16.01.1914:08

К Юбилею Е. М. Примакова. Эссе зампредседателя АРД А. Г. Бакланова - О Ближневосточном наследии Примакова

Евгений Максимович Примаков – ученый, журналист, политик оставил огромное интеллектуальное наследие - книги, статьи, тексты выступлений на крупных международных форумах.

Очень жаль, что он не успел реализовать свою мечту – опубликовать в полном объеме записи своих впечатлений, бесед, тезисов выступлений и наблюдений, которые он делал на протяжении многих лет, и «разложить все по полочкам». 

Получив, можно сказать, классическое востоковедное образование, изучив в институте арабских язык, Е.М.Примаков в дальнейшем по масштабу своей деятельности «перерос» рамки востоковедения. Ему приходилось одновременно заниматься самыми различными регионами и проблемами глобального  масштаба.

Естественно, наиболее четко это проявилось в период, когда Евгений Максимович возглавлял министерство иностранных дел и внешнюю разведку.

Но мне, как арабисту, всегда было очень приятно ощущать, что Е.М.Примаков в любых условиях и на любых постах продолжает четко и определено относить себя к сообществу арабистов, востоковедов, специалистов по Ближнему Востоку.

Поразительно, но всю свою жизнь, несмотря на занятость, он неуклонно продолжал укреплять свои познания и свой авторитет эксперта по арабским странам, Ближнему Востоку, развивающимся государствам. Примаков никогда не прерывал работу по этой тематике, он писал и публиковал все новые статьи и книги. 

 Из достаточно откровенных бесед с Евгением Максимовичем,  с которым я познакомился в Каире  в далеком 1968 году, я понял, что такая верность однажды выбранной специализации с одной стороной была внутренней потребностью человека, который любил эту тематику, чувствовал свою эмоциональную связь с арабскими народами, ощущал свою полезность и «включенность»  в ближневосточные дела, которая носила уникальный характер.

С другой стороны, как я теперь пониманию, все это давало ему ощущение устойчивости своих позиций в сложном, переменчивом, турбулентном мире.

Он знал, он был уверен в том, что есть важная, уважаемая, требующая длительной профессиональной подготовки сфера деятельности – арабистика, востоковедение, где он имеет непререкаемый авторитет и, можно сказать, определенную «неуязвимость».

Завоеванных позиций, авторитета, уникальных знаний в этой сфере никто, никакими «решениями»  не мог у него отнять, оспорить. Любые попытки «сразиться» с ним на этом поле выглядели бы, по меньшей мере неубедительно, а то и просто смешно.

Уверен, что именно такие надежные «тылы» позволяли Примакову чувствовать и вести себя более уверенно, солидно, чем многие другие политики в обстановке острых противостояний и коллизий периода кризисного развития нашей страны. Это способствовало упрочению его авторитета.

Хотел бы также подчеркнуть, что многие   идеи Е.М.Примакова, не теряют своей актуальности и сегодня.

В этой связи мне хотелось бы особо привлечь внимание к весьма оригинальной и глубокой концепции ближневосточного урегулирования, которая была изложена Е.М.Примаковым на Четвертом международном экономическом форуме в Джидде, Саудовская Аравия, в январе 2003 года.

Евгений Максимович охотно откликнулся на приглашение выступить в качестве главного гостя на форуме, который многие считали «ближневосточным аналогом» встреч в Давосе.

В 2003 году в Джидде собралось рекордной количество участников – почти тысяча человек.

Еще важнее были обстоятельства, в которых проходила встреча.

Дело в том, что тогдашний фактический руководитель Саудовской Аравии – Наследный принц Абдалла (король Фахд был очень болен, он переложил на Абдаллу все ключевые управленческие и представительские функции) выдвинул предложение, касавшееся урегулирования арабо-израильского конфликта.

Суть предложения заключалась в ясном и четном определении параметров  будущей договоренности между Израилем и арабскими странами, которая должна была бы знаменовать окончание арабо-израильского противостояния и переход к совершенно новому этапу развития региона -  мирному сосуществованию, широкому региональному сотрудничеству с участием Израиля.

Согласно концепции Наследного принца Абдаллы, Израиль должен был вернуть земли, завоеванные им в результате боевых действий в июне 1967 года, согласиться на создание палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Арабы, в свою очередь, должны были предоставить четкие, письменно зафиксированные гарантии безопасности Израиля как государства, восстановить в полном объеме дипломатические и все другие виды отношений, снять с него все ранее введенные санкции и дать согласие на подключение Израиля к региональным проектам развития.

Это предложение Наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы было в марте 2002 года поддержано Лигой арабских государств на арабском саммите в столице Ливана – Бейруте.

Инициатива Наследного принца Абдаллы стала, по существу, первым арабским предложением, которое не было «с порога» отвергнуто Израилем.

Конечно, об израильской «поддержке» говорить было сложно, но израильтяне дали ясно понять, что предложение считают серьезным документом, заслуживающим внимания, изучения и обсуждения. Аналогов такого отношения израильтян к инициативам арабских стран никогда ранее не было.

В результате, появилась определенная надежда на продвижение ближневосточного процесса. В этих условиях саудовская сторона выступила с предложением проведения в городе Джидда крупного международного форума для обсуждения перспектив политического и экономического развития региона.

Форумы в Джидде имели главным образом финансово-экономическую направленность, политические аспекты рассматривались не более, чем «фон» для реализации тех или иных идей финансов-экономического и технологического профиля.

Но встреча 2003 года имела иной сценарный план.

Организаторы хотели провести широкую политическую дискуссию под углом зрения перевода всей ситуации в ближневосточном регионе от конфронтации к замирению и созданию условий для более динамичного развития всех расположенных здесь стран.

Как рассказали мне саудовские коллеги, фамилия главного гостя, который должен был высказать центральную идею форума относительно мирного переустройства региона, - была определена практически без дискуссии – Евгений Примаков.

Евгений Максимович, надо сказать, сразу и охотно принял приглашение. Получив «стартовую» информацию, он обсудил со мной как с послом России в Саудовской Аравии вопросы составления программы встреч с политическим руководством Королевства – Наследным Принцем Абдаллой, министром иностранных дел Саудом Фейсалом, некоторыми другими политиками и представителями бизнес-сообщества.

Я подтвердил Евгению Максимовичу: саудовцы ожидают, что его выступление будет носить «стратегический характер» и станет главным событием форума.

Примаков прибыл в сопровождении торгово-экономической делегации, которая получила возможность встретиться с руководством Торгово-промышленной палаты Джидды, Исламского банка развития, предпринимателями, банкирами.

Интерес к выступлению Примакова был очень велик. Многим хотелось получить ответ на вопрос: почему все попытки решить арабо-израильский конфликт так и не привели к достижению исторического компромисса, какой может быть формат дальнейших политико-дипломатических усилий.

В своей речи Евгений Максимович рассказал о контактах последнего времени, о поддержке российским руководством инициативы Наследного принца Абдаллы, о его уверенности в том, что это предложение в дальнейшем войдет в «основной набор документов» по ближневосточному урегулированию.

Касаясь уроков ближневосточного мирного процесса, Евгений Максимович заявил, что в регионе десятилетиями накапливался потенциал негатива – взаимных обид, недоверия, ненависти.

В этой ситуации даже очень продуманное, сбалансированное, разумное предложение, касающееся возможного арабо-израильского компромисса, и исходящее от одной из сторон конфликта, имеет немного шансов на успех.

К тому же, в лагере каждой из сторон имеются силы, которые привыкли жить в обстановке напряженности, научились в условиях противостояния извлекать для себя определенные политические дивиденды. Очень сильные позиции приобрели политики, проповедующие силовые методы решения имеющихся разногласий. К сожалению, шансы на популярность по-прежнему, имеют прежде всего те, кто рекламирует свою «жесткость», неуступчивость.

Прямые контакты израильтян и арабов, даже в тех случаях, когда их удается организовать, в этих условиях заходят в тупик. Каждая новая неудача переговорного процесса трактуется радикалами в обеих лагерях как подтверждение «бесперспективности» поисков мирных развязок.

Евгений Максимович, ретроспективно рассмотрев историю арабо-израильского противостояния, выдвинул положение о том, что было бы совершенно нереалистично рассчитывать на то, что страны региона на основе только своих собственных усилий смогут прийти к заключению мира.

Примаков далее заявил: исторический компромисс между арабами и еврейским государством, Израилем может быть достигнут только в том случае, если международное сообщество, Совет Безопасности ООН, Российская Федерация, США, ЕС смогут выработать рамки окончательного урегулирования и «навяжут» его сторонам – Израилю и арабским странами.

Примаков несколько раз в различных интерпретациях повторил этот тезис, для большей наглядности жестом демонстрируя, что урегулирование должно быть «спущено» сверху, из политического штаба планеты – Совета Безопасности.

Международное сообщество должно «заставить» стороны конфликта принять компромисс во имя их же собственной пользы,- подчеркнул Евгений Максимович. Только такая схема может в сегодняшней ситуации иметь шансы на успех. Мы слишком долго ждали, пока стороны сами между собой договорятся. Надо менять стратегию наших усилий, - заявил Евгений Максимович. Он далее отметил, что нерешенность арабо-израильского конфликта создает питательную базу для подпитки радикальных настроений, террористических организаций.

В качестве чуть ли не единственного примера осуществления масштабных международных решений в ближневосточном региона он указал на создание Израиля, который, как подчеркнул Примаков, появился на свет отнюдь не в результате арабо -  еврейских контактов и переговоров,  а на основе резолюции ООН, которая была разработана, а затем именно «спущена» в регион.

Далее Е.М.Примаков подверг критике различные планы решения ближневосточного кризиса за счет «усеченного» списка внешних спонсоров. В частности, он негативно охарактеризовал заявления израильского премьер-министра А.Шарона в отношении того, что «только Израиль и США» способны подготовить решение ближневосточной проблемы.  Предложения этих двух стран, заявил он, не устроят арабов, и мы их тоже поддерживать не станем. 

Далее Евгений Максимович отметил, что объективно США после событий 11 сентября 2001 года должны были бы убедиться, что попытки монополизировать свою посредническую роль в решении ближневосточных дел опасны для самих Соединенных Штатов.

Примаков отметил необходимость решения арабо-израильского конфликта и ликвидации последствий иракского кризиса. Эти кризисные и конфликтные ситуации подпитывают крайне опасную тенденцию раскола мира на мусульман и немусульман. Такая тенденция будет иметь самые негативные, масштабные последствия для стран Европы, где быстро растет мусульманское население. Невыгодно такое деление и для России, в которой проживает более 20 млн мусульман.

Предотвратить нарастание негативных тенденций можно, только встав на путь разрешения палестино-израильского противостояния, других конфликтных и кризисных сопряжений на Ближнем Востоке.

 Выступление Примакова имело большой резонанс, оно  было воспроизведено ведущими информационными агентствами мира.

Руководили делегаций, гости форума запрашивались на встречу с Е.М.Примаковым.

Есть такое выражение: встречи «на полях» международного мероприятия. На форуме в Джидде вследствие большого количества желающих встретиться с Примаковым, такое выражение нашло свое буквальное воплощение. Приходилось использовать любую возможность для проведения контактов.

Евгений Максимович развил в ходе этих встреч свой тезис об особой роли внешних спонсоров переговорного процесса. Он отмечал, что история международных отношений содержит примеры успешного международного содействия в преодолении тупиков по сложным проблемам, которые не решались в течение десятилетий. Это, в частности, относится к крушению апартеида, намибийскому урегулированию, ангольскому урегулированию, объединению страны и победе народа Вьетнама и т.п.

 Приходится сожалеть, что мирный импульс в ближневосточных делах, который возник на рубеже 2000-х  годов, в дальнейшем не только был утрачен, но сменился негативным и опасным развитием ситуации в регионе вследствие силовых действий США и их союзников.

Вместе с тем, потребности ближневосточных стран, логика восстановления нормальной ситуации в мире и в отдельных регионах предопределяют неизбежное возвращение к переговорным форматам разрешения конфликтных и кризисных ситуаций и сопряжений.

Возобновится мирный процесс и на Ближнем Востоке. Уже сегодня нужно консолидировать полезный потенциал идей и предложений, способных сдвинуть с мертвой точки ситуацию в регионе. Это относится и к идеям и предложениям, разработанным в свое время нашим ведущим специалистом-ближневосточником - Евгением Максимовичем Примаковым.