• en-GB1 ru-RU1

- Кризис на Украине возник не на пустом месте, и уж точно не по вине России. Во многом он был спровоцирован Западом, который использовал растущее в украинском обществе недовольство и протестные настроения для отрыва страны от России, создания на наших юго-западных рубежах источника постоянной напряженности.

Формальным поводом послужило принятое в ноябре 2013 г. решение украинского руководства во главе с В.Ф.Януковичем отложить подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Оно было преподнесено оппозиционными и националистическими силами как предательство интересов страны и стало, по сути, «спусковым крючком» для формирования широкого антиправительственного движения, пользовавшегося медийной и финансовой поддержкой из-за рубежа. В центре Киева на «Площади независимости» («Майдане незалежности») были организованы уличные протесты, которые быстро переросли в жесткое противостояние с подразделениями правопорядка.

- 21 февраля 2014 г. было подписано соглашение между бывшим президентом Украины В.Януковичем и в то время лидерами оппозиции А.Яценюком, В.Кличко и О.Тягнибоком об урегулировании политического кризиса на Украине, которое засвидетельствовали министры иностранных дел Германии и Польши, политдиректор МИД Франции. Первым пунктом этого соглашения было обязательство создать правительство национального единства, после чего этот орган занялся бы подготовкой конституционной реформы, которая бы устроила всех на Украине. На основе новой Конституции должны были состояться всеобщие выборы.

Несмотря на это, под давлением лидеров майдана Верховная Рада Украины 22 февраля 2014 г. приняла постановление о «самоустранении» В.Ф.Януковича от выполнения обязанностей Президента Украины, хотя президент продолжал находиться на территории Украины и не делал заявлений о сложении полномочий. Вместо правительства национального единства было объявлено о формировании «правительства победителей». Таким образом, в нарушение Конституции, был осуществлен неприкрытый госпереворот. При этом США и ЕС не стали требовать соблюдения Соглашения от 21 февраля 2014 г., а предпочли констатировать «смену власти» на Украине.

- Произошедший в Киеве путч привел к резкой поляризации украинского общества, что создало предпосылки для вооруженного гражданского конфликта. Украинские ультрарадикалы направили все силы для захвата власти в остальных регионах страны. Все это сопровождалось насилием, ущемлением прав местного населения: постоянно звучали призывы к чуть ли не полному запрету русского языка, люстрации, ликвидации оппозиционных партий и организаций, закрытию неугодных СМИ, снятию ограничений на пропаганду неонацистской идеологии.

- Совершенно естественно, что здравомыслящие люди в Крыму и на юго-востоке Украины не могли спокойно на это реагировать. Именно тогда возникло движение сопротивления против преступных действий национал-экстремистов, началось стихийное формирование сил народного ополчения. Дальнейшие события в Донбассе наглядно показали, какая судьба могла ждать Крым, не провозгласи он свою независимость и стремление вернуться в состав России.

Новые «майданные власти» поспешили принять меры по вооруженному подавлению протестов на юго-востоке Украины. Реакции США и стран ЕС на развязанную Киевом т.н. «антитеррористическую операцию» в Донбассе не последовало, хотя в период антиправительственных выступлений они жестко требовали от В.Ф.Януковича не применять силу к протестующим.

- 21 марта 2014 г. на Украине приступила к работе Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ, в мандат которой входит сбор информации об обстановке в области безопасности, информирование об инцидентах, установление фактов нарушения принципов и обязательств ОБСЕ, мониторинг за соблюдением прав человека и основных свобод, включая права нацменьшинств, содействие диалогу на местах с целью снижения напряженности.

- 17 апреля 2014 г. в Женеве состоялась встреча министров иностранных дел России, США, Украины и Высокого представителя Евросоюза по иностранным делам, по итогам которого было принято заявление о необходимости немедленно начать широкий общенациональный диалог с целью осуществления конституционной реформы, основанной на принципах децентрализации. Его претворение в жизнь позволило бы избежать гражданской войны в Донбассе. Из-за обструкции со стороны Киева реализовать положения женевского документа не удалось.

- По мере разрастания военного противостояния на юго-востоке Украины на первый план вышла задача немедленного прекращения огня. Очередная попытка была предпринята после того, как Президент России вместе с Президентами Украины, Франции и Канцлером ФРГ на торжествах в Нормандии по случаю 70-летия открытия второго фронта договорились запустить переговорный процесс по поиску мирного решения конфликта в Донбассе в рамках так называемого «нормандского формата». Министры иностранных дел России, Украины, Франции и Германии 2 июля 2014 г. на встрече в Берлине приняли заявление с призывом о немедленном и безусловном прекращении огня.

- 3 сентября 2014 г. Президент России В.В.Путин выступил с инициативами по стабилизации обстановки в Донбассе. Их ключевые элементы – прекращение активных наступательных операций вооруженных формирований ополчения юго-востока, отвод вооруженных подразделений силовых структур Украины на расстояние, исключающее возможность обстрела населенных пунктов артиллерией и всеми видами РСЗО, исключение применения боевой авиации против мирных граждан и населенных пунктов зоне конфликта, осуществление полноценного и объективного международного контроля за соблюдением условий прекращения огня и оперативной обстановкой, обмен удерживаемыми лицами без каких-либо условий по принципу «всех на всех», открытие гуманитарных коридоров для беженцев и доставки помощи в пострадавшие районы, начало ремонтных работ по восстановлению разрушенной жизнеобеспечивающей инфраструктуры.

- По итогам состоявшихся в Минске 5 и 19 сентября 2014 г. заседаний Контактной группы с участием представителей Киева, Донецка и Луганска, а также посредников от России и ОБСЕ, были подписаны документы: Протокол относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины и инициатив Президента России, а также Меморандум по соблюдению режима прекращения огня на Украине.

- В январе-феврале 2015 г. обстановка на юго-востоке вновь резко обострилась. Во избежание дальнейшей эскалации ситуации в регионе Президент Российской Федерации 15 января 2015 г. направил Президенту Украины послание относительно необходимости неукоснительного выполнения сторонами конфликта режима «тишины» и соблюдения достигнутых в сентябре 2014 г. в Минске договоренностей об отводе тяжелой артиллерии от линии соприкосновения. В результате интенсивной совместной работы лидеров стран «нормандской четверки» с участием представителей Донецка и Луганска в Минске 12 февраля 2015 г. удалось добиться подписания «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», который 17 февраля 2014 г. был одобрен резолюцией 2202 СБ ООН. Ключевой посыл документа – прямой диалог сторон конфликта – Киева, Донецка и Луганска, синхронизация шагов в области безопасности (прекращение огня, разведение противоборствующих сил, отвод вооружений от линии соприкосновения) с политическим аспектами урегулирования (предоставление Донбассу закрепленного в Конституции на постоянной основе особого статуса, проведение местных выборов, осуществление всеобщей амнистии).

- По существу Киев так и не выполнил ни одного из пунктов этого документа. Более того, он пытается грубо искажать суть имеющихся договоренностей и очередность их выполнения, подрывает эффективность и авторитет Контактной группы, ссылаясь на «нелегитимность» представителей Донбасса.

Вопреки положениям минского «Комплекса мер», решению Верховного суда Украины от 4 сентября 2018 г., призывам ООН, ЕС и т.д. не сдвигается с мертвой точки и вопрос выплаты жителям Донбасса пенсий и социальных пособий. С декабря 2017 г. буксует процесс обмена удерживаемых лиц по принципу «всех на всех».

15 марта 2017 г. Украина узаконила введенную ранее де-факто тотальную торгово-экономическую и транспортную блокаду Донбасса. В 2018-2019 гг. киевскими властями приняты законодательные и нормативные акты, идущие вразрез с Минскими соглашениями и затрудняющие возможность восстановления национального согласия: законы «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях» (о «реинтеграции» региона), «Об образовании», «Об обеспечении украинского языка как государственного» и др.

- В настоящее время переговорный процесс по внутриукраинскому урегулированию идет параллельно по нескольким переговорным трекам. Основным форматом, где обсуждаются и принимаются решения по всем аспектам реализации «Комплекса мер», является Контактная группа под руководством Спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ (сейчас австриец М.Сайдик) и ее четыре подгруппы (по вопросам безопасности, политическим, социально-экономическим и гуманитарным аспектам), в которых участвуют стороны конфликта - Киев, Донецк и Луганск, а также посредники в лице России и ОБСЕ.

«Нормандский формат» в составе России, Украины, Германии и Франции (функционирует на разных уровнях, в т.ч. на высшем – в 2015-2016 гг. состоялись саммиты в Париже и Берлине) отслеживает ход выполнения Минских соглашений и работу Контактной группы, инициирует варианты решений, которые затем должны быть одобрены в Контактной группе. Однако подменять ее собой, брать на себя функцию принятия основополагающих решений «нормандский формат» не может в силу отсутствия там представителей Донецка и Луганска.

Обмен мнениями о путях внутриукраинского урегулирования ведется (с мая 2015 г.) и в рамках отдельных консультаций между помощником Президента России В.Ю.Сурковым и спецпредставителем Госдепартамента США по Украине (с 2017 г. - К.Волкер, сменивший на этом посту зам. Госсекретаря США В.Нуланд).

- В сентябре 2017 г. Россия внесла в Совет Безопасности ООН свой проект резолюции об учреждении миссии ООН по содействию охране СММ ОБСЕ. Реакция западников и Украины была негативной. Они настаивают на более радикальном варианте «поэтапного развертывания» миссии ООН в Донбассе. По сути, речь идет об «оккупации» «голубыми касками» территории региона, создании гражданской администрации с полицейским компонентом, организации выборов под эгидой ООН. Ни про диалог с Донбассом, ни про синхронизацию военных шагов с политическими аспектами урегулирования в этом варианте нет ни слова. Российский проект резолюции Совбеза ООН – реальная основа для компромисса. Он не подменяет собой Минские соглашения, роль Контактной группы, «нормандского формата» и миссии ОБСЕ.

- Россия исходит из того, что Минские соглашения являются единственной основой преодоления кризиса на Украине. Альтернативы им нет. Без прямого диалога Киева с Донецком и Луганском сделать это невозможно. Это - ключ к внутриукраинскому урегулированию. Для реализации достигнутых в Минске договоренностей требуется политическая воля, которой явно не хватало тем, кто руководил страной последние пять лет.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

Выступление заместителя Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ Д.А.Балакина на заседании Постоянного совета ОБСЕ о ситуации на Украине и необходимости выполнения Минских договоренностей, Вена, 2 мая 2019 года

936-05-05-2019

Уважаемый господин Председатель,

2 мая является трагической датой и одновременно - позорной страницей в истории современной Украины. Ровно пять лет назад мирный город Одессу наводнили толпы радикалов, сторонников майдана. Скрывая свои лица балаклавами и масками, они под националистические выкрики принялись насаждать там свои порядки, применяя насилие. В результате столкновений десятки одесситов – местных жителей, вышедших в парк Куликово поле на мирное собрание, были загнаны националистами в близлежащий Дом профсоюзов, а затем заживо сожжены. Сотни людей были ранены. Кадры об этой трагедии тогда облетели весь мир. Международная общественность была шокирована.

Украинские власти обещали разобраться и наказать виновных. Однако до сих пор, спустя пять лет после этих событий, международное сообщество так и не узнало правду. Видимо, есть что скрывать. Адекватное расследование так и не обеспечено. О неэффективности расследования заявила сегодня и глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине Ф.Фрейзер. Украиной проигнорированы и выводы Международной консультативной группы Совета Европы, еще в 2015 г. указавшей на серьезные нарушения стандартов следствия, его неоправданное затягивание, несоответствие критериям независимости и эффективности. Более того, судить пытались вовсе не нападавших, а тех, кто защищал себя и свой город и противостоял заезжим радикалам. Странно, что никто в этом зале сегодня не вспомнил об этой страшной трагедии. Видимо, гибель десятков людей для вас пустой звук. Странно, что молчит и сама ОБСЕ.

Эти события лишь подстегнули жителей других областей Украины переосмыслить свои взаимоотношения с Киевом, где правительство, сформированное под давлением радикалов с майдана, встало на путь поддержки оголтелого национализма.

Оценки действиям «майданных» властей и курсу, проводимому лично П.Порошенко, даны в ходе недавних президентских выборов на Украине. При всех недостатках и нарушениях, допущенных в ходе избирательного процесса, очевидно одно: жители Украины подавляющим большинством отвергли деструктивную политическую линию, основанную на лжи, оголтелой русофобии, поощрении радикального национализма, героизации нацистов и их приспешников, неуважении к правам и потребностям населяющих Украину народов, международно-правовым обязательствам Украины. Людям навязывали жизнь в постоянном страхе. Со всей очевидностью это было протестное голосование в надежде на перемены.

Прошедшие пять лет стали годами упущенных возможностей для открытого и честного разговора украинских властей с жителями многих регионов Украины, в т.ч. с Донбассом. Киев планомерно наращивал давление на отдельные районы Донецкой и Луганской областей, фактически выталкивая их из единого с Украиной социально-экономического пространства. За несогласие с итогами государственного переворота в 2014 году донбассцев окрестили террористами и сепаратистами, задействовали против мирного населения армию и спецслужбы, стали лишать фундаментальных прав, включая право на жизнь. Идя на поводу у радикальных националистов, украинские власти ввели торгово-экономическую, транспортную, социальную блокаду региона. Установившаяся там линия разграничения прошла по судьбам живых людей, разделив семьи. Для многих, кто вынужден ее пересекать, она стала труднопреодолимым препятствием – по данным Спецмониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине, лишь с начала 2019 г. в очередях в пунктах пропуска скончались 19 человек. Разделяем обеспокоенность ухудшением гуманитарной обстановки в Донбассе, ставшей следствием политики Киева по нагнетанию напряженности, в т.ч. военной.

Украинское руководство сознательно уклоняется от реализации Минских соглашений, призванных содействовать внутриукраинскому урегулированию. Искажая истинные причины конфликта и обвиняя во всех бедах Россию, в Киеве по-прежнему упорно избегают главного – диалога с Донбассом. Нет даже намека на стремление украинских властей услышать его жителей, строить с ними совместное будущее. Процитирую высказывание действующего министра социальной политики Украины Андрея Ревы, сделанное им несколько дней назад: «Все, кто были настроены проукраински, выехали из Донбасса. А те, кто хочет получать две пенсии – и там, и тут – пускай потерпят. Мне абсолютно никого не жаль, честно скажу. Жаль лишь погибших из-за этих мразей солдат и офицеров, и их семьи». Выходит, оставшиеся в Донбассе жители для украинских властей – просто «мрази». Отсутствие реакции на такие высказывания действующего президента Украины П.Порошенко, премьер-министра В.Гройсмана, других правительственных чиновников, как и молчание по этому поводу в этом зале представителя Украины можно расценивать как поддержку ими такой агрессивной риторики и такого отношения к народу Донбасса. Видим, что и многие западные страны стыдливо отводят глаза, когда слышат такие высказывания. Но не осуждают их. Очевидно, что политическая целесообразность заслоняет заботу о людях. Этой же логикой пронизано отношение к погибшим 25 апреля семнадцати шахтерам в Юрьевке под Луганском. Украинская сторона даже не предложила луганским спасателям техническую помощь. В этой ситуации Россия просто не могла оставаться безучастной к беде, затронувшей этих людей.

Уходящая украинская власть стремится «под шумок» протащить самые противоречивые инициативы, пожестче «закрутить гайки». П.Порошенко настоял на ускорении рассмотрения Верховной Радой откровенно дискриминационного закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Он затрагивает права не только русскоязычных украинцев, но и многих национальных меньшинств. На прошлой неделе парламент Украины принял его в окончательном чтении. Мнением жителей Донбасса, как водится, никто не интересовался. Этот акт, нацеленный фактически на тотальную украинизацию, не только противоречит пункту 11 минского «Комплекса мер», предусматривающему право на языковое самоопределение, но и идет вразрез с международным правом и правочеловеческими обязательствами Украины, в т.ч. в рамках ОБСЕ.

Продолжаются насильственные захваты приходов Украинской православной церкви (УПЦ), давление на ее клир и прихожан (12, 13, 14 и 17 апреля захвачены четыре храма в Ровенской области, 16 апреля – храм в Винницкой области, 14 апреля – осуществлен поджог храма УПЦ в Харьковской области).

С сожалением наблюдаем, как Киев за инакомыслие лишил донбассцев едва ли не всех законных прав, исключил их из политических и социально-экономических процессов на Украине. Своими действиями власти Украины в одностороннем порядке разорвали связь с населением отдельных районов Донбасса, сделав его жителей де-факто бесправными лицами на территории родного государства. В сложившихся условиях Российская Федерация, руководствуясь исключительно гуманитарными соображениями, приняла решение предоставить возможность приобретения жителями отдельных районов Донбассе российского гражданства в упрощенном порядке – на территории Российской Федерации и без отказа от имеющегося гражданства. Ни о какой принудительной всеобщей паспортизации, как об этом не разобравшись в сути вопроса заявляли отдельные представители, речи не идет.

Господин Председатель,

Ситуация в Донбассе остается напряженной. Действующие договоренности о прекращении огня не соблюдаются. На заседании Контактной группы 24 апреля, как и в ходе видеоконференции подгруппы по безопасности неделей ранее, сторонам так и не удалось достичь согласия об укреплении режима прекращения огня в связи с пасхальными праздниками. Украинские переговорщики вновь уклонились от предметных дискуссий по всему спектру урегулирования. Избранная украинской стороной тактика граничит с проявлением полной недоговороспособности. Наиболее иллюстративно украинские намерения отражены в сегодняшнем публичном фейсбук-комментарии командующего т.н. «операцией объединенных сил» генерала С.Наева. Он сообщил, что за последний год ВСУ установили контроль над более чем 24 кв. км территории вблизи линии соприкосновения, включая три населенных пункта – Свободный, Южное и Шумы. То есть в Киеве настроены исключительно на военное решение конфликта. И каждый новый день по-прежнему сопровождается обстрелами и разрушениями.

На этом фоне ВСУ продолжают передислокацию тяжелых вооружений в Донбасс. Из различных видов вооружений обстреливают гражданские объекты. Согласно отчетам СММ, за прошедшие две недели повреждены жилые дома в Киевском и Петровском районах Донецка, Докучаевске, Трехизбенке. В Золотом‑5/Михайловке, помимо домов, вновь обстреляна действующая школа, а во дворе своего дома ранена 11-летняя девочка.

2 года назад от подрыва мины в Луганской области погиб медицинский работник СММ Джозеф Стоун. Такова цена отсутствия диалога Киева с Луганском и Донецком в Контактной группе относительно разминирования и дополнительных мер по деэскалации. К сожалению, до сих пор подвижек в этом нет.

Киевом сорвано разведение сил и средств в Станице Луганской, Петровском и Золотом. Необходим импульс, а точнее – политическая воля Киева, что позволило бы осуществить этот процесс не только на упомянутых трех участках, но и приступить к согласованию следующих. Как следует из отчетов СММ, наиболее неспокойно внутри участка в Золотом, где перестрелки совершаются практически ежедневно. За последние две недели там дважды была выявлена бронетехника ВСУ.

Господин Председатель,

На фоне воинственной риторики уходящего П.Порошенко новое украинское руководство имеет шанс сдвинуть с «мертвой точки» весь процесс урегулирования. Рассчитываем, что оно услышит сигнал общества о необходимости перемен и воспользуется этим шансом. Нормализация отношений с Донбассом возможна путем полноценной реализации минского «Комплекса мер» на основе прямого, честного и ответственного диалога с его представителями. В числе первоочередных шагов необходимо обеспечить выполнение договоренностей лидеров «нормандской четверки», достигнутых в ходе саммитов в Париже (2015 г.) и Берлине (2016 г.). Речь идет о завершении разведения сил и средств сторон в Станице Луганской, Петровском и Золотом, а также о письменной фиксации «формулы Ф.‑В.Штайнмайера» о порядке вступления в силу закона об особом статусе Донбасса. Надеемся, что и в других «нормандских» столицах прекрасно понимают необходимость выполнения Киевом имеющихся договоренностей.

Исходим из того, что минский «Комплекс мер» от 12 февраля 2015 г., одобренный резолюцией 2202 Совета Безопасности ООН, остается единственной международно-признанной основой внутриукраинского урегулирования.

Благодарю за внимание.

Показывается результатов: 1.