6.10.2115:06

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран Х.Амиром Абдоллахианом по итогам переговоров, Москва, 6 октября 2021 года

1983-06-10-2021

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Провели переговоры в рамках первого визита господина А.Абдоллахиана в нашу страну в новом качестве Министра иностранных дел Исламской Республики Иран.

Обсудили конкретные пути расширения взаимодействия в рамках двусторонних проектов на основе решений, принимаемых на высшем уровне, в том числе в ходе телефонных контактов 18 августа с.г. и 14 сентября с.г. между Президентом России В.В.Путиным и Президентом Ирана С.Э.Раиси.

Особое внимание посвятили двусторонней торгово-экономической повестке. У нас устойчивый рост взаимного товарооборота, который, несмотря на пандемию и сохраняющиеся нелегитимные санкции США, за первые семь месяцев текущего года увеличился на 42% – до 1,9 млрд долл. Условились на этом не останавливаться, продолжать содействовать укреплению этой тенденции, развивать деловые связи, в том числе по линии регионов.

Позитивно охарактеризовали гуманитарное взаимодействие. В приоритете – совместное противодействие COVID-19. Над этим активно работают соответствующие ведомства. Подписан контракт на поставки «Спутник V» в ИРИ. Договорились принять меры для ускорения его реализации. Рассмотрели возможность организации производства этой вакцины в Иране.

Говорили о проблемах международной и региональной жизни. Высказались в пользу выстраивания международных отношений на прочных принципах Устава ООН. Мы с иранскими друзьями отвергаем продвигаемый Западом неоколониальный «миропорядок, основанный на правилах», разрабатываемых келейно, в обход универсальных структур с целью впоследствии попытаться навязать их всем остальным. Как не раз говорили, наши правила – Устав ООН.

Скоординировали подходы на различных многосторонних площадках. Вновь приветствовали решение, принятое на 21-м саммите ШОС в Душанбе, о начале процедуры приема Ирана в качестве полноценного члена этой Организации.

Обсудили вопросы, связанные с Совместным всеобъемлющим планом действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (СВПД). Исходим из того, что путь к восстановлению договоренности, закрепленной резолюцией СБ ООН 2231, лежит исключительно через ее последовательное полноценное выполнение всеми сторонами на основе изначально зафиксированного в ней баланса интересов. Москва и Тегеран едины в том, что переговоры в венском формате должны быть как можно скорее возобновлены. Иранская сторона, как мне подтвердил коллега, к этому готова. При этом есть понимание, что переговоры – не самоцель. Мировое сообщество ждет возвращения США в правовое поле «ядерной сделки» и отмены незаконных рестрикций, как в отношении ИРИ, так и всех её торгово-экономических партнеров.

Попытки некоторых стран увязать сохранение СВПД с согласием Тегерана пойти на уступки по иным, не относящимся к «сделке» темам, считаем бесперспективными. Убеждены: ситуацию в регионе необходимо обсуждать за рамками СВПД, всем вместе, за одним столом. Именно такой подход лежит в основе обновленной в августе с.г. российской Концепции безопасности в Персидском заливе, изданной в качестве официальных документов ГА ООН и СБ ООН. Призываем иранских и арабских друзей продолжать двигаться по пути взаимного сближения, обсуждения и согласования любых вопросов в ответ на имеющиеся озабоченности.

Уделили достаточно серьезное внимание положению дел в Афганистане. Наши страны солидарны в том, что афганцы, натерпевшиеся за два десятилетия геополитических экспериментов Вашингтона, имеют законное право на благополучие и спокойствие на собственной земле. Залогом этого видим внутриполитическую стабилизацию, обеспечение баланса интересов всех этноконфессиональных и политических групп, принципа инклюзивности при формировании властных структур. Все это должно помочь восстанавливать экономику и в целом нормальную жизнь с учетом вековых традиций этого древнего народа.

Афганистан должен перестать быть источником региональной и глобальной нестабильности. Призываем новые афганские власти к бескомпромиссной борьбе с террористическими группировками, незаконным трафиком наркотиков и оружия.

Констатируя чрезвычайный характер экономических проблем Афганистана, напомнили, что груз ответственности за это лежит на Вашингтоне и тех, кто его поддерживал. Исходим из необходимости подключить к урегулированию всего спектра гуманитарных проблем соответствующие международные организации. Наблюдаем серьезные конкретные шаги на этом направлении со стороны международных структур и стран-соседей. Приветствуем большой и значимый вклад Ирана, приютившего миллионы афганских беженцев. В этом контексте обсудили перспективы активизации регионального и международного сотрудничества по содействию постконфликтному восстановлению Афганистана. На этот счет есть соответствующие инициативы России и Ирана. Говорили о том, как оптимально согласовать усилия по их реализации.

Обменялись мнениями по военно-политической и гуманитарной обстановке в Сирии. Выразили обоюдный настрой на дальнейшую тесную координацию в целях достижения долгосрочного мира и улучшения социально-экономический ситуации в САР. Будем продолжать активно взаимодействовать в рамках доказавшего свою эффективность Астанинского формата с участием России, Ирана и Турции. Следующий саммит «тройки» должен пройти в Иране, как только позволит санитарно-эпидемиологическая обстановка. На данном этапе сконцентрируем усилия на содействии успешному проведению очередного заседания Редакционного комитета Конституционной комиссии в Женеве в этом месяце.

Рассмотрели ряд других региональных сюжетов, включая сотрудничество в рамках «каспийской пятерки», обеспечение ратификации Конвенции о правовом статусе Каспия. Обсудили положение в Закавказье, на Ближнем Востоке и Севере Африки.

Будем оставаться в контакте по всем обсуждавшимся проблемам.

Вопрос: Принимая во внимание членство Ирана в ШОС и тесное сотрудничество Тегерана с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), как Вы оцениваете взаимодействие Ирана и России в этих организациях?

С.В.Лавров: Оцениваем позитивно. Приветствовали решение саммита ШОС в Душанбе в прошлом месяце о начале процедуры вступления Ирана в ШОС в качестве полноценного члена. Тегеран уже и сейчас как наблюдатель имеет возможность участвовать практически во всех направлениях деятельности ШОС, в том числе в работе Контактной группы «ШОС – Афганистан». Значение этого формата сейчас возрастает. Заинтересованы в том, чтобы эффективно использовать его и все остальные направления работы Организации: безопасность, борьба с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом, обеспечение экономической, транспортной связанности. Всё это в полной мере отвечает интересам Российской Федерации и Исламской Республики Иран.

Что касается Евразийского экономического союза, то Иран уже длительное время является участником временного соглашения, касающегося либерализации взаимной торговли. Сейчас приступили к согласованию полноценного постоянного соглашения о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном. Думаю, что выгоды от этого процесса очевидны для всех его участников.

Вопрос: Последние изменения на Кавказе как раз говорят о том, что некоторые режимы региона стараются усиливать отношения, внести раскол и нанести удар по жизненным интересам Ирана. С другой стороны, Азербайджан, проводя трёхсторонние учения с участием Турции и Пакистана, подготавливает почву для присутствия иностранных государств на Каспии. Это противоречит тем обязательствам, которые есть у этих стран по Каспию. Не очень ясна позиция России по этому вопросу. Каким Россия видит путь урегулирования данного вопроса и какая у неё позиция?

С.В.Лавров: Многократно излагали нашу позицию. Именно Россия сыграла решающую роль в том, чтобы год назад остановить войну и подписать трехстороннее Заявление на уровне президентов Азербайджана, России и премьер-министра Армении, в соответствии с которым в зоне конфликта в Нагорном Карабахе развёрнут российский миротворческий контингент, обеспечивающий спокойствие и создающий условия для возвращения к мирной жизни. Кроме того, в этом же совместном заявлении содержались принципы, определяющие дальнейшие шаги по продвижению урегулирования, включая работу по разблокированию всех транспортных коммуникаций и экономических связей в этом регионе. От этого выиграют не только Армения, Азербайджан, но и Грузия как ещё одна закавказская страна, а также Иран, Россия и Турция как ближайшие соседи трёх республик Южного Кавказа.

В этом контексте обсуждали сегодня инициативу создания формата «три плюс три»: три закавказских страны и три «больших» соседа: Россия, Иран и Турция. У иранских друзей позитивное отношение к этой инициативе. Такое же наблюдаем в Азербайджане и в Турции. Работаем с нашими армянскими коллегами. Рассчитываем, что Грузия, несмотря на все переживаемые проблемы, сможет увидеть коренной интерес в создании такого механизма консультаций и согласования решений по ускоренному развитию этого региона, который долгое время сдерживал своё развитие из-за сохраняющихся конфликтов. Мы против того, чтобы наращивать здесь военную активность и чтобы какие-либо учения носили провокационный характер. Азербайджан высказывает озабоченности в связи с недавними учениями наших иранских друзей, которые были проведены недалеко от границ.

Что касается Каспия и подготовки почвы для вмешательства в дела Каспийского региона со стороны иностранных государств, сегодня неоднократно подчеркивали нашим собеседникам, друзьям необходимость как можно скорее обеспечить вступление в силу Конвенции о правовом статусе Каспия, которая прямо запрещает присутствие на Каспийском море военных сил и любых не каспийских государств. Конвенция вступит в силу, как только поступит последняя ратификационная грамота. Сейчас вопрос рассматривается в парламенте Исламской Республики Иран. Надеюсь, что решение о ратификации будет быстро принято, и Конвенция полноценно станет международно-правовым документом, обеспечивающим соответствующий режим на  Каспии.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Организация по безопасности сотрудничества в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)

x
x
Дополнительные инструменты поиска