Из интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова МГТРК «МИР», 10 мая 2017 года

Вопрос: Как Вы оцениваете деятельность ОДКБ в направлении борьбы с терроризмом? В этом году организация ОДКБ отмечает двадцатипятилетие своего существования. Насколько эффективна её работа?

С.В.Лавров: Эффективность борьбы с терроризмом, прежде всего, определяется тем, насколько удаётся объединить усилия всех, кто способен внести вклад в эту борьбу. Полтора года назад, выступая на 70-ой сессии ГА ООН Президент России В.В.Путин предложил сформировать универсальный и подлинно общечеловеческий фронт борьбы с террором. Эта инициатива остаётся в силе. Подлинно единая коалиция пока не сформировалась, но принимаются конкретные усилия в самых разных регионах, в том числе на Ближнем Востоке и в Северной Африке, где мы бьемся за то, чтобы не дать террористам захватить власть на обширных территориях. Параллельно с этим большое внимание уделяется пресечению террористической угрозы вблизи наших рубежей, на территории соседних государств – центральноазиатских стран. Такая организация как ОДКБ, рассматривает борьбу с террором как приоритетное направление своей деятельности. Особенно нужно учитывать то, что ИГИЛ не только освоился на Ближнем Востоке и Севере Африки (и не хочет сдаваться, хотя мы обязательно ее добьем), но на данном этапе ИГИЛ начал активизировать свои действия в Афганистане, особенно в его северных районах, которые непосредственно граничат с нашими соседями и союзниками. В рамках ОДКБ приняты соответствующие доктрины, стратегии, нацеленные на развитие четких и конкретных механизмов в борьбе с терроризмом. Существуют также Коллективные силы быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе, Коллективные силы оперативного реагирования и миротворческие силы. Большинство задач, стоящие перед ОДКБ (за исключением миротворческих сил) направлены на борьбу с террором. Соответствующие подразделения, которые страны-члены ОДКБ выделили в состав этих сил, находятся в постоянной готовности к действию, как и российские базы, расположенные в Таджикистане, Киргизии и Армении. Это приоритет, который был подтверждён во всех документах саммитов последних лет. Пока эта зараза не будет уничтожена, такие приоритеты будут сохраняться в полной мере.

Вопрос: ОДКБ – это военно-политический альянс. Его достаточно часто пытаются сравнить с НАТО. Скажите, насколько корректно это сравнение?

 

С.В.Лавров: Оно не вполне корректно. В Стратегии развития ОДКБ нет никаких упоминаний о том, что какая-либо страна, государство или организация являются нашими противниками. Натовцы наоборот воспринимают Россию как страну, которая является противником и угрозой. Они всячески стараются принизить статусы и значения того, что делает ОДКБ. Очень робко и нехотя они идут на контакт. Чувствуется, что им сложно понять, что ОДКБ – это такая же международная организация, которая признана в ООН, является наблюдателем ГА ООН, признана в ОБСЕ, участвует в ее заседаниях. Думаю, что этот свойственный натовцам гонор делу не помогает. Мы не раз предлагали объединить усилия нашей Организации и Североатлантического Альянса с тем, чтобы более эффективно бороться с терроризмом, в том числе с терроризмом, развивающимся на территории Афганистана. В значительной степени он подпитывается наркобизнесом, масштабы которого в разы увеличились за период проведения там натовской операции после известных событий 2001 года.

У нас были совместные проекты с НАТО, в том числе по развитию методов антитеррористической борьбы, по созданию специальных устройств дистанционного обнаружения взрывчатых веществ, что крайне важно для того, чтобы обезопасить общественные места, где проводятся крупные мероприятия, а также метрополитен. Существовали развёрнутые программы по пресечению наркоугрозы из Афганистана, подготовке кадров, предоставлению услуг для поддержания в рабочем состоянии вертолетов, которые Россия поставила и продолжала поставлять в Афганистан, и многое другое. От всего этого натовцы отказались. Они «встали в позу» после того, как поддержали государственный переворот на Украине. Мы же, в свою очередь, оказали поддержку жителям Юго-Востока Украины и Крыма, которые отказались принять результаты государственного переворота. После того, как они отказались принять акт переворота, новые власти, путчисты, организовали против них, собственного народа, войну. Когда мы осудили и приняли те наши вынужденные решения, натовцы «обиделись», что провалился их проект по полному поглощению Украины в свою зону влияния Альянса, и потерпела фиаско затея по включению Крыма в свои планы военного окружения России. Из-за обиды на объективный исторический факт они заморозили всё то, что нас объединяло, в том числе в антитеррористической борьбе. Теперь с огромным скрипом преодолевая сопротивления «агрессивного меньшинства» в ЕС, они пытаются возобновить разговор с нами. Но мы готовы говорить с ними только на основе равноправия, на основе взаимного уважения интересов и поиска баланса этих интересов. Мы будем говорить по общеприемлемым вопросам повестки дня, а не по тем, которые иногда нужны НАТО более, чем кому бы то ни было.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2750818