Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Москва, 19 февраля 2020 года

311-19-02-2020

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень полезные, конкретные, ориентированные на результат переговоры как по двусторонней повестке дня, так и, прежде всего, по региональным и международным делам.

Из двусторонней повестки дня особое внимание уделили необходимости воплощения в жизнь всех тех договоренностей, которые были достигнуты на последнем заседании Межправительственной комиссии по развитию торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, которое состоялось в ноябре прошлого года в Аммане.

У нас активно развиваются региональные связи. В конце прошлого года Иорданию посетили руководители Чечни и Адыгеи

Укрепляются традиционно насыщенные, богатые гуманитарные контакты. Особо отмечу нашу благодарность иорданскому руководству, лично Королю Абдалле II за неизменное внимание к нуждам российских паломников.

У нас единый подход с иорданскими коллегами к урегулированию кризисных ситуаций на Ближнем Востоке и Севере Африки. Прежде всего, он опирается на необходимость уважать суверенитет, единство и территориальную целостность стран региона, содействовать налаживанию инклюзивного национального диалога с участием всех этноконфессиональных и политических сил каждого государства, будь то Сирия, будь то Ирак, будь то Ливия.    

В том, что касается сирийского урегулирования, мы ценим тот вклад, который вносит Иордания в качестве наблюдателя в работу Астанинского формата. Мы и наши иорданские друзья исходим из абсолютной безальтернативности окончательного искоренения террористической угрозы, исходящей с территории Сирии и из других стран региона.

Мы много внимания уделили такому аспекту сирийского урегулирования, как создание условий для возвращения беженцев. В Иордании их немало. Во многом благодаря решениям, которые вырабатываются в рамках созданного несколько лет назад в иорданской столице российско-иорданского оперативного штаба по возвращению сирийских беженцев, удается достигать, пока еще не очень крупных, но, тем не менее, реальных успехов.

Сегодня мы обсуждали иорданские инициативы по реализации на юге Сирии конкретных проектов по восстановлению гражданской инфраструктуры и созданию других условий для возвращения беженцев из Иордании. Мы эти проекты поддерживаем.

К работе российско-иорданского оперативного штаба по возвращению сирийских беженцев в Аммане периодически подключаются представители ООН и США. Мы активно призываем всех зарубежных партнеров наладить плотную координацию и снять политические, любые иные искусственные препятствия в вопросах оказания гуманитарной помощи для сирийского гражданского населения, в том числе в интересах возвращения беженцев.

У нас общий подход и к проблеме, касающейся палестино-израильского урегулирования. Сегодня мы об этом тоже много говорили. Россия и Иордания традиционно последовательно привержены созданной международно-правовой базе урегулирования этого конфликта, включая резолюции ООН и Арабскую мирную инициативу.

Сегодня на наших переговорах мы подчеркнули, что попытки преодолеть конфликт с опорой на политику свершившихся фактов, методами односторонних действий в пользу одной из сторон конфликта контрпродуктивны, что подтверждается реакцией подавляющего большинства стран мира на т.н. «сделку веку», которую нам предложили американские коллеги.

Для решения любой проблемы необходим диалог и согласие всех вовлеченных сторон. В этой связи мы выразили поддержку принятым в начале февраля в Каире на заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) решениям, в которых, в частности, записано предложение о переходе к многостороннему переговорному процессу под международной эгидой. Мы готовы к такой работе. По нашему мнению, основой такого многостороннего процесса мог бы стать «квартет» международных посредников с участием представителей ЛАГ.

Мы, конечно, особо ценим стремление Иордании помочь найти решение этой палестинской проблемы. Особо отмечаем, что здесь эта роль важна с учетом того, что Король Абдалла II является хранителем мусульманских святынь в Иерусалиме.

В любом случае так получилось, что сейчас, когда «сделка века» была выдвинута США, палестинская проблема немедленно вышла на передний план мировой политики, хотя до недавнего времени она была «в загоне». Поэтому всегда нужно видеть плюсы и воспользоваться возросшим вниманием к недопустимости «тупика» в этом вопросе, постараться все-таки мобилизовать мировое сообщество для содействия нахождению решения, которое будет приемлемо обеим сторонам.  

Мы приветствовали шаги, которые были предприняты в Ираке по преодолению внутриполитического кризиса. Очень важным шагом стало формирование нового Правительства в результате диалога с участием всех политических сил и этноконфессиональных групп этой страны. Мы будем и дальше поддерживать движение наших иракских друзей в направлении стабилизации обстановки. Здесь, конечно же, недопустимо какое-либо вмешательство извне.  

Необходимость избегать вмешательства извне во внутренние дела актуальна и для усилий по созданию условий для урегулирования в Ливии. У нас общая позиция, что и этот кризис может быть тоже урегулирован исключительно через общеливийский национальный диалог. А все те, кто, так или иначе, влияет на различные политические и иные силы в Ливии, должны стимулировать их к тому, чтобы они сели за стол переговоров. Первые шаги в этом направлении были сделаны, но сейчас опять возникают дополнительные трудности.

Мы в России убеждены, что для обеспечения устойчивости процесса в ливийском урегулировании необходимо, чтобы внешние игроки избегали разнонаправленных, конкурирующих инициатив и сконцентрировались на необходимости выстраивать все действия в интересах побуждения ливийских сторон к диалогу на основе тех решений, которые приняты СБ ООН.

В целом итоги переговоров подтвердили очень большой и перспективный потенциал нашего двустороннего партнерства и координации действий на международной арене.

Вопрос: Мы слышали от Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу, что не исключается встреча в верхах Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана в случае, если переговоры в Москве по Идлибу не дадут результата. При этом только что Президент Турции Р.Эрдоган, выступая в Парламенте, сказал, что он не удовлетворен результатами переговоров в Москве, военная операция Турции в Идлибе – дело времени, a сам регион не оставят режиму и соратникам, и это последнее предупреждение. Турция сказала уже об этом. Как Вы оцениваете результаты московских переговоров? Ожидается ли встреча в верхах? Будет ли это двустороння встреча или саммит в Астанинском формате? Пару часов назад Иран сказал о том, что такая встреча пройдет в ближайшее время.

С.В.Лавров: Что касается результатов российско-турецких переговоров, которые состоялись в Москве вчера и позавчера, то на них не было достигнуто окончательного результата в отношении того, как выполнять договорённости Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана по Идлибу. Никаких новых требований мы не выдвигали. Считаем, что нужно выполнить все то, о чем условились наши лидеры. Напомню, что ключевой договорённостью по Идлибу было размежевание вооруженной оппозиции, которая сотрудничает с Турцией, от террористов. Террористы в соответствии с договорённостями по Идлибу никоим образом не могут быть частью режима прекращения огня, режима прекращения боевых действий. Размежевать подопечных нашим турецким друзьям боевиков и террористов в установленные Сочинским меморандумом от сентября 2018 года сроки не получилось и через год. При этом провокации из идлибской зоны, обстрелы позиций сирийских вооруженных сил, гражданских объектов и российской авиабазы «Хмеймим» продолжаются.

Уже на второй встрече Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана по Идлибу осенью прошлого года была достигнута договорённость создать внутри идлибской зоны деэскалации демилитаризованную полосу, в которой не должно быть ни боевиков, ни тяжелых и любых других вооружений, шириной 15-20 километров, чтобы не позволять боевикам, террористам обстреливать позиции за пределами идлибской зоны в грубейшее нарушение договорённостей президентов России и Турции. Такая демилитаризованная полоса на всем протяжении периметра идлибской зоны до сих пор не создана. Более того, обстрелы позиций сирийской армии, гражданских объектов, попытки атаковать нашу военно-воздушную базу «Хмеймим» продолжаются. Естественно, что сирийские вооружённые силы, подтверждая свою приверженность изначальным договорённостям по Идлибу, включая договорённость о соблюдении режима прекращения огня, отвечают на такого рода неприемлемые провокации. Мы их в этом поддерживаем. Поскольку террористы и сотрудничающие с ними боевики сами не хотят отодвигаться от внешнего периметра зоны деэскалации и продолжают свои провокационные действия, естественно, их отодвигают от периметра с тем, чтобы они были максимально удалены от объектов, по которым пытаются наносить удары. Эти действия сирийских вооруженных сил являются ответом на грубейшее нарушение договорённостей по Идлибу. При этом вопреки некоторым оценкам, подчеркну, что сирийские войска отодвигают боевиков и террористов не на чужой территории, а на своей собственной, восстанавливая тем самым контроль законного Правительства САР над своими землями. В процессе оттеснения бандитов, которые не соблюдают режим прекращения огня, сирийские вооруженные силы уже вышли на трассы М-4 и М-5, обеспечение движения по которым также было неотъемлемой частью договорённостей по Идлибу президентов России и Турции. До недавнего времени это условие не выполнялось.

Я так подробно об этом говорю, потому что, судя по освещению происходящего в Идлибе, можно подумать, что никто не помнит, о чем договаривались еще в сентябре 2018 – октябре 2019 гг. Судя по истеричным комментариям некоторых западных представителей, можно составить впечатление, что в свое время по Идлибу Россия и Турция договорились просто «заморозить» там ситуацию, не трогать террористов и разрешить им делать, что они хотят, обстреливая все подряд из т.н. «зоны деэскалации». Это не так. Никто никогда не обещал террористам, что их не тронут в идлибской зоне. Почитайте договорённости Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана, и все встанет на свои места.

Разумеется, мы продолжим с нашими турецкими коллегами рассматривать сложившуюся ситуацию, пути выполнения того, о чем договаривались. Причем выполнения не с точки зрения воссоздания первоначальной ситуации полуторалетней давности, а выполнения договорённостей с точки зрения достижения результатов, о которых я упомянул. Мы готовы работать на любом уровне, в том числе и на высшем. Об этом говорилось вчера в комментарии Пресс-секретаря Президента России Д.С.Пескова. Пока конкретных указаний на то, что готовится встреча президентов, я не видел.

Вопрос (обоим министрам, перевод с арабского): Сегодня много говорилось про ситуацию в Идлибе и Алеппо. Какова, по Вашему мнению, текущая обстановка в другой части Сирии – на сирийско-иорданской границе, в том числе в районе лагеря «Рукбан», где, как известно, находятся вооруженные оппозиционные группировки?

С.В.Лавров (добавляет после А.Сафади): Мы активно пытались помочь сирийцам в «Рукбане», которых подконтрольные США бандиты использовали в качестве «живого щита», вернуться в свои дома. Привлекали к этому ООН. Было несколько попыток направить туда конвои с гуманитарной помощью. Не всегда бандиты пропускали эти конвои к желающим получить помощь. У нас было подозрение, что она используется для того, чтобы поддерживать боевиков. Впоследствии ооновцы стали ссылаться на условия безопасности и постепенно отошли от активности в этом вопросе, так что в целом у нас ощущение, которое существует уже не один год, что «Рукбан» сохраняется в нынешнем виде, чтобы США имели предлог для незаконного присутствия на восточном берегу Евфрата.

Устойчивое урегулирование сирийского кризиса предполагает вывод всех незаконно находящихся в этой стране вооруженных контингентов, как того требует резолюция 2254 Совета Безопасности ООН, в которой подчеркивается необходимость полностью уважать суверенитет и территориальную целостность Сирийской Арабской Республики.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x