Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел и сотрудничества Республики Бенин О.Агбенонси, Москва, 10 ноября 2016 года

Говорили мы и о ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в Сирии, Ливии, о других последствиях т.н. «арабской весны». Мы подтвердили нашу позицию, которая заключается в том, что любые конфликты должны урегулироваться, прежде всего, через диалог вовлеченных сторон, процессы национального примирения, с учетом подходов стран соответствующего региона. Эта позиция России в полной мере применима к случаям, когда в Совете Безопасности ООН рассматриваются африканские проблемы. Мы неизменно добиваемся того, чтобы принимаемые решения в полной мере учитывали позицию Афросоюза и различных субрегиональных организаций Африканского континента.    ...

Вопрос: Вашингтон признал гибель 63 мирных жителей в результате бомбардировок возглавляемой США коалиции в Ираке и Сирии, но их, в отличие от России, никто не обвиняет в совершении военных преступлений. Вашингтон часто признает гибель мирных жителей, обещает расследовать такие случаи, но продолжает действовать по своему плану, как ни в чем не бывало. Не стоит ли России пользоваться такой же тактикой?

С.В.Лавров: Я считаю в принципе аморальным и контрпродуктивным пытаться использовать ту или иную гуманитарную трагедию для набора политических очков. Такие попытки мы, к сожалению, наблюдаем в отношении развивающихся на Ближнем Востоке и Севере Африки процессов, будь то Сирия или Ирак. Здесь налицо двойные стандарты.

Что касается т.н. «побочного ущерба», термина, который изобрели американцы для описания причин жертв среди мирного населения во время военных кампаний, то мы, как и Министерство обороны России, рассказывая о том, как российские ВКС помогают законному правительству Сирии в борьбе с террористами, неизменно подчеркиваем, что всегда при нанесении ударов предпринимаются все необходимые меры предосторожности для того, чтобы минимизировать, а в идеале не допускать ущерба для гражданских объектов и тем более для мирного населения.

Когда в наш адрес звучат обвинения в том, что по тем или иным гражданским объектам наносились удары российских ВКС, мы всегда настаиваем на предъявлении нам фактов. Уже было много случаев, когда различные государства или международные НПО утверждали, будто из-за наших ударов разрушен тот или иной объект – школа, детский сад – и Министерство обороны России неоднократно предъявляло документальные подтверждения того, что это не соответствует действительности. Мы будем готовы расследовать любые факты, но пока конкретных фактов нам, по сути, никто ни разу не предъявил.

В целом можно долго говорить о том, как освещаются практически сходные процессы в Сирии и Ираке. Приведу один пример. На днях СБ ООН принял заявление, в котором осудил действия ИГИЛ в иракском Мосуле по использованию гражданского населения в качестве «живого щита» и потребовал прекратить эту практику. Мы привлекли внимание коллег к тому, что абсолютно идентично обстоят дела в Восточном Алеппо, только там верховодит не ИГИЛ, а «Джабхат ан-Нусра», которой подчиняются все остальные вооруженные формирования оппозиции, находящиеся в этой части города. Они абсолютно таким же образом не позволяют гражданскому населению выйти из города по гуманитарным коридорам, предоставленным сирийскими властями при поддержке российской стороны, и используют гражданское население в качестве «живого щита». Наши западные партнеры в этой ситуации не торопятся возвышать свой голос против подобной абсолютно антигуманной практики, что опять наводит на мысль, что с ИГИЛ Запад хоть как-то готов бороться, а «Джабхат ан-Нусру» по-прежнему выгораживает, видимо, продолжая иметь какие-то расчеты в отношении этой незаконной группировки.

Еще раз подчеркну, что мы заинтересованы в том, чтобы усилия мирового сообщества по преодолению кризисов в Сирии, Ираке и любой другой горячей точке были искренними, честными и не сопровождались попытками набрать какие-то геополитические очки, попытками откровенной пропаганды собственных успехов и очернения действий со стороны Российской Федерации и наших партнеров в этих процессах, в которых наши коллеги так или иначе не заинтересованы.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2516726