Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран М.Дж.Зарифом, Москва, 16 июня 2020 года

906-16-06-2020

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом, как всегда, прошли в конструктивном ключе и были весьма содержательными.

Подробно рассмотрели состояние и перспективы российско-иранских отношений. Констатировали насыщенный, даже в условиях коронавирусной инфекции, характер политического диалога, прежде всего на высшем уровне. В феврале и апреле Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Исламской Республики Иран Х.Рухани общались по телефону и подробно рассмотрели состояние нашего двустороннего взаимодействия и перспективы дальнейшего сотрудничества по региональным и международным делам.  

Сегодня констатировали, что торгово-экономические связи энергично развиваются, несмотря и вопреки односторонним санкциям и иранофобии, которую раздувают США. Нам понятна цель Вашингтона: запугать и методами шантажа заставить другие страны отказаться от законного, легитимного сотрудничества с Исламской Республикой Иран. По убеждению Российской Федерации, такая линия – и в этом с нами едино абсолютное большинство членов мирового сообщества – противоречит нормам международного права, принципам свободной торговли, является проявлением откровенной недобросовестной конкуренции.

Договорились прилагать совместные усилия в интересах сохранения стабильного роста товарооборота. Отметили хороший темп продвижения по конкретным, крупным проектам, которые были согласованы или намечены в ходе очередного заседания двусторонней Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Исфагане летом прошлого года. Ведем работу по подготовке ее следующего заседания, которое должно состояться в этом году в Российской Федерации.

Приветствуем интерес российских регионов к расширению сотрудничества с Исламской Республикой Иран, который мы будем всячески поощрять.

Дали положительную оценку взаимодействию, развивающемуся между Ираном и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

У нас совпадающие или весьма близкие позиции по ключевым глобальным и региональным проблемам. В частности, высказались в пользу укрепления правовых начал межгосударственного общения, зафиксированных в Уставе ООН. Отметили недопустимость вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Детально обсудили ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы. Несмотря на откровенно деструктивную линию США, отметили важность сохранения этого соглашения, которое остается серьезным фактором поддержания международной безопасности.

Обменялись мнениями по сирийскому урегулированию. Подтвердили безальтернативность достигнутых в Астанинском формате договоренностей, в частности, их антитеррористической составляющей – при безусловном уважении суверенитета и территориальной целостности САР. Обсудили задачи стабилизации обстановки «на земле», постконфликтного восстановления Сирии, а также содействия возвращению сирийских беженцев и ВПЛ и оказания гуманитарной помощи нуждающемуся населению.

Вместе с нашими иранскими друзьями мы продолжим координировать подходы в деле афганского урегулирования в целях скорейшего запуска процесса национального примирения, восстановления мирного и самостоятельного Афганистана, с территории которого не исходят угрозы терроризма, наркотрафика и прочие.

Сегодня мы подписываем важный документ – Декларацию Российской Федерации и Исламской Республики Иран о повышении роли международного права. Считаем его очень актуальным, учитывая постоянные попытки ряда стран продвигать ущербную концепцию «миропорядка, основанного на правилах», которая подрывает краеугольные принципы справедливости и взаимоуважения, положенные нашими предшественниками в основу международного права и Устава ООН.

В целом, я считаю, наши переговоры были весьма своевременными. Благодарю своего коллегу и друга за то, что он принял наше приглашение и прибыл в Российскую Федерацию для этого очень полезного разговора. 

Вопрос (перевод с фарси): М.Дж.Зариф отметил усилия США по продлению оружейного эмбарго Ирана, оказывая давление на ООН и Совет управляющих МАГАТЭ. Как Вы оцениваете действия США по данному направлению? Как Россия и Иран могут сотрудничать в рамках международных организаций, чтобы нейтрализовать нечестные и незаконные действия США?

С.В.Лавров: Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы и резолюция 2231 Совета Безопасности ООН, одобрившая План, являются единым целым.

Когда наши американские коллеги в 2018 г. официально, принятием президентских распоряжений и указов прекратили свое участие в СВПД, они утратили все возможности и права, вытекающие из добросовестного выполнения СВПД всеми его участниками и закрепленные в резолюции 2231. Блокируя выполнение всеми остальными участниками СВПД их обязательств перед Ираном, США одновременно хотят наказать Тегеран путем продвижения нелегитимных и абсолютно неправомерных инициатив, касающихся, в том числе, оружейного эмбарго. Считаю, что это попытка с негодными средствами, она не имеет перспективы с точки зрения международного права. Мы используем все возможности, которые это международное право предоставляет, для того чтобы справедливость восторжествовала.

Весь комплекс обязательств Ирана и остальных участников СВПД является единым целым. Это пакет, который невозможно разрушить в одной части, сохранив только обязательства Тегерана и пытаясь запрещать европейцам, России, Китаю и всем остальным странам мира осуществлять законные торгово-экономические и прочие связи с Ираном. Убежден, что нет ни одного мало-мальски грамотного специалиста в области международного права, который бы не понимал всю очевидность этой ситуации.

Могу Вас заверить, что мы будем делать все, чтобы никто не смог разрушить договоренности, закрепленные в СВПД. Если этот План не вписывается в логику нынешней американской администрации, если она считает этот план «плохой сделкой», то это ее позиция. Но у Вашингтона не может быть никаких прав «наказывать» Иран, спекулируя на авторитете СБ ООН, по сути дела манипулируя им, и в известной степени Секретариатом ООН. Последний доклад Генерального секретаря ООН А.Гутерреша по ситуации вокруг резолюции 2231 выходит далеко за рамки полномочий, имеющихся у Секретариата ООН. Вызывает множество вопросов и тот факт, что этот доклад, по сути дела, в момент своего опубликования был немедленно «слит» в западную прессу. Кстати, и доклад Генерального директора МАГАТЭ Р.Гросси, который сейчас обсуждается на заседании Совета управляющих Агентства, тоже был абсолютно незаконно «слит» в публичное пространство.

Считаю такие действия нацеленными на создание искусственных предлогов для обоснования неправомерных атак на Иран. Считаю, что те, кто стоит за этими действиями, поощряет и инициирует их, ведут себя нечистоплотно и крайне непорядочно.

Вопрос: Сергей Викторович, была ли реакция на Ваше письмо Генеральному секретарю ООН А.Гутеррешу и членам Совбеза с призывом помешать американцам задействовать механизм возвращения жестких санкций в отношении Ирана? Есть ли у России уверенность, что члены СВПД, особенно Великобритания, дадут единый отпор планам США?

С.В.Лавров: На мое письмо на имя Генерального секретаря ООН А.Гутерреша и такое же письмо, направленное Председателю Совета Безопасности ООН для распространения среди всех членов этого органа, ответов пока не поступило. Я исхожу из того, что в письме изложены достаточно серьезные аргументы. Это сделано на пяти страницах. Надеюсь, что письмо изучается, и все те неопровержимые аргументы и доводы, изложенные в этом документе, будут внимательно проанализированы и поддержаны.

Я не могу ручаться за позицию других членов СВПД, прежде всего европейских, которые находятся под огромным давлением США, причем это давление включает в себя использование не вполне корректных методов: угрозы в торгово-экономической области и в других сферах отношений между союзниками по Североатлантическому альянсу. То, что у желающих поддерживать США или пытаться частично помогать Соединенным Штатам нет правовых аргументов, – это факт, который очевиден для всех. Я убежден, что независимо от того, кто еще из членов СВПД будет готов давать отпор планам США, этим планам не суждено сбыться, поскольку они в корне противоречат международному праву.

Вопрос (перевод с фарси): Сергей Викторович, когда откроются границы? Бизнесмены и туристы получают огромный ущерб от того, что границы закрыты.

С.В.Лавров: Вопросы возобновления общения по торгово-экономическим, культурным, туристическим и прочим поводам не входят в компетенцию Министерства иностранных дел России. С нашей стороны было бы безответственно пытаться брать на себя функции структур, отвечающих за эпидемиологическую безопасность населения.

У нас есть сегодня возможность пообщаться лично, в очном режиме, с соблюдением всех мер предосторожности. Когда этот режим снова станет нормой – зависит от решений властей, обеспечивающих эпидемиологическую безопасность.

Вопрос: Пройдет ли очередной саммит в Астанинском формате до возобновления встреч Конституционного комитета, проведение которых анонсировал Ваш коллега, Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу в ходе вчерашней пресс-конференции с Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом? Как влияет успешный опыт миротворчества России в Сирии на ситуацию в Ливии?

С.В.Лавров: Сегодня мы подтвердили договоренность трех президентов стран-участниц Астанинского формата о том, что следующий саммит в этом составе пройдет в Тегеране в сроки, которые будут определены с учетом, в том числе развития ситуации с коронавирусной инфекцией. Мы поддержали предложение о том, чтобы до того, как состоится очная встреча трех лидеров, провести видеоконференцию с их участием в режиме онлайн. Ее сроки мы согласуем достаточно оперативно. Об этом будет объявлено.

Вполне можно утверждать о возможности проведения видеоконференции трех лидеров до того, как спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии Г.Педерсен соберет Редакционную комиссию Конституционного комитета.

Что касается использования опыта миротворчества в Сирии в других странах региона. Думаю, можно говорить о такой возможности. Опыт заключается в очень простой истине: необходимо общаться со всеми сторонами конфликта, побуждать их к тому, чтобы они собирались вместе, садились за стол переговоров без каких-либо искусственных предварительных условий и начинали договариваться. Мы эту линию проводили с самого начала и в сирийском кризисе, и в том, что касается наших действий по поддержке ливийского урегулирования. К сожалению, на ранних стадиях ливийского конфликта, когда еще в 2015 г. в Совете Безопасности ООН рассматривались и принимались соответствующие решения, различные внешние игроки пытались продвигать интересы только одной ливийской стороны в ущерб позициям другой. Это приводило к тому, что все договоренности, многочисленные конференции, которые проводились в разных странах, заканчивались в итоге ничем. Надеюсь, что этот опыт будет учтен участниками Берлинской конференции по ливийскому урегулированию, которая все-таки сформулировала подходы, одобряемые всеми внешними игроками. Дело осталось за малым – убедить ливийские стороны, что они должны сесть за стол и начать договариваться. Мы сейчас занимаемся ровно этим, в том числе в контакте с нашими турецкими коллегами, как об этом недавно было объявлено.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x