Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов САР В.Муаллемом и Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом, Москва, 28 октября 2016 года

Вопрос: Как операция по освобождению Мосула повлияет на расстановку сил в регионе и конкретно на сирийском фронте? Вы говорили, что не допустите «экспорта» террористов из Ирака в Сирию. Как этого можно добиться? Минобороны России сообщает, что наша боевая авиация готова бомбить террористов, которые перетекают сейчас из Ирака в Сирию. Будет ли это осуществляться?

Вчера в ходе выступления в клубе «Валдай» Президент России В.В.Путин заявил, что наше терпение не безгранично. Наметились ли сегодня конкретные шаги для освобождения Алеппо от террористов?

С.В.Лавров (отвечает после В.Муаллема): Что касается того, как операция по освобождению Мосула повлияет на расстановку сил в регионе и на сирийском фронте, то думаю, что она может оказать весьма значительное влияние. Мы уже упоминали о такой угрозе, как исход террористов из Мосула в другие точки, включая Сирию, как это предсказывают многие. По оценкам ООН, сотни тысяч вплоть до 1 млн. человек гражданского населения может покидать Мосул. Это будут новые потоки беженцев, которые едва ли захотят оставаться в Ираке. Наверное, они пойдут в Турцию, многие могут пытаться пробраться в Европу. Расстановка сил может значительно измениться для многих участников этого процесса, даже для тех, кто находится далеко от Ирака и Сирии.

 

Отмечу, что когда мы вместе с сирийскими коллегами готовили операцию по освобождению Алеппо, наши западные партнеры и даже представители ООН начали критиковать нас в связи с тем, что мы, дескать, пытаемся выгнать оттуда мирное население, не позволяем им там остаться, не хотим, чтобы все там оставалось без изменений. То есть, фактически нас призывали смириться с тем, что Восточный Алеппо будет контролироваться террористами. Наши американские коллеги, в частности, говорили, что очень трудно убедить умеренных оппозиционеров уйти из Восточного Алеппо, чтобы там осталась только «Джабхат ан-Нусра». Убедить трудно, потому что, как нас убеждали, эти оппозиционеры живут там, у них там семьи, дома, очаги и придется срывать людей с насиженных мест. В Мосуле была абсолютно такая же картина, так же сказали, что мирное население должно уйти из города – они уходят, оставляя свои домашние очаги, и никто по этому поводу не переживает, хотя разницы я не вижу. И там, и там мы создаем проблемы для мирных жителей, но эти проблемы неизбежно возникают, когда и если необходимо бороться с террористами. В Мосуле и Алеппо такая необходимость абсолютно существует.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2508799