Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Боливии Ф.Уанакуни Мамани, Москва, 16 августа 2017 года

Вопрос: Вчера в разговоре с Вашим китайским коллегой Ван И Вы вновь отметили неприемлемость применения силы для разрешения кризиса на Корейском полуострове и подчеркнули готовность Москвы усилить координацию действий с Пекином по урегулированию ситуации. Подразумевались ли под данной координацией определенные экономические меры, или речь все-таки шла о дипломатических шагах?

С.В.Лавров: Что касается воздействия на Пхеньян с тем, чтобы добиться выполнения известных резолюций СБ ООН, мы глубоко убеждены, что возможности экономического давления практически исчерпаны. Мы не можем поддерживать идеи, которые продолжают вынашивать некоторые наши партнеры, направленные буквально на экономическое удушение Северной Кореи со всеми негативными трагическими гуманитарными последствиями для граждан КНДР.

Мы исходим из того, что во всех без исключения резолюциях СБ ООН, в которых уже были введены очень серьезные меры экономического воздействия, содержались обязательства Совета Безопасности продолжать поддерживать процесс возвращения к политическим переговорам и добиваться мирного дипломатического урегулирования на Корейском полуострове. Все экономические меры воздействия, вводившиеся на протяжении нескольких лет Советом Безопасности, исполняются государствами-членами ООН, а обязательство и призыв СБ ООН к заинтересованным сторонам уделять и повышать внимание к политическому треку по сути дела игнорировался. Мы с КНР считаем, что это неправильно и даже вредно и опасно.

Поэтому мы сформулировали совместную инициативу, которая предполагает известный принцип «двойного замораживания»: Северная Корея не будет испытывать ядерное оружие и ракеты, а США и Республика Корея не будут проводить крупномасштабных учений в этом регионе. Я знаю реакцию США на этот принцип «двойного замораживания». Он заключается в том, что нельзя разменивать законное на незаконное. Но здесь речь идет не о том, чтобы непоправимо «упереться» в собственной правоте, а о том, чтобы все-таки думать не о неких ложнопонятых соображениях престижа, а о судьбах этого региона и сотен тысяч людей, которые, по подсчетам специалистов, могут пострадать, если начнутся военные действия, о чем постоянно угрожают то из Вашигнтона, то из Пхеньяна. В последнее время мы отмечаем, что эта риторика стала чуть-чуть поспокойнее.

Наверное, надо приветствовать, по крайней мере, надеяться, что «горячие головы» немного остудились. Мы будем добиваться вместе с КНР выполнения обязательств СБ ООН, которые касаются необходимости возвращения к политическому процессу. Никогда экономические меры воздействия СБ ООН не принимались в отрыве от тезиса о  необходимости мирного урегулирования. Наши совместные с Китаем предложения содержатся в совместном заявлении от 4 июля, в котором идет речь исключительно о политико-дипломатических шагах. 

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2837366