялись памятные мероприятия, посвященные образованию «Свентокшиской бригады» Национальных вооруженных сил[318].

На протяжении последних пяти лет в г. Хайнувка (Подляское воеводство) 23 февраля проходит марш памяти «прόклятых солдат», организуемый польскими националистами. Участники марша прославляют Ромуальда Райса («Бурого») и Юзефа Курася («Огня»)[319], скандируя националистические лозунги. Жители г. Хайнувка (в подавляющем большинстве этнические белорусы) относятся к подобным мероприятиям резко негативно. В 2017 и 2019 гг. власти города безуспешно пытались добиться запрета марша (суд отменял соответствующие решения городских властей, ссылаясь на закон об общественных собраниях). Полиция, как правило, пресекает попытки помешать прохождению марша, предпринимаемые общественностью, протестующей против организации подобных мероприятий.[320]

11 марта 2019 г. польский Институт национальной памяти – Комиссия по расследованию преступлений против польского народа (ИНП)[321], вопреки выводам своего отделения в г. Белосток (Подляское воеводство), сделанным в 2005 г. по итогам расследования дела об убийстве в январе-феврале 1946 г. отрядом «Бурого» 79 жителей повята Бельск-Подляский (тогда было признано, что преступление было совершено не против отдельных лиц, а против групп людей, объединенных по национальному и религиозному принципу), опубликовал циничное сообщение, гласившее: «По нашей оценке, трагические события, ставшие следствием действий «Бурого» и его солдат, не соответствуют определению преступления геноцида согласно Конвенции ООН от 9 декабря 1948 г.». [322]

12 марта 2019 г. МИД Белоруссии в заявлении своего официального представителя подчеркнул: «Преступник, лично отдававший приказы и участвовавший в убийстве мирных жителей белорусских деревень на Подляшье, не может быть обелен ни в глазах белорусов, ни в исторической памяти других здравомыслящих людей… Особую озабоченность вызвал откровенный цинизм отдельных польских «исследователей», на выводы которых опирается заявление ИНП. В частности, в его оправдание они констатируют, что «Бурый» имел возможность «сжечь не пять, а гораздо больше белорусских деревень в повяте Бельск-Подляский». В МИД был вызван Посол Польши в Минске.[323] Польские власти поддержали циничную позицию обеления преступников. Заместитель министра иностранных дел Польши Ш.Шинковский вель Сенк заявил, что верит ИНП, так как Институт «стремится узнать правду», а ошибки в таком трудном деле неизбежны.[324]

Польша входит в число стран, стремящихся путем «войны» с советскими памятниками утвердить свой исторический нарратив, отрицающий освободительную роль Красной Армии.

В 2019-2020 гг. польские власти продолжали реализацию закона «О запрете пропаганды коммунизма или иного тоталитарного строя» от 1 апреля 2016 г. (с последующими поправками)[325], в соответствии с которым из публичного пространства устраняются памятники советским воинам-освободителям как «символизирующие коммунизм» либо «пропагандирующие» этот строй. Таким образом, Польша по-прежнему нарушает свои международные обязательства, вытекающие из Договора между Российской Федерацией и Республикой Польша о дружественном и добрососедском сотрудничестве от 22 мая 1992 г., межправительственных соглашений о сотрудничестве в области культуры, науки и образования от 25 августа 1993 г. и о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий от 22 февраля 1994 г.

В 2019 г. по решению польских властей были демонтированы 3 таких памятника: в г. Славно (Западно-Поморское воеводство), д. Сарнице (Великопольское воеводство) и г. Велюнь (Лодзинское воеводство)[326]. Имели место 4 акта вандализма в отношении захоронений советских воинов: в г. Новы-Сонч (Малопольское воеводство) и трижды – в г. Явор (Нижнесилезское воеводство).

За первые месяцы 2020 г. был снесен Памятник благодарности воинам Красной Армии в г. Лешно (Великопольское воеводство) и имели место 7 случаев действий вандалов в отношении захоронений советских воинов: в г. Еленя-Гура (Нижнесилезское воеводство), г. Стараховице (Свентокшиское воеводство), г. Гнезно (Великопольское воеводство), г. Вроцлав (Нижнесилезское воеводство), г. Хелмжа и г. Бродница (Куявско-Поморское воеводство), г. Познани (Великопольское воеводство).

В апреле 2020 г. стало известно, что в январе этого года в д. Куновице (Любуское воеводство) по решению любуского воеводы с памятника (постамент с танком Т-34) на братской могиле 44 военнослужащих 11-го танкового корпуса снесена доска с именами красноармейцев.

Вместе с тем проведению официальных мероприятий в память о Красной Армии польские власти не препятствуют, но и, как правило, не участвуют в них. Тема освобождения Польши в годы Второй мировой войны Красной Армией замалчивается. Нередко мемориальные даты календаря получают новые названия – вместо дня освобождения речь может идти, например, о годовщине завершения гитлеровской оккупации или возвращения города польскому государству.[327] События Второй мировой войны трактуются в духе теории «равной ответственности советского и германского тоталитаризмов» и «двух оккупаций» на самом высоко уровне. Премьер-министр Польши М.Моравецкий в статье от 29 декабря 2019 г. в «Политико» написал: «Далеко не «освободитель», Советский Союз помогал нацистской Германии и совершал собственные преступления».[328] В другом заявлении в декабре 2019 г.  М.Моравецкий фактически обвинил СССР в причастности к Холокосту и захвату гитлеровской Германией Европы:
«…Благодаря Сталину Гитлер мог безнаказанно захватывать очередные страны, согнать евреев со всего континента в гетто и готовиться к Холокосту – одному из самых масштабных преступлений в истории человечества…».[329]

23 января 2020 г. Сейм и Сенат Польши (нижняя и верхняя палаты парламента) приняли постановления о событиях 75-летней давности в Верхней Силезии.[330] В постановлении Сейма, в частности, говорится: «Верхнесилезская трагедия – это преступления, совершенные вступающими в Верхнюю Силезию солдатами Красной Армии, в частности убийство более 200 жителей Меховиц».

Посол Польши в Москве В.Марчиняк в интервью радио «Эхо Москвы» в феврале 2020 г. разъяснил, почему польская сторона не отмечает 75-летие освобождения Варшавы Красной Армией от гитлеровской оккупации: «Дата 17 января в истории Варшавы – не самая важная и крупная…».[331] В сообщении Посольства Польши в Москве от 21 января 2020 г. по поводу этой памятной даты говорится: «В связи с отмечаемой в Российской Федерации годовщиной «освобождения Варшавы» Посольство Республики Польша напоминает, что 17 января 1945 года советские войска вошли в полностью уничтоженную и опустевшую столицу Польши».[332]

На фоне такой политики польских властей по героизации приспешников нацистов в стране отмечается увеличение числа экстремистских и националистических организаций. Согласно информации СМИ,[333] польские спецслужбы знают о порядка 200 «опасных неонацистах», а численность активистов неонацистского движения оценивают приблизительно в 600-700 чел. Однако, по данным польской антифашистской неправительственной организации «Никогда больше» («Nigdy Więcej»), в Польше насчитывается несколько тысяч поклонников фашизма и нацизма и свыше 10 тыс. чел., находящихся под влиянием данной идеологии.[334]

В качестве примеров превентивной борьбы с неонацизмом польскими властями приводятся, в частности, решения о высылке зарубежных неонацистов с территории Польши и запрете для них въезда в страну. По информации СМИ, польские спецслужбы с 2016 г. по 2019 г. инициировали по этим причинам высылку 14 чел. и 26 чел. внесли в список лиц, пребывание которых в Польше является нежелательным. [335] 

В августе 2019 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) рекомендовал Польше запретить действующие в стране организации, призывающие к расовой дискриминации – «Национально-радикальный лагерь» (НРЛ), «Всепольская молодежь» (ВМ), «Фаланга», «Штурмовики», ассоциация «Никлот», «Национально-общественный конгресс», «Автономные националисты», «Гордость и современность», а также польское отделение организации «Кровь и честь»[336]. Этот вопрос вызвал особую обеспокоенность Комитета, поэтому польским властям было предложено в течение года сообщить о принимаемых ими мерах по выполнению этой рекомендации.

В июне 2019 г. районная прокуратура в Люблине занялась расследованием по факту публикации на странице люблинской бригады НРЛ в «Твиттере» поста, посвященного дню рождения бельгийского фашиста, бывшего офицера СС Л.Дегрелля, в котором польские националисты  называют его «одним из величайших национальных революционеров». Авторов заметки обвинили в пропаганде фашизма[337]. Ранее к запрещению НРЛ призывали и польские политические деятели, в частности, в 2017 г. мэр Варшавы Ханна Гронкевич-Вальц[338].

Мероприятия патриотического характера нередко имеют в Польше элементы националистического и неонацистского толка. Причем подобные мероприятия не только не пресекаются правоохранителями, но и пользуются их защитой. С 2011 г. ежегодно 11 ноября в Варшаве в рамках празднования Дня независимости проходит Марш независимости в знак приверженности польским национальным традициям и патриотизму, однако там зачастую присутствуют лозунги в духе пропаганды нацизма, расизма и антисемитизма[339].

Ежегодно 1 августа в польской столице националистами организуются марши, посвященные годовщине Варшавского восстания 1944 г.[340] По сообщениям СМИ, в ходе манифестации в августе 2019 г. (в 75-ю годовщину восстания) шествию националистов пытались помешать представители общественного антифашистского движения «Граждане РП», которые регулярно устраивают пикеты в знак протеста на подобного рода акциях (в частности, на Маршах независимости 11 ноября). Однако городские органы правопорядка оттеснили протестующих с маршрута движения националистов.

В то же время имеются и примеры запрета проведения акций, явно прославляющих нацизм и его лидеров. В августе 2019 г. районный суд г. Гливице (Силезское воеводство) вынес постановление о роспуске организации «Гордость и современность», которая в апреле 2017 г. в Нижнесилезском воеводстве организовала мероприятие в честь празднования дня рождения А.Гитлера с использованием нацистской символики[341]. В решении суда отмечалось, что прославление нацистского лидера противоречит целям организации, среди которых значатся пропаганда патриотизма и сохранение польской национальной самобытности. Отдельное следствие ведется в отношении шести членов организации, участвовавших в этом мероприятии, ни один из которых не признал своей вины, утверждая, что оно имело частный характер, а его устроители не занимаются пропагандой нацистской идеологии.

В стране наблюдается тенденция распространения идей расизма, расового превосходства, имеют место преступления на почве ненависти. С 2019 г. польская прокуратура и полиция перестали публиковать статистические отчеты о преступлениях, совершенных на почве ненависти. Власти объясняют это тем, что такие документы содержат сведения исключительно для внутреннего служебного пользования.[342] По последним доступным данным Национальной прокуратуры, в 2017 г. общее число таких дел составляло 1708. Согласно заявлениям представителей министерства юстиции в СМИ, в первой половине 2018 г. на почве ненависти в Польше было зафиксировано 890 преступлений. Более 31 % из них – это оскорбления, еще 30 % –  публичная пропаганда фашизма и тоталитаризма, более 20% –  насилие, 3 % – оскорбление чувств верующих.[343]

В докладе функционирующего в рамках совета Европы Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) по Польше, опубликованном в январе 2020 г., отмечается, что в Польше сохраняется атмосфера нетерпимости, расизма и ксенофобии. Представители национальных меньшинств считают, что реакция как местных, так и центральных органов власти на высказывания и акты насилия со стороны экстремистских групп является недостаточной. По их мнению, отношение польских властей к конкретной этнической группе зависит от отношений Польши с соответствующими странами.[344]

Все чаще в Польше фиксируются нападения на украинцев, количество правонарушений против которых увеличилось с 37 в 2015 г. до 190 в 2017 г.[345] Наиболее уязвимыми группами в Польше остаются также мусульмане, евреи и цыгане.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации выражал глубокую обеспокоенность по поводу распространения ненавистнических высказываний расистского толка в отношении групп меньшинств, в частности мусульман, цыган, украинцев, лиц африканского и азиатского происхождения, евреев и мигрантов, а также беженцев. Такие высказывания, по мнению Комитета, часто выражают ведущие общественные деятели, включая политиков и представителей средств массовой информации. Особую обеспокоенность КЛРД вызвало использование в средствах массовой информации ненавистнической риторики и негативных стереотипов при описании общин меньшинств, распространенность веб-сайтов, пропагандирующих расовую ненависть, а также использование ксенофобской риторики в контексте избирательных кампаний.[346]

По данным Министерства внутренних дел и администрации Польши, в 2018 г. [347] было выявлено 179 инцидентов на почве антисемитизма, что является самым высоким показателем за все время ведения подобной статистики. Из них 164 касались различных форм ненавистнической риторики, включая граффити, надписи, плакаты, статьи и листовки, а 99 были совершены в Интернет-пространстве. Согласно проведенному в 2018 г. Агентством ЕС по основным правам человека (АОПЧ) опросу о дискриминации и ненависти по отношению к евреям в Евросоюзе, 32 % респондентов еврейского происхождения из Польши столкнулись за последние 12 месяцев с агрессивными проявлениями антисемитизма, однако 79 % из них не сообщали об этом в правоохранительные органы.[348]

По результатам исследования НПО «Антидиффамационная лига» (ADL),[349] индекс антисемитских настроений в Польше в 2019 г. составил 48 %. С момента проведения последнего опроса в 2015 г. уровень антисемитизма в стране увеличился на 11 %. Показательны также сравнительные данные ADL относительно положения евреев в Польше и других странах. Так, Польша демонстрирует самый высокий показатель антисемитских настроений среди стран ЦВЕ и второй после Греции (67 %) в Европе. При этом 74 % польских участников данного опроса считают, что евреи слишком много говорят о Холокосте, а 64 % – что евреи более лояльны по отношению к Израилю, чем к стране, в которой они проживают. 56 % опрошенных склонны полагать, что евреи обладают слишком большим влиянием в бизнесе и на международных финансовых рынках.[350]

Согласно данным проведенного по заказу телеканала CNN опроса[351] об антисемитизме в Европе, результаты которого были опубликованы в ноябре 2019 г., почти половина поляков считает, что Израиль использует Холокост для оправдания своих действий. А 35 % участников опроса согласились с утверждением о том, что антисемитизм является усиливающейся проблемой в Польше. В негативном отношении к евреям призналось 15 % опрошенных поляков (второе место после Венгрии).[352]

Статистика имеет подтверждение и на практике. Так, 19 апреля 2019 г. в г. Прухник (Подкарпатское воеводство) в рамках пасхальных гуляний группа жителей избила палками и сожгла чучело Иуды в образе ортодоксального еврея. По информации СМИ, окружная прокуратура в г. Перемышль, в юрисдикции которой находится г. Прухник, 14 мая 2019 г. отказала в возбуждении уголовного дела по данному происшествию.

В Польше также фиксируются проявления исламофобии. Опрос польского Центра исследования общественного мнения (ЦИОМ)[353], проведенный в декабре 2019 г., свидетельствует о том, что образ мусульманина не связан у поляков с непосредственными контактами с представителями этой религии. Лишь 14 % респондентов подтвердили личные знакомства с ними. При этом 45 % опрошенных выразили негативное отношение к последователям ислама, 38 % – индифферентное и лишь 17 % – позитивное. В сравнении с данными подобного опроса четырехлетней давности положительное восприятие мусульман снизилось на 6 %.

В представлении 66 % поляков мусульмане, живущие в Западной Европе, тяжело адаптируются к местным традициям и ценностям. Еще 63 % опрошенных считает, что представители ислама в основном нетолерантны к тем традициям и ценностям, которые им чужды. Значительная часть польского общества (61 %) ассоциирует ислам с насилием, а 50 % считает, что мусульмане оправдывают насилие против последователей других религий. При этом 38 % респондентов полагает, что конфликт между исламской и западной культурой неизбежен.

В ноябре 2019 г. сотрудники Агентства внутренней безопасности Польши задержали экстремистскую группу в Варшаве и Щецине, готовившую нападение на мусульман с использованием взрывчатых веществ и огнестрельного оружия по аналогии с террористическими актами, совершенными А.Брейвиком в 2011 г. в Норвегии и Б.Таррантом в 2019 г. в Новой Зеландии.[354]

Правозащитники указывают на существующие в Польше проблемы мигрантов. Отмечается, что значительное число мигрантов, включая родителей с детьми и несопровождаемых детей-мигрантов, содержатся в охраняемых центрах тюремного типа. Это наносит травму детям и лишает их возможности получать очное образование. Кроме того, сотрудники пограничной службы не допускают соискателей убежища на территорию Польши или лишают их доступа к процедурам ходатайствования о предоставлении убежища. Также отмечены отказы польских государственных органов принимать беженцев-мусульман. Одновременно с этим эксперты указывают на продолжающиеся случаи ненавистнических преступлений, жертвами которых становятся мигранты. На данные проблемы, в частности, обращали внимание Комитет по правам человека (КПЧ) в октябре 2016 г.[355], Комитет против пыток (КПП) в июле 2019 г.[356] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации в августе 2019 г.[357]

Правозащитники фиксируют и распространение в польском сегменте Интернета и СМИ человеконенавистнической риторики. Согласно исследованию польского ЦИОМ, проведенному в ноябре 2019 г., 46 % поляков считают, что публичные оскорбления и разжигание ненависти в стране связаны с цветом кожи и расой, 41 % респондентов также указывают в качестве мотивов национальность, этническое происхождение и религиозные убеждения. При этом 65 % респондентов указали Интернет-пространство в качестве основного места распространения подобной риторики.[358] Именно «виртуальные преступления», по данным Уполномоченного по гражданским правам (УГП) в Польше А.Боднара, остаются «черной дырой» польской правовой системы. На фоне бездействия компетентных органов, которые в большинстве случаев не реагируют на подобные правонарушения, А.Боднар предложил властям законодательно позволить предъявление иска неизвестному лицу, а его личность устанавливать в ходе следствия.[359]

В июле 2019 г. УГП отметил радикализацию языка публичной дискуссии в Польше вокруг ситуации с мигрантами, в том числе в СМИ, ограниченный доступ иностранцев к процедуре предоставления статуса беженца и активность неофашистских движений.[360]

Фиксируется рост в Польше количества ненавистнических высказываний и преступлений на почве ненависти. Вместе с тем, информация о таких правонарушениях редко доводятся до сведения компетентных органов. В 2018 г. УГП совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ предпринял попытку изучить масштаб преступлений на почве ненависти в Польше, о которых не сообщается властям. Исследование показало, что в правоохранительные органы обращается лишь 5 % пострадавших. Также было установлено, что в отношении 43 % выходцев из стран Тропической Африки, 18 % украинцев и 8 % мусульман в 2016-2017 гг. было совершено как минимум одно преступление на почве ненависти.[361]

Некоторые преступления по расовым мотивам, доведенные до сведения компетентных органов, не регистрируются и как таковые не расследуются. По многим делам, изученным бюро УГП, правоохранительные органы слишком рано прекращали следствие, беспричинно отказывали в их возбуждении или вели их слишком долго. По данным прокуратуры, в 2018 г. было прекращено рассмотрение 373 дел на почве ненависти (в 2017 г. – 324 дела) и 383 дел, касающихся пропаганды фашизма или любого другого тоталитарного режима (в 2017 г. – 325).[362]

В январе 2019 г. А.Боднар обратился к генеральному прокурору с просьбой провести проверку 30 дел, касающихся преступлений на почве ненависти и находившихся на рассмотрении у правоохранительных органов в 2015-2019 гг., в которых действия прокуратуры или вынесенные приговоры являются сомнительными с точки зрения объективности. Примером, в частности, является отказ прокуратуры в возбуждении следствия по иску УГП, а потом и закрытие дела в отношении «мазовецкой бригады Национально-радикального лагеря», которая на своей Интернет-странице разместила текст под заглавием «Расовый сепаратизм — ответ на политику «мульти-культи» в XXI в.». Правоохранительные органы, однако, не обнаружили в нем признаков пропаганды расистской идеологии.[363] Так и не получив детальных разъяснений от генерального прокурора относительно запрашиваемых дел, А.Боднар был вынужден повторно обратиться к нему с той же просьбой в январе 2020 г.[364]

Кроме того, в январе 2019 г. А.Боднар передал премьер-министру М.Моравецкому список из 20 рекомендаций по усилению борьбы с преступлениями на почве ненависти.[365] Рекомендациями должна была заняться созданная премьер-министром специальная межведомственная группа по предупреждению пропаганды тоталитаризма и преступлений, связанных с разжиганием ненависти на почве национальных, этнических, расовых или религиозных различий либо по причине отсутствия какого-либо вероисповедания. Однако ни МВД, ни канцелярия премьера до сих пор не рассмотрели рекомендации УГП[366].

Вместе с тем, в Польше имеется законодательная основа для реализации мер в области противодействия и предупреждения расизма. Уголовное наказание за проявления расизма и ксенофобии предусмотрено польским законодательством[367]. Кроме того, в соответствии с проектом поправок в Уголовный кодекс от 13 июня 2019 г. (ст. 53)[368], более строгое наказание предполагается ввести в случае, если преступление было совершено с применением насилия, мотивированного ненавистью на почве национальной, этнической, расовой, политической или религиозной принадлежности жертвы или по причине её атеистических взглядов.

Однако на протяжении последних лет польские власти предпринимают усилия по сворачиванию антидискриминационных структур образовательных компонентов в этой области. В 2016 г. был ликвидирован Совет по вопросам противодействия расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости (создан предыдущим либеральным правительством в 2013 г.) без замены его другим органом, наделенным аналогичными полномочиями. Отменено распоряжение польского министерства образования об обязательном введении антидискриминационного обучения в школах. Из обращения были изъяты соответствующие учебные пособия для полицейских.[369] Был также ликвидирован комитет по правам человека, действовавший при МВД и занимавшийся мониторингом активности радикальных организаций.

Наряду с этим в 2016 г. было учреждено Главное управление национальной полиции по борьбе с киберпреступностью и назначены координаторы по борьбе с преступлениями на почве ненависти в киберпространстве. А в 2018 г. была создана межведомственная группа по предупреждению пропаганды фашизма и других тоталитарных систем и преступлений, связанных с разжиганием ненависти на почве национальных, этнических, расовых или религиозных различий либо по причине отсутствия какого-либо вероисповедания. Однако, по оценке Уполномоченного по правам человека Польши А.Боднара, за время своей работы группа не представила предложений, которые бы существенным образом могли влиять на повышение эффективности борьбы с такого рода преступностью.

В августе 2019 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации указал, что действующие нормы законодательства Польши, запрещающие расовую дискриминацию, не выполняются в полном объеме, а анализ текущей ситуации в стране осложняется отсутствием актуальных статистических данных.[370]

Приведенные выше проявления расизма и кампании обеления приспешников нацистов, запятнавших себя многочисленными преступлениями, при наличии законодательных возможностей препятствовать этим неприглядным явлениям свидетельствует о намеренных действиях польских властей по использованию расистских движений и идеологий в угоду сиюминутным конъюнктурным политическим настроям, идущим к тому же во вред всему польскому народу. В эту же логику встраивается и малодушная борьба Варшавы с памятниками воинам, погибшим за освобождение этой страны от нацистов.

Неудивительно, что Польша в регулярно в русле общеесовской логики воздерживается при голосовании по проекту резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

К оглавлению

 

Португалия

Проблема возрождения и героизации нацизма в Португалии не имеет остроты. Страна не принимала участия во Второй мировой войне, на её территории не велись боевые действия, и официально Лиссабон придерживался политики нейтралитета. Тем не менее, португальское общество испытало на себе непосредственное воздействие идеологии нацизма и расового превосходства и не понаслышке знакомо с их проявлениями через призму диктаторского режима Салазара-Каэтану, существовавшего в стране с середины тридцатых годов XX в. на протяжении почти четырех десятилетий.

По этой причине на государственном уровне не предпринимается каких-либо попыток героизации нацистов или оправдания их преступлений. Руководство страны не ставит под сомнение факт развязывания Второй мировой войны гитлеровской Германией.

Власти не препятствуют проведению памятных мероприятий по празднованию Дня Победы во Второй мировой войне. Примером тому служит оказываемое на протяжении последних лет содействие муниципальных властей г. Лиссабон реализации акции «Бессмертный полк» на одной из столичных площадей. В мае 2019 г. в ней приняли участие более 1 000 проживающих в Португалии граждан России, Молдавии, Украины, Белоруссии, Армении и ряда других стран. Вместе с тем, к сожалению, полицейским, обеспечивавшим безопасность в ходе акции, не удалось предотвратить отдельные инциденты, связанные с провокациями группы агрессивно настроенных украинских активистов пробандеровского толка. В 2020 г. в связи с пандемией коронавирусной инфекции акция «Бессмертный полк» была перенесена в онлайн формат на тематической платформе соотечественников в социальной сети «Facebook».

Ежегодно 27 января в Международный день памяти жертв Холокоста в Португалии проводятся масштабные и знаковые акции, в том числе в парламенте, университетах и школах. 14 февраля 2020 г. в Собрании Республики была поддержана ежегодная резолюция, в которой, несмотря на вброшенные рядом руководящих есовских структур фальсификации, вновь была подтверждена историческая правда об освобождении войсками Советской Армии концентрационного лагеря Освенцим.

Тем не менее, 18 декабря 2019 г. на пленарном заседании 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» Португалия, как и в предыдущие годы, следуя общим установкам в рамках ЕС, вместе с остальными государствами-членами объединения при голосовании воздержалась.

Расистская риторика распространена среди членов многочисленных объединений португальских футбольных фанатов и движения скинхедов. Все подобные ситуации в Португалии тщательно отслеживаются и придаются огласке в СМИ, в том числе с подачи активно действующей в стране некоммерческой организации «SOS Расизм» («SOS Racismo»).

Популярность среди определенной части электората в последнее время набрала основанная в Португалии в апреле 2019 г. ультраправая партия «Хватит!», получившая единственное место в высшем законодательном органе страны по результатам очередных парламентских выборов 6 октября 2019 г. Бывший лидер этого объединения (сложил полномочия 4 апреля 2020 г.) депутат Собрания Республики А.Вентура не раз подвергался критике за расистские и экстремистские высказывания. Тем не менее, обращает на себя внимание принятое им в январе 2020 г. решение провести проверку в руководстве и среди членов партии (насчитывает порядка 8 тыс. чел.) на предмет принадлежности в прошлом к неонацистскому движению и другим радикальным группировкам и осуществлять на постоянной основе соответствующий внутренний контроль. Расчет был сделан на то, чтобы не допустить ненужных ассоциаций партии «Хватит!» с выразителями ультраправых идеологий.

После произошедшей 25 апреля 1974 г. демократической «революции гвоздик» расизм, расовая дискриминация, ксенофобия, идеи национального превосходства не получили в государстве широкого распространения. Это объясняется в том числе и тем, что Португалия стала выстраивать особые отношения со своими бывшими колониями, сотрудничество с которыми в рамках Сообщества португалоязычных стран (СПЯС) до сих пор рассматривается официальным Лиссабоном как одно из приоритетных направлений внешней политики. В соответствии с действующим законодательством постоянно проживающие в государстве выходцы из этих стран наделены практически теми же правами и обязанностями, что и его собственные граждане.

Конституция Португалии и Закон № 134/99 от 28 августа 1999 г. запрещают дискриминацию по признаку расы, цвета кожи, национальности или этнического происхождения. Во исполнение положений данного акта была учреждена Комиссия по вопросам равенства и борьбы с расовой дискриминацией.

Несмотря на отсутствие в Португалии систематических резонансных проявлений неонацизма, отдельные случаи нетерпимости по расовому и национальному признакам, реальные факты ксенофобии все же имеют место. В основном они связаны с превышением должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов, в частности Полиции общественной безопасности.

В феврале 2020 г. в гг. Лиссабон, Порту и Коимбра прошли манифестации ряда организаций, выступающих против расизма и насилия со стороны структур правопорядка, с участием более 700 человек. В ходе шествия звучали призывы к властям обнародовать результаты следствия по делу о действиях полиции, открытому министерством внутренней администрации Португалии. В данном контексте упоминались различные примеры произвола сотрудников правоохранительных органов, наиболее резонансный из которых привел к гибели кабо-вердианского студента в г. Браганса 31 декабря 2019 г. [371],[372]

Широкое освещение в прессе получил эпизод с нападением полицейского на гражданку Бразилии во время карнавальных празднований в португальской столице. В нарушение установленных норм по применению силы ей была нанесена травма головы с помощью дубинки (подобные действия квалифицируются в соответствии с законодательством Португалии как «крайняя мера»)[373].

В марте 2020 г. в центре временного содержания аэропорта Лиссабона зафиксирована смерть гражданина Украины. В рамках проводимых следственных действий по подозрению в убийстве под домашний арест отправлены 3 инспектора Службы по делам иностранцев и границ Португалии[374].

Кроме того, тревогу вызывают случаи злоупотребления властью в отношении беженцев и мигрантов, домашнее насилие, насилие над детьми и торговля людьми. На распространенность последнего явления, в особенности в отношении цыган, мусульман, лиц африканского происхождения и мигрантов, указывал Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в конце ноября 2016 г.[375]

В португальском обществе отмечаются стереотипное отношение и предрассудки в отношении африканцев и лиц африканского происхождения, цыганской общины, мигрантов и мусульман. Фиксируются, в том числе в сфере спорта, СМИ и Интернете, ненавистнические высказывания и поведение расистского толка, направленные против лиц, принадлежащих к числу этих меньшинств.

Статистических данных о количестве инцидентов, связанных с разжиганием ненависти в Интернете, в широком доступе не имеется, однако в докладе функционирующей в рамках совета Европы Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) указывается на сотни сообщений на Интернет-форумах ультраправых (включая тексты представителей Партии национального обновления), направленных на разжигание розни в отношении цыган, лиц африканского происхождения, мусульман. Только некоторые из средств массовой информации модерируют комментарии до публикации на своих сайтах и отсеивают те, которые содержат язык ненависти[376].

Правозащитники отмечают, что в стране отсутствуют программы, непосредственно направленные на решение проблем лиц африканского происхождения. В том числе они выражают опасения, что дискриминационные и стереотипные иллюстрации, касающиеся общины цыган и лиц африканского происхождения, могут содержаться в школьных учебниках[377].

По данным Евробарометра за 2015 г., 64 % из 1 005 опрошенных в Португалии считают, что в стране широко распространена дискриминация по признаку этнического происхождения, 65 %  – гендерной идентичности, 32 % – религии и 30 % – по признаку пола. 19 % ответили, что они будут чувствовать себя неловко, если представители цыган будут их коллегами по работе, 12 % аналогичным образом высказались в отношении мусульман, 8 % – в отношении лиц африканского, еврейского или азиатского происхождения[378].

Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью указала на имеющиеся опасения по поводу того, что некоторые сотрудники полиции симпатизируют группам националистического, ультраправого и неонацистского толка, члены которых, в свою очередь, работают в правоохранительных органах[379].

Кроме того, согласно докладу ЕКРН, среди лиц африканского происхождения уровень безработицы гораздо выше, чем среди представителей «белого населения» (33 % в 2015 г.), они в три раза чаще устраиваются на низкоквалифицированную работу и зарабатывают в среднем на 103 евро в месяц меньше. Они часто не могут найти работу, соответствующую их квалификации, и большинство из них работает на фабриках, на кухнях и в супермаркетах, иногда не заключая трудовых договоров, что чревато риском эксплуатации. Очень немногие из них занимают государственные должности[380].

Некоторые лица африканского происхождения были переселены в рамках программ строительства социального жилья, которые стартовали в 1990-е гг. Однако реализация последних привела в итоге к пространственной сегрегации, поскольку основное строительство шло вдали от городских центров. Среди учеников школ в этих районах высока доля учащихся-мигрантов. В то же время мигранты, прибывшие после переписи 1990 г., которая легла в основу программ переселения, не были в них включены и продолжают жить в районах с некачественным жильем под постоянной угрозой принудительного выселения без предварительного уведомления, и без доступа к средствам правовой защиты[381].

КЛРД, а также Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) обращали внимание на многочисленные проявления дискриминации в отношении цыганской общины Португалии. Так, большое количество цыган проживает в неудовлетворительных условиях, в неформальных поселениях в помещениях барачного типа или палатках, зачастую в удаленных районах практически без доступа к основным услугам, таким как питьевая вода и канализация, электричество, транспорт. Кроме того, многие цыгане не имеют права на социальное жилье в рамках Специальной программы переселения, поскольку претенденты были определены на основе переписи неофициальных цыганских поселений, проведенной в 1993 г.[382]

Подобные условия жизни являются одной из причин того, что подавляющее большинство детей цыган, проживающих в этих районах, бросают школу после пятого класса в возрасте 10-12 лет, а также не получают профессиональной квалификации[383]. Комитет по правам ребенка (КПР) и КЭСКП также выражали обеспокоенность низкими показателями зачисления цыганских детей в школы[384],[385]. По-прежнему многие дети цыган зачисляются в сегрегированные школы или классы, многие подвергаются дискриминации. Занятие традиционной деятельностью для цыганских семей, такой как уличная торговля, становится все более затруднительным в силу ужесточения нормативно-правового регулирования[386].

К оглавлению

 

Румыния

Румынские власти стараются уделять внимание вопросам противодействия распространению неонацистских, экстремистских и антисемитских проявлений в обществе. В этой сфере также ведут свою работу местные правозащитники – НПО «Центр по мониторингу и борьбе с антисемитизмом» и Национальный институт по изучению Холокоста им. Э.Визеля.

В июле 2015 г. вступил в силу Закон № 217 об изменении и дополнении постановления Правительства № 31 от 2002 г. о запрете организаций и символики фашистского, расистского и ксенофобского характера, а также пропаганды культа лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности. Документом введено определение понятия «Холокост в Румынии» («систематическое истребление и уничтожение евреев и цыган при поддержке властей и государственных учреждений румынского государства в период с 1940 по 1944 гг.») и предусмотрена ответственность за его отрицание, оправдание или принижение его последствий. Легионерские движения («организации, действовавшие в Румынии в период с 1927 по 1941 гг. под названием «Легион Архангела Михаила», «Железная гвардия» и партия «Всё для страны») и их современные последователи автоматически приравниваются к фашистским организациям и подлежат запрету.

В июле 2018 г. вступил в силу Закон № 157 «О некоторых мерах по предотвращению проявлений антисемитизма и противодействию им», предусматривающий наказание в виде лишения свободы на срок от 3 месяцев до 10 лет за продвижение антисемитской риторики и причастность к соответствующим организациям.

При этом с марта 2018 г. свободно функционирует Интернет-портал «Националистический уголок» («Coltul nationalist»), продвигающий идею отмены названных законодательных актов с целью восстановления «исторической справедливости»[387]. Кроме того, движение «Новое право» (Noua Dreaptǎ) открыто использует наследие «Железной гвардии», организуя мероприятия, направленные на разжигание розни в отношении цыган, и систематически используя риторику ненависти против этнических венгров и иммигрантов.

Ужесточение законодательства привело к тому, что официально зарегистрированные общественные организации, проповедующие идеи «легионерского движения», были вынуждены свернуть свою публичную деятельность или свести её к минимуму и действовать в рамках закона.

Между тем ряд ультраправых организаций продолжает вести пропагандистскую деятельность «из подполья», используя площадки в социальных сетях. Они немногочисленны и имеют крайне ограниченный круг последователей. В их число входят зарегистрированная партия «Новые правые» и не имеющее легального статуса Легионерское движение – Легион «Архангела Михаила».

Наиболее влиятельной, многочисленной и активной националистической структурой является включающая в себя свыше 40 НПО платформа «Действие 2012» («Acţiunea 2012»). Организация агрессивно продвигает в массы идеи «румыноунионизма», выступая за пересмотр границ, предполагающий «возвращение» Молдавии, украинской Буковины и ряда районов Одесской области в «лоно родины-матери» Румынии.

В рамках регулярно организуемых акций и шествий по всей стране наряду с ревизионистскими лозунгами зачастую звучит ультранационалистическая риторика. «Румыноунионистские» движения активно задействуются в попытках фальсификации истории, включая стремление возложить вину и ответственность за величайшую трагедию XX века – Вторую мировую войну – в равной степени на А.Гитлера и И.Сталина.

Лидеры этих движений склонны обелять военные преступления румынских приспешников А.Гитлера – диктатора И.Антонеску и других, маскируя их зверские деяния под национально-освободительную борьбу румынского народа за спасение исторических территорий от «красной чумы».

Вместе с тем склонность к историческому ревизионизму демонстрируют не только отдельные националистические организации. Так, в Румынии на государственном уровне с осуждением относятся к пакту Молотова-Риббентропа. В очередной раз о его едва ли не решающей роли в развязывании Второй мировой войны было сказано в подготовленном совместно с Польшей и странами Балтии заявлении, приуроченном к 80-летию подписания договора. Согласно позиции авторов документа, его подготовка была продиктована стремлением этих государств к исторической справедливости и просвещению общества о последствиях преступлений тоталитарных режимов[388].

Обращает на себя внимание решение румынских судебных органов о признании за партией «Демократический форум немцев Румынии» (далее – ДФНР) правопреемства в отношении организации «Группы этнических немцев Румынии» («Deutsche Volksgruppe in Rumanien»), ранее признанной нацистской и по этой причине упраздненной. Оно открыло ДФНР путь к реституции собственности, конфискованной на основании обвинений бывших владельцев в совершении военных преступлений. И хотя названная партия является по своей идеологии центристской, данный прецедент потенциально может привести к использованию аналогичного правового механизма представителями радикальных организаций.

По-прежнему остаются невыполненными некоторые рекомендации итогового доклада завершившей свою работу в 2004 г. Международной комиссии по изучению Холокоста в Румынии. Несмотря на настойчивые требования представителей румынской еврейской общины, власти до сих пор не предприняли шагов для отмены решения Конституционного суда Румынии от 1997 г. о реабилитации военных преступников Р.Динулеску и Г.Петреску, в отношении которых в послевоенный период были вынесены обвинительные приговоры за подготовку и организацию погромов, массовых депортаций, а также жестокое обращение с военнопленными.

В стране наблюдается определенный подъем националистических настроений, включая проявления ксенофобии и нетерпимости по отношению к цыганам и нарастание антагонизма с венгерским меньшинством. Язык ненависти и нетерпимости, ранее использовавшийся преимущественно крайне правыми политическими движениями, становится все более привычным в общем политическом дискурсе. Даже крупные политические партии не стесняются прибегать к антицыганской и антивенгерской риторике для привлечения голосов избирателей, правда, в ходе предвыборных кампаний в местные органы самоуправления. Внимание на высказывания государственных и общественно-политических деятелей Румынии в адрес представителей меньшинств и цыган обращал Комитет против пыток в мае 2015 г.[389] На распространение в стране ненавистнической риторики в адрес религиозных и национальных меньшинств, неравное обращение с национальными меньшинствами и существование препятствий для осуществления ими свободы вероисповедания отмечал с обеспокоенностью и Комитет по правам человека в октябре 2017 г.[390]

По мнению функционирующего в рамках Совета Европы Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ), реакция румынских властей на случаи использования языка ненависти и разжигания вражды не может считаться достаточной. Отсутствует всесторонний и систематический сбор данных о случаях использования языка ненависти и насилия, мотивированного ненавистью. К подобным инцидентам, как правило, не применяется уголовное законодательство или нормы, определяющие использование языка ненависти и насилия, мотивированного ненавистью, как отягчающее обстоятельство. КК РКЗНМ отмечает со ссылкой на национальные данные, что в период с 2014 по 2017 гг. в суды были переданы только 2 из 113 дел, возбужденных прокуратурой по ст. 369 Уголовного кодекса Румынии (возбуждение розни), а также 5 из 77 дел по фактам нарушений, предусмотренных постановлением правительства № 21/2002 «О запрете организаций и символов фашистского, расистского и ксенофобского характера, а также пропаганды культа лиц, виновных в совершении преступлений против мира и человечества».[391]

На этом фоне неудивительными выглядят фиксируемые проявления расизма и неонацизма. В марте 2020 г. вандалы облили краской и разрисовали организованную Российским центром науки и культуры в Бухаресте уличную фотовыставку, посвященную освобождению советскими войсками Европы от нацизма[392]. Упомянутая националистическая платформа «Действие 2012» опубликовала на своей странице в сети «Facebook» хвалебный отзыв в отношении этой противоправной акции, сопроводив его антисоветскими и антироссийскими комментариями[393].

По информации Центра по мониторингу и борьбе с антисемитизмом, в декабре 2019 г. и в апреле 2020 г. на парковке центрального универмага г. Бухареста «Униря» неизвестные наносили краской изображения свастики и нацистские приветствия, в том числе антисемитского содержания.

В апреле 2019 г. многие центральные СМИ Румынии сообщали о том, что на еврейском кладбище г. Хушь (уезд Васлуй) были разрушены более 70 надгробных плит и памятников.

По данным газеты «Adevărul»[394], в ходе рекламной кампании печенья «Dita» в социальной сети «Facebook» 31 марта и 2 апреля 2019 г. румынский производитель кондитерских изделий «Ro Star» использовал изображение А.Гитлера под предлогом проведения исторического конкурса.

Кроме того, в Румынии по-прежнему сохраняются географические и административные объекты, которые носят имена военных преступников, осужденных за преступления против цыганского и еврейского населения. Имя военного преступника и соратника Гитлера маршала И.Антонеску носят улицы в поселках Бекет (уезд Олт), 1 Декабря (уезд Илъфов), Рымнику-Сэрат (уезд Бузэу), Мэрэшешть (уезд Вранча). В честь командиров одного из подразделений профашистского Легионерского движения Р.Джир- Деметреску (осужден в июне 1945 г. за военные преступления) названа улица в г. Клуж-Напока. Именем М.Вулканеску (заместитель министра финансов правительства И.Антонеску, осужден 9 октября 1946 г. за военные преступления) названы улицы в гг. Бухаресте и Аюде, а также технологический колледж в румынской столице. Память о министре пропаганды правительства Й.Антонеску Н.Крайнике (осужден 4 июля 1945 г. за военные преступления) запечатлена в названии одной из улиц г. Питешть. Сведения о нарушении закона № 217 от 2015 г. публикует сайт «Секейский вестник»[395].

Сохраняются проблемы в области межэтнических отношений. На усиление давления со стороны центральных властей указывают общины русинов и русских-линован. Наиболее острой остаётся ситуация вокруг секеев (румынских венгров)[396]. На особом контроле Бухареста остаётся ситуация в уездах Трансильвании с преобладающим венгерским населением. При этом указывается, что ряд НПО этого региона поддерживает тесные контакты с ультраправыми партиями и организациями Венгрии («Йоббик», «Венгерская национальная гвардия» и др.) и под их влиянием продвигает экстремистские и сепаратистские идеи, в том числе и о «несправедливости» Трианонского мирного договора 1920 г. и его последствий. Свои ячейки в румынской Трансильвании имеет венгерское националистическое «Молодежное движение 64-х комитатов (графств)».

Широкий резонанс вызвало заявление занимавшего на тот момент пост премьер-министра Румынии М.Тудосе, пообещавшего в ходе одной из телевизионных передач в январе 2018 г. «вешать причастных к использованию секейского флага венгров на тех же столбах». По данному факту действующий под контролем румынского парламента Национальный совет по борьбе с дискриминацией вынес политику предупреждение.

Случай проявления расовой нетерпимости зафиксирован в январе 2020 г. в коммуне Дитрэу уезда Харгита, населенной преимущественно секейскими венграми. Возмутившись фактом приема на работу в одну из местных пекарен двух выходцев из Шри-Ланки, жители коммуны организовали митинг с использованием расистских и ксенофобских лозунгов[397].

Нередко наблюдается дискриминация в отношении цыган. По результатам изучения общественного мнения, проведенного в декабре 2017 г. Агентством ЕС по основным правам человека, более 40 % представителей этого нацменьшинства заявили о том, что испытывают дискриминацию. Периодически отмечаются злоупотребления служебными полномочиями в их отношении со стороны полицейских. В январе 2020 г. мэр г. Тыргу-Муреш Д.Флоря подвергся резкой критике со стороны правозащитных организаций за разжигающие межнациональную рознь высказывания в адрес местных цыган[398].

На проблемы, с которыми сталкиваются цыганские общины в Румынии, обращали внимание Комитет по правам человека[399] и Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин[400], а также функционирующие в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН)[401] и КК РКЗНМ[402].

Вместе с тем для противодействия проявлениям расизма румынские власти принимают меры в области просвещения. По данным специального докладчика Совета ООН по правам человека (СПЧ) по современным формам расизма, в стране принимается ряд практических мер в сфере борьбы с дискриминацией. Так, в Национальном институте магистратуры ведется профильная подготовка по борьбе с преступлениями на почве ненависти в рамках учебных программ для судей и прокуроров. Также проводятся практические семинары и конференции по вопросам рассмотрения дел о преступлениях на почве ненависти. Аналогичного рода подготовка по широкому кругу вопросов борьбы с дискриминацией, в том числе в отношении меньшинств, ведется среди сотрудников полиции[403].

В области образования меры по борьбе с неонацизмом, расизмом, расовой дискриминацией в практическом плане сводятся к введённому в 2013 г. по инициативе Международной комиссии по изучению Холокоста в Румынии и одобренному Министерством образования факультативному спецкурсу по Холокосту в начальных, средних и старших классах школ[404].

При рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Румынии воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

К оглавлению

 

Северная Македония

В Северной Македонии расхождения в оценках истории Второй мировой войны, в особенности деятельности на её территории оккупационных сил, сохраняются и носят ярко выраженный этнический характер, вписываясь в общий контекст глубоких противоречий между титульной нацией – македонцами – и крупнейшим в стране национальным меньшинством – албанцами.

«Альтернативный» взгляд на события военных лет значительной части северомакедонских албанцев связан с их попытками представить собственный массовый коллаборационизм с итальянскими и немецкими захватчиками как «ситуативное сотрудничество» в рамках «национально-освободительной борьбы» против славянского окружения с целью объединения «исконных албанских земель». Таким образом, создание на Балканах странами «оси» протектората, а позднее марионеточного государства – Албанского королевства (1939-1944 гг.), включавшего в свой состав большую часть территорий современных Косово и Метохии, западной Македонии и южных районов Черногории, расценивается ими как долгожданная реализация «великоалбанского» проекта, якобы всецело оправдывающая пособничество агрессору.

Основанное в 1942 г. в Албании антикоммунистическое движение националистов «Балы Комбетар» (Национальный фронт), видевшее главную угрозу для себя в албанских и югославских партизанах, имевших поддержку антигитлеровской коалиции, открыто сотрудничало сначала с фашистской Италией, а затем с нацистской Германией в надежде не допустить возвращения в состав Югославии отторгнутых у неё албанонаселённых областей. В своих карательных операциях против бойцов сопротивления организация активно взаимодействовала с коллаборационистскими воинскими формированиями «вулнетари» и 21-й дивизией СС «Скандербег», также состоявшими из албанцев – преимущественно косовских.

Наиболее заметные представители «Балы Комбетар» и «вулнетари» из числа македонских албанцев – Джемаиль Хасани (Джем Хаса Гостивари) и Ачиф Кроси Речани, служившие итальянцам и немцам и руководившие вооружёнными вылазками против партизан в Гостиваре, Дебаре, Кичево, Тетово и других районах. За свой вклад в «отстаивание национальных интересов» они по сей день почитаются среди местных албанцев. Так, в 2006 г. установлен памятник Дж.Хасани в его родной деревне Симница, в 2015 г. – памятник А.К.Речани в Гостиваре. В обоих случаях мероприятия были организованы при поддержке мэра Гостивара (2005-2009 гг., 2013-2017 гг.) Н.Бейты, ныне являющегося заместителем председателя крупнейшей партии албанцев Северной Македонии «Демократический союз за интеграцию».

Данный сюжет находится в поле постоянного внимания македонских активистов, прежде всего в западных странах. Как и в предшествующий период, в 2019 г. структуры и отдельные представители македонской диаспоры за рубежом продолжали направлять обращения властям целого ряда государств, включая США[405], ФРГ[406], Австралию и другие, с просьбами обратить наконец внимание на возведённые в Северной Македонии памятники пособникам нацистов и способствовать их демонтажу. В посланиях подчёркивается, что ни в одной стране Евросоюза появление подобных объектов было бы в принципе невозможно, так как немедленно было бы приравнено к оправданию и героизации нацистских преступников. Однако до настоящего времени данные запросы не возымели должного эффекта.

Усилиями пропагандистов в албаноязычных СМИ Северной Македонии деятельность Дж.Хасани продолжает подаваться в позитивном ключе. Прославлением коллаборациониста, в частности, регулярно отмечается преподаватель Государственного университета Тетово В.Джемаили, опубликовавший в декабре 2019 г. очередную статью[407] о Дж.Хасани как о «воплощении албанской отваги», «национальном герое», боровшемся против «славокоммунистов».

По мнению представителей еврейской общины, в частности руководителя Фонда Холокоста евреев Македонии Г.Садикарио, квалификация в албанском сообществе таких тенденций как прославление нацизма или героизация его сторонников затруднена именно по той причине, что эпизоды сотрудничества с нацистами всячески затушевываются албанскими историографами, которые на первый план выдвигают «национально-освободительный аспект» в их деятельности.

На роль «продолжателя идеологии» «Балы Комбетар» претендует фанатская группировка «Балысты», поддерживающая футбольный клуб из Тетово «Шкендия». Её участников отличают агрессивность, склонность  к насилию, крайний национализм «великоалбанского» толка, находящий выражение в их символике, коллективных акциях, а также лозунгах с сепаратистским подтекстом из разряда: «Первое государство – Албания, второе – Косово, третье – на подходе». В ответ на это ксенофобские лозунги используют и болельщики-македонцы. В июне 2019 г. члены группировки «Комити», празднуя в Скопье победу на европейском турнире гандбольного клуба «Вардар», скандировали: «Смерть проклятым шиптарам», «Хороший шиптар – мёртвый шиптар»[408],[409] («шиптары» – уничижительное наименование албанцев).

В противоположность склонным к «историческому ревизионизму» албанцам македонцы не ставят итоги Второй мировой войны под сомнение и сохраняют объективность в оценке того, кто являлся виновником, а кто – жертвой нацистских преступлений. Действовавшее в 1944-1945 гг. Антифашистское собрание по народному освобождению Македонии (АСНОМ) заложило основы современной северомакедонской государственности и по своей значимости помещено в один ряд с национально-освободительным Илинденским восстанием (1903 г.), что нашло отражение в преамбуле основного закона страны. В ходе встречи в ноябре 2019 г. с главой МИД России С.В.Лавровым президент Северной Македонии С.Пендаровский, подтвердив намерение принять участие в торжествах в Москве по случаю
75-летия Победы, подчеркнул, что одним из руководящих принципов северомакедонского государства является борьба против фашизма.

В силу такого отношения изучению периода противостояния македонского народа фашистской оккупации отведено особое место  в образовательном процессе. В то же время с подписанием Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с Болгарией (2017 г.) и Преспанского соглашения с Грецией (2018 г.) применяемая здесь учебная литература должна быть переработана с учётом пожеланий соседних стран. Под давлением Софии и Афин учреждённые двусторонние исторические комиссии будут, с большой долей вероятности, использоваться для вымарывания из учебников неприглядных фактов коллаборационизма болгар и греков в годы Второй мировой войны, прежде всего – оккупации Болгарией большей части территории современной Северной Македонии.

Случаев осквернения или разрушения в Северной Македонии памятников героям или жертвам Второй мировой войны не зафиксировано. Последний на сегодняшний день инцидент с использованием нацистской символики был зарегистрирован в 2018 г. в Битоле, где на стены домов и другие городские объекты была нанесена свастика. Злоумышленников установить не удалось.

Проведению мероприятий в честь Дня Победы и других памятных дат, связанных с Великой Отечественной войной, ни власти, ни какие-либо политические или общественные организации Северной Македонии не препятствуют. Напротив, оказывается необходимое содействие в организации акций «Бессмертный полк», «Георгиевская ленточка» и «Стена памяти», праздничных концертов, церемоний возложения венков к памятникам.

В то же время следует отметить, что македонская делегация ежегодно воздерживается в ходе голосования при рассмотрении в Генассамблее ООН инициируемой Россией и другими государствами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

В Уголовном кодексе Северной Македонии отсутствуют статьи, предусматривающие уголовное наказание за прославление нацизма и фашизма. В 2018 г. законопроект о криминализации этого деяния был представлен на рассмотрение еврейской общиной, однако пока этот документ окончательную форму не обрел.

Серьёзной проблемой в Северной Македонии остаются столкновения на почве межнациональной розни. В основной массе они регистрируются правоохранительными органами как преступления на бытовой почве. Согласно отчёту Хельсинского комитета, в 2019 г. в стране зарегистрировано 159 преступлений на почве ненависти, из которых 135 носили межэтнический характер – это рекордное количество за всё время сбора данных (с 2013 г.).

Напряженные межнациональные отношения становятся причиной практики этнического профилирования среди сотрудников правоохранительных органов. В соответствии с национальной политикой при комплектовании личного состава учитывается принцип пропорциональной представленности наиболее крупных этнических групп, прежде всего македонцев и албанцев. В результате в ряде муниципалитетов в подразделениях МВД имеют место высокий уровень сегрегации по этническому признаку, недостаточное взаимодействие между представителями различных национальностей.

К оглавлению

 

Словакия

Власти Словацкой Республики (далее – СР) и общественность в целом осознают необходимость борьбы с проявлениями любых современных форм расизма и национализма, включая неонацизм. Официальная Братислава категорически не приемлет позицию ряда местных радикальных организаций, стремящихся обелить деятельность лидеров профашистского Словацкого государства времен Второй мировой войны. В стране на регулярной основе проводятся массовые памятные мероприятия, посвященные освобождению страны от нацистских оккупантов. Представители власти и общественных организаций участвуют в церемониях возложения венков к памятникам и захоронениям советских воинов, которые содержатся в достойном состоянии.

Отношение словацкого общества к памяти подвига Красной Армии, освободившей страны Европы от нацизма, ярко проявилось в восприятии демонтажа в начале апреля 2020 г. властями района Прага-6 памятника маршалу СССР, дважды Герою Советского Союза И.С.Коневу, командовавшего войсками 1-го Украинского фронта с мая 1944 г. и до конца войны. Эта кощунственная акция вызвала в словацких СМИ заметный резонанс. В интервью ИА «Sputnik» бывший премьер-министр Словакии Я.Чарногурский высказался в поддержку размещения демонтированного памятника в России, одновременно напомнив, что возглавляемая им общественная организация еще в декабре 2019 г. выступила с предложением приобрести у пражских властей памятник, чтобы затем установить его в Словакии.

После сноса пражской скульптуры в Словакии общественными организациями «Хартия-2015» и «Славица» был запущен флешмоб «Словацкий вызов – я благодарен» с призывом к общественности публиковать в Интернете свои фотографии, сделанные в период до 9 мая на местах захоронений или мемориалов бойцам Красной Армии на территории всех освобождённых стран, включая Словакию и Чехию, с тем, чтобы напомнить о подвиге красноармейцев. Эмблемой проекта был выбран именно демонтированный пражский монумент И.С.Коневу. В качестве площадок для размещения помимо личных аккаунтов пользователей в соцсетях предлагается делать на сайтах организаций-авторов проекта, а также на страницах соцсетей.

На этом фоне эксперты обращают внимание на стремление ряда официальных лиц уходить в своих выступлениях от упоминания о решающей роли Красной Армии в освобождении страны от нацистских оккупантов, что уже принимает характер тенденции.

Имеют место отдельные случаи актов вандализма в отношении советских мемориальных объектов. Так, в сентябре 2019 г. и январе 2020 г. местные злоумышленники совершили акт вандализма на мемориале Советской армии в г. Кошице: с памятника были сорваны символические барельефы с изображением серпа и молота.

Просветительскую деятельность и программы, нацеленные на предупреждение проявлений антисемитизма, расизма и экстремизма, а также радикализации общества, осуществляет музей Холокоста в г. Середь, открытый в рамках Словацкого национального музея.

По оценкам министерства внутренних дел Словакии, словацкие экстремистские группировки различного толка насчитывают около 2 тыс. человек. Эксперты отмечают высокий уровень их организации, эффективное использование легальных форм работы – путем создания общественных ассоциаций (среди них следует выделить такие структуры, как «Словацкая общественность», «Новая свободная Словакия», «Словацкое общество за сохранение традиций» и «Словацкий союз молодежи»), активную работу в социальных сетях по распространению экстремистской идеологии и вербовке новых сторонников.

В регистре политических партий и движений МВД Словакии[410] официально зарегистрирована лишь одна партия, исповедующая экстремистские идеи с элементами расовой ненависти и, в частности, активно использующая антицыганскую риторику, – Народная партия «Наша Словакия» (НПНС) (получившая также название «Котлебовцы» по имени лидера М.Котлебы). Среди её базовых установок – ориентация на создание национально и социально ориентированного государства (национал-социализм), за образец которого берется профашистская Словацкая Республика времен Второй мировой войны. Её руководители, включая приговоренного судом к смертной казни за совершенные преступления президента И.Тисо, почитаются в НПНС как выдающиеся политические деятели, внесшие «неоценимый вклад» в становление национальной государственности. Партия поддерживает контакты с крайне правыми объединениями Чехии, Германии, Польши, Испании, Италии, Сербии и Хорватии.

Правоохранительные органы неоднократно задерживали лидера НПНС М.Котлебу за скандирование националистических лозунгов во время массовых мероприятий, однако ни в одном из случаев обвинения ему предъявлены не были. В 2014 г. он был избран на один срок председателем Банско-быстрицкого края. На выборах 2016 г. НПНС прошла в Национальный совет (парламент) СР, получив порядка 9 % голосов избирателей. Весной
2018 г. в ответ на обращение Генерального прокурора СР Я.Чижнара Верховный Суд СР признал деятельность НПНС не противоречащей законодательству. На выборах президента 16 марта 2019 г. лидер НПНС М.Котлеба занял 4 место (10,4 % голосов). На парламентских выборах 29 февраля 2020 г. партия, получив поддержку 8 % населения страны, вновь прошла в парламент.

В настоящее время в Специальном уголовном Суде СР рассматривается иск Генеральной прокуратуры в отношении М.Котлебы за разжигание национальной и расовой ненависти, а также дискриминацию отдельных групп граждан.

Законодательной основой в сфере борьбы с неонацизмом, расизмом и расовой дискриминацией является Уголовный кодекс СР. Перечень преступлений экстремисткой направленности содержит ст. 140а. К ним относятся, в частности: деяния, связанные с созданием, поддержкой и пропагандой движений, действия которых направлены против основных прав и свобод; производство, хранение и распространение материалов экстремистского содержания; отрицание Холокоста, преступных политических режимов и преступлений против человека; угнетение отдельных национальностей и рас; разжигание национальной и расовой ненависти; апартеид и дискриминация отдельных групп граждан (ст. 421 – 424 Уголовного кодекса СР). Кроме того, ненависть преступника по отношению к жертве, объясняемая фактической или предполагаемой принадлежностью жертвы к определенной расе, нации, национальной или этнической группе, в соответствии с определением особых мотивов (ст. 140), рассматривается в качестве отягчающего обстоятельства, требующего применения более сурового наказания. Предметом критики функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) стало отсутствие в словацком уголовном законодательстве критериев гражданской принадлежности и языка среди характеристик потенциальных жертв расистского поведения и расовой дискриминации[411].

Кроме того, в государстве действует Закон «О борьбе с дискриминацией». Однако, по мнению ЕКРН, этот акт не применяется надлежащим образом, поскольку Национальный центр по правам человека Словакии, уполномоченный следить за его осуществлением, не обладает необходимой независимостью[412].

Согласно статистике МВД Словацкой Республики, число совершенных в стране преступлений по статье «экстремизм по расовым мотивам» за 2019 г. существенно снизилось. Так, в 2019 г. их было зафиксировано всего 85
(в 2018 г. – 159). Средний процент раскрываемости таких уголовных дел составляет около 35 % [413].

Договорные органы ООН по правам человека обращали внимание на проявления расизма и нетерпимости в Словакии. На рост ненавистнических высказываний в отношении таких уязвимых групп, как цыгане и мусульмане, указывал Комитет по правам ребенка в июне 2016 г.[414] Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в декабре 2017 г. выражал обеспокоенность сохранением ненавистнической риторики в СМИ и Интернете, расистских политических высказываний в адрес этнических меньшинств, в частности, цыган, мусульман, а также лиц, не являющихся гражданами страны. Была отмечена чрезмерная продолжительность судебных разбирательств по делам о расовой дискриминации. КЛРД указал на то, что, несмотря на принятые властями меры по борьбе с экстремизмом, деятельность экстремистских организаций, направленная на подстрекательство к расовой дискриминации, всё еще продолжается. При этом участие в деятельности организаций, которые подстрекают к расовой дискриминации и поощряют её, не признается в качестве преступления в словацком уголовном законодательстве.[415] Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) указал с обеспокоенностью на сохраняющуюся в стране общую атмосферу враждебности по отношению к лицам, воспринимаемым как чужие по сравнению с большинством населения, в частности – нацменьшинствам, цыганам, мусульманам и мигрантам, и многочисленные случаи ненавистнической риторики на этом фоне. По мнению КЭСКП, такая атмосфера способствует размыванию толерантности в обществе и ведет к нарушению прав меньшинств и уязвимых групп.[416]

Острой для Словакии темой в сфере защиты прав национальных меньшинств остается положение цыган, которые являются вторым по численности национальным меньшинством в стране. Согласно последней переписи населения 2011 г., в стране официально насчитывается 109 тыс. цыган (2 % населения). Однако, по материалам Совета Европы, реальное их количество значительно превышает эту цифру, составляя более 520 тыс. (около 9 % населения). Комитет по ликвидации расовой дискриминации отмечал, что в цыганских поселениях часто проводятся облавы без ордера на обыск или арест, при этом во многих случаях представители нацменьшинств, включая детей и пожилых людей, получают ранения. По большинству подобных случаев расследования либо должным образом не проводились, либо приостанавливались, а большинство жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов были отклонены[417]. На эту проблему указывал и Комитет по правам ребенка в 2016 г.[418] Имеет место дискриминационное обращение в отношении цыган со стороны медицинского персонала и их сегрегация в различных отделениях больниц. Наиболее острая критика звучит в связи с сегрегацией цыганских детей в образовательных учреждениях. В вину Словакии ставится чрезмерно высокий процент несовершеннолетних цыган, обучающихся в отдельных классах или специальных вспомогательно-коррекционных школах. По статистике цыганские дети в них составляют почти 90 % учащихся.

Власти Словакии предпринимают практические шаги по противодействию экстремизму, ксенофобии и росту радикальных настроений в обществе. В частности, в 2017 г. расследование уголовных дел, имеющих признаки экстремизма, было возложено на управление Специальной прокуратуры, штат которого по решению правительства был заметно расширен, а также на Специальный уголовный суд. Министерство юстиции СР, в свою очередь, учредило экспертный совет по вопросам экстремизма, поскольку накопленный опыт свидетельствует о том, что его отсутствие являлось препятствием для тщательного расследования соответствующих уголовных преступлений. Новый экспертный совет, названный Советом по общественным и гуманитарным наукам, работает в двух тематических областях: политический экстремизм и религиозный экстремизм[419].

Деятельность ультраправых объединений держат в поле зрения спецслужбы страны (Словацкая информационная служба, СИС) и МВД СР. В системе МВД Словакии с 2012 г. функционирует управление по предупреждению преступности, в рамках которого сформирована так называемая группа мониторинга Интернет-ресурсов с целью выявления в них призывов к экстремистской или террористической деятельности. Правоохранительное ведомство заключило договор с компанией «Altamira» на разработку специального программного продукта, способного вести анализ контента в автоматическом режиме. Этот IT-инструмент был позже усовершенствован для распознавания проявлений религиозной нетерпимости и призывов к экстремизму в Интернет-пространстве граничащих со Словакией государств.

В 2017 г. было создано национальное контртеррористическое подразделение, состоящее из четырех отделений (Братислава, Запад, Центр и Восток), дополнившее центр мониторинга экстремизма. Сотрудники этих органов также активно отслеживают экстремистские организации во всем Интернет-пространстве.

Для развенчивания мифов и опровержения ложных сведений в отношении меньшинств в рамках проекта МВД СР «Эффективный мониторинг, расследование и пресечение насильственного экстремизма в киберпространстве» был создан веб-сайт «Против ненависти» (www.protinenávisti.sk).

Рост влияния НПНС, значительную долю сторонников которой составляет молодежь, побуждает профильные ведомства к активизации разъяснительной работы среди детей и юношества, включая расширение программы преподавания истории Второй мировой войны в средней школе. Большую работу на этом направлении при поддержке национального министерства образования проводит поддерживаемая государством НПО «Словацкий союз борцов-антифашистов».

Несмотря на в целом бережное отношении к памяти об итогах Второй мировой войны и к вкладу Красной Армии и СССР в разгром нацизма, при рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Словакии воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

К оглавлению

 

Словения

Проявления неонацизма в Словении не носят системного характера. Словенское общество негативно реагирует на попытки распространения агрессивных националистических идеологий. В истории независимой Словении не было отмечено фактов проведения неонацистских маршей и факельных шествий. Случаи идеологически мотивированных нападений на лиц иной национальности, веры или убеждений являются единичными.

В то же время здесь до сих пор сохраняется раскол общества, вызванный итогами Второй мировой войны. Территория современной Словении в 1941 г. была оккупирована гитлеровской Германией, фашистской Италией и хортистской Венгрией. Часть молодежи была насильственно мобилизована оккупантами, другая – ушла в партизаны. Кроме того, многие иерархи католической церкви поддерживали оккупантов, видя для себя главную угрозу в распространении коммунизма. По этой причине в Словении есть силы, которые открыто симпатизируют «домобранцам» и «вооруженной антикоммунистической милиции» – подразделениям, сформированным немецкими и итальянскими оккупантами для борьбы с коммунистическими партизанами, а также сохранения порядка на оккупированной словенской территории в годы Второй мировой войны.

Тем не менее, в истории независимой Словении их политические последователи не предпринимают явных попыток героизировать пособников нацистов, стараясь при этом всячески обелить их деятельность, объявить всех погибших в боях с партизанами-антифашистами жертвами революционного насилия, а некоторых – истинными борцами за католическую веру.

В отдельных электронных и печатных СМИ страны публикуются материалы, прославляющие коллаборационистов как борцов с коммунистическим злом, поднимается тема отождествления коммунизма с фашизмом и нацизмом. Начиная с 2009 г. представители правых сил страны осуществляли безуспешные попытки провести через парламент документ «в поддержку» резолюции Европарламента «О европейском сознании и тоталитаризме» от 2 апреля 2009 г. (Госсобрание Словении в 2009 г. «приняло текст этого документа к сведению»). Большинство словенских евродепутатов (из фракций Европейской народной партии, Прогрессивного альянса социалистов и демократов и «Обновим Европу») поддержали резолюцию Европарламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» от сентября 2019 г. и обратились к Госсобранию с призывом принять её положения как руководство к действию.

В рамках Генеральной Ассамблеи ООН делегация Словении в русле общей позиции стран-членов ЕС традиционно воздерживается при голосовании по инициируемой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Большим авторитетом в Словении пользуются ветеранские организации. Самая многочисленная из них – Союз объединений ветеранов в поддержку ценностей народно-освободительной борьбы в Словении 1941-1945 гг. (СОВНОБ), которая насчитывает более 40 тыс. членов (из них около 5 тыс. составляют ветераны антифашистского сопротивления в годы Второй мировой войны, остальные – их родственники, потомки и просто неравнодушные активисты, разделяющие антифашистские взгляды). СОВНОБ вместе с военно-историческими и ветеранскими организациями военнослужащих входит в Координационный комитет ветеранских и патриотических организаций Словении, играющий заметную роль в общественно-политической жизни страны.

На этом фоне резонансных случаев запретных действий против данных организаций или их представителей, успешных попыток привлечения к ответственности ветеранов-антифашистов в Словении не отмечено. Предпринимавшиеся в 1990-х гг. и затем в 2005-2008 гг. правыми силами попытки запретить символику словенского антифашистского движения (и, опосредованно, СССР или Красной Армии) успеха не имели. В период пребывания у власти правых в 2012-2013 гг. правительством Словении было запрещено использование красной звезды как символа антифашистского сопротивления словенцев в годы Второй мировой войны на официальных церемониях (на российские/советские памятники и мероприятия эти ограничения не распространялись). Весной 2013 г. данный запрет был снят.

Одной из распространенных форм проявления неонацизма в современной Европе стало осквернение и разрушение памятников Второй мировой войны. В Словении же в последнее десятилетие не зафиксировано подобных случаев. Памятники военной истории, относящиеся как ко Второй, так и к Первой мировой войне, а также к более ранним периодам истории, поддерживаются в надлежащем состоянии. За это отвечают Директорат по делам инвалидов, жертв войн и военного насилия министерства труда, семьи, социального обеспечения и равных возможностей Словении (как головное ведомство), а также Институт сохранения культурного наследия при министерстве культуры Словении[420].

Существующие в Словении неонацистские группы носят маргинальный характер, не связаны с какими-либо влиятельными политическими силами. Разрозненные радикальные объединения, к числу которых эксперты относят последователей европейской неонацистской организации «Blood and Honour» («Кровь и честь»), а также группировок «Здесь – Словения», «Охотники за головами», «Автономные националисты Словении» и др., в последние годы отказались от проведения публичных акций. Для продвижения своих идей и поддержания контактов они используют социальные сети (прежде всего «Facebook»). Прикрываясь преимущественно псевдопатриотическими лозунгами, эти организации выступают против мигрантов, мусульман, цыган, выходцев из бывших республик Югославии, а также своих идеологических оппонентов.

С 2016 г. под покровительством МИД Словении осуществляется проект «Guardians of the Spoon» («Хранители ложки»)[421], направленный на повышение осведомленности о зверствах нацизма на словенской территории и предотвращение искажения истории. В рамках проекта опубликованы истории и воспоминания словенцев, оказавшихся узниками фашистских и нацистских концентрационных лагерей в годы Второй мировой войны.

С 2017 г. осуществляет свою деятельность Международный исследовательский центр Второй мировой войны в г. Мариборе (МИЦ). Он размещен в сохранившемся здании бывшего нацистского «лагеря смерти» для советских военнопленных.

Наряду с этим словенскими властями принимаются практические меры по сохранению исторической памяти о Холокосте. Соответствующие информационные материалы размещаются в образовательных учреждениях и библиотеках. Эта тема освещается в ходе изучения курса истории в школах.

Словения является членом Международного альянса памяти жертв Холокоста. За последние несколько лет в стране был открыт ряд памятников жертвам трагедии. Последняя акция такого рода состоялась в центре Любляны в августе 2018 г., где президентом Словении Б.Пахором и председателем государственного собрания М.Тонином были открыты памятные знаки.

На нормативно-правовом уровне меры по борьбе с проявлениями нетерпимости и ксенофобии закреплены в Уголовном кодексе Словении. В частности, ст. 297 указанного акта предусматривает преследование за разжигание ненависти. Отдельно выделен запрет дискриминации любого рода в ходе спортивных мероприятий. Он содержится как в Конституции страны, так и в Законе Словении «О спорте».

Тем не менее, Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отмечал, что степень фактического применения положений уголовного права, касающихся правонарушений, совершаемых по расовым мотивам, в частности правонарушений, совершаемых с использованием Интернета, является ограниченной.

Кроме того, КЛРД выразил обеспокоенность тем фактом, что расовые мотивы указаны в законодательстве в качестве отягчающего обстоятельства лишь в связи с таким преступлением, как убийство, а не в связи с другими преступлениями. Недостатком государственной системы по предупреждению и ликвидации расовой дискриминации, по его мнению, является также отсутствие независимого органа по расследованию утверждений о злоупотреблениях со стороны полиции, в том числе о расовом профилировании[422].

Постоянную озабоченность правозащитных организаций вызывают случаи проявления риторики ненависти, направленные в большинстве своем против политических оппонентов. Отмечен рост использования языка ненависти в социальных сетях и на других подобных ресурсах, в том числе в адрес мигрантов, мусульман и цыган. В Любляне и ряде других городов Словении можно встретить граффити экстремистского содержания, направленные против вышеперечисленных категорий лиц.

Международные правозащитные мониторинговые механизмы также обращали внимание на случаи проявления в Словении ненависти. Так, Комитет по правам человека (КПЧ) указал на то, что, несмотря на принятые Словенией на законодательном уровне меры по запрещению дискриминационных высказываний, мотивированных расовой ненавистью, расистская и ксенофобная риторика в отношении лиц, принадлежащих к меньшинствам, а также мигрантов, беженцев и цыган имела место в публичных выступлениях некоторых политиков. В частности, БДИПЧ ОБСЕ выразил свои озабоченности в связи с тем, что некоторые участники  досрочных парламентских выборов, состоявшихся 3 июня 2018 г., в своей предвыборной кампании прибегали к негативной агитации и риторике нетерпимости, направленных против меньшинств, мигрантов, беженцев. Словенский Уполномоченный по правам человека также указывал на зачастую низкий уровень этики в общественной дискуссии[423].

Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) указывала на рост использования языка ненависти в Интернете и онлайн-форумах, в частности в адрес мигрантов, мусульман и цыган. Проект spletno-oko.si (горячая линия Web Eye), общественная система анонимных сообщений о случаях разжигания розни и другого незаконного контента, распространяемого в сети Интернет, зафиксировал за период 2007-2017 гг. 16 685 сообщений, направленных на разжигание ненависти, 541 из которых было передано в полицию для возможного судебного преследования.[424]

ЕКРН отметила также ряд случаев проявления религиозной нетерпимости в Словении. В Любляне cтроительная площадка первого в стране исламского культурного центра и мечети несколько раз подвергалась нападениям вандалов. Тогда с осуждением выступили правительство, НПО и религиозные общины, призвав к большей религиозной терпимости и уважению культурного разнообразия. Имели место случаи осквернения и христианских святынь. Неизвестные лица разгромили католический собор Святого Николая  в Любляне.[425]

Вместе с тем ЕКРН в позитиве отметила наличие в словенском обществе ответной реакции на случаи проявления враждебности и разжигания розни, в том числе в отношении мигрантов и соискателей убежища. Так, в 2017 г. муниципалитет г. Нова-Горица в ответ на распространение наклеек, содержавших оскорбительные лозунги в адрес беженцев, выпустил распоряжение об их незамедлительном удалении. В мае 2018 г. около ста человек приняли участие в мирной демонстрации в Любляне, выступая против использования участниками досрочных парламентских выборов языка ненависти в предвыборной кампании.

Одной из наиболее острых правозащитных проблем в Словении, связанных с распространением ненависти в отношении этнических групп страны, по оценке международных контрольных механизмов в области прав человека, остается положение цыганского сообщества. Согласно последней переписи населения (проводилась в 2002 г.), в Словении проживало 3246 цыган. В настоящее время, по оценке различных государственных, общественных и неправительственных организаций, в стране насчитывается от 7 до 12 тыс. представителей этой этнической группы. Отсутствие более актуальных данных отмечал, в частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации еще в декабре 2015 г.[426]

Эксперты словенских и международных правозащитных организаций приветствуют наличие в стране нормативно-правовой базы (статус и особые права цыган определяют ст.65 словенской Конституции, Закон о цыганском сообществе в Республике Словении (2007 г.), Закон об органах местного самоуправления (2009 г.)), в соответствии с которым цыгане участвуют в процессе государственного управления на муниципальном уровне, а также институциональной структуры (Совет цыганского сообщества Словении) и принятие Правительством Словении в мае 2017 г. Национальной программы в поддержку цыган на период 2017-2021 гг.

Вместе с тем подчеркивается, что Любляне пока не удается добиться значительного прогресса в улучшении положения этой этнической группы. Указывается, что подавляющее большинство цыган по-прежнему имеет низкий социальный статус и является объектом различных форм дискриминации. Нерешенными остаются также вопросы легализации цыганских поселений и их обеспечение жилищно-коммунальными условиями. Цыганское население в Словении зачастую сталкивается также с дискриминацией на рынке труда. По данным правозащитных организаций, уровень безработицы среди этой этнической группы в среднем составляет 95 %.

КЛРД обращал внимание на то, что охват детей цыган системой образования ниже среднего показателя по стране, доступ цыган к рынку труда и услугам в области здравоохранения по-прежнему ограничен[427].

Определенные меры словенских властей направлены на содействие улучшению положения представителей цыганской общины. В 2017 г. в Словении была принята Национальная программа мер в интересах рома на период 2017-2021 гг., предусматривающая принятие всеобъемлющих мер в целях предотвращения дискриминации в отношении рома и улучшения их положения, а также повышения уровня их социальной интеграции. Две главные цели этой Программы заключаются в улучшении положения представителей сообщества рома и поощрении их социальной интеграции. Программа включает в себя восемь стратегических целей: повышение уровня образования представителей сообщества рома; сокращение уровня безработицы среди рома; предотвращение маргинализации рома и их интеграция; повышение качества медицинского обслуживания рома; улучшение их жилищных условий; поощрение налаживания и развития деятельности сообщества рома на культурном, информационном и издательском направлениях; расширение информированности представителей сообщества рома и широкой общественности о положительном значении социальной интеграции рома; укрепление диалога и сотрудничества с местными общинами на территориях проживания рома. Реализация Программы контролируется Правительственной комиссией по защите сообщества рома[428].

Национальным органом, занимающимся обеспечением равенства, является канцелярия защитника принципа равенства. С 2019 г. защитник посещает различные регионы Словении, чтобы заслушивать мнения соответствующих заинтересованных сторон, что, в свою очередь, косвенно способствует расширению информированности общественности о борьбе с дискриминацией по всей стране[429].

К оглавлению

 

США

В США в последние годы отмечается рост уровня расизма, антисемитизма, исламофобии и других проявлений подобной дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. На это с тревогой указывают правозащитные организации. Стремительное распространение такого позорящего Америку явления с трудом соотносится с декларируемым Вашингтоном образом «глобального лидера» в области защиты прав и свобод по всему миру.

Стремление к глобальному лидерству ставится настолько навязчивой идеей США, что для оправдания этого предпринимаются циничные попытки переписывания истории. В том числе для американской политической риторики и СМИ в последние годы стало характерным подчёркивать только роль Соединённых Штатов в победе над нацизмом и не говорить о ключевом вкладе СССР в разгром гитлеровской Германии.

Иначе как возмутительной нельзя назвать грубую попытку исказить итоги разгрома нацизма и вычеркнуть решающий вклад в это СССР, которые не прекращаются в Вашингтоне даже в торжественные дни всеобщего празднования 75-летнего юбилея Победы. В канун празднования 9 мая администрация американского президента Д.Трампа разместила на своей официальной странице в социальной сети «Instagram» пост с видеозаписью возложения Трампом венка к Мемориалу Второй мировой войны, сопроводив ролик подписью «8 мая 1945 года США и Великобритания одержали победу над нацизмом». Данная публикация идет вразрез с принятым 25 апреля 2020 г. Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и президентом США Д.Трампом заявлением по случаю 75-й годовщины встрече на Эльбе солдат СССР и Соединенных Штатов[430].

Более того, имеются прецеденты признания современными американскими официальными лицами вклада Советского Союза в достижение Победы над нацизмом. Так, в конце марта президент США Д.Трамп, отмечая важность поддержания диалога с Россией, заметил, что Советский Союз был партнером Соединенных Штатов во Второй мировой войне. Гитлеровская Германия была противником[431]. Тогда же посол США в Москве Дж.Салливан заявил, что советский народ проявил огромное самопожертвование в годы Второй мировой войны в борьбе с нацистской Германией. Триумф над Германией, по его словам, дался союзникам дорогой ценой. «Мы победили как союзники, и я надеюсь, что мы сможем отметить это событие в качестве союзников», – заявил он[432].

В этом контексте можно предположить, что майский заход Белого дома по принижению роли СССР и Красной армии в Победе над фашизмом необходим для того, чтобы свести на нет эффект от принятия этого недавнего заявления президентов.

Соединенные Штаты не только неустанно продолжают практически в одиночестве голосовать против ежегодной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», но и неизменно являются инициаторами постановки документа на голосование. Наряду с Украиной остаются единственными государствами в мире, выступающими против самой концепции документа. По мнению американских представителей, прославление нацизма и любых других человеконенавистнических идей является реализацией права на свободу выражения мнения («свобода слова») и собраний. Неудивительно, что экстремисты продолжают вольготно чувствовать себя «под зонтиком» первой поправки к Конституции США.

По данным влиятельной американской НПО «Southern Poverty Law Center» за 2019 г.[433], в США действует порядка 940 экстремистских группировок. Среди них – печально известный «Ку-Клукс-Клан» (47 «ячеек»), неонацисты и «скинхэды» (59 и 48 «сообществ»), другие приверженцы «идеологии превосходства белой расы» (391 организация), а также антииммигрантские и исламофобские движения (20 и 84 соответственно). По сравнению с 2017 г. в 2019 г. отмечается рост количества подобных «объединений» на 55 %[434]. Их представители всё активнее ведут себя во «всемирной паутине». С помощью Интернета происходит сбор средств, вербовка «новобранцев», «промывка мозгов», продвижение человеконенавистнических идей и взаимодействие с «единомышленниками» из других стран. Кроме того, неонацисты используют тактику распространения листовок с пропагандистскими материалами (за 2019 г. – около 3 тыс. подобных случаев[435]). Расисты ставят своей целью дальнейшую радикализацию молодежи, расширение круга своих последователей.

Неонацистские демонстрации и шествия в США, как правило, проходят под охраной правоохранительных органов, которые видят свою главную задачу лишь в недопущении беспорядков из-за столкновений экстремистов и их противников.

Установку памятника нацистскому приспешнику литовцу А.Раманаускасу-Ванагасу в пригороде г. Чикаго (на частной территории) в мае 2019 г. местные власти никак не осудили. Американские СМИ также умолчали об этом вопиющем случае. Жесткая критика со стороны еврейского правозащитного Центра Симона Визенталя, занимающегося исследованием Холокоста, также была проигнорирована[436].

Если же преступники и попадают на скамью подсудимых, то, как правило, за деяния, связанные с насилием, а не призывами к нему. В 2009-2018 гг. в результате действий «неисламистских экстремистов» в США погибли, по меньшей мере, 427 человек[437]. Порядка 73 % – от рук праворадикалов. По данным ФБР, за 2018 г. зарегистрирован самый высокий уровень преступности за последние 16 лет (около 7 тыс. преступлений на почве ненависти) [438]. Не стал в этом плане исключением и 2019 г. Более того, прошлый год вошел в десятку самых «кровавых» за всю историю подобных наблюдений в США с 1970 г.[439] (17 нападений, в результате которых погибло 42 человека). Все убийства осуществлены по мотивам расовой ненависти и вражды.

Так, 27 апреля 2019 г. во время нападения на синагогу г. Повэй, штат Калифорния, была убита женщина, 3 человека ранены[440]. Атаковавшим был 19-летний антисемит. По утверждениям преступника, на расправу его сподвиг мартовский расстрел людей в Новой Зеландии.

28 июля 2019 г. произошло еще одно нападение в г. Гилрой, штат Калифорния. Три человека были убиты на месте. Среди погибших – двое несовершеннолетних 6 и 13 лет. 11 раненых. Перед совершением самоубийства сторонник идей «превосходства белой расы» (у него обнаружены материалы экстремистского толка) пытался застрелить прибывших на место происшествия полицейских[441].

Наиболее жестоким стало массовое убийство в г. Эль-Пасо, штат Техас, в гипермаркете «Уоллмарт» 3 августа. В результате трагедии 22 человека были убиты и 23 ранены[442]. Преступника также «вдохновил манифест» новозеландского убийцы [443]. Виновник трагедии предстал перед судом 6 февраля 2020 г. Ему грозит смертная казнь[444].

10 декабря 2019 г. 3 человека были застрелены в кошерном магазине в Нью-Джерси 47-летним антисемитом и его 50-летней сообщницей[445]. Накануне ими был убит представитель правоохранительных органов. Повод – всё та же расовая ненависть. 28 декабря во время празднования еврейского праздника Ханука злоумышленник с помощью мачете нанес увечья 6 людям.

Вместе с тем, органы правопорядка принимают меры для пресечения подобных преступлений. Благодаря усилиям правоохранительных органов в 2019 г. было арестовано 4 человека, планировавших взрыв в рассчитанной на 200 человек мечети в штате Дэлавер[446]. В штате Колорадо удалось предотвратить попытку взрыва синагоги 27-летним неонацистом Р.Холзером [447].

Первая половина 2020 г. также была отмечена рядом резонансных преступлений на почве ненависти.

26 февраля четыре экстремиста, действовавшие в городах Сиэтл, Тампа, Хьюстон и Финикс, были арестованы по обвинениям в сговоре с целью угрозы жизни журналистов и активистов НПО[448]. Потерпевшими оказались американцы еврейского происхождения и афроамериканцы. По почте им рассылались сообщения, в которых демонстрировались изображения с нацистской свастикой, оружие и «коктейли Молотова».

Даже масштабное распространение коронавирусной инфекции не останавливает последователей нацисткой идеологии. Так, авторитетная американская правозащитная НПО «Антидиффамационная лига» («Anti-Defamation League») сообщает о ликвидации агентами ФБР злоумышленника, планировавшего взрыв в госпитале. Уточняется, что 24 марта 2020 г. американец Т.Вилсон планировал в штате Миссури массовое убийство пациентов, заболевших COVID-19. Среди целей была и школа, где обучаются преимущественно афроамериканцы, синагога и мечеть[449].

Серьезную озабоченность у «Антидиффамационной лиги» вызывает деятельность таких одиозных неонацистских организаций, как «The Base» («База») и «Atomwaffen Division» («Атомваффен дивизион»). Ячейки последней функционируют в штатах Вашингтон, Вирджиния, Калифорния, Колорадо, Мэриленд, Нью-Джерси, Техас, Флорида[450]. Кроме того, структура распространила свою деятельность на Великобританию, Германию, Канаду и прибалтийские государства. Констатируется, что по состоянию на середину 2019 г. с целью участия в боевых действиях из США на Украину выехали 35 американцев[451].

В последнее время в поле зрения правозащитников стали попадать случаи распространения идеологии расизма среди американских военнослужащих. По данным издания «Military Time», в 2019 г. более трети военнослужащих (36 %) сталкивались во время службы с проявлениями расизма и националистическими выходками (по данным исследования за 2018 г. – лишь 22 %). При этом с расизмом сталкивались более половины военных африканского, азиатского и латиноамериканского происхождения (53 %)[452].

Проблема осложняется отсутствием законодательного запрета для военнослужащих на членство в националистических и расистских организациях. Представители вооруженных сил США на слушаниях в Конгрессе в феврале 2020 г. признали, что членство в националистической группе «не запрещено», но «активное участие» в этой группе может привести к административным санкциям[453]. Они также признали, что не располагают точными данными о количестве привлеченных к административной ответственности американских военнослужащих, придерживающихся расистских идей[454]. Право принимать решение о проведении внутреннего расследования остается за командованием воинской части. Это позволяет приверженцам расистской идеологии оставаться на военной службе. Закон обвязывает армейские службы ежегодно отчитываться о фактах таких проявлений, но никаких мер на этот счет не принимается – в том числе не сформирован специализированный орган по сбору данных. Кроме того, радикальные структуры энергично вовлекают в свои ряды военнослужащих, имеющих специальные знания и прошедших подготовку по ведению боевых действий, обращению с оружием.

Известны случаи, когда американские военные, разделяющие идеологию расизма и являющиеся членами радикальных группировок, совершали резонансные преступления. Так, в 2017 г. проходивший службу во Флориде Б.Рассел, являвшийся одним из основателей неонацистской группировки «Атомваффен дивизион», был арестован после того, как в ходе проведенного обыска при расследовании убийства двоих проживавших с ним сослуживцев у него были найдены взрывчатые вещества. Было установлено, что он планировал использовать их для нападений на гражданских лиц и синагоги. В январе 2018 г. он был признан виновным в незаконном приобретении и хранении взрывчатых веществ.

В 2018 г. военнослужащим А.Цвифельхоферу и бывшему военному К.Лэнгу были предъявлены обвинения в убийстве супружеской пары из Флориды, которая продала им оружие. Оба были приверженцами экстремистской идеологии и в 2016 г. участвовали в боевых действиях на Украине на стороне националистических батальонов. В 2019 г. военнослужащий Дж.Смит, являвшийся сторонником теории белого превосходства, был обвинен в распространении информации, связанной со взрывчаткой и массовым уничтожением. Он предлагал обучать навыкам изготовления взрывных устройств и рассуждал об убийствах активистов-антифашистов и нападениях на местную новостную редакцию.[455] Он поддерживал связь с К.Лэнгом, а через него – с украинским «Правым сектором».[456]

На причастность отдельных американских военнослужащих к распространению экстремистских идей обращали внимание и представители законодательной власти США. 16 октября 2019 г. 40 конгрессменов обратились в Госдепартамент с требованием признать полк «Азов» (подразделение Национальной гвардии Украины) террористической организацией, обвинив его в вербовке американских граждан[457].

Внимание на распространение в США расизма, ксенофобии, этнической и религиозной нетерпимос