• en-GB1 ru-RU1

В целях урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова в августе 2003 года в Пекине были созваны шестисторонние переговоры с участием КНР, России, КНДР, США, Республики Корея и Японии. В принятом по итогам их четвертого раунда Совместном заявлении от 19 сентября 2005 года выражено согласованное всеми участниками понимание основных целей и принципов шестисторонних переговоров. Важнейшими элементами этого документа являются обязательство КНДР об отказе от ядерного оружия, всех существующих ядерных программ и возвращении в возможно короткие сроки в ДНЯО и МАГАТЭ, а также заявление США об отсутствии намерений нападать на КНДР и о готовности к нормализации двусторонних отношений с Пхеньяном. Участники переговоров заявили об уважении ими права КНДР на мирное использование ядерной энергии и согласились обсудить в приемлемые сроки вопрос о предоставлении КНДР легководного реактора.

Вместе с тем до практической реализации этого документа дело не дошло. В сентябре 2005 года разразился скандал вокруг банка «Дельта Азия» (Макао) в связи с обвинениями Минфина США в отмывании денег и распространением фальшивых банкнот в интересах КНДР, за чем последовала заморозка счетов КНДР в этом банке, которые якобы использовались для «поддержки терроризма». США также ввели санкции против ряда северокорейских юрлиц. В ответ Пхеньян заявил, что не вернется в «шестисторонку» до тех пор, пока США не снимут свои экономические санкции. Очередное обострение ядерной проблемы на Корейском полуострове было вызвано проведением КНДР 9 октября 2006 года подземного ядерного испытания, повлекшего за собой резко негативную реакцию международного сообщества.

Некоторое движение в сторону реализации Совместного заявления от 19 сентября 2005 года наметилось после отмены США в начале 2007 года финансовых санкций в отношении счетов КНДР в банке «Дельта Азия». В ходе третьей сессии пятого раунда шестисторонних переговоров 13 февраля 2007 года было достигнуто соглашение о первоначальных действиях по выполнению данного документа, которое включало обязательство КНДР остановить работы на оговоренных ядерных установках и поставить их под наблюдение МАГАТЭ. Остальные участники переговоров договорились о мерах экономической и энергетической помощи Пхеньяну. Россия наряду с другими партнерами взяла на себя обязательства по равному долевому участию в оказании энергетической помощи КНДР (общий объем помощи должен был составить эквивалент стоимости 1 млн тонн мазута, соответственно российский вклад – 200 тыс. тонн мазута). Было согласовано создание пяти рабочих групп: по денуклеаризации Корейского полуострова; экономическому и энергетическому сотрудничеству; механизму мира и безопасности в Северо-Восточной Азии (ее возглавила Россия); по нормализации двусторонних отношений КНДР с США и Японией. В июле 2007 года МАГАТЭ подтвердило, что Пхеньян выполнил свою часть сделки, остановив работу 5МВт газографитового реактора, строившихся 50 и 200 МВт реакторов, предприятия по производству топлива и радиохимической лаборатории по переработке ОЯТ. Россия, США и Китай полностью выполнили обязательства по поставкам компенсационного мазута в КНДР. Южная Корея выполнила свои обязательства частично. Япония отказалась участвовать в компенсационных мероприятиях, ссылаясь на нерешенность проблемы похищенных японских граждан.

Ситуация резко осложнилась после заявления КНДР о запуске «космической ракеты» «Ынха-2» с целью вывода на орбиту искусственного спутника Земли в апреле 2009 года, что было расценено как испытание МБР. На заявление председателя СБ ООН с осуждением пуска Пхеньян ответил выходом из шестистороннего переговорного процесса и возобновлением ядерных программ. В мае 2009 года Пхеньян объявил об успешном проведении второго ядерного испытания, что вызвало новый виток напряженности на Корейском полуострове. В ответ СБ ООН принял в дополнение к санкционной резолюции 1718 резолюцию 1874, которая ввела новые ограничительные меры в отношении Северной Кореи. В сентябре 2009 года КНДР заявила об «успешном завершении экспериментов по обогащению урана и наработке оружейного плутония», а в ноябре 2010 года – о «нескольких тысячах действующих центрифуг» на предприятии по обогащению урана в Ёнбёне.

В апреле 2012 года КНДР осуществила пуск ракеты-носителя «Ынха-2» (по версии США – МБР «Тэпходон-2») с целью вывода на орбиту геодезического ИСЗ, в феврале 2013 года – провела третье ядерное испытание. В ответ на принятые по следам этих событий резолюции СБ ООН 2087 и 2094 Пхеньян заявил об отказе от Совместного заявления от 19 сентября 2005 года. В апреле 2012 года в Конституцию КНДР были внесены поправки, провозглашающие ее «ядерный статус». В марте 2013 года Пхеньян объявил о новом стратегическом курсе на «параллельное развитие экономики и ядерных сил сдерживания».

Объявленное КНДР в январе 2016 года испытание «экспериментальной водородной бомбы» ознаменовало новый виток конфронтации на Корейском полуострове. В марте СБ ООН единогласно принял резолюцию 2270, предусматривающую существенное ужесточение санкционного режима в отношении КНДР. США, РК, Япония, ЕС, ряд других стран Запада объявили о введении дополнительных односторонних санкций против Северной Кореи. Тем не менее, это не остановило Пхеньян, который в сентябре 2016 года провел пятое ядерное испытание. Реакция СБ ООН на это событие была отражена в резолюции 2321, предусматривающей дальнейшее ограничение возможностей государств-членов ООН взаимодействовать с КНДР во многих областях, кроме гуманитарных. Были полностью свернуты межкорейский диалог и сотрудничество. Сеул объявил о решении разместить на Юге Кореи американские комплексы ПРО THAAD.

Наряду с развитием ядерной программы Пхеньян существенно активизировал работу по созданию собственных ракетных систем доставки ОМУ, осуществив в нарушение требований соответствующих резолюций СБ ООН ряд успешных пусков жидкостных и твердотопливных баллистических ракет различной дальности. В июле 2017 года было проведено два пуска баллистических ракет «Хвасон-14», которую в Пхеньяне анонсировали как «межконтинентальную», а в сентябре – испытание «термоядерного взрывного устройства для межконтинентальной баллистической ракеты», что повлекло за собой принятие новых санкционных резолюций СБ ООН 2371 и 2375. 29 ноября 2017 года КНДР запустила очередную «межконтинентальную» баллистическую ракету «Хвасон-15». В ответ на это СБ ООН ужесточил санкционный режим, приняв 22 декабря 2017 года резолюцию 2397.

Как постоянный член Совета Безопасности ООН, один из архитекторов и депозитарий Договора о нераспространении ядерного оружия Россия поддержала это решение, как и предыдущие решения СБ по КНДР, руководствуясь задачей прекращения Пхеньяном ракетно-ядерных программ, которые являются дополнительным фактором размывания режима ядерного нераспространения, основанного на ДНЯО, а также усиливают региональную напряженность и осложняют решение проблем Корейского полуострова. При этом Россия неизменно исходит из того, что санкции СБ ООН должны носить сугубо адресный характер и не вести к дальнейшей изоляции КНДР, вплоть до полной торгово-экономической блокады, что чревато масштабной гуманитарной катастрофой на Севере Корейского полуострова.

Кроме того, Россия неизменно указывает на то, что подходить к урегулированию проблем Корейского полуострова, включая ядерную, необходимо в контексте комплексного решения всего спектра вопросов, существующих между вовлеченными сторонами, что в дальнейшем создало бы благоприятные условия непосредственно для денуклеаризации. Это невозможно без снижения общей военно-политической напряженности, отказа от наращивания военной инфраструктуры, сокращения масштабов проводимых маневров, формирования атмосферы доверия между государствами региона.

Данный подход был отражен в Совместном заявлении министерств иностранных дел России и Китая от 4 июля 2017 года, в котором изложено основное содержание «дорожной карты» корейского урегулирования, основанной на соответствующих российских и китайских инициативах. Она подразумевала на первом этапе добровольный мораторий КНДР на испытания ядерных устройств и межконтинентальных баллистических ракет и сокращение масштабов или приостановку американо-южнокорейских учений, на втором – заключение двусторонних соглашений между КНДР и США, КНДР и РК об общих принципах взаимоотношений, и на третьем – старт многосторонних переговоров с целью формирования системы региональной безопасности в Северо-Восточной Азии.

С начала 2018 года ситуация на Корейском полуострове начала развиваться в целом в русле российско-китайской «дорожной карты». Значительно снизилась военная активность в субрегионе. В постановлении 3-го пленума Центрального Комитета Трудовой партии Кореи 7-го созыва от 20 апреля 2018 года было зафиксировано, что с 21 апреля 2018 года КНДР прекращает ядерные испытания и испытательные пуски межконтинентальных баллистических ракет. 24 мая 2018 года в КНДР состоялась церемония демонтажа ядерного полигона Пхунгери, на которой присутствовали журналисты из России и ряда других стран. В свою очередь Президент США Д.Трамп на пресс-конференции 12 июня 2018 года заявил, что проведение американо-южнокорейских военных маневров в условиях выработки всеобъемлющей договоренности с Пхеньяном «было бы неуместным», а 19 июня 2018 года Минобороны РК объявило о решении союзников отложить на неопределенный срок проведение крупномасштабных американо-южнокорейских учений.

С января 2018 года был запущен процесс нормализации межкорейских отношений. В Пхёнчханской Олимпиаде (РК) приняла участие многочисленная делегация спортсменов и официальных лиц из Северной Кореи. 27 апреля 2018 года в Пханмунчжоме (демилитаризованная зона) состоялся третий в истории межкорейский саммит, по итогам которого была принята одноименная декларация. 14 сентября 2018 года в Кэсоне (КНДР) открылся офис постоянной связи между РК и КНДР. 18-20 сентября 2018 года Президент РК Мун Чжэ Ин совершил поездку в Северную Корею, в ходе которой лидеры Севера и Юга подписали 19 сентября 2018 года Пхеньянскую декларацию, в которой подтвердили намерение превратить Корейский полуостров в зону мира путем снижения военной напряженности и наращивания взаимодействия по линии оборонных ведомств, углублять межкорейское экономическое сотрудничество, развивать гуманитарные контакты. 26 декабря 2018 года в Кэсоне состоялась торжественная церемония символического соединения железных и автомобильных дорог Севера и Юга.

Параллельно налаживались американо-северокорейские контакты. 12 июня 2018 года в Сингапуре состоялась первая в истории встреча лидеров США и КНДР. По итогам переговоров Д.Трамп и Ким Чен Ын подписали Совместное заявление, в котором говорится о намерении нормализовать отношения между двумя странами и укреплять меры доверия, что должно способствовать решению ядерной проблемы Корейского полуострова и установлению там прочного мира. 27-28 февраля 2019 года в Ханое (Вьетнам) состоялся второй саммит США-КНДР, который завершился досрочно без подписания итогового заявления. Несмотря на отсутствие результатов очередной встречи Д.Трампа и Ким Чен Ына, стороны воздержались от публичной критики друг друга и условились продолжать диалог. 30 июня 2019 г. в Пханмунчжоме (ДМЗ) была спонтанно организована третья встреча Ким Чен Ына и Д.Трампа, который находился в Южной Корее с визитом. По итогам краткой беседы было объявлено о договоренности активизировать американо-северокорейские контакты на рабочем уровне для обсуждения ядерной и других проблем Корейского полуострова, однако первая такая встреча состоялась только 5 октября 2019 г. в Стокгольме. Если американцы назвали ее полезной, то представители КНДР раскритиковали прошедшие консультации и потребовали от США «предпринять конкретные шаги по отказу от враждебной политики» до конца 2019 года, чего так и не произошло.

Подобные трудности с достижением новых прорывных договоренностей, вызванные противоположенными подходами сторон к процессу корейского урегулирования, а также проблемы с реализацией уже имеющихся соглашений значительно повлияли на отношения между КНДР-США и КНДР-Республикой Корея. 1 января с.г. Ким Чен Ын объявил, что «не видит смысла в дальнейшем поддержании моратория на ядерные испытания и пуски ракет большой дальности» и вскоре продемонстрирует «новое стратегическое оружие», однако отметил, что практические аспекты такого решения будут зависеть от дальнейших американских действий. Пхеньян также взял курс на сворачивание контактов с Сеулом, обвиняя его в зависимости от воли Вашингтона. 17 июня с.г. КНДР, раскритиковав деятельность южнокорейских активистов по распространению пропагандистских листовок вдоль границы, не поддерживаемую властями РК, пошла на символическое уничтожение здания закрытого с начала года межкорейского офиса связи.

В интересах преодоления возникших сложностей в общем политико-дипломатическом процессе, содействия практической реализации достигнутых сторонами договоренностей, а также скорейшего перехода к третьему этапу «дорожной карты», то есть запуску полноценного многостороннего диалога по важнейшим региональным вопросам, Россия и Китай с 2019 года ведут совместно с ключевыми партнерами разработку нового документа – «плана действий» по комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова, который предполагает поэтапное осуществление всеми вовлеченными сторонами конкретных шагов навстречу друг другу параллельно в различных областях.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

О телефонном разговоре заместителя Министра иностранных дел России И.В.Моргулова со спецпредставителем Госдепартамента США по политике в отношении Северной Кореи С.Биганом

2143-09-11-2018

СООБЩЕНИЕ ДЛЯ СМИ

 

9 ноября по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации И.В.Моргулова со спецпредставителем Госдепартамента США по политике в отношении Северной Кореи С.Биганом.

Стороны обменялись мнениями о текущей ситуации на Корейском полуострове. Условлено продолжать поддерживать контакты в интересах комплексного урегулирования проблем субрегиона.