Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам неформальной министерской встречи ОБСЕ, Мауэрбах, 11 июля 2017 года

Вопрос: В последнее время мы вновь видим репортажи в западных СМИ об успехе международной коалиции в Мосуле. Иракские власти даже заявили о полной победе там над ИГИЛ. Однако одновременно сегодня организация «Эмнести Интернэшнл» выпустила доклад, в котором говорится о возможных военных преступлениях, о тысячах жертв среди гражданского населения. Насколько воодушевление, которое мы видим у западных политиков и СМИ, соотносится с реальной ценой взятия Мосула?

С.В.Лавров: Естественно, я вижу и слышу эти заявления, оценки. Невольно сразу приходит на ум, как наши западные коллеги, западные и некоторые региональные СМИ освещали операцию по освобождению Восточного Алеппо. Была истерика в связи с тем, что мирные жители якобы страдают больше всех, что мы вместе с сирийской армией и нашими партнерами из Турции и Ирана организовали коридор для выхода из Восточного Алеппо мирных жителей и для выхода боевиков, готовых это сделать, выпускали их с оружием. Нас обвиняли в  этнической чистке. Сейчас тот факт, что уже многие жители вернулись и продолжают возвращаться в Алеппо, проходит мимо наших западных коллег. Они предпочитают это не замечать, как и то, что в период операции по освобождению города они буквально каждый день требовали немедленно открыть Восточный Алеппо для прохода гуманитарных конвоев, поскольку, как они утверждали, там нет ни лекарств, ни медикаментов, ни медицинского оборудования. После того, как Восточный Алеппо был освобожден, представители ВОЗ посетили эту часть города и обнаружили склады с огромными запасами тех самых медицинских препаратов и всего того, что необходимо для ухода за здоровьем. Мы запросили официальных лиц, в том числе Генерального секретаря ООН, объяснить, почему представители Организации, отвечающие за гуманитарные вопросы, в период, когда эта истерия вокруг якобы отсутствия медикаментов в Восточном Алеппо разгоралась, поддерживали эти требования, почему они не знали, что на самом деле ситуация совсем иная. Будем все-таки добиваться объяснений, потому что до сих пор этого не произошло.

Количество беженцев из Мосула достигает практически миллиона человек, где-то я даже видел цифру один миллион двести тысяч. Это в несколько раз больше того, сколько людей организованно, через специально созданные для этого коридоры вышли из Восточного Алеппо. В случае с Мосулом никаких организованных условий для вывода оттуда гражданских лиц создано не было. Все это было хаотично, спонтанно. Естественно, когда это происходит в таком неорганизованном виде, это добавляет неудобств. Наверное, из-за этого также бывает больше жертв.

Я смотрел репортажи по телевидению, в том числе по «Евроньюс» и другим западным каналам. Они откровенно говорят о том, что в Мосуле практически не осталось целых зданий. Город почти весь разрушен. Это тоже тема двойных стандартов, о которой я упомянул в связи с Восточным Алеппо, потому что он был освобожден с гораздо меньшими потерями для гражданской инфраструктуры. Мы, конечно, рады, что ИГИЛ несет поражение. Наверное, цена, которую придется заплатить за победу над терроризмом, при любом раскладе будет высокой. Но в данном случае просто не надо рядиться в тогу праведников, не видя в собственном глазу бревна. 

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2811931