Публикатор

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова венгерской газете «Мадьяр Немзет», 23 августа 2021 года

1633-23-08-2021

Вопрос: Несмотря на санкции ЕС в отношении России, Венгрия в последние годы старалась поддерживать прагматичные экономические и политические отношения с Москвой. Есть ли неразрешенные вопросы, которые Вы хотели бы обсудить в ходе своего визита в Будапешт?

С.В.Лавров: Мы принимаем во внимание, что членство в ЕС и НАТО налагает на Будапешт известные обязательства, касающиеся, среди прочего, и участия в многосторонних санкционных режимах против третьих стран даже в тех случаях, когда это противоречит национальным интересам Венгрии. В принципиальном плане считаем, что в XXI веке не должно быть места подобным проявлениям принуждения к «блоковой солидарности». К тому же санкции – негодный инструмент политики, а в отношении России они бесперспективны.

Что касается российско-венгерских отношений, особенно в торгово-экономической сфере, то в них нет ощутимых раздражителей, которые нельзя устранить в ходе нормальных, рабочих консультаций. Наша «формула успеха» испытана временем. В ее основе – здоровый прагматизм, уважение интересов друг друга, взаимная нацеленность на созидательную работу.

С удовлетворением отмечаю, что сотрудничество между нашими странами на нынешнем этапе вышло на беспрецедентный уровень. Это стало возможным благодаря, прежде всего, ярко выраженной политической воле лидеров России и Венгрии, их обоюдному настрою на всестороннее развитие двусторонних связей, что, безусловно, отвечает чаяниям наших народов.

Вопрос: Есовские санкции негативно отразились на российско-венгерском товарообороте. Какие возможности существуют для развития двусторонних экономических связей во все более враждебной международной обстановке?

С.В.Лавров: Введение Евросоюзом в 2014 г. антироссийских ограничительных мер привело к более чем двукратному сокращению товарооборота между Россией и ЕС. Если в 2013 г. он составлял 417,7 млрд долл., то в 2020 г. – 192,2 млрд. Пострадала, конечно, не только Венгрия, но и другие наши торговые контрагенты в Европе.

Важно, что санкции ЕС больно бьют по «младоевропейцам», а «еврогранды» умудряются даже извлекать из сложившейся ситуации выгоду для себя. На это неоднократно обращал внимание мой коллега П.Сиярто, приводя весьма показательные статистические данные.

Со своей стороны, могу подтвердить, что Россия готова развивать торгово-экономическое сотрудничество с Венгрией в таком объеме и на такую глубину, к каким будут готовы наши партнеры в Будапеште. Возможности для восстановления не только взаимной торговли, но и инвестиционного, научно-технологического и промышленного взаимодействия, безусловно, сохраняются. Наши экономики во многом дополняют друг друга.

Отрадно, что, несмотря на создаваемые Брюсселем санкционные препятствия, нам не только удается последовательно реализовывать запущенные ранее флагманские проекты, но и определять новые сферы приложения совместных усилий. В этой связи отмечу успешное взаимодействие в борьбе с пандемией новой коронавирусной инфекции. Напомню, что Венгрия первая и пока что единственная из всего Евросоюза лицензировала российскую вакцину «Спутник V», закупив ее в значительном количестве. Прорабатываются варианты производства этого препарата на венгерской территории.

Так что в целом можно говорить о хороших перспективах российско-венгерских отношений в экономической сфере. К этому выводу подводит и благоприятная динамика двустороннего товарооборота, который по итогам января-мая 2021 г. увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2020 г. почти на 35 %.

Вопрос: Последний раз В.В.Путин и В.Орбан встречались в Будапеште в 2019 г. Запланированный в прошлом году визит венгерского премьер-министра в Москву не состоялся из-за пандемии. Когда ожидается следующая встреча на высшем уровне?

С.В.Лавров: Несмотря на обоюдную готовность к продолжению регулярных очных контактов на высшем уровне, руководство наших стран вынуждено делать поправку на риски, вызванные пандемией коронавируса. Исходим из того, что прямой диалог Президента В.В.Путина и Премьер-министра В.Орбана возобновится по мере стабилизации санитарно-эпидемиологической обстановки.

Вопрос: Целый ряд европейских стран относится к России с недоверием. Сейчас они критикуют строительство газопровода «Северный поток-2», утверждая, что Европа станет еще более зависимой от России. Что нужно для того, чтобы восстановить доверие?

С.В.Лавров: Рассматриваем строительство газопровода «Северный поток-2» («СП-2») как исключительно коммерческий, взаимовыгодный проект. Утверждения, что он усилит зависимость Европы от поставок газа из России, необоснованны. Более правильно, на наш взгляд, говорить о позитивной взаимозависимости – ведь Россия тоже заинтересована в том, чтобы европейцы приобретали ее товары, в данном случае – энергоресурсы.

С вводом «СП-2» в эксплуатацию будет обеспечена дополнительная диверсификация маршрутов транзита «голубого топлива» без увеличения его объемов на данный момент. Устойчивые поставки газа европейским потребителям можно будет осуществлять по кратчайшему пути, что приведет к снижению «экологического следа» от его транспортировки. Кроме того, мы не отказываемся от соблюдения имеющихся договоренностей по поставкам российского газа в Европу – при этом странам-транзитерам в будущем придется конкурировать за право транзита, а не пытаться диктовать собственные условия.

Таким образом, в стратегическом плане «СП-2» укрепит энергобезопасность Европы на десятилетия вперед. Именно поэтому заинтересованные в проекте европейские столицы твердо выступают за завершение строительства газопровода.

Что касается доверия, то это материя сложная. Хорошо известно, что доверие нарабатывается годами, а растратить его можно в одночасье. Раз уж мы затронули тему энергетики, следует напомнить, что, начиная с 60-х гг. прошлого века, мы ни разу не дали повода усомниться в нашей надежности как поставщика углеводородного сырья. Вспомните морозные февраль и март 2018 г., вошедшие в историю под именем «The Beast from the East». Кто тогда мобилизовал срочные дополнительные поставки газа в замерзающую Европу?

К слову, наше доверие ко многим европейским партнерам в энергетической сфере тоже серьезно подорвано. В мае 2019 г. специально под проект «СП-2» в ЕС были приняты поправки в т.н. газовую директиву «Третьего энергопакета». Приняты задним числом, когда основные инвестиции уже были произведены. Тем самым был нанесен удар по одному из фундаментальных принципов рыночных отношений – защите прав добросовестного инвестора. Конечно, это не добавило нам уверенности в надежности наших партнеров.

Для восстановления доверия потребуется время. Первым конструктивным шагом со стороны Евросоюза мог бы стать отказ от попыток политизировать торгово-экономическое взаимодействие с Россией. Как метко отметил Президент В.В.Путин в ходе выступления на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021» в январе с.г., «нужно подходить к диалогу друг с другом по-честному. Нужно избавиться от фобий прошлого…, смотреть в будущее».

Со своей стороны всегда открыты к конструктивному сотрудничеству на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов. «Мяч» на стороне есовских коллег.

Вопрос: Украина не признаёт русское и венгерское меньшинства в качестве коренных народов, закон об образовании и языке ограничивает использование родного языка этих этнических групп. По Вашему мнению, есть ли шансы, что эта неблагоприятная ситуация изменится?

С.В.Лавров: Продолжающаяся деградация в сфере соблюдения основных прав человека на Украине не может не тревожить. 21 июля В.Зеленский подписал дискриминационный закон «О коренных народах Украины». Вкупе с принятыми ранее законами о госязыке и образовании он существенно ущемляет интересы русских, венгров и других народов, исторически населяющих земли современной Украины. По сути, речь идет об искусственном делении людей на категории с отличающимся набором прав, что очень напоминает теорию и практику нацистской Германии.

Абсолютно неприемлемы действия Киева по насаждению на Украине идеологии национальной нетерпимости, прежде всего, по отношению к русским. Напомню, что в первых числах августа Уполномоченный по защите госязыка Т.Креминь предложил всем неукраиноязычным жителям Украины покинуть страну. В.Зеленский в опубликованном 5 августа интервью посоветовал русским «уезжать и искать себе место в России». Расцениваем такие заявления как разжигание межнациональной розни. Кстати, в странах Евросоюза за это предусмотрена уголовная ответственность.

Неоднократно привлекали к подобным эксцессам внимание профильных международных структур – в рамках ООН, ОБСЕ, Совета Европы, ЮНЕСКО. Продолжим добиваться от Киева выполнения его обязательств по соблюдению прав человека, включая культурные и образовательные права национальных меньшинств. Важно, чтобы киевские власти услышали публичную критику в свой адрес и со стороны европейских политиков. Так называемая тихая дипломатия, на которую любят ссылаться наши западные коллеги, применительно к Украине явно не сработает.

Попытки стран Евросоюза келейно договориться с Киевом о выводе языков ЕС из-под рестрикций, оставив под запретом только русский язык, приводят к двойной дискриминации русскоязычных граждан Украины по отношению к украинскому языку и языкам стран ЕС.

По закону Украины «Об образовании» с 1 сентября 2020 г. в стране были полностью ликвидированы русскоязычные школы. Дети могут получать образование на родном языке только в начальной школе (с 1 по 4 классы) при обязательном углубленном изучении украинского. При этом для школьников, обучающихся на официальных языках стран-членов ЕС, предоставлена отсрочка до 2023 года. Русскоязычным учащимся в такой отсрочке было отказано.

Еще одним «исключением» из тотальной украинизации является декларирование права «коренным народам» Украины, к которым Киев причислил только крымских татар, караимов и крымчаков, получать образование на своих языках. При этом показательна статистика численности населения этих народов, проживающих на Украине: крымских татар – 3 тыс. человек (из 280 тыс.), караимов – около 400 человек (из 2 тыс.), крымчаков – около 120 человек (из 1,5 тыс.).

Хотелось бы напомнить, что на Украине проживают многие миллионы русских, а русским языком владеют и пользуются подавляющее большинство жителей страны.

Вопрос: Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент США Дж.Байден на встрече в Женеве в июне с.г. заявили, что не хотят новой «холодной войны». Сравнима ли нынешняя ситуация в сфере политики безопасности с периодом напряженности того времени?

С.В.Лавров: Не думаю, что исторические параллели такого рода уместны. Военно-политическая обстановка в мире сегодня имеет и сходства с периодом «холодной войны», и большие, принципиальные отличия. Так или иначе, от низшей точки советско-американской конфронтации в виде «карибского кризиса» 1962 г., когда мы оказались буквально на грани ядерной войны, мы сейчас далеки. Однако нельзя игнорировать противоречия между основными мировыми игроками, которые, к сожалению, продолжают углубляться.

Одной из причин стал курс Вашингтона на сдерживание развития России и Китая. Часть этой политики – односторонний демонтаж системы договоренностей в области контроля над вооружениями, наращивание силовых возможностей США на европейском и тихоокеанском ТВД.

Тем не менее по итогам состоявшейся в Женеве встречи президентов России и США принято совместное заявление, подтверждающее обоюдную приверженность принципу, объявленному впервые еще 35 лет назад, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана. С американской стороны это стало вторым в текущем году после продления ДСНВ шагом в русле восстановления ответственного подхода к ключевым аспектам международной безопасности.

К обнадеживающим моментам я бы также отнес состоявшуюся по решению лидеров 28 июля в Женеве первую установочную встречу в рамках российско-американского диалога по стратегической стабильности. Должна начаться и совместная работа в сфере кибербезопасности, направленная на налаживание системного сотрудничества в отражении общих вызовов. Президент России четко обозначил, в том числе публично, что результат на всех направлениях возможен – но только через переговоры и выработку баланса интересов, устраивающего обе стороны.

Как бы то ни было, мы реалисты и понимаем, что путь к деэскалации напряженности очень непрост. В отличие от эпохи «холодной войны», далеко не всё, хотя и многое, в этой области зависит от российско-американских договоренностей. Игроков и факторов, влияющих на ситуацию в сфере международной безопасности, сегодня значительно больше. Как постоянный член Совета Безопасности ООН Россия продолжит вносить свой весомый вклад в поддержание глобальной стабильности, проводя ответственную, прагматичную и предсказуемую внешнюю политику, нацеленную на нейтрализацию угроз и вызовов всеобщей безопасности, а также создание благоприятных условий для мирного развития всех государств.

x
x