Публикатор

31.07.2015:00

О российско-американском Договоре о СНВ

Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ-2010, «новый ДСНВ» или ДСНВ-3) подписан в Праге (Чешская Республика) 8 апреля 2010 г. Вступил в силу 5 февраля 2011 г. Параллельно с подписанием Договора российская сторона выступила с односторонним заявлением по противоракетной обороне.

Новое соглашение по СНВ выработано на строго паритетной основе в соответствии с принципом равной и неделимой безопасности.

Договор предусматривает реальные, проверяемые и необратимые сокращения стратегических наступательных вооружений. В результате таких сокращений имеющиеся у сторон суммарные количества средств СНВ через семь лет после вступления Договора в силу и в дальнейшем не должны превышать:

  • 700 единиц для развёрнутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), развёрнутых баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и развёрнутых тяжелых бомбардировщиков (ТБ);
  • 1550 единиц для боезарядов на развёрнутых МБР, боезарядов на развёрнутых БРПЛ и ядерных боезарядов, засчитываемых за развёрнутыми ТБ (за каждым развёрнутым ТБ условно засчитывается по одному ядерному боезаряду);
  • 800 единиц для развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок МБР, развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок (ПУ) БРПЛ, развёрнутых и неразвёрнутых ТБ.

Таким образом, Россия и США на треть сокращают боезаряды («потолок» по Договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 года – 2200 единиц) и более чем в два раза стратегические носители («потолок» по Договору о СНВ 1991 года – 1600 единиц). При этом предусматривается, что каждая из сторон имеет право самостоятельно определять состав и структуру своих СНВ. Запрещается базирование СНВ за пределами национальной территории.

Для целей Договора разработан механизм контроля, решавший задачу обеспечения необратимости, проверяемости и транспарентности процесса сокращений СНВ.

Сфера охвата Договора включает все существующие типы МБР, БРПЛ, в т.ч. в неядерном оснащении (в случае их создания), ПУ МБР и БРПЛ, а также ТБ. В нём в юридически обязывающей форме зафиксирована взаимосвязь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями, а также её возрастающая важность в процессе сокращения СНВ.

Неотъемлемыми частями Договора являются Протокол и приложения. В них прописаны положения, касающиеся определений терминов, обмена данными и уведомлениями, переоборудования или ликвидации, инспекционной деятельности, а также мер укрепления доверия. В соответствии с Протоколом каждая сторона Договора имеет ежегодную квоту в 18 инспекций. Предусматриваются также показы образцов СНВ, происходит интенсивный обмен уведомлениями о военной деятельности, связанной с СНВ.

Срок действия Договора – десять лет, с возможностью продления на срок до пяти лет.

Для рассмотрения вопросов практической реализации Договора создана Двусторонняя консультативная комиссия (ДКК), сессии которой проходят два раза в год. К настоящему времени состоялось 18 сессий ДКК. Проведение 19-й сессии, которая была запланирована на весну 2020 г., отложено вследствие пандемии COVID-19.

Российская Федерация неукоснительно соблюдает требования ДСНВ, тем самым внося реальный вклад в выполнение обязательств по ядерному разоружению в соответствии со Статьёй VI Договора о нераспространении ядерного оружия.

К 5 февраля 2018 г. (контрольной дате по Договору) Российская Федерация свои обязательства по сокращению СНВ выполнила полностью. По состоянию на эту дату наш суммарный потенциал СНВ составил:

  • 527 единиц для развёрнутых МБР, БРПЛ и ТБ;
  • 1444 единицы для боезарядов на развёрнутых МБР и БРПЛ, а также ядерных боезарядов, засчитываемых за развёрнутыми ТБ;
  • 779 единиц для развёрнутых и неразвёрнутых ПУ МБР и БРПЛ, развёрнутых и неразвёрнутых ТБ.

США при наступлении контрольной даты тоже заявили о достижении согласованных суммарных количественных уровней СНВ. Однако выход на установленные Договором показатели был достигнут американской стороной в том числе за счёт нелегитимного одностороннего исключения из засчёта части американских СНВ, объявленных «переоборудованными». Речь идёт о 56 пусковых установках БРПЛ «Трайдент-II» и 41 тяжёлом бомбардировщике В-52Н, «переоборудованных» таким образом, что российская сторона не может подтвердить приведение этих СНВ в состояние, непригодное для использования БРПЛ и ядерного вооружения ТБ, как того требует Договор. Мы также не признаём правомерность отказа США включать в засчёт по ДСНВ четыре шахтные пусковые установки МБР, предназначенные для обучения, которые американцы переименовали в не предусмотренную Договором категорию «учебных шахт». С учётом этих средств превышение Соединёнными Штатами Америки разрешённого Договором суммарного количества для развёрнутых и неразвёрнутых ТБ, ПУ МБР и ПУ БРПЛ составляет 101 единицу.

Возникшая проблема очевидным образом подрывает жизнеспособность Договора. Аномальная ситуация с выполнением обязательств по Договору американской стороной прорабатывалась в ДКК, затрагивалась также в ходе контактов на различных уровнях, однако пока добиться взаимоприемлемых развязок не удалось. Продолжаем настаивать на необходимости устранения проблемы переоборудования и вывода из засчёта американских СНВ и неукоснительного выполнения ДСНВ американской стороной.

С 2018 года Российская Федерация неоднократно ставила вопрос о необходимости приступить к обсуждению продления действия Договора о СНВ после 5 февраля 2021 г.

5 декабря 2019 г. в Сочи на совещании с руководством Минобороны и предприятий ВПК Президент России заявил о готовности российской стороны незамедлительно и без предварительных условий продлить ДСНВ. По дипломатическим каналам США направлено официальное предложение приступить к рассмотрению комплекса соответствующих вопросов, в том числе о возможном сроке продления.

Ответ до настоящего времени американской стороной не дан. Руководство США продолжает поддерживать неопределённость вокруг перспектив ДСНВ, однако высказывания представителей Администрации США по вопросу о перспективах соглашения ужесточаются. В частности, всё более определённо у американцев звучит увязка с необходимостью участия КНР в переговорах по контролю над вооружениями. При этом в Вашингтоне говорят, что именно Россия должна «усадить Китай за переговорный стол».

В Пекине отвергают возможность участия в каких-либо подобных обсуждениях, справедливо указывая на существенную разницу в размерах китайского, с одной стороны, и российского и американского ядерных арсеналов, с другой стороны.

В связи с этим мы отмечаем, что уважаем позицию Китая, и если у американцев имеется желание вовлечь КНР в переговоры, эту инициативу им нужно обсуждать напрямую с Пекином, без нашего посредничества.

В принципиальном плане Россия открыта к многостороннему разговору по возможным мерам обеспечения предсказуемости и сдержанности в ракетно-ядерной сфере при том понимании, что было бы контрпродуктивным «принуждать» кого-либо к участию в подобных дискуссиях. Кроме того, наиболее важное значение будет иметь вовлечение союзников США по НАТО – Великобритании и Франции.

Применительно к продлению ДСНВ акцентируем, что такое решение позволило бы не допустить дальнейшей деградации ситуации в сфере стратегической стабильности, избежать полного обрушения контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере, выиграть время для изучения возможных дальнейших подходов к контролю над вооружениями с учётом новых факторов, возникающих в данной сфере, включая, в том числе, появление новых военных технологий и вооружений. Однако если США откажутся от продления, безопасность России на длительную перспективу надёжно гарантирована и без данного Договора.