Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Амман, 11 сентября 2017 года

…Из международной тематики, по понятным причинам, много говорили о Сирии. У нас общая позиция, которая заключается в необходимости как можно скорее прекратить кровопролитие, начать решать гуманитарные проблемы и, конечно же, запустить процесс политического урегулирования в соответствии с резолюцией СБ ООН. В этой связи у нас также единое мнение о необходимости выполнять требования СБ ООН об уважении суверенитета, территориальной целостности Сирии и предоставить самим сирийцам возможность определять судьбу своей страны.

 

Мы обсудили ситуацию, которая связана с созданием на юго-западе Сирии зоны деэскалации в соответствии с инициативами, выдвинутыми в рамках «астанинского процесса». Южная зона была согласована в рамках взаимодействия России, Иордании и США. Мы высказались в пользу того, чтобы решать вопросы ее максимально эффективного функционирования в трехстороннем формате. Договорились о предстоящих контактах на этот счет.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы говорили о сотрудничестве между Россией и Иорданией по поводу зоны деэскалации на юге Сирии. Как известно, США принимают самое активное участие в этом процессе. Если говорить о роли США в Сирии в целом, то буквально сегодня Министр иностранных дел САР В.Муаллем сказал, что американцы должны убираться из Сирии, поскольку они убивают мирных жителей и дестабилизируют обстановку в регионе. В то же время в трехстороннем процессе видны позитивные результаты. Как бы вы охарактеризовали сотрудничество с США по Сирии?

С.В.Лавров: Мы последовательно выступали с очень понятных позиций. Все, кто находятся на сирийской земле или в воздушном пространстве страны без согласия или приглашения Правительства САР, нарушают международное право. Россия работает по прямому приглашению законных властей Сирии, также как и представители Ирана и «Хезболлы». В этом формате мы взаимодействуем с сирийскими вооруженными силами исключительно для подавления терроризма и создания условий для прекращения гражданской войны и начала решения гуманитарных проблем и продвижения по пути политического урегулирования.

Вместе с тем, то, что на сирийской земле находятся «незваные гости», в том числе с оружием в руках, является объективным фактом. Поскольку мы увидели возможность сотрудничать с ними в антитеррористической борьбе в интересах всего сирийского народа, такие контакты были завязаны. Еще начиная с контактов при администрации Б.Обамы мы выработали (и встречали понимание сирийского руководства, объяснив мотивы своих действий) схему, которая, если бы тогда вступила в силу и была применена, то сегодня мы были бы в гораздо лучшем положении в том, что касается сирийского урегулирования. Но у них не хватило духу, способностей или возможностей отмежевать «Джабхат ан-Нусру» от тех оппозиционеров, с которыми сотрудничала американская сторона.

Сегодня мы говорили о том, что по-прежнему очень двусмысленной остается ситуация с «Джабхат ан-Нусрой», которую почему-то целый ряд участников возглавляемой США коалициии старается беречь и выводить из-под ударов. Это абсолютно неприемлемо. «Джабхат ан-Нусра», как и ИГИЛ, является организацией, которая квалифицирована СБ ООН в качестве террористической.

Если говорить о том, с кем мы взаимодействуем, то, как вы знаете, когда администрация Б.Обамы расписалась в своем бессилии по отношению к задаче отмежевания оппозиции от террористов, мы стали работать с Ираном и Турцией. Это тоже формат, который находит понимание сирийской стороны. Более того, сирийское правительство в рамках "астанинского процесса" участвует в обсуждении концепции зон деэскалации и тех шагов, которые необходимо предпринимать для воплощения этой концепции в жизнь. Там работают три страны-гаранта (Россия, Турция и Иран),  сирийская сторона, сторона вооруженной оппозиции, представители ООН, наблюдатели от Иордании и США.

Подытоживая, скажу так. Принципы международного права никто не отменял, их нужно уважать, в том числе в том, что касается невмешательства во внутренние дела путем направления без согласия законного правительства вооруженных контингентов. Одновременно, если существует прагматическая возможность использовать ситуацию для того, чтобы помочь сирийскому народу освободиться от террористов и восстановить мирную жизнь, этими возможностями нужно пользоваться.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2857950