Публикатор

31.07.2015:00

Проблематика ПРО

Для США ПРО является одним из инструментов обеспечения военного превосходства над другими странами. Их односторонние действия в этой чувствительной сфере, включая создание сегментов глобальной ПРО в Европе и АТР, ведут к подрыву стратегической стабильности, что чревато серьёзными последствиями для безопасности во всем мире. Дальнейшее совершенствование противоракетных средств, наращивание их числа, а также планы по развитию космического эшелона ПРО лишь усугубляют ситуацию.

Российская оценка дестабилизирующего характера ПРО зафиксирована в Стратегии национальной безопасности от 31 декабря 2015 г., в Военной доктрине от 25 декабря 2014 г. и в Концепции внешней политики от 30 ноября 2016 г. Тезис о наличии «взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями», а также о «возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений» содержится в преамбуле Договора между Российской Федерацией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г.

На негативные последствия одностороннего развёртывания ПРО указано, в частности, в целом ряде принятых ОДКБ на высшем и высоком уровнях заявлений о влиянии односторонних действий по развёртыванию глобальной системы противоракетной обороны на международную безопасность и стабильность. 25 июня 2016 г. Президент России В.В.Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин выступили с Совместным заявлением об укреплении глобальной стратегической стабильности, в котором дана принципиальная оценка деструктивного характера действий США и их союзников применительно к ПРО. Соответствующие оценки были подтверждены 5 июня 2019 г. в «Совместном заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об укреплении глобальной стратегической стабильности в современную эпоху».

После того как в 2002 г. США вышли из Договора по ПРО (1972 г.) Россия неоднократно выступала с инициативами в противоракетной сфере, нацеленными на превращение этого вопроса из «раздражителя» в область сотрудничества на основе взаимного учёта интересов безопасности. К примеру, на саммите Совета Россия-НАТО в Лиссабоне в ноябре 2010 г. российская сторона выдвинула концепцию формирования коллективной системы ПРО в Европе, построенной по принципу секторов, когда каждая сторона отвечает за определённый сектор. Из-за позиции США и других западных стран эта и другие наши идеи в противоракетной сфере реализованы не были.

В условиях отказа США и НАТО от равноправного сотрудничества в области ПРО акцент был перенесён на необходимость предоставления юридически обязывающих гарантий того, что противоракетная оборона США/НАТО не будет направлена против России. Западные партнёры отказались обсуждать и эту идею. Весной 2014 г. США и НАТО прекратили диалог с Россией по широкому кругу вопросов, в том числе по ПРО, в связи с ситуацией вокруг Украины. С тех пор проблематика ПРО периодически затрагивается в контактах на различных уровнях, но систематизированных обсуждений этой темы не ведётся, поскольку США от этого последовательно отказываются.

В Европе продолжается реализация т.н. поэтапного (всего три этапа) адаптивного подхода к развёртыванию европейского сегмента ПРО. В этом контексте на военно-морскую базу Рота в Испании были перебазированы четыре эсминца ВМС США с многофункциональной системой управления оружием «Иджис». В Турции развернута РЛС для решения задач ПРО. В Румынии создана противоракетная база с системой «Иджис Эшор» (наземный вариант системы «Иджис»). Аналогичная база строится в Польше. На этом объекте будут развернуты наиболее современные ракеты-перехватчики «Стандарт-3» (SM-3) модификации IIA. Командный пункт ПРО развернут в ФРГ. Свой вклад в этой области вносят и другие союзники США по НАТО. При этом американцы преподносят развёртывание своих систем на европейской земле как «вклад в общенатовскую ПРО».

Отрабатываемую в Европе противоракетную схему США последовательно распространяют и на азиатско-тихоокеанский регион. Очередным фактором, негативно влияющим на глобальную стабильность и безопасность в АТР, стало появление в 2017 г. на территории Республики Корея американского противоракетного комплекса THAAD.

17 января 2019 г. Пентагон обнародовал новый Обзор политики в сфере ПРО. Документ подтвердил неизменность курса Вашингтона на наращивание дестабилизирующего потенциала глобальной противоракетной обороны, которую планируется дополнительно усилить за счёт новых технологических и финансовых ресурсов. Решительно отвергается возможность введения любых ограничений на противоракетную деятельность. Россия и Китай квалифицируются в данном документе как «потенциальные противники» США.

В соответствии с Обзором парирование ракетных угроз будет основано на всестороннем подходе, заключающемся в комплексном использовании наступательных и оборонительных средств сдерживания, включая превентивное уничтожение ракет противника в пунктах базирования.

Серьёзный акцент в Обзоре сделан на формировании группировки ПРО космического базирования, в т.ч. средств перехвата ракет. Размещение таких средств в космосе призвано повысить эффективность поражения различных видов ракет на разгонной стадии полёта над территорией противника. Тем самым США фактически подтвердили намерение разместить на орбите ударные средства.

В сложившихся обстоятельствах Россия предпринимает шаги для поддержания стратегического паритета с США, а также гарантированного обеспечения своей безопасности, прорабатывает меры по укреплению собственного оборонного потенциала и созданию средств, способных преодолевать любые системы ПРО.

1 марта 2018 г. В.В.Путин в послании Федеральному Собранию Российской Федерации заявил о создании новейших систем российского оружия, что стало вынужденным, но закономерным ответом на упорное нагнетание международной военно-политической ситуации со стороны США и их союзников, включающее выход Вашингтона из Договора по ПРО и развёртывание глобальной системы ПРО США. Данные вооружения не создавались для достижения военного преимущества, а разработаны исключительно в целях сдерживания. Все соответствующие работы проводились и проводятся в рамках российских обязательств по соглашениям в области контроля над вооружениями.

В послании Федеральному Собранию Российской Федерации 20 февраля 2019 г. Президент, в частности, упомянул, что «американские коллеги уже пытались получить абсолютное военное превосходство с помощью глобальной ПРО. Нужно оставить подобные иллюзии. Ответ с нашей стороны всегда будет действенным и эффективным».

В рамках возобновившегося диалога с США по стратегической повестке дня Россия вновь обозначила заинтересованность в обсуждении темы ПРО с учётом её важности в контексте стратегической стабильности. Однако американцы утверждают, что считают бесперспективным рассмотрение данной тематики и что они больше не признают взаимосвязи между стратегическими оборонительными и стратегическими наступательными вооружениями.

Показывается результатов: 1.