28.08.2012:55

Ответ официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопрос СМИ относительно санкций в отношении трех российских научно-исследовательских институтов

1301-28-08-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Как бы Вы прокомментировали недавнее введение США санкций в отношении трех российских НИИ?

Ответ: Считаем вопиющим включение в американские ограничительные перечни трех российских научно-исследовательских институтов. Возмущает прежде всего тот факт, что под санкции попали те самые ученые и специалисты, которые последние несколько месяцев неустанно трудились над разработкой российской вакцины от COVID-19.

Непонятно, как американские власти будут объяснять своим гражданам эту попытку наказать людей, которые работают – и успешно – над лекарством от болезни, убившей уже более 180 тысяч граждан США. Не уверены, что это правильный шаг к сотрудничеству в сфере борьбы с пандемией, важность которого, думаем, не оспаривается даже в Вашингтоне. Создается впечатление, что речь снова идет о банальном использовании санкционного давления в интересах продвижения собственных компаний, сейчас уже фармакологических, по аналогии с продолжающимся продавливанием на европейский рынок своего газа.

Что касается использованной «коллегами» мотивировки о якобы причастности научных институтов к программам химического и биологического оружия, никаких доказательств как всегда не приводится.

В этой связи хотели бы в очередной раз отметить, что на основании Указа Президента Российской Федерации от 1992 г. советские разработки в области химического оружия Россией были прекращены. В рамках Статьи III Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) Москва объявила все имевшиеся в стране запасы отравляющих веществ. В 2017 г. российский химический арсенал был полностью уничтожен под строгим контролем. Это подтверждено уполномоченной международной структурой – Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО), в которую входят 193 государства, в т.ч. США. Россия продолжает добросовестно выполнять все свои обязательства по КЗХО. Так, инспекционная деятельность ОЗХО в Российской Федерации никогда не прекращалась и продолжает осуществляться в соответствии с положениями Конвенции.

Принятое Бюро по вопросам промышленности и безопасности решение лишь ставит под сомнение эффективность и профессионализм ОЗХО. Напомним также, что в КЗХО четко прописаны механизмы, которые применяются для выяснения спорных вопросов. К сожалению, Вашингтон уже давно предпочитает действовать не в рамках международных соглашений, а «по своему усмотрению».

Уместно напомнить, что в настоящее время США остаются единственной страной-участницей КЗХО, которая по-прежнему обладает химическим оружием. Более того, в США патентуются различные изобретения, связанные с применением полноценных боевых отравляющих веществ, в том числе нервно-паралитического действия.

Деятельность России в медико-биологической сфере носит сугубо мирный характер и полностью соответствует обязательствам по Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), что подтверждается ежегодно представляемой информацией о российских объектах и биологической деятельности в рамках мер укрепления доверия КБТО. Будучи депозитарием Конвенции и осознавая необходимость её укрепления, Россия активно выступает за принятие юридически обязывающего Протокола к Конвенции с эффективным механизмом проверки, который позволил бы снять любые вопросы относительно выполнения КБТО тем или иным государством-участником. На этом фоне принятое Бюро по вопросам промышленности и безопасности решение выглядит особенно цинично, ведь именно США практически единолично с 2001 г. блокируют работу над таким протоколом.

При этом имеются вопросы к медико-биологической деятельности Вашингтона как на территории США, так и за пределами национальных границ. Нет оснований утверждать, что осуществляемая в американских биолабораториях деятельность полностью соответствует положениям КБТО. Показательными в данном контексте являются случаи, когда лаборатории США оказывались в центре крупных международных скандалов. Так, например, при расследовании террористических атак, связанных с рассылкой спор сибирской язвы в США в 2001 г., выяснилось, что учёный, который рассылал конверты с ядом, работал в биолаборатории в Форте Детрике, являющейся передовым объектом военного ведомства США в области биозащиты.

Кроме того, Россия неоднократно выражала озабоченность в связи с военно-биологической активностью США на постсоветском пространстве. В частности, вызывает немало обоснованных вопросов деятельность на базе построенного Министерством обороны США «Исследовательского центра общественного здравоохранения им Р.Лугара» в Грузии, где действует «Управление медицинских исследований сухопутных войск США-Грузия».

В целях снятия вопросов, связанных с выполнением положений КБТО, считаем необходимым задействовать механизм Статьи V Конвенции, в соответствии с которой государства-члены должны консультироваться друг с другом в решении любых вопросов в отношении КБТО. Вместо санкционного давления предлагаем американской стороне сесть за стол переговоров для обсуждения в двустороннем формате всех накопившихся вопросов.

x
x
Дополнительные инструменты поиска