Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом, Москва, 8 сентября 2017 года

У нас с Францией есть еще один общий вопрос, над которым работают наши руководители. Я имею в виду, украинский кризис. «Нормандский формат» был создан по французской инициативе. Несмотря на пробуксовки, он все-таки остается главным инструментом содействия тем усилиям, которые предпринимаются в Контактной группе с участием представителей Киева, Донецка, Луганска и ОБСЕ.

Мы подтверждаем нашу приверженность Минским договоренностям, «Комплексу мер», который был одобрен резолюцией 2202 СБ ООН. Рассчитываем, что все страны, которые имеют влияние на киевские власти, все-таки будут убеждать их перестать чинить препятствия реализации этой договорённости. Мы, в свою очередь, используем наше влияние на провозглашённые республики ДНР и ЛНР, чтобы в таком же ключе обеспечивать конструктивное участие с их стороны.

Как вам известно, Российская Федерация всерьёз принимает те озабоченности, которые возникают в связи с периодически появляющимися рисками для безопасности наблюдателей ОБСЕ, работающих в рамках Специальной мониторинговой миссии этой Организации (СММ ОБСЕ). Как на днях объявил Президент Российской Федерации В.В.Путин на саммите БРИКС в Сямэне, мы внесли в СБ ООН резолюцию, которая предполагает создание миссии ООН по охране наблюдателей СММ ОБСЕ при выполнении ими своих функций. Рассчитываем, что теперь, если эта инициатива будет реализована, реально улучшится ситуация с обеспечением безопасности наблюдателей ОБСЕ и, наверное, у тех, кто не хочет обеспечивать разведение сил и средств сторон на безопасное расстояние, будет меньше поводов кивать на риски для наблюдателей ОБСЕ. Рассчитываю, что, как и договаривались наши лидеры во время телефонных разговоров в «нормандском формате», будут предприниматься соответствующие усилия по выработке конкретных синхронизированных шагов в сфере улучшения безопасности и продвижения политических реформ.

Вопрос (адресован обоим министрам): Президент России В.В.Путин выступил с предложениями по поводу использования сил ООН в Донбассе. Что Вы думаете об этих предложениях? Мне кажется, сейчас есть какие-то разногласия между Россией и Украиной по поводу численности этих сил. Считаете ли Вы, что эти силы должны быть распределены только по линии границ или по всей территории Донбасса? И думаете ли Вы, что существуют такие российские силы, которые могли бы войти в данный контингент?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин достаточно подробно презентовал эту инициативу, когда выступал перед журналистами в Китае «на полях» саммита БРИКС, но я еще раз уточню некоторые детали.

Эта инициатива связана исключительно с целью добиться строгого выполнения Минских договоренностей. Именно строгое выполнение этих договоренностей, как сказал Министр иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан, и является нашей общей целью. Минские договоренности предполагают, предполагали и продолжают предполагать комплексные меры в сфере обеспечения безопасности, разведения тяжелой техники, а затем и других сил и средств сторон от линии соприкосновения. Они предполагают организацию доставки гуманитарной помощи, воссоединение экономических связей между Донбассом и остальной территорией Украины и, конечно же, проведение политических реформ, прежде всего – принятие на постоянной основе особого статуса этих территорий, закрепление этого статуса в Конституции, проведение амнистии и организацию всеобщих выборов. И в Минских договоренностях очень четко записано, что, как только это будет сделано, контроль украинского Правительства над всей протяженностью российско-украинской границы полностью восстанавливается. Это написано черным по белому, невозможно спутать.

Когда мы стали работать в «нормандском формате» и в формате Контактной группы, над тем, чтобы обеспечить практическое выполнение всех этих договорённостей, украинское Правительство выдвинуло предварительное требование о том, что пока не будет решена вся группа вопросов безопасности, ни о каких политических реформах они речь вести не могут. Наши коллеги из Франции и Германии прилагали и прилагают очень много усилий, чтобы этот тупик преодолеть. На уровне экспертов «нормандского формата», прежде всего помощников глав государств и правительств, идет работа по согласованию т.н. «дорожной карты», которая будет предполагать попеременно шаги по укреплению безопасности и шаги по продвижению политических реформ в соответствии с Минским комплексом мер. Эта дорожная карта давно обсуждается, в ближайшие дни состоится еще один контакт на уровне помощников руководителей «нормандского формата». Надеюсь, будет достигнут прогресс. Уже скоро будет год, как в Берлине лидеры «нормандского формата» согласовали конкретные вещи, которые очень легко воплотить в жизнь, а именно –создание на линии соприкосновения «пилотных» зон безопасности с последующим распространением этого режима на всю линию соприкосновения и с разведением сил и средств. Обозначили три пилотные зоны, в двух этих пилотных зонах разведение состоялось, в третьей пилотной зоне (ст. Луганская), уже много месяцев невозможно выполнить то, о чем договорились лидеры. Причина в том, что украинская сторона настаивает, чтобы перед разведением сил и средств в этом конкретном районе линии соприкосновения было не меньше семи дней полной тишины. Я имел возможность говорить с СММ ОБСЕ, которая уже, по-моему, восемь раз фиксировала отсутствие каких-либо нарушений режима прекращения огня в течение недели. Каждый раз украинская сторона под разными предлогами отказывалась реализовать разведение сил и средств. Вывод, по-моему, очень простой: украинская сторона не хочет прогресса на ниве безопасности, потому что это потребует от нее делать шаги по политическим реформам, а это не входит в планы наших украинских коллег.

Поскольку постоянно идут ссылки на то, что наблюдатели ОБСЕ не могут работать, когда их жизни что-то угрожает, мы давно ставили вопрос о том, чтобы их вооружить, но в ОБСЕ нет такой практики, нет опыта вооруженных миссий, а в ООН есть. Поэтому наше предложение заключается в следующем: для того чтобы наблюдатели ОБСЕ добросовестно, четко, эффективно выполняли наблюдение за реализацией Минских договоренностей, давайте предадим им вооруженную охрану, состав которой будет определен, естественно, сторонами конфликта – Киевом, Донецком и Луганском. Это не силы ООН, а именно миссия по содействию охране наблюдателей ОБСЕ. Она находится в полном соответствии с логикой Минских договоренностей. Когда украинская сторона реагировала на эту нашу инициативу, они сказали, что это не годится, потому что начинать нужно с размещения миротворцев ООН не на линии соприкосновения, а на границе с Россией. Я вам только что процитировал Минские договоренности, в соответствии с которыми контроль над всей протяженностью границы с Россией украинское Правительство получает, выполнив все, под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Поэтому в теме подключения ООН к выполнению Минских договоренностей я не вижу противоречий между Россией и Украиной, а вижу противоречие между Украиной и Минскими договоренностями.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2856870