Из интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова СМИ Монголии, Японии и КНР в преддверии визитов в эти страны, Москва, 12 апреля 2016 года

Вопрос: Ваш визит в Японию откроет серию контактов на высшем уровне, включая предстоящий визит Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию и планирующийся визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию. При этом сохраняются разногласия между Россией и странами «Большой семерки» по украинскому кризису. Сохраняются и разногласия между Россией и Японией. Например, на большой пресс-конференции в январе этого года Вы сказали, что Россия не считает, что мирный договор – это синоним решения территориального вопроса. Японская позиция состоит в том, что заключение мирного договора неотделимо от решения территориального вопроса, что эти понятия равнозначны. В условиях различия в позициях руководства России и Японии каковы перспективы политического диалога по мирному договору? Как Вы в целом оцениваете текущее состояние российско-японских отношений и текущий темп диалога?

С.В.Лавров: Начну с того, о чем Вы сказали в начале своего многослойного вопроса. Вы упомянули, что встреча министров иностранных дел «Большой семерки» призвала Россию активнее способствовать решению проблем, связанных с украинском кризисом. Я этого призыва не видел и документов «Большой семерки» не читал. «Семерка» – это не тот механизм, который был бы хоть кем-то еще признан в качестве «площадки» для обсуждения украинского кризиса. Украинский кризис нужно обсуждать и решать на основе Минских договоренностей от февраля 2015 года. Эти договоренности были дословно и без каких-либо изменений одобрены Советом Безопасности ООН, равно как этими решениями был одобрен формат Контактной группы и ее 4 рабочих подгрупп. В этих механизмах – Контактной группе и ее подгруппах –  представители украинского правительства и Донецка и Луганска, ОБСЕ и Российской Федерации работают напрямую друг с другом. Это тот формат, где нужно искать конкретные пути реализации обязательств, которые взяли на себя Киев, Донецк и Луганск.

Есть «нормандский формат» (Россия, Франция, Германия и Украина), который, как было записано в Декларации лидеров этих четырех стран, призван наблюдать за тем, как выполняются Минские договоренности. Выполняются они плохо, потому что ни США, которые имеют на Киев решающее влияние, ни наши европейский партнеры пока не могут использовать свое влияние, чтобы Киев перестал откровенно саботировать и даже требовать переписать Минские договоренности.

В «Большой семерке» представлены США, Франция и Германия – страны, которые постоянно говорят о необходимости выполнения Минских договоренностей. Если «Большая семерка» в этом заинтересована, то нужно использовать вес этих стран в отношениях с Украиной и потребовать от Киева сделать то, под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Но повторю, «Большая семерка» – для нас это «отвлеченная» конструкция, влияния которой на международную политическую жизнь я, честно говоря, не заметил.

Что касается российско-японских отношений, то мы рассматриваем эти отношения как самоценные. Исходим из того, что наши руководители – Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – в ходе своих регулярных контактов договорились развивать сотрудничество по всем направлениям: в торговле, экономике, инвестициях, гуманитарной сфере и, особенно подчеркну, во внешнеполитической области. Мы, конечно, хотели бы, чтобы такая крупная и мощная страна, как Япония, имела больше веса в международных делах и чтобы ее голос звучал более отчетливо и отражал интересы японского народа.

У нас с Министром иностранных дел Японии г-ном Ф.Кисидой также неплохие отношения. Мы ждали его приезда еще в марте или апреле 2014 года, после того, как он стал Министром иностранных дел. По причинам, которые от России не зависели, этот визит состоялся только в сентябре прошлого года. Но, тем не менее, у нас очень неплохое взаимодействие. Рассчитываю, что в Токио в конце этой недели мы обсудим дальнейшие пути совершенствования этого сотрудничества. Мы планируем подписать План консультаций между министерствами иностранных дел России и Японии, который достаточно всеобъемлющий и охватывает все основные проблемы, требующие нашего совместного взаимодействия.  

Что касается мирного договора. Действительно, на пресс-конференции в январе этого года я сказал, что проблема мирного договора напрямую не связана с проблемой т.н. «северных территорий», как вы называете их в Японии. Мы говорим с нашими коллегами. По поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ на уровне заместителей министров создан специальный канал диалога по этим вопросам. Диалог идет достаточно регулярно, но по понятным причинам непросто, потому что позиции противоположны. Два раунда диалога были посвящены историческим аспектам этой ситуации в контексте итогов Второй мировой войны. Не приняв ее итогов, мы едва ли сможем куда-то продвинуться.

Тему мирного договора нельзя сводить к каким-то территориальным вопросам, тем более к территориальным претензиям хотя бы потому, что единственный документ, который был подписан и ратифицирован обеими сторонами – Совместная декларация 1956 г., – гласит, что стороны отказались от каких-либо претензий друг к другу, и ближайшей задачей является подписание мирного договора. Упоминания о том, что на переговорах о мирном договоре будет рассматриваться территориальный вопрос, не существует. Мы напоминаем нашим японским коллегам об истории этого вопроса в контексте итогов Второй мировой войны, а также того, что после войны удавалось сделать Москве и Токио. Мы готовим очередной раунд этих переговоров. Думаю, что мы продолжим рассматривать позиции Москвы и Токио в контексте тех параметров, о которых я упомянул.

Закончу ответ на этот вопрос тем, с чего я начал, о чем договорились Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – о всестороннем развитии наших отношений в самых разных областях. Исходим из того, что более тесное переплетение наших экономик, гражданских обществ, установление деловых связей между бизнесменами, обоюдное инвестирование, реализация совместных экономических, торговых, инфраструктурных и внешнеполитических инициатив поможет создать атмосферу, которая будет гораздо более благоприятна для достижения договоренностей по любым трудным вопросам, чем нынешняя. Хотя нынешнюю атмосферу мы не считаем негативной, но она обладает гораздо более серьезным потенциалом, учитывая возможности России и Японии.

Отмечу, что японский бизнес весьма активно заинтересован в работе в Российской Федерации. Это не только автомобилестроение, как уже всем известно, но и фармацевтика, производство коммуникационного оборудования, сельское хозяйство, а также тема «Умная городская среда», где Япония очень здорово преуспела. Мы бы хотели пользоваться этим опытом. Конечно, энергетика:  это проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые реализуются с участием японского бизнеса. Сейчас обсуждается возможность реализации проекта, который условно называется «Энергомост Россия-Япония», а также проработка производства альтернативных видов топлива, включая жидкий водород. Это высокие технологии.

Убежден, что такого рода прорывные проекты в экономике наряду с очень тесными гуманитарными связями, которые, в частности, проявляются в ежегодных фестивалях российской культуры в Японии, и более тесное взаимодействие на международной арене будут способствовать обеспечению интересов народов наших стран и решению всех проблем, которые все еще остаются на повестке дня.

...

Вопрос: Насколько мы понимаем, Ваш предстоящий визит в Японию – это важный шаг для подготовки контактов на высшем уровне, в том числе визита Президента России В.В.Путина. К сожалению, между Россией и Японией еще существует санкционный режим. Каковы, на Ваш взгляд, условия снятия или смягчения санкций?

С.В.Лавров: Что касается санкций, то это не наша проблема. Мы слышали от наших японских коллег объяснения относительно того, почему Япония решила присоединиться к отдельным санкциям, которые ввели американцы и европейцы. Мы таких объяснений у наших японских друзей не просили, они сами как бы оправдывались перед нами.

Мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, Япония не единственная страна, которая не вполне самостоятельна в своих внешнеполитических действиях. Хотелось бы, чтобы такая крупная держава, как Япония, обретала бы больше такой самостоятельности. В ходе подготовки к контактам на высшем уровне мы вообще этот вопрос не затрагиваем, а наши японские коллеги по собственной инициативе периодически говорят, что они хотели бы прекратить действия санкций, но солидарность с западными странами вынуждает их от этого пока отказываться.

Мы не будем ни в случае с Японией, ни в случае с ЕС, ни в случае с США сами инициировать эту тему. Мы убеждены, что односторонние санкции являются абсолютно незаконными. Есть единственный способ легитимно вводить меры принуждения – это через Совет Безопасности ООН. Мы еще отдельно потом будем говорить с нашими партнерами в концептуальном плане о том, что если в отношении какой-либо страны как например Ирана, в свое время были одобрены в Совете Безопасности ООН коллективные, легитимные санкции международного сообщества, то в таких случаях нужно договариваться, что эти международные санкции нужно строго выполнять, но чтобы к ним ничего нельзя было ни добавить, ни убавить. Необходимо следовать всем запретам, которые ввел Совет Безопасности ООН, а добавлять «сверху», помимо того, о чем договорились по-честному, я считаю неэтичным. Но это не относится к Российской Федерации. В отношении Российской Федерации никаких санкций Совета Безопасности ООН нет и быть и может.

Вопрос: Это не мешает визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию?

С.В.Лавров: Визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию вообще ничего не мешает. Для того, чтобы он состоялся, нужно, чтобы давным-давно сделанное приглашение обрело форму какой-то конкретной даты. Президент России В.В.Путин не раз говорил Премьер-министру Японии С.Абэ, что мы не хотим ставить Японию в неловкое положение. Это не Россия напросилась в гости в Японию, это Япония пригласила нас посетить страну с визитом. Потом несколько раз Премьер-министр Японии С.Абэ говорил Президенту России В.В.Путину, что он думает над датами. Мы успокаивали наши японских партнеров, чтобы они не волновались, что не надо нам каждый раз говорить, что они продолжают думать. Когда «созреют» по конкретным срокам, пусть скажут, мы их и будем рассматривать.

Тем временем со стороны Премьер-министра Японии С.Абэ была выражена заинтересованность посетить Российскую Федерацию. Мы ему тут же предложили конкретные сроки. Как я понимаю, в самое ближайшее время такой визит состоится.

Мы слышали заявления из Вашингтона о том, что они не одобряют контакты на высшем уровне между Россией и Японией. Недавно вроде бы какой-то официальный представитель Государственного департамента или Белого дома сказал, что, «ничего страшного, один раз съездить можно». Это возмутительное поведение. Думаю, что наши японские коллеги это понимают и относятся к этому так, как подобные неприемлемые манеры того заслуживают.

К нам приезжают многие западные партнеры, Президент России В.В.Путин посещает целый ряд европейских стран. Все зависит от того, когда наши японские коллеги почувствуют для себя возможным и комфортным принять решение о том, какие сроки предложить Президенту России В.В.Путину.

Вопрос: Вы упомянули Совместную декларацию от 19 октября 1956 г.. Кроме этой декларации между Россией и Японией существует несколько других документов, в т.ч. Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии «О дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора», подписанное в Иркутске в 2001 году В.В.Путиным и Е.Мори. Может ли оно тоже считаться основой для ведения переговоров?

С.В.Лавров: В этом Заявлении, если я правильно помню, говорится о договорённости продолжать диалог, чтобы решить все вопросы, включая принадлежность всех четырех островов. Мы от этого не отказываемся. Но это все-таки заявление, хотя я подтверждаю, что нашей целью является обеспечение полной ясности в отношении принадлежности всех четырех островов. Декларация от 19 октября 1956 г. – это не просто подписанный, а единственный ратифицированный документ между нашими странами по данной проблеме.

www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2227965