Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Парагвая Э.Лоисагой, Москва, 18 октября 2016 года

Вопрос: В связи с операцией, начавшейся в иракском Мосуле, западные СМИ заговорили о возможности переброса бойцов ИГИЛ из Ирака в Сирию. Насколько велика такая опасность? Как проведение операции по освобождению Мосула может повлиять на ситуацию в регионе?

С.В.Лавров: Мосул – город крупный.  Там проживает полтора миллиона гражданских лиц, если не больше. Мы, конечно, следим за этой операцией, потому что все заинтересованы в том, чтобы нанести поражение  т.н. ИГИЛ. Насколько я знаю, город окружен не полностью. Не знаю, по какой причине, но надеюсь, что просто не смогли, а не не захотели. По крайней мере, сохраняющийся коридор создает риски, что игиловцы уйдут из Мосула и Ирака в Сирию. Если это произойдет, если в Сирии, где наша группировка работает по просьбе законного правительства, появятся дополнительные контингенты ИГИЛ, мы будем оценивать ситуацию и принимать решения политического и военного характера. Надеюсь, что на это обратит внимание и возглавляемая США коалиция, которая активно участвует в операции по взятию Мосула.

Это будет непростая операция. Как и в случае с Алеппо, она предусматривает нанесение ударов с воздуха и действия наземных сил, которых там, кстати, немало. Для региональных раскладов немаловажно, кто будет брать Мосул наземными войсками (там даже за это есть соперничество): иракская ли армия (а если да, то будут ли в этом участвовать шиитские подразделения), какова роль курдского ополчения в этом вопросе, какова роль Турции. Как Вы знаете, там находится турецкий экспедиционный корпус, и иракское руководство против этого активно протестует. В Ираке есть пять тысяч американских спецназовцев, которых Вашингтон, правда, позиционирует исключительно в качестве «советников». Пять тысяч «советников» – это, конечно, немало. От того, как будет в итоге сформирован этот наземный «кулак» и кто в него войдет, будут зависеть региональные расклады. Повторю, от этого будет зависеть роль, которую играет и будет играть Турция, будущее место курдов в этих процессах и как пойдут дела в отношении задачи, которую мы давно предлагаем решать, я имею в виду нормализацию отношений между суннитами и шиитами. Это также немаловажный фактор.

Гуманитарный аспект операции в Мосуле, по некоторым оценкам представителей ООН в Женеве и Нью-Йорке, также существенен. Количество беженцев из числа гражданских лиц может находиться в очень широком диапазоне от 200 000 до почти миллиона человек – называются цифры около 900 000 человек. Ни в Ираке, ни в соседней Сирии, ни в других странах, куда эти беженцы могут хлынуть, сейчас не существует адекватной возможности принять такое количество людей.  Надеюсь, что все это было просчитано теми, кто готовил эту операцию. Но пока вопросов остается немало.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2501621