Выступления Министра

17.06.2018:25

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам видеоконференции Россия-АСЕАН по вопросам борьбы с коронавирусом, Москва, 17 июня 2020 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

Мы сегодня провели видеоконференцию министров иностранных дел АСЕАН и Российской Федерации.

Обсудили конкретные, общие и насущные задачи по реагированию на новую коронавирусную инфекцию и на ее последствия с точки зрения глобальной политики и экономики.

Подтвердили актуальность дальнейшего углубления стратегического партнерства между Россией и Ассоциацией, использования его возможностей для преодоления всех аспектов кризиса.

Речь шла, в частности, об обмене информацией, повышении эффективности совместных шагов по защите жизни и здоровья граждан наших стран, развитии соответствующих механизмов российско-асеановского сотрудничества, координации усилий на международных площадках и форумах.

Россия продолжает оказывать содействие АСЕАН в укреплении кадрового потенциала в сфере здравоохранения. Готовы делиться передовым опытом профилактики и реагирования на инфекционные заболевания. В этой сфере есть инициатива Роспотребнадзора, которая была активно поддержана всеми нашими партнерами: начать трехгодичный цикл образовательных программ для специалистов АСЕАН по проблемам борьбы с инфекционными заболеваниями. Первые курсы в рамках этого трехгодичного цикла состоялись в декабре 2019 г. во Владивостоке.  Положительно воспринята наша нацеленность на расширение контактов между экспертами-эпидемиологами, в том числе в дистанционном формате. Условились о конкретных шагах, как такое общение сделать регулярным. У нас общее понимание, что это позволит лучше проанализировать, лучше понять имеющиеся у обеих сторон идеи, наработки, а также сделать соответствующие практические выводы и воплотить их в конкретную деятельность. А в конечном итоге это станет реальным вкладом в повышение эпидемиологической безопасности стран Юго-Восточной Азии, что важно и для нас, учитывая, что ежегодно страны АСЕАН принимают миллионы российских туристов.

Договорились ускорить подготовку комплексного стратегического документа по развитию диалога Россия-АСЕАН на ближайшие пять лет и обновление рабочих планов сотрудничества между Россией и АСЕАН в сферах противодействия терроризму и продвижения образования. Имеются интересные предложения о запуске новых направлений сотрудничества, в том числе в области финансов. Особое внимание решено и далее уделять взаимодействию в обеспечении безопасности информационно-коммуникационных технологий.

Трансграничные по своему характеру вызовы и угрозы требуют, конечно же, коллективных мер, выработки согласованных многосторонних подходов. Однако (и сегодня в нашей дискуссии это упоминалось) зачастую мы наблюдаем со стороны некоторых государств противоположный настрой: вместо объединения усилий политизировать проблему и действовать по принципу «каждый сам за себя». Нами выражена озабоченность попытками ряда стран воспользоваться ситуацией вокруг эпидемии коронавирусной инфекции в целях решения узкокорыстных геополитических задач, сведения счетов с неугодными правительствами.

Единодушно констатировали свою солидарность в отношении координирующей роли ООН и Всемирной организации здравоохранения в противодействии пандемии, единодушно поддержали подходы, изложенные Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем о недопустимости односторонних действий, ограничивающих поставки медикаментов, оборудования и продовольствия в какие-либо страны. Общее понимание таково, что любые позитивные результаты в сфере борьбы с коронавирусом  (а мы сегодня рассказывали о нашем опыте в создании вакцины, в создании лечебных препаратов и эти усилия Российской Федерации были высокого оценены нашими партнерами по АСЕАН) должны быть доступны всем странам, всем людям на Земле на равной основе.

Говорили мы о тех тенденциях, которые в последние месяцы, в период коронавирусной пандемии наблюдаются в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), и о том, какие выводы могут быть сделаны для развития сотрудничества в регионе. Подтвердили центральную роль асеаноцентричных объединений в регионе, прежде всего, механизмов Восточноазиатских саммитов. Мы признательны нашим коллегам за то, что они единодушно поддержали инициативу России принять на планируемом в ноябре этого года в Ханое очередном Восточноазиатском саммите заявление лидеров о мерах по повышению регионального потенциала реагирования на эпидемии. Индонезия стала соавтором этой инициативы, все остальные страны выразили ей единодушную поддержку. Говорили мы также и о такой структуре, которая существует в контексте развития асеаноцентричных механизмов, как Совещание министров обороны и диалоговых партнеров АСЕАН, в котором традиционно участвует и российская делегация. Несколько лет назад по российской инициативе на очередной встрече министров обороны АСЕАН и их партнеров в Бангкоке была создана Рабочая группа военных медиков, которая в нынешних условиях может быть весьма активно и эффективно задействована. Мы поделились информацией с нашими друзьями в ходе сегодняшней видеоконференции о той работе, которую российские военные медики проводят и в России, и за рубежом, в частности о том, как они осуществляли специальные проекты борьбы с коронавирусом по просьбе руководства Италии и Сербии.

Обменялись мнениями относительно того, как будут выглядеть перспективы посткоронавирусного обустройства региона. Мы вновь привлекли внимание к инициативе Президента Российской Федерации В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства, в котором могли бы с пользой для себя участвовать страны ЕАЭС, АСЕАН, ШОС и другие государства, расположенные на общем для всех нас Евразийском материке. Убеждены, что это та основа - коллективная, инклюзивная, открытая - на которой можно выстраивать новую систему евразийской безопасности и развития без каких-либо разделительных линий.

По итогам наших дискуссий мы одобрили совместное заявление, содержащее упоминание о всех тех инициативах, о которых я говорил ранее. В нем сформулирован очень важный принцип, который мы отстаиваем повсеместно в наших дискуссиях по региональным и глобальным делам, – принцип неделимости безопасности. Россия и АСЕАН будут привержены политике обеспечения мира и стабильности в регионе, где никто не должен обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других. Это важнейшее принципиальное политическое положение. В этом контексте мы приветствовали прогресс в налаживании связей между АСЕАН и ЕАЭС, продвижении контактов между секретариатами АСЕАН и ШОС.

Заявление, как я уже сказал, будет опубликовано на веб-сайтах МИД России и секретариата АСЕАН. Приглашаю вас с ним ознакомиться.

Вопрос: Вьетнам в этом году является председателем в АСЕАН. Как Российская Федерация планирует использовать российско-вьетнамские связи для развития отношений с АСЕАН?

С.В.Лавров: Мы очень ценим наши отношения с вьетнамскими друзьями. Это отношения многопланового стратегического партнерства. Они опираются на прочную почву нашей солидарности на протяжении многих десятилетий, включая период борьбы Вьетнама за свободу, независимость и единство своей родины. Сейчас, когда наши вьетнамские друзья являются председателями Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, мы видим насколько активно и целенаправленно они стремятся способствовать дальнейшему углублению стратегического партнерства, которое уже было объявлено в рамках отношений Россия-АСЕАН.

Мы активно готовимся к очередному Восточноазиатскому саммиту, который созывает Вьетнам в столице Ханое. Он запланирован на ноябрь этого года. Готовится целый ряд документов, которые будут вынесены на утверждение президентов и глав правительств. Среди них и российские инициативы, в том числе о необходимости объединения усилий в борьбе с пандемией, с эпидемиями в целом, которые активно поддерживаются нашими асеановскими друзьями.

Насчет того, что Вьетнам может сыграть роль моста между Россией и Юго-Восточной Азией. Мы уже установили стратегическое партнерство со странами АСЕАН, и Вьетнам сыграл в этом одну из ведущих ролей на стадии, когда мы только завязывали контакты, и потом, когда установили диалоговое партнерство. Наконец, пару лет назад наши лидеры на очередном саммите объявили, что это партнерство теперь имеет стратегический характер.

Мы будем полагаться на наших вьетнамских друзей, как и на все другие государства – участников АСЕАН в дальнейшем продвижении этого взаимовыгодного сотрудничества. В некоторых вопросах Вьетнам вполне может указывать путь к дополнительным сферам сотрудничества. В качестве одной такой возможности я упомяну тот факт, что Вьетнам стал первой страной АСЕАН, подписавшей соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Вслед за Вьетнамом соответствующие переговоры начали ряд других государств АСЕАН, в частности Сингапур. Ассоциация, в целом, как объединение тоже заинтересована в изучении возможности начать диалог по либерализации торговли с ЕАЭС.

У нас очень хорошие перспективы, и мы будем активно поддерживать наших вьетнамских друзей в выполнении ими функций председателя АСЕАН. Вместе с председательством в этой организации они являются председателями во всех асеаноцентричных форумах, включая Восточноазиатский саммит.

Вопрос: С учетом того, какие серьезные вопросы стоят на повестке дня отношений России и АСЕАН, есть ли целесообразность и возможность создать организацию, которая занималась бы непосредственно этими вопросами? Обсуждалась ли такая возможность? Соответствует ли она интересам России и партнеров по АСЕАН?

С.В.Лавров: Я уже упомянул, что еще задолго до того, как нынешняя коронавирусная инфекция разразилась, по инициативе российской стороны был создан механизм взаимодействия военных медиков. Несколько лет назад на встрече министров обороны АСЕАН и стран-партнеров в Таиланде было принято такое решение. Сегодня мы условились с коллегами о том, чтобы активизировать работу этого механизма взаимодействия военных медиков под эгидой совещания министров обороны.

Как я уже сказал, по инициативе Роспотребнадзора все наши партнеры по АСЕАН согласились сформировать специальную структуру, которая будет заниматься предотвращением и борьбой с инфекционными заболеваниями. В качестве конкретного проекта в рамках такого сотрудничества начаты трехгодичные курсы подготовки специалистов-медиков в области борьбы с инфекционными заболеваниями. Первые курсы состоялись во Владивостоке в декабре 2019 г.

Третий аспект сейчас у всех на устах. Мы обратили внимание на активное развитие добровольческого движения в контексте коронавирусной инфекции, нацеленное на оказание содействия уязвимым слоям населения (пожилым и людям с ограниченными возможностями). Учитывая, что в России уже почти 150 тыс. активных добровольцев, которые по собственной инициативе наладили эту работу и, по оценкам, оказывают помощь более чем 3 млн наших граждан, нуждающихся в такой помощи в этих условиях. Мы предложили подумать о том, чтобы между добровольческими движениями России и стран АСЕАН наладить контакты, помочь этим молодым ребятам установить между собой связь, обмениваться опытом. Может быть, из этого вырастет какое-то очередное движение в рамках народной дипломатии.

Возможностей много. Мы договорились продолжать контакты по этой проблематике между соответствующими службами. Уверен, что будут еще дополнительные конкретные инициативы, которые воплотятся в жизнь.

Вопрос: В последнее время обострились отношения между КНДР и Южной Кореей. На Ваш взгляд, к насколько серьезным последствиям это может привести и как это отразится на перспективе денуклеризации Корейского полуострова? В частности, какие шаги могла бы предпринять Москва для нормализации ситуации?

С.В.Лавров: Во время вчерашней пресс-конференции я уже комментировал эту ситуацию. Мы призываем корейские стороны к сдержанности, проявлению максимальной ответственности за происходящее на полуострове, за поддержание там спокойной, стабильной ситуации. Надеемся, что этот призыв будет услышан.

Какие-то свои услуги мы не предлагаем. Когда мы вернемся (надеюсь, что это произойдет) к шестисторонним переговорам по решению всех проблем Корейского полуострова, мы будем заинтересованы в том, чтобы возобновить начатый, но затем прерванный многосторонний диалог по всем проблемам обеспечения мира и стабильности в Юго-Восточной Азии. Уверен, что это в интересах и корейского народа, живущего по обе стороны разделительной линии, и всех других государств, расположенных в этом важном регионе мира.

Вопрос: Глава МИД Турции М.Чавушоглу призвал США играть более активную роль в урегулировании ситуации в Ливии. Как в Москве рассматривают такое заявление?

С.В.Лавров: Любое конструктивное содействие усилиям по преодолению кризиса, будь то в Ливии, в Сирии или где бы то ни было еще, можно только приветствовать.

Я не знаю, какие конкретно шаги могут предпринять США для продвижения ливийского урегулирования. Они участвовали в Берлинской конференции по Ливии, где также была представлена Россия на уровне Президента В.В.Путина, подписались под резолюцией Совета Безопасности ООН, утвердившей решение ливийской конференции. Вашингтон подчеркивает, что признает Правительство национального согласия в Триполи, которое является одной из сторон конфликта.

Если США смогут использовать свое влияние в ливийском конфликте для того, чтобы подкрепить усилия России и других внешних игроков, выступающих за немедленное объявление прекращения огня, думаю, это было бы весьма позитивно. Посмотрим.

Вопрос: Вы уже не раз отмечали важность международного сотрудничества в области борьбы с коронавирусом. Сегодня Вы уже упоминали попытки некоторых стран политизировать борьбу с пандемией. К сожалению, мы в Китае тоже наблюдаем, что некоторые государства, в том числе США, перевалили свои внутренние проблемы с распространением эпидемии на другие страны, в том числе на Китай. Кроме того, США вышли из ВОЗ. Как Вы оцениваете такие подходы США? Какие меры, на Ваш взгляд, необходимы для конструктивного международного сотрудничества по борьбе с коронавирусом, особенно под эгидой ВОЗ?

С.В.Лавров: США, являясь по многим показателям ведущей мировой державой, в этом контексте могли бы активно способствовать коллективным усилиям мирового сообщества на многих направлениях, но, к сожалению, они выбирают другой путь. Вместо использования своих возможностей для коллективных действий они покидают любые форматы, в которых такая совместная работа возможна. Помимо Всемирной организации здравоохранения США вышли из ЮНЕСКО, прекратили участвовать в Совете ООН по правам человека, не говоря уже о выходе Вашингтона из многочисленных соглашений, начиная с Парижского соглашения по климату и заканчивая большинством документов, регулирующих вопросы стратегической стабильности и контроля над вооружениями, включая ядерные. Это печальный процесс. Мы видим, что это не просто какие-то отдельные действия, но политика, система, стратегия – выходить из любых договоренностей, которые хоть каким-то образом накладывают на США любые обязательства, даже если это просто обязательства сотрудничать и искать взаимоприемлемые подходы.

ВОЗ является ведущим механизмом для мобилизации усилий всех государств на борьбу с эпидемиями, пандемиями и инфекциями наподобие той, которую мы сейчас наблюдаем. Мы не видим фактических оснований для обвинений в адрес ВОЗ в предвзятости, попытках скрывать факты, в том, что своевременно не были приняты те или иные меры. Считаем, что Организация работала в полном соответствии со своим мандатом. Между прочим, он утверждается странами-членами, а не Секретариатом Организации. Не лишним будет вспомнить, что в начале пандемии во Всемирной организации здравоохранения был создан специальный пост координатора, отвечающего за эту работу. В январе этого года на этот пост была назначена гражданка США М.ван Керкхов.

Если Вы посмотрите на национальный состав Секретариата ВОЗ (должности, подлежащие географическому распределению), то из более 2100 сотрудников треть (около 700 человек) составляют представители стран Запада, прежде всего государств-членов НАТО. Из них примерно 180 человек - американские граждане. В Секретариате ВОЗ работает 27 россиян и 37 китайцев. Если обвинять ВОЗ в том, что она делает что-то не так, то это может быть связано с двумя причинами: либо государства принимают неправильные решения, но никто их не критикует, либо Секретариат не выполняет решения государств? И если это верно, то тогда нужно посмотреть, кто в Секретариате отвечает за какое направление работы. Но, по-моему, втягиваться в эту дискуссию абсолютно контрпродуктивно и даже не очень прилично. Сейчас нужно не пытаться искать виноватых, а объединиться в борьбе с общей бедой. На данный момент уже есть серьезные успехи в этой борьбе. Надо консолидировать достигнутое и довести дело до конца. Для этого нам неизбежно будет нужна Всемирная организация здравоохранения.

Да, конечно, можно совершенствовать ее работу, как и деятельность любой структуры, будь она многосторонняя или национальная. В любой стране, включая США, ведется очень жесткий разговор о необходимости реформы правоохранительных органов. Никто не совершенен – «nobody is perfect», как говорили герои одного голливудского фильма. Поэтому совершенствование – да, реформирование – да. Но реформирование на основе конкретных фактов, опыта, который получаем все мы в борьбе с новыми неизведанными рисками и угрозами, а не ради того, чтобы сделать политический «message».

Вопрос: Вопрос касается столкновений между китайскими и индийскими военнослужащими на линии фактического контроля между двумя  странами, в результате которых, как сообщается, погибли десятки военнослужащих с обеих сторон. Как бы Вы могли прокомментировать эту ситуацию? Планируете ли Вы обсуждать эту тему в ходе Ваших предстоящих консультаций с министрами иностранных дел Индии и Китая в формате РИК?

Остается ли на повестке дня проведение видеоконференции лидеров «пятерки» постоянных членов СБ ООН по борьбе с коронавирусом? Ранее Вы говорили, что итоговый документ практически готов, однако у сторон остаются вопросы по тексту. Удалось ли их решить? Согласованы ли сроки проведения видеоконференции? Возможно ли ее проведение до конца лета?

С.В.Лавров: Уже было объявлено о том, что военные представители Индии и Китая вступили в контакт. Они обсуждают ситуацию и меры по ее деэскалации. Мы это приветствуем.

В ближайшие несколько дней запланирована видеоконференция министров иностранных дел России, Индии и Китая (т.н. формат РИК). Повестка дня согласована. Она не предполагает обсуждение вопросов, касающихся двусторонних отношений той или иной страны с другой участницей этого формата.

Видеоконференция лидеров стран-постоянных членов СБ ООН предложена нашими французскими коллегами уже достаточно давно. Ее целью было выработать позицию «пятерки» в поддержку действий, которые предпринимаются для борьбы с коронавирусной инфекцией. Россию полностью устраивает проект итогового документа. Возникли (не у нас) вопросы о том, как сформулировать отношение к роли ВОЗ. Из-за этого видеоконференция до сих пор не состоялась. Я не слышал каких-либо предложений о том, чтобы возобновить эту работу за последние месяц-полтора. Но тем не менее «пятерка» как механизм, несущий особую ответственность по Уставу ООН за поддержание международного мира и безопасности, подтверждает на разных уровнях свою поддержку инициативы Президента России В.В.Путина провести очную встречу как только позволит обстановка. И уже не по коронавирусу, а по всем проблемам, существующим сегодня в мире и влияющим на состояние мировой политики, безопасности и экономики.

Убежден, что такую встречу, которую мы продолжаем активно готовить, можно будет провести в согласованные главами государств сроки и в согласованном месте.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные