Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам участия во встрече министров иностранных дел «Группы двадцати» и Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, Мюнхен, 18 февраля 2017 года

Вопрос: Как Вы на данный момент оцениваете российско-грузинские отношения? По визам недавно было сделано заявление заместителем Министра иностранных дел России Г.Б.Карасиным. Почему вы связываете этот вопрос с дипломатическими отношениями? Здесь находится прокурор МУС Ф.Бенсуда, которая заявила, что Россия пока не сотрудничает со следствием. Встречались ли Вы с ней здесь?

С.В.Лавров: Я с ней не встречался. Этот вопрос я комментировать не могу. У нас есть определенная позиция к тому, как этот конкретный процесс был оформлен прокурором. Она полностью проигнорировала обширнейшие материалы, которые были представлены Южной Осетией, Абхазией и Российской Федерацией. Они документально и абсолютно безоговорочно подтверждали, что конфликт был начат М.Н.Саакашвили. Когда индивидуальные обращения тех, кто в Южной Осетии от этого конфликта пострадал, у кого погибли родственники, были отложены в сторону, стала очевидна односторонняя нацеленность подобной позиции прокурора. Мы давным-давно объявили, что мы не можем в такой ситуации взаимодействовать.

Что касается отношений между Россией и Грузией в целом, то наши представители: заместитель Министра иностранных дел России Г.Б.Карасин и специальный представитель Премьер-министра Грузии по связям с Россией З.Абашидзе недавно встречались в очередной раз. Они сделали соответствующий развернутый комментарий. Мы удовлетворены тем, что отношения все-таки начинают  нормализовываться. Растет товарооборот. Я не помню точно, но, по-моему, третья страна, которая покупает грузинскую экспортную продукцию, – это Россия. У нас налаживается и расширяется география авиационного сообщения. Существенно либерализована визовая политика. Сейчас практически по любому необходимому поводу грузинские граждане могут посещать Россию.

Что касается безвизового режима, то подчеркну еще раз, это достаточно сложный вопрос. Он связан не только с отсутствием дипломатических отношений, хотя, конечно, отменять визы в условиях отсутствия таковых немножко странновато.  Это еще связано и с необходимостью обеспечить безопасность в условиях, когда не только Центральная Азия, но и Закавказье, регионы Южного Кавказа становятся маршрутами, которые активно пытаются использовать боевики, экстремисты, террористы и наркоторговцы. Когда мы наладим полноценное взаимодействие между российскими и грузинскими правоохранительными органами, когда все эти риски смогут быть пресечены с обеих сторон в максимальной степени, тогда, наверное, можно будет говорить и о дальнейшем облегчении визового режима. Такое взаимодействие между правоохранителями точно трудно налаживать в условиях отсутствия дипломатических отношений.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2648523