18.05.1615:26

Интервью спецпредставителя Президента Российской Федерации по делимитации и демаркации госграницы с сопредельными государствами-участниками СНГ, Посла по особым поручениям МИД России И.Б.Братчикова информагентству «Интерфакс», 18 мая 2016 года

964-18-05-2016

Вопрос: Игорь Борисович, работа над Конвенцией о правовом статусе Каспия ведется уже почти 20 лет. Сообщалось, что осталось решить два-три вопроса. Насколько велика вероятность принятия этого документа в этом году на саммите прикаспийских стран в Астане? По каким темам остаются разногласия?

Ответ: Подписание Конвенции на предстоящем саммите в Казахстане реально при наличии политической воли у всех пяти каспийских государств. Предыдущая пятисторонняя встреча в верхах в Астрахани в 2014 г., в политическом заявлении которой фактически был «сбит каркас» этого базового для многостороннего взаимодействия на Каспии документа, придала необходимый импульс 20-летней работе над формированием правового статуса Каспийского моря. За прошедшее с тех пор время было согласовано большое число положений Конвенции, что позволяет с оптимизмом смотреть на перспективу финализации переговоров. Ряд тем, касающихся отдельных вопросов режима мореплавания, методики построения исходных линий для отсчета будущих национальных поясов, находится в стадии отработки.

Вопрос: Есть ли понимание по срокам проведения встречи министров иностранных дел прикаспийских стран, которую, как ранее сообщалось, планируется созвать летом?

Ответ: Очередное совещание министров иностранных дел прикаспийских государств состоится в середине лета. Министрам предстоит оценить степень готовности Конвенции к подписанию, с тем чтобы выйти на высший уровень с предложением о возможных сроках Астанинского саммита и его содержательном наполнении.

Вопрос: Препятствует ли тема транскаспийского газопровода (ТКГ) поиску согласия по правовому статусу Каспия? Может ли Россия при определенных условиях дать согласие на реализацию этого проекта, в котором заинтересован ряд прикаспийских стран?

Ответ: Видеть в теме ТКГ главный камень преткновения на переговорах по Конвенции – это расхожее заблуждение. По нашим ощущениям, проблематика строительства магистральных трубопроводов на Каспии искусственно раздувается. Но только не самими прибрежными государствами. Нам не кажется, что это наиболее проблемный момент в переговорах.

Во многих морях прокладываются различные трубопроводы, и практически везде во главу угла ставится экономика. Если у проекта есть осязаемый экономический потенциал, то стороны путем согласования условий строительства с учетом трансграничных рисков переходят к практической фазе. Если потенциал «дутый», либо если риски для окружающей среды при строительстве и функционировании магистрали оказываются слишком велики, выбирается иной маршрут доставки углеводородного сырья.

На Каспии пока не были представлены внятные, досконально просчитанные проекты по переброске энергоносителей с помощью подводных трубопроводов с одного берега на другой, которые сулили бы ощутимую прибыль всем участникам. В свое время шла речь о нефтепроводе, но все же было сочтено оптимальным транспортировать нефть танкерами. Периодически, начиная с 90-х гг., с подачи «извне» и главным образом с сугубо политической аргументацией всплывала тема газопровода. 

Думается, ни у кого не вызывает сомнения, что проекты по созданию новых масштабных, инвазивных для окружающей среды объектов инфраструктуры на территории со сложной сейсмической обстановкой (если какая-то из прибрежных стран всерьез захотела бы их продвигать) потребуют всесторонней коллективной экспертизы и честного ответа на вопрос: оправдан ли риск?

Вопрос: Начнется ли в этому году процесс демаркации границы между Россией и Азербайджаном непосредственно на местности?

Ответ: Что касается российской стороны, то мы практически завершили подготовку картографических материалов, необходимых для начала т.н. «полевых» работ (хотя для данного участка нашей госграницы это скорее работы «горные»), сверстали конкретный поэтапный план установки погранзнаков, формирования межведомственных рабочих демаркационных групп (РДК) для выхода на местность. Соответствующие расходы предусмотрены в нашем федеральном бюджете. Принимая во внимание степень готовности наших азербайджанских соседей и коллег, а демаркация всегда процесс совместный, думаю, что на этой части южного рубежа России красно-зеленые столбы с российской символикой начнут устанавливаться уже в будущем году.

Вопрос: Есть ли еще страны СНГ, с которыми у России не до конца оформлены границы, и как обстоят дела с правовым оформлением границы с Абхазией и Южной Осетией?

Ответ: Общая длина границ Российской Федерации со странами СНГ превышает 11 тыс. км. Самая протяженная из них – граница с Республикой Казахстан – 7,5 тыс. км. Кстати, это самая длинная сухопутная граница между двумя государствами в мире. За годы работы Совместной российско-казахстанской демаркационной комиссии, а это 9 лет напряженного труда представителей различных ведомств и служб обеих сторон, и весьма крупные финансовые затраты, удалось демаркировать на местности почти 70% границы. Работы идут в целом планомерно, ритмично. Нужно, однако, иметь в виду, что впереди нас ждет более сложный участок рельефа – горы, что не может не сказаться на темпе установки погранзнаков. Полагаю, что при всех благоприятных условиях демаркацию российско-казахстанской границы мы сможем завершить к 2022-23 гг.

Что касается российско-абхазской границы, то процесс ее картографического оформления, т.е. делимитации, пока не завершен. Работа продолжается. Хочу подчеркнуть при этом, что в отношениях двух стран действует договоренность, что незавершенность делимитации не должна негативно влиять на условия жизни граждан наших государств, проживающих в приграничье.

Подписанный в 2015 г. Договор о государственной границе между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия в ближайшее время вступит в силу. После обмена ратификационными грамотами сформируем Совместную демаркационную комиссию, которая сможет приступить к работе в следующем году.

Вопрос: А как обстоят дела с делимитацией и демаркацией границы с Украиной?

Ответ: Ответ, к сожалению, будет короткий: переговоров нет. Они были прерваны и не по нашей инициативе. Так же, кстати, как и переговоры с Украиной по урегулированию вопросов, относящихся к смежным морским пространствам в Азовском и Черном морях. С международно-правовой точки зрения односторонняя делимитация и демаркация границы – это нонсенс. Рассчитываем на возобновление соответствующих переговоров, когда
в Киеве для этого созреют политические условия.