Публикатор

16.01.1423:25

Проблематика ПРО

(Справка)

16-01-2014

Тематика ПРО остается одним из наиболее актуальных и проблемных аспектов взаимоотношений России с США и НАТО.

17 сентября 2009 г. президент США Б.Обама объявил о принятии «поэтапного адаптивного подхода» к размещению противоракетных средств США в Европе. В соответствии с ним развитие архитектуры ПРО США в Европе планировалось осуществить в четыре этапа, предполагающих расширение площади защищаемой территории и наращивание возможности по перехвату ракет – от оперативно-тактических на первом этапе (2011 г.) до межконтинентальных на третьем / четвертом (2018 – 2020 гг.). Второй и третий этапы предусматривали создание в Румынии к 2015 г. и в Польше к 2018 г. наземных баз ПРО США с противоракетами SM-3 различных модификаций. В 2018-2020 гг. таким противоракетам предполагалось придать способность перехватывать МБР. Одновременно планировалось наращивать количество кораблей ПРО, дислоцированных в акваториях у берегов Европы.

Первый этап программы к настоящему времени завершен, продолжается реализация двусторонних договоренностей, достигнутых США с Румынией, Турцией, Польшей и Испанией о размещении элементов ПРО США. 28 октября 2013 г. официально начато строительство базы ПРО США в Девеселу (Румыния). В 2014-2015 гг. на военно-морской базе Рота (Испания) США разместят четыре эсминца ВМС с противоракетными возможностями.

«Поэтапный адаптивный подход» дополняет стратегический противоракетный потенциал США: два позиционных района стратегической ПРО с противоракетами GBI шахтного базирования – база «Форт Грили» в штате Аляска (26 противоракет) и база ВВС "Ванденберг" в Калифорнии (4 противоракеты).

Отрабатываемую в Европе противоракетную схему США намерены применять и в других регионах мира – азиатско-тихоокеанском и ближневосточном.

В акватории Тихого океана уже развернуты корабли ВМС США, оснащенные «Иджис» и противоракетами SM-3. Кроме того, в интересах обеспечения глобальной ПРО США в АТР действуют радар AN/TPY-2 наземного базирования в Японии и РЛС SBХ морского базирования у берегов Аляски.

США оказывают содействие в ПРО своим союзникам, в первую очередь Японии и Австралии («Трехсторонний форум по ПРО» с участием этих государств учрежден в 2007 г.), а также Республике Корея, планирующей к 2015 г. создать собственную национальную систему ПВО и ПРО KAMD («Korean Air And Missile Defense»); при этом Республика Корея подчеркивает, что развертывание KAMD не означает ее включения в американский проект создания азиатско-тихоокеанского сегмента глобальной ПРО.

В ближневосточной зоне в качестве элементов глобальной ПРО США могут использоваться радар AN/TPY-2 в Израиле, корабли с системой «Иджис» в прилегающих морях, а также, в перспективе, противоракетные комплексы THAAD с AN/TPY-2, поставляемые в страны Персидского залива.

15 марта 2013 г. министр обороны США Ч.Хейгел объявил об изменениях в противоракетных планах США и их переориентации на АТР с целью защиты от «быстро растущей ракетно-ядерной угрозы со стороны КНДР». В рамках этой «переориентации» США намерены:

- к 2017 г. увеличить количество противоракет GBI на базе Форт-Грили в шт. Аляска с нынешних 26 до 40;

- разместить второй радар ПРО AN/TPY-2 на территории Японии (информация о начале переговоров относительно размещения на юге Японии второго американского противоракетного радара передового базирования AN/TPY-2, в дополнение к ранее размещенному на севере страны, была озвучена еще 17 сентября 2012 г. главой Пентагона Л.Панеттой на совместной пресс-конференции в Токио с министром обороны Японии С.Моримото);

- проработать вопрос о возможном месте дислокации третьей базы ПРО на территории США, в т. ч. на востоке страны, в дополнение к базам в Форт-Грили и Ванденберге на западе;

- вследствие бюджетных и технологических сложностей отложить, как минимум до 2022 г., завершение четвертого этапа «поэтапного адаптивного подхода», предполагавшего развертывание, в т. ч. на базах ПРО США в Румынии и Польше, перспективных противоракет SM-3 Block IIB, способных перехватывать МБР и БРПЛ.

В принятой на саммите НАТО в Лиссабоне (19-20 ноября 2010 г.) новой Стратегической концепции зафиксирован курс на создание территориальной ПРО альянса с опорой на «поэтапный адаптивный подход» США.

В декларации саммита НАТО в Чикаго (20-21 мая 2012 г.) заявлено о достижении «промежуточного потенциала» системы ПРО НАТО, что означает возможность обнаружения пусков, сопровождения и перехвата одиночных баллистических ракет малой дальности с южного направления с использованием кораблей с системой «Иджис» в Средиземном море, РЛС ПРО в Турции и командного центра в ФРГ. Переподтверждена ключевая цель построения системы – полная противоракетная защита стран-участниц НАТО. Добиться прикрытия всей территории европейских членов НАТО предусматривалось к 2020 г.

В чикагской декларации содержится положение о ненаправленности ПРО НАТО против российских стратегических сил сдерживания. Возобновлено также предложение снимать российские озабоченности через «сотрудничество» двух полностью автономных систем ПРО – американо-натовской и российской, с созданием двух совместных противоракетных центров (по обмену данными и по планированию операций), а также информирование друг друга о создаваемых противоракетных потенциалах.

Реализация противоракетных планов США и НАТО способна разрушить стратегическую стабильность, девальвировать возможности российских сил ядерного сдерживания. Чтобы не допустить этого, Россия настаивает на предоставлении твердых гарантий ненаправленности развертываемой США и НАТО в Европе противоракетной конфигурации против российского ядерного потенциала. Объявленные США 15 марта 2013 г. корректировки противоракетных планов российского принципиального подхода не меняют. Исходим из того, что гарантии должны быть зафиксированы в юридически обязывающей форме и базироваться на объективных военно-технических критериях (характеризующих возможности противоракет, РЛС и систем управления), подтверждающих соответствие создаваемого противоракетного потенциала заявленной цели его создания, т.е. противодействию ограниченным ракетным угрозам из-за пределов Европы. Натовская сторона от предметного разговора о гарантиях уходит, а в связи с «отказом» США от четвертого этапа создания европейского сегмента глобальной ПРО настаивает на том, что такой отказ якобы автоматически снимает все российские озабоченности, связанные с ПРО альянса в Европе, и делит взаимодействие России с США и НАТО на два раздельных трека. Исходим из того, что американские средства ПРО остаются основой противоракетной обороны альянса, поэтому без принципиальных подвижек на «американском треке» сложно прогнозировать достижение прогресса и в сотрудничестве с альянсом.

Достигнутые на саммите Совета Россия-НАТО (г. Лиссабон, Португалия, 20 ноября 2010 г.) договоренности в области ПРО остаются по большей части невыполненными. Подготовка всеобъемлющего совместного анализа будущих рамочных условий сотрудничества России и НАТО в области ПРО зашла в тупик из-за нежелания натовской стороны учитывать российские подходы. Возобновление сотрудничества по ПРО ТВД носило ограниченный характер: в марте 2012 г. в г. Оттобрунн (ФРГ) состоялось компьютерное командно-штабное учение СРН по ПРО театра военных действий. Его результаты подтвердили обоснованность российских предложений по возможной архитектуре совместной ПРО в Европе. Однако итоговый отчет учений, фиксирующий эти результаты и вытекающие из них выводы, не был согласован.

Об опасности развития ситуации с ПРО по негативному сценарию Российская Федерация предупреждала неоднократно.

23 ноября 2011 г. Президент Российской Федерации Д.А.Медведев выступил с заявлением в связи с ситуацией, которая сложилась вокруг системы ПРО стран НАТО в Европе, обозначив ответные меры, которые Россия будет вынуждена принимать на каждом этапе наращивания противоракетного присутствия США в Европе. Отмечено, что Россия не закрывает дверь ни для продолжения диалога с Соединёнными Штатами и Североатлантическим альянсом по вопросам противоракетной обороны, ни для практического сотрудничества в данной сфере, однако это возможно лишь при наличии четкой правовой базы для взаимодействия, которая обеспечит учет законных интересов России.

Указ Президента Российской Федерации В.В.Путина от 7 мая 2012 года № 607 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» ставит перед МИД России задачу последовательно отстаивать российские подходы в связи с созданием глобальной системы противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки, добиваясь предоставления твердых гарантий ее ненаправленности против российских сил ядерного сдерживания.

В совместном заявлении на саммите «Группы двадцати» в Мексике (Лос-Кабос, 18-19 июня 2012 г.) президенты В.В. Путин и Б. Обама, констатировав сохранение разногласий, условились продолжить совместный поиск решений проблемных вопросов в области противоракетной обороны. Вместе с тем, очередные заседания СРН на уровне мининдел (4 декабря 2012 г., 23 апреля и 4 декабря 2013 г.), минобороны (23 октября 2013 г.), российско-американские консультации по линии оборонных ведомств (6 декабря 2013 г.), а также встречи НГШ государств СРН (16 января и 14 мая 2013 г.) прогресса в этой области не зафиксировали.

15 апреля 2013 г. помощник Президента США по национальной безопасности Т.Донилон доставил в Москву послание Президента США, содержащее предложения относительно ПРО и других влияющих на стратегическую стабильность вопросов. Ответное послание Президента России 22 мая 2013 г. передано Б.Обаме во время визита в США Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушева. Президенты обсудили тему ПРО во время встречи 17 июня 2013 г. в Лох-Эрне, на полях саммита «Группы восьми», условившись продолжить диалог.

Тема ПРО затрагивалась также на встрече глав внешнеполитических и оборонных ведомств России и США (Вашингтон, 9 августа 2013 г.), однако подвижек в разрешении спорных вопросов не отмечено.

Договоренности, достигнутые в отношении иранской ядерной программы в ноябре 2013 г. в Женеве, никак не отразились на планах по созданию европейского сегмента глобальной ПРО США, хотя Б.Обама еще в 2009 г. заявил, что если иранская угроза будет устранена, то стимулы для создания ПРО в Европе отпадут. 16 декабря 2013 г. Ч.Хейгел в ходе видеоконференции с Министром обороны Российской Федерации С.К.Шойгу сообщил, что несмотря на женевские договоренности, строительство элементов ПРО в Европе приостановлено не будет.

Департамент по вопросам

безопасности и разоружения

МИД России