Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом, Брюссель, 12 июля 2017 года

Вопрос: Нам известно, что санкции, введённые Европейским Союзом в отношении России, связаны с Минским процессом. Существует ли перспектива, что в ближайшее время некоторые санкции могут быть сняты?

С.В.Лавров (отвечает после Д.Рейндерса): Корни украинского кризиса уходят в февраль 2014 г., когда соглашение между тогдашним президентом Украины В.Ф.Януковичем и лидерами оппозиции, заключённое при прямом участии министров иностранных дел Франции, Германии и Польши, было разорвано спустя день после его подписания. Европейский Союз тут же поддержал переворот, и министры уважаемых государств ничего не сделали для того, чтобы заставить оппозицию всё-таки выполнить то, под чем она буквально вчера подписалась. Вот откуда «ноги растут».

Мы ведь тогда не стали обижаться на Европейский Союз. Мы просто зафиксировали как факт, что ЕС встал на путь логики, которая заключается в выборе – или с Россией, или с Западом. Я говорю сейчас не о позиции Бельгии, а о том, во что вылилась единая, солидарная позиция Европейского Союза, которая формировалась на основе тех, кто был реально заинтересован в смене режима на Украине антиконституционным путем, и тех, кто поддерживал соответствующие действия. Всё остальное – это уже инерция.

Нас трудно обвинить в отсутствии доброй воли. Именно мы добились, чтобы две непризнанные республики, которые провозгласили свою независимость, вернулись в переговорный процесс и согласились на Минские договоренности, которые подтверждают суверенитет и территориальную целостность Украины, при понимании того, что будут решены вопросы особого статуса для этой части Донбасса.

Сегодня мы подробно рассказали о наших ощущениях по работе в «нормандском формате», Контактной группе и о том, что происходит на самом деле. Однако про санкции мы не говорим. Мы сделали вывод из того, что происходит, который заключается в том, что нужно полагаться, прежде всего, на себя и делать всё, чтобы не зависеть от людей, которые так или иначе могут принимать политизированные решения, наносящие ущерб экономике, в том числе и тех, кто подобные решения принимает.

С Бельгией у нас, как и со многими другими странами, первые четыре месяца товарооборот растет, бизнес осуществляет проекты. В  прошлом году в России многие бельгийские компании со своими российскими партнерами  начали новые проекты. Так что можно сказать, что жизнь идет.

Когда Европейский Союз заявляет, что в случае наказания России политика должна довлеть над экономикой, это говорит само за себя. Так не должно быть в нормальной жизни.

Возвращаясь непосредственно к Вашему вопросу, скажу, что Евросоюз выработал «удобную» формулу – санкции будут сняты тогда, когда Россия выполнит Минские договоренности. Это было прямым сигналом Президенту П.А.Порошенко, который заключался в том, что Правительство Украины может не выполнять Минские договорённости и тем самым сохранять антироссийские санкции, в чем украинское руководство весьма заинтересовано, чтобы поддерживать себя на плаву в очень серьезной ситуации в своей стране.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2813637