• en-GB1 ru-RU1

- Кризис на Украине возник не на пустом месте, и уж точно не по вине России. Во многом он был спровоцирован Западом, который использовал растущее в украинском обществе недовольство и протестные настроения для отрыва страны от России, создания на наших юго-западных рубежах источника постоянной напряженности.

Формальным поводом послужило принятое в ноябре 2013 г. решение украинского руководства во главе с В.Ф.Януковичем отложить подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Оно было преподнесено оппозиционными и националистическими силами как предательство интересов страны и стало, по сути, «спусковым крючком» для формирования широкого антиправительственного движения, пользовавшегося медийной и финансовой поддержкой из-за рубежа. В центре Киева на «Площади независимости» («Майдане незалежности») были организованы уличные протесты, которые быстро переросли в жесткое противостояние с подразделениями правопорядка.

- 21 февраля 2014 г. было подписано соглашение между бывшим президентом Украины В.Януковичем и в то время лидерами оппозиции А.Яценюком, В.Кличко и О.Тягнибоком об урегулировании политического кризиса на Украине, которое засвидетельствовали министры иностранных дел Германии и Польши, политдиректор МИД Франции. Первым пунктом этого соглашения было обязательство создать правительство национального единства, после чего этот орган занялся бы подготовкой конституционной реформы, которая бы устроила всех на Украине. На основе новой Конституции должны были состояться всеобщие выборы.

Несмотря на это, под давлением лидеров майдана Верховная Рада Украины 22 февраля 2014 г. приняла постановление о «самоустранении» В.Ф.Януковича от выполнения обязанностей Президента Украины, хотя президент продолжал находиться на территории Украины и не делал заявлений о сложении полномочий. Вместо правительства национального единства было объявлено о формировании «правительства победителей». Таким образом, в нарушение Конституции, был осуществлен неприкрытый госпереворот. При этом США и ЕС не стали требовать соблюдения Соглашения от 21 февраля 2014 г., а предпочли констатировать «смену власти» на Украине.

- Произошедший в Киеве путч привел к резкой поляризации украинского общества, что создало предпосылки для вооруженного гражданского конфликта. Украинские ультрарадикалы направили все силы для захвата власти в остальных регионах страны. Все это сопровождалось насилием, ущемлением прав местного населения: постоянно звучали призывы к чуть ли не полному запрету русского языка, люстрации, ликвидации оппозиционных партий и организаций, закрытию неугодных СМИ, снятию ограничений на пропаганду неонацистской идеологии.

- Совершенно естественно, что здравомыслящие люди в Крыму и на юго-востоке Украины не могли спокойно на это реагировать. Именно тогда возникло движение сопротивления против преступных действий национал-экстремистов, началось стихийное формирование сил народного ополчения. Дальнейшие события в Донбассе наглядно показали, какая судьба могла ждать Крым, не провозгласи он свою независимость и стремление вернуться в состав России.

Новые «майданные власти» поспешили принять меры по вооруженному подавлению протестов на юго-востоке Украины. Реакции США и стран ЕС на развязанную Киевом т.н. «антитеррористическую операцию» в Донбассе не последовало, хотя в период антиправительственных выступлений они жестко требовали от В.Ф.Януковича не применять силу к протестующим.

- 21 марта 2014 г. на Украине приступила к работе Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ, в мандат которой входит сбор информации об обстановке в области безопасности, информирование об инцидентах, установление фактов нарушения принципов и обязательств ОБСЕ, мониторинг за соблюдением прав человека и основных свобод, включая права нацменьшинств, содействие диалогу на местах с целью снижения напряженности.

- 17 апреля 2014 г. в Женеве состоялась встреча министров иностранных дел России, США, Украины и Высокого представителя Евросоюза по иностранным делам, по итогам которого было принято заявление о необходимости немедленно начать широкий общенациональный диалог с целью осуществления конституционной реформы, основанной на принципах децентрализации. Его претворение в жизнь позволило бы избежать гражданской войны в Донбассе. Из-за обструкции со стороны Киева реализовать положения женевского документа не удалось.

- По мере разрастания военного противостояния на юго-востоке Украины на первый план вышла задача немедленного прекращения огня. Очередная попытка была предпринята после того, как Президент России вместе с Президентами Украины, Франции и Канцлером ФРГ на торжествах в Нормандии по случаю 70-летия открытия второго фронта договорились запустить переговорный процесс по поиску мирного решения конфликта в Донбассе в рамках так называемого «нормандского формата». Министры иностранных дел России, Украины, Франции и Германии 2 июля 2014 г. на встрече в Берлине приняли заявление с призывом о немедленном и безусловном прекращении огня.

- 3 сентября 2014 г. Президент России В.В.Путин выступил с инициативами по стабилизации обстановки в Донбассе. Их ключевые элементы – прекращение активных наступательных операций вооруженных формирований ополчения юго-востока, отвод вооруженных подразделений силовых структур Украины на расстояние, исключающее возможность обстрела населенных пунктов артиллерией и всеми видами РСЗО, исключение применения боевой авиации против мирных граждан и населенных пунктов зоне конфликта, осуществление полноценного и объективного международного контроля за соблюдением условий прекращения огня и оперативной обстановкой, обмен удерживаемыми лицами без каких-либо условий по принципу «всех на всех», открытие гуманитарных коридоров для беженцев и доставки помощи в пострадавшие районы, начало ремонтных работ по восстановлению разрушенной жизнеобеспечивающей инфраструктуры.

- По итогам состоявшихся в Минске 5 и 19 сентября 2014 г. заседаний Контактной группы с участием представителей Киева, Донецка и Луганска, а также посредников от России и ОБСЕ, были подписаны документы: Протокол относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины и инициатив Президента России, а также Меморандум по соблюдению режима прекращения огня на Украине.

- В январе-феврале 2015 г. обстановка на юго-востоке вновь резко обострилась. Во избежание дальнейшей эскалации ситуации в регионе Президент Российской Федерации 15 января 2015 г. направил Президенту Украины послание относительно необходимости неукоснительного выполнения сторонами конфликта режима «тишины» и соблюдения достигнутых в сентябре 2014 г. в Минске договоренностей об отводе тяжелой артиллерии от линии соприкосновения. В результате интенсивной совместной работы лидеров стран «нормандской четверки» с участием представителей Донецка и Луганска в Минске 12 февраля 2015 г. удалось добиться подписания «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», который 17 февраля 2014 г. был одобрен резолюцией 2202 СБ ООН. Ключевой посыл документа – прямой диалог сторон конфликта – Киева, Донецка и Луганска, синхронизация шагов в области безопасности (прекращение огня, разведение противоборствующих сил, отвод вооружений от линии соприкосновения) с политическим аспектами урегулирования (предоставление Донбассу закрепленного в Конституции на постоянной основе особого статуса, проведение местных выборов, осуществление всеобщей амнистии).

- По существу Киев так и не выполнил ни одного из пунктов этого документа. Более того, он пытается грубо искажать суть имеющихся договоренностей и очередность их выполнения, подрывает эффективность и авторитет Контактной группы, ссылаясь на «нелегитимность» представителей Донбасса.

Вопреки положениям минского «Комплекса мер», решению Верховного суда Украины от 4 сентября 2018 г., призывам ООН, ЕС и т.д. не сдвигается с мертвой точки и вопрос выплаты жителям Донбасса пенсий и социальных пособий. С декабря 2017 г. буксует процесс обмена удерживаемых лиц по принципу «всех на всех».

15 марта 2017 г. Украина узаконила введенную ранее де-факто тотальную торгово-экономическую и транспортную блокаду Донбасса. В 2018-2019 гг. киевскими властями приняты законодательные и нормативные акты, идущие вразрез с Минскими соглашениями и затрудняющие возможность восстановления национального согласия: законы «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях» (о «реинтеграции» региона), «Об образовании», «Об обеспечении украинского языка как государственного» и др.

- В настоящее время переговорный процесс по внутриукраинскому урегулированию идет параллельно по нескольким переговорным трекам. Основным форматом, где обсуждаются и принимаются решения по всем аспектам реализации «Комплекса мер», является Контактная группа под руководством Спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ (сейчас австриец М.Сайдик) и ее четыре подгруппы (по вопросам безопасности, политическим, социально-экономическим и гуманитарным аспектам), в которых участвуют стороны конфликта - Киев, Донецк и Луганск, а также посредники в лице России и ОБСЕ.

«Нормандский формат» в составе России, Украины, Германии и Франции (функционирует на разных уровнях, в т.ч. на высшем – в 2015-2016 гг. состоялись саммиты в Париже и Берлине) отслеживает ход выполнения Минских соглашений и работу Контактной группы, инициирует варианты решений, которые затем должны быть одобрены в Контактной группе. Однако подменять ее собой, брать на себя функцию принятия основополагающих решений «нормандский формат» не может в силу отсутствия там представителей Донецка и Луганска.

Обмен мнениями о путях внутриукраинского урегулирования ведется (с мая 2015 г.) и в рамках отдельных консультаций между помощником Президента России В.Ю.Сурковым и спецпредставителем Госдепартамента США по Украине (с 2017 г. - К.Волкер, сменивший на этом посту зам. Госсекретаря США В.Нуланд).

- В сентябре 2017 г. Россия внесла в Совет Безопасности ООН свой проект резолюции об учреждении миссии ООН по содействию охране СММ ОБСЕ. Реакция западников и Украины была негативной. Они настаивают на более радикальном варианте «поэтапного развертывания» миссии ООН в Донбассе. По сути, речь идет об «оккупации» «голубыми касками» территории региона, создании гражданской администрации с полицейским компонентом, организации выборов под эгидой ООН. Ни про диалог с Донбассом, ни про синхронизацию военных шагов с политическими аспектами урегулирования в этом варианте нет ни слова. Российский проект резолюции Совбеза ООН – реальная основа для компромисса. Он не подменяет собой Минские соглашения, роль Контактной группы, «нормандского формата» и миссии ОБСЕ.

- Россия исходит из того, что Минские соглашения являются единственной основой преодоления кризиса на Украине. Альтернативы им нет. Без прямого диалога Киева с Донецком и Луганском сделать это невозможно. Это - ключ к внутриукраинскому урегулированию. Для реализации достигнутых в Минске договоренностей требуется политическая воля, которой явно не хватало тем, кто руководил страной последние пять лет.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

Выступление Постоянного представителя России при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ о ситуации на Украине и необходимости выполнения Минских договоренностей, Вена, 28 ноября 2019 года

2500-03-12-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемый господин Председатель,

Отмечаем инициативу Действующего председателя ОБСЕ М.Лайчака посетить Украину, в том числе линию соприкосновения в районе Станицы Луганской. Пример состоявшегося там летом разведения сил и средств наглядно иллюстрирует, что ключевым фактором успеха является наличие политической воли украинских властей. Достаточно вспомнить, как бывшее руководство страны во главе с П.Порошенко под разными предлогами свыше трех лет блокировало там прогресс, саботируя разведение и заматывая дискуссии в Контактной группе по ремонту моста.

Устранение нарушений, допущенных вооруженными силами Украины (ВСУ) на участках разведения в Золотом и Петровском, состоявшийся там отвод сил и средств, а также завершение мероприятий по разминированию создают благоприятный фон для обсуждения мер по дальнейшей деэскалации. В начале этой недели Спецмониторинговая миссия ОБСЕ на Украине (СММ) получила подтверждения о демонтаже укреплений в Золотом. Констатируется, что разведение оказывает положительный гуманитарный эффект. В беседах с наблюдателями жители поселка Золотое-4/Родина высказали удовлетворение фактом вывода подразделений ВСУ с участков разведения (недельный отчет СММ от 19 ноября 2019 г.). Это позволило приблизить поселок к нормальной жизни, в том числе возобновить доступ медицинского транспорта к нуждающимся. В то же время, как сообщается, население обеспокоено оборудованием ВСУ новых траншей вблизи домов. Напоминаем о необходимости согласования в Контактной группе дополнительных мер по деэскалации, которые включали бы, среди прочего, запрет на размещение боевых позиций в жилых зонах, а также на ведение огня с таких позиций.

Тем не менее, несмотря на разминирование внутри упомянутых участков, минная угроза вблизи них сохраняется. СММ особо отмечает связанные с этим препятствия проезда через подконтрольную ВСУ территорию к участку в Петровском. Под предлогом минной угрозы значительные районы по-прежнему остаются закрытыми от полноценного мониторинга. Примечательно и то, что все случаи глушения на прошлой неделе беспилотников СММ – как малого, так и дальнего радиуса действия – произошли над подконтрольной ВСУ территорией.

На этом фоне в ноябре ВСУ продолжали осуществлять в Донбассе транспортировку тяжелой техники, в том числе крупнокалиберной артиллерии. На железнодорожных станциях Покровск, Зачатовка и Хлебодаровка Миссия выявила подвоз танков и крупнокалиберной артиллерии, включая несколько самоходных пушек 2С7 «Пион» калибром 203 мм. В этих условиях требуется уплотнение мониторинга СММ не только за «горячими точками», но и за тылами ВСУ, где происходит концентрация военной техники.

Уважаемый господин Председатель,

Интенсивный мониторинг СММ востребован не только в Донбассе, но и на остальной территории Украины. В стране продолжается дискриминация по языковому признаку, в том числе в образовательной сфере. Обращают на себя внимание выводы экспертов Венецианской комиссии Совета Европы по итогам поездки в Киев в конце октября. Эксперты признали неубедительными попытки украинских властей при принятии законов об образовании и госязыке обосновать дифференцированный подход к русскому языку и языкам стран ЕС. Отмечается, что положения о преследовании «за намеренное искажение украинского языка», «создание препятствий и ограничение в использовании украинского языка» создают основание для ограничения на свободное выражение мнений, гарантированное статьей 10 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, по оценке экспертов Венецианской комиссии, требование проведения мероприятий исключительно на украинском языке также представляет собой нарушение свободы выражения мнений и противоречит международным правозащитным обязательствам Украины. Эксперты выработали конкретные рекомендации Киеву о пересмотре дискриминационных положений действующего законодательства.

На этом фоне агрессивный национализм, «поднявший голову» после переворота 2014 года на Украине, продолжает ощущать себя комфортно. В стране беспрепятственно действуют многочисленные организации радикальных националистов. Некоторые из них имеют военизированные структуры из людей с реальным боевым опытом. Разномастные радикалы совершают вандальные вылазки, в том числе под стенами государственных учреждений, за которые редко наступает правовая ответственность. Сохраняется высокий уровень ксенофобии и антисемитизма. По данным международной НПО «Антидиффамационная лига», с 2015 года по настоящее время количество лиц, разделяющих антисемитские убеждения, возросло на Украине на 14% и составило 46%. Смена власти не привела к кардинальному улучшению. Из недавних примеров – осквернение радикалами 25 ноября в Киеве памятника еврейскому писателю Шолом-Алейхему, на котором была намалевана свастика. Неужели и на этот раз виновных не найдут? Призываем СММ к принципиальной оценке таких фактов. Давно необходим тематический доклад о проявлениях агрессивного национализма на Украине.

И еще. В годовщину начала событий на «майдане» в Киеве украинские правоохранительные органы под предлогом «инвентаризации» и межведомственной передачи дел приостановили расследование преступлений, совершенных в период активной фазы вооруженного противостояния в центре Киева в феврале 2014 года. Недавно в Верховной Раде оказалась заблокирована инициатива депутата из Одессы об оказании парламентского содействия расследованию массовых убийств в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. Безнаказанность лишь воодушевляет радикалов.

Господин Председатель,

Решающее значение для урегулирования кризиса на Украине имеют Минские договоренности. Их реализация является залогом не только мира в Донбассе, но и нормализации ситуации в стране в целом. В этом направлении должны быть сконцентрированы все усилия ОБСЕ.

Заседание Контактной группы 27 ноября продемонстрировало неготовность представителей Киева к продвижению в переговорах с Донецком и Луганском в отсутствие новых сигналов от «нормандского формата». Нет конкретных подвижек по политическим аспектам урегулирования – в том числе ключевым, таким как особый статус Донбасса, амнистия, конституционные изменения. Закон об особом статусе так и не вступил в силу, а его судьба после 31 декабря остается неясной. Продолжаются спекуляции относительно того, продлевать ли этот нормативный акт или заменить чем-то абсолютно другим. Вместе с тем следует не только придать ему постоянный характер, как это и предусмотрено Минскими соглашениями, но и снять оговорки, делающие его практическое применение невозможным. Должной имплементации в законодательство Украины требует и согласованная Киевом в Контактной группе «формула Ф.-В.Штайнмайера» о порядке введения в действие «статусного» закона. К сожалению, на вчерашнем заседании в Минске предметных ответов по этим темам от представителей Киева так и не прозвучало. Они отказываются обсуждать в Контактной группе и предложения Донецка и Луганска в сфере безопасности по определению новых участков разведения и разминированию.

Недавние противоречивые заявления украинских официальных лиц свидетельствуют об отсутствии в Киеве внятной стратегии по Донбассу. Например, откровения Министра иностранных дел В.Пристайко о возможности выхода из Минского процесса. Или интервью Министра обороны А.Загороднюка, который сообщил, что на случай недовольства итогами «нормандского» саммита у ВСУ имеется «прописанный план возвращения» на позиции внутри участков разведения в Петровском и Золотом. Судя по всему, в Киеве решили прибегнуть к открытому шантажу международного сообщества срывом выполнения своих же обязательств.

Ставить судьбу Минских соглашений в зависимость от запланированного на 9 декабря «нормандского» саммита контрпродуктивно. Напоминаем, что минский «Комплекс мер» является международно-признанной безальтернативной основой урегулирования кризиса на Украине. Выход из Минского процесса означал бы возобновление кровопролития, новые страдания и жертвы для жителей Донбасса. Надеемся, что в Киеве не рассматривают силовые действия в качестве пресловутого «плана Б».

Не добавляют оптимизма и звучащие с Украины соображения о возможной «заморозке» ситуации в регионе. В условиях тупика в реализации Минских соглашений, связанного с уклонением Киева от полноценного выполнения своих обязательств, этот вариант подается чуть ли не как спасительный «третий путь». Подобные рассуждения мир на Украине не приближают. Да и в целом создаваемый Киевом фон в преддверии «нормандской» встречи трудно назвать позитивным.

Поддержка минского «Комплекса мер» имеет принципиальное значение – особенно в условиях, когда в Киеве все громче высказываются за пересмотр этого документа или вовсе сворачивание. Вместе с тем одобренный Советом Безопасности ООН «Комплекс мер» от 12 февраля 2015 года в дополнительных подтверждениях, а, тем более, в ревизии не нуждается. Он может и должен быть полноценно реализован Киевом, Донецком и Луганском в рамках прямого диалога.

Благодарю за внимание.

Показывается результатов: 1.