Выступления Министра

19.05.2020:50

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам министерской сессии Совета государств Балтийского моря в формате видеоконференции, Москва, 19 мая 2020 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

Только что провели министерское заседание Совета государств Балтийского моря (СГБМ), на котором подвели итоги работы в период председательства Дании в 2019-2020 годах.

Главные итоги заключаются в следующем. Все подтвердили роль СГБМ как ключевого механизма многосторонней межправительственной кооперации на Балтике, содействующего формированию в регионе пространства доверия, стабильности и устойчивого развития. Констатировали, что двумя основополагающими элементами взаимодействия в рамках Совета остаются политический диалог и практическое сотрудничество, реализация конкретных проектов.

Обстоятельно поговорили о влиянии кризиса, вызванного коронавирусной инфекцией, на многостороннее взаимодействие в нашем общем регионе. Все участники были едины в том, что нынешняя ситуация  оказывает значительное влияние на многие аспекты международных отношений, требует переосмысления подходов к деятельности, в том числе многосторонних структур.  

Мы призвали партнеров подумать о системных шагах, которые позволили бы консолидировать усилия по поиску региональных ответов на проявляющиеся в регионе глобальные вызовы. В рамках механизма СГБМ предложили комплекс конкретных мер по укреплению балтийского сотрудничества. Например, подчеркнули важность разработки нового стратегического документа для Балтийского региона, который определил бы цели и задачи нашего взаимодействия на десятилетие, начинающееся с 2021 г. Как раз тогда истечет срок действия нынешней Вильнюсской декларации, в которой в 2010 г. были заложены основные направления деятельности Совета на текущее десятилетие.

Выступили за возобновление встреч глав правительств СГБМ. Это была полезная практика, позволявшая предметнее и конкретнее рассматривать различные аспекты нашей совместной деятельности. Также предложили вернуться к практике  проведения на политическом уровне координационных встреч северных региональных советов, среди них СГБМ, Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, Совет министров Северных стран, с участием партнерств, которые созданы в рамках «Северного измерения» – кооперационного механизма сотрудничества между Европейским союзом, Россией, Исландией и Норвегией.   

Выдвинули инициативы, направленные на упрочение финансового потенциала СГБМ в целях наращивания проектной работы, а также развитие взаимодействия по ряду отраслевых направлений. Подчеркнули важность проектов, которые влияют на повседневную жизнь людей.  

Выступили за выстраивание стройной вертикали балтийского взаимодействия через усиление координации его структур на национальном, региональном и муниципальном уровнях. Помимо Совета государств Балтийского моря есть Организация субрегионального сотрудничества государств Балтийского моря, в которой участвуют регионы наших стран, есть Союз балтийских городов. Налаживание координации между ними, конечно, поможет избегать дублирования и более эффективно реализовывать наши общие интересы.

Большое внимание уделили борьбе с трансграничной организованной преступностью. Подчеркнули, что эффективным механизмом для противодействия этому опасному вызову остается соответствующая Группа личных представителей глав правительств государств региона Балтийского моря. Ее работа востребована не только в плане обмена мнениями и информацией по вопросам совместного противостояния криминальным угрозам, но и в части организации и проведения совместных оперативных мероприятий, которые дают практические результаты и организуются по линии полицейских, пограничных и таможенных служб. Высказались в пользу распространения мандата этой группы и на противодействие терроризму, учитывая, что террористические и экстремистские группировки очень часто финансируются за счет криминальных доходов.

Говорили и об острых экологических и климатических вызовах. Отметили актуальность целенаправленной природоохранной деятельности и внедрения принципов «зеленой» экономики. В этом контексте подчеркнули востребованность Комиссии по защите морской среды Балтийского моря (ХЕЛКОМ), а также значение инициатив, использующих механизмы государственно-частного партнерства. В этой связи мы привлекли внимание к такому проекту как «Санкт-Петербургская инициатива».   

Заметное место в нашей дискуссии было отведено тематике молодежного сотрудничества. Приветствовали запуск под эгидой СГБМ новой «Молодежной платформы для региона Балтийского моря». Исходим из того, что она может стать единой удобной коммуникационной площадкой для молодежных объединений и органов власти стран-членов Совета, позволит вести деловое общение, обмениваться информацией, взаимодействовать при реализации конкретных проектов. Один из них – проводимый нами в Калининграде с 2010 г. ежегодный молодежный образовательный форум «Балтийский Артек». Мы предложили придать ему общерегиональное измерение в контексте деятельности СГБМ.     

В заключение мы одобрили новую редакцию уставных документов СГБМ, чем завершили оформление проведенной в 2018-2020 гг. реформы Организации. В ее основе – комплекс мер по повышению результативности работы, приданию деятельности большей гибкости, улучшению взаимодействия с другими многосторонними форматами.

По итогам сессии принята развернутая Совместная декларация. Она ориентирует нас всех на продолжение совместной работы по продвижению всестороннего, деполитизированного, предметного сотрудничества на Балтике в интересах наших народов.

Вопрос: Обсуждалось ли сегодня балтийское сотрудничество, а именно проект «Северный поток-2»? Если да, то что было сказано? Есть ли у Вас информация о том, возобновилась ли укладка труб на дне Балтийского моря? Когда рассчитывают завершить этот проект?

Как известно, Дания затянула с выдачей разрешения партнерам «Северного потока-2», в том числе России, но, в конце концов, его дала. Сказалась ли эта ситуация на отношениях России и Дании?

С.В.Лавров: Вопрос «Северного потока-2» в повестке дня не значился, никто эту тему не затрагивал.

Все могут следить за развитием ситуации вокруг этого проекта. В прессе он освещается довольно широко. Комментариев много и в российской прессе, и в СМИ европейских стран. В США этому вопросу тоже уделяют особое внимание. Вчера Госсекретарь США М.Помпео говорил по телефону с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, с которым у меня тоже состоится телефонный разговор. В сообщении Государственного департамента по итогам этого телефонного разговора было сказано, что М.Помпео прямо призвал Германию не участвовать в реализации проекта «Северный поток-2».

Вопрос на слуху, он остается открытым. Мы твердо рассчитываем, что он будет решаться в правовой плоскости. Вокруг этого проекта было уже немало существенно политизированных движений. Само решение, принятое в Евросоюзе относительно распространения норм Третьего энергетического пакета (т.н. Газовая директива), уже вызвало много вопросов. Оно было принято «задним числом» и ухудшило условия для инвестиций, которые существовали на момент подписания всех необходимых документов о реализации проекта «Северный поток-2».

Компания работает в судах. Об этом тоже сообщалось. Будут подаваться апелляции в Германии, в структурах Евросоюза и в Еврокомиссии. Я бы не стал искать в том, что собирается делать компания, какую-то политическую подоплеку. Но то, что проекту пытаются активно мешать, – факт.

Дания дала разрешение. Но недавно я читал, что Дания собирается поднять вопрос заново, поскольку будет новое судно-трубоукладчик. Прошла информация о том, что в датском правительстве рассматривается возможность поставить перед этим проектом дополнительные вопросы.

Не думаю, что проект может быть остановлен. Убежден, что он будет реализован. В этом заинтересована Германия, другие европейские страны, чьи компании участвуют в его реализации, и, в конце концов, вся Европа, ведь он будет укреплять европейскую энергетическую безопасность.

Не буду касаться вариантов, которые упоминаются экспертами в средствах массовой информации о том, какие правовые возможности существуют для преодоления нынешней ситуации. Таких возможностей немало, но все эксперты (повторю, это их мнение) сходятся в том, что практически все варианты разрешения правовой коллизии приведут к удорожанию газа для конечных потребителей – граждан стран Европейского союза. Заодно, как опять же пишут эксперты, такое удорожание цены российского газа для граждан стран ЕС позволит сделать более конкурентоспособным сжиженный природный газ США.

Геополитические игры никуда не исчезают. Будет конкурентная борьба, в том числе не совсем чистоплотными методами. Но я убежден, если все будут придерживаться правовых норм, включая нормы Евросоюза (при всей их неоднозначности компания «Северный поток-2» стремится полностью их соблюдать), этот вопрос будет решен к удовлетворению участников проекта и, самое главное, потребителей этого товара.

Эта ситуация никак не влияет на отношения России и Дании. Они давно находятся в том состоянии, в котором пребывают сейчас. Какого-либо изменения нашего подхода к отношениям с Копенгагеном в связи с ситуацией вокруг проекта «Северный поток-2» я не вижу. Более того, мы готовы разговаривать с датчанами откровенно, по любым вызывающим беспокойство вопросам, представлять  интересы и предъявлять озабоченности по поводу тех событий, на которые датское правительство оказывает влияние.

Был запланирован визит Министра иностранных дел Дании Й.Кофода в Российскую Федерацию, который мы вынуждены были отложить в связи с коронавирусной инфекцией.

Отношения не блестящие, скажу честно и откровенно. Мы видим, что Дания по целому ряду вопросов, касающихся отношений с Россией в рамках Евросоюза и НАТО, занимает менее конструктивную позицию, чем ряд других членов этих организаций. Мы это не драматизируем. Готовы разговаривать со всеми, в том числе и с нашими датскими коллегами.

Вопрос: Планируете ли Вы в ходе разговора с главой МИД Германии Х.Маасом затрагивать проблему того, что немецкий регулятор решил не выводить «Северный поток 2» из под газовой директивы ЕС?

С.В.Лавров: Это решение Германии, в рамках которого необходимо учитывать интересы немецкого государства, немецкого Правительства и немецкого бизнеса. Наверное, необходимо учитывать и интересы выполнения тех обязательств, которые существуют в рамках Евросоюза у германской стороны. Я не собирался упоминать об этом вопросе в разговоре с Х.Маасом. Мы по другим темам договорились пообщаться. И уж точно не буду заставлять германское Правительство принимать то или иное решение, как это пытаются делать наши американские партнеры, в частности, в ходе телефонного разговора Х.Мааса с М.Помпео, о котором Госдепартамент так бравурно сообщил.

Вопрос: Хотели Вас спросить относительно заявлений представителей США, которые уже анонсировали, что в среду в Россию будут поставлены первые 50 аппаратов ИВЛ и следующая поставка планируется на начало следующей недели. Действительно ли это акт доброй воли и это будет поставлено на безвозмездной основе? Планируем ли мы в будущем продолжать обоюдное взаимодействие с Вашингтоном в сфере борьбы с коронавирусом, в том числе помогать друг другу медикаментами, информацией в рамках разработки вакцины. Могли бы ли Вы прокомментировать заявление Президента США Д.Трампа, который фактически выдвинул ультиматум о том, что США покинут ВОЗ если в течение 30 дней эта Организация не будет каким-либо образом модернизирована?

С.В.Лавров: Тема взаимодействия России и США в связи с коронавирусной инфекцией, как вам известно, не раз обсуждалась напрямую в телефонных контактах президентов России и США В.В.Путина и Д.Трампа. На предыдущей стадии Президент России В.В.Путин предложил американскому лидеру содействие определенными видами медицинского оборудования. Такое содействие было оказано. В одном из последующих телефонных разговоров Президент США Д.Трамп сказал, что в США нарастили мощности производства аппаратов ИВЛ и хотели бы поддержать усилия российского Правительства по борьбе с коронавирусной инфекцией. Это было чистосердечное и искреннее предложение. И мы его в таком качестве восприняли. Президент России В.В.Путин с ним согласился. Сейчас это предложение уже обретает практические очертания, оно реализуется. Вы правильно сказали, что нашими американскими партнерами планируется два рейса, которые доставят эти аппараты для медицинских учреждений Российской Федерации. Надеюсь, что они будут помогать преодолевать ситуацию, которая у нас сложилась.

И в случае с нашей помощью США, и в случае американских поставок в Россию речь идет о безвозмездной помощи. Мы оплатили свои поставки, американская сторона оплачивает аппараты ИВЛ. Конечно, мы готовы к дальнейшему сотрудничеству. Мы открыты к взаимодействию со всеми странами. Считаем принципиально важным наладить транспарентное взаимодействие по созданию вакцины – это одна из ключевых задач. Над ней сейчас бьются многие страны, многие лаборатории.

Хотелось бы, чтобы эта работа осуществлялась в форме взаимопомощи, транспарентности и объединения усилий, а не становилась сугубо коммерческим предприятием по принципу «кто первый получит возможность извлекать доход из этой ситуации». Между соответствующими учреждениями России, США, КНР, всех европейских стран, государств других регионов налажены устойчивые контакты. Мы продвигаем любые возможные формы взаимодействия, ориентируясь при этом на рекомендации ВОЗ.

Буквально сегодня заканчивается сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения. Я еще не видел окончательных результатов, но Декларация одобрена. Она очень прагматичная, нацеленная на решение конкретных вопросов, на избежание какой-либо политизации. Она провозглашает необходимость установления профессиональных, беспристрастных фактов с исключительной целью: понять как зародилась пандемия и какие меры необходимо принять по линии ВОЗ для того, чтобы этот опыт не пропал, а был бы использован в случае появления таких пандемий в будущем (это, к сожалению, по мнению специалистов, весьма вероятно). В Декларации уделено специальное внимание задаче создания вакцины и обеспечения доступа к ней всех стран мира без препятствий.

Уверен, что ВОЗ, как и любая другая структура, нуждается в совершенствовании. Это не может быть одноразовым актом, который решит все проблемы за тридцать дней или наметит все сложности, возникающие на данном этапе, и пути их преодоления. Требуется совместный, трезвый анализ ситуации и, прежде всего, фактов. Мы уже привыкли, что наши западные коллеги, к сожалению, в целом ряде случаев фактам уделяют самое последнее внимание, а если говорить точнее – вообще их не учитывают в продвижении своих политических инициатив на международной арене.

Не хотелось бы, чтобы борьба с коронавирусом стала жертвой подобного рода геополитических игр и амбиций. Рассчитываю, что договоренности, заложенные в Декларации Всемирной ассамблеи здравоохранения, позволят вывести международное сотрудничество именно на эту траекторию.

Вопрос: Президент США Д.Трамп анонсировал на днях разработку «супер-пупер ракеты», которая якобы будет самой быстрой гиперзвуковой ракетой, в три раза быстрее, чем у России и Китая, в 17 раз быстрее существующих американских аналогов. Д.Трамп поясняет это отсутствием выбора и наличием сильных противников. Как Вы оцениваете подобные заявления и разработки во время пандемии?

С.В.Лавров: Я не обладаю специальными техническими знаниями, позволяющими измерять скорость звука и количество его скоростей в том или ином изделии. Специалисты, понимающие в этом гораздо больше и владеющие предметом профессионально, уже комментировали предположения о том, что ракета будет достигать 17 скоростей звука.

Я не хочу вторгаться в эту дискуссию. Я занимаюсь тем, чтобы наши отношения с США не омрачались новыми проблемами. Ясно то, что одна из областей, где эти отношения нуждаются в существенном улучшении, – это диалог о стратегической стабильности, контроле над вооружениями. Наши американские коллеги последовательно разрушают все договорные инструменты и ограничители, существовавшие в этой сфере, начиная с Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Совсем недавно Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности «почил в бозе». Несмотря на все наши попытки вернуть дискуссию и договориться о моратории, результата мы не наблюдаем из-за позиции НАТО. Договор по открытому небу уже находится под угрозой. США также официально заявили, что не будут ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Остался практически один Договор по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Мы бы очень хотели, чтобы он все-таки продолжил действовать хотя бы на очередной пятилетний период, и все новые идеи, вбрасываемые в дискуссию о стратегической стабильности на современном этапе, можно было бы рассмотреть без спешки, с участием всех тех, кто готов в этом разговоре принимать участие.

Еще в начале апреля в телефонном разговоре Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп говорили о необходимости борьбы с коронавирусной инфекцией, о ситуации на мировых рынках нефти, о наших двусторонних делах, а также о переговорах по стратегической стабильности. Они поручили Госсекретарю США М.Помпео и Министру иностранных дел Российской Федерации согласовать возобновление диалога по стратегической стабильности. Мы переговорили с М.Помпео. Условились, что вновь назначенный американский представитель по этим вопросам М.Биллингсли выйдет на связь с заместителем Министра иностранных дел России С.А.Рябковым, ведущим этот блок вопросов в МИД. 8 мая с.г. у них состоялся «пристрелочный», ознакомительный телефонный разговор. Американцы обещали, что, как только они будут готовы, то предложат конкретные сроки, в которые можно будет организовать видеоконференцию для обсуждения существа проблем стратегической стабильности в межведомственном формате (и «супер-пуперов», и всего остального, что касается контроля над ядерными вооружениями) с участием соответствующих представителей министерств обороны, служб безопасности. Ждем, когда последует такое предложение по срокам наших консультаций в видеоформате.

Вы упомянули, что Президент США Д.Трамп, обосновывая необходимость такой ракеты, сказал, что у Вашингтона «нет выбора», есть «крупные противники». У нынешней Администрации в США понятие «стратегическая стабильность» исчезает из лексикона. Вместо стратегической стабильности как цели, к которой нужно стремиться в отношениях между нашими странами и в отношениях между всеми ведущими державами мира, используется новое понятие, новый термин – «стратегическое соперничество» великих держав. То есть концептуально закладывается противостояние, а не стабилизация обстановки. На эту тему тоже можно пофилософствовать. Но для того, чтобы понять истинные причины такой трансформации концептуальных терминов, необходим прямой диалог, которого пока, к сожалению, нет.

Вопрос: Просьба прокомментировать заявление Посла США в Варшаве Дж.Мосбахер, допустившей размещение в Польше ядерного оружия США вместо Германии. В МИД уже сказали, что это было бы нарушением Основополагающего акта Россия-НАТО. Могли бы Вы сказать, будут ли у этого гипотетического шага какие-то практические последствия?

Уточняющий вопрос по безопасности. Некоторое время назад Россия предложила странам, находящимся в том числе в Балтийском регионе, сократить количество и масштаб военных учений. Последовал ли какой-то ответ со стороны государств по ту сторону линии?

С.В.Лавров: Насчет заявлений американского Посла в Варшаве Дж.Мосбахер. Действительно, наше Министерство сделало развернутый комментарий. Как Вы понимаете, речь идет о ядерном оружии США, расположенном на территории европейских стран, в том числе Германии (одна из пяти стран-хозяек такого оружия). Само по себе это не стабилизирует обстановку, потому что для ее стабилизации необходимо забрать ядерное оружие на свои национальные территории, как это давно сделала Российская Федерация.

США не просто сохраняют в пяти странах НАТО свое оружие, но и активно реализуют т.н. «совместные ядерные миссии НАТО» (nuclear sharing). В их рамках военнослужащие армий неядерных государств обучаются обращению с ядерным оружием. Это прямое нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия, юбилей которого мы все отмечаем в этом году.

Что касается вопроса о возможности переноса американского ядерного оружия из Германии в Польшу, то, как Вы отметили, это будет прямым нарушением Основополагающего акта Россия-НАТО, в котором Альянс обязался не размещать ни в тот момент, ни в будущем ядерное оружие на территории своих новых членов.

Я сомневаюсь, что эти процедуры будут запущены в практическом плане. Для меня самое приметное в этой истории заключается не в ядерном оружии, а в том, как свободно послы США в европейских странах не просто излагают позицию своей страны, а диктуют позицию стране пребывания. Всем известно, что Посол США в Германии Р.Гренелл за словом в карман не лезет и не стесняется читать публичные нотации в микрофон немецким официальным лицам, немецкому правительству.

Когда эта тема всплыла в связи с озвученной одной из партий, входящих в коалиционное Правительство ФРГ, идеей отказаться от американского ядерного оружия на территории Германии, американский посол в Варшаве Дж.Мосбахер сразу же сказала, что в таком случае поляки заберут его себе. Получается, что две крупные страны Европы – Германия и Польша – являются предметом обсуждения дальнейших шагов в сфере, относящейся к суверенитету этих стран. Эти и возможные шаги обсуждаются американскими послами «через прямой эфир». Это говорит больше о происходящем в сфере стратегической стабильности, нежели сама гипотетическая вероятность какого-то переезда американского ядерного оружия из Германии в Польшу.

Вопрос: Что Вы думаете о предложении по сокращению учений?

С.В.Лавров: Это предложение было сделано в прошлом году, когда Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации В.В.Герасимов встречался со своим натовским коллегой. Был передан проект комплекса мер укрепления доверия, в том числе предложения отвести учения от линии соприкосновения стран НАТО и Российской Федерации. Предполагалась и дополнительная мера доверия в виде согласования минимальной дистанции для сближения военных самолётов и боевых кораблей.

В развитие известной инициативы президента Финляндии С.Ниинистё об авиационной безопасности на Балтике предлагалось договориться о том, чтобы военные самолёты летали с включёнными транспондерами. На эти предложения (им скоро будет уже год) пока внятного ответа не поступило.  В.В.Герасимов не так давно встречался с генералом Т.Уолтерсом в Баку, напомнил, что мы ждём ответа. Реакции пока не последовало.

На период коронавирусной инфекции, который мы все сейчас переживаем, наши военные сообщили, что они сокращают масштаб учений и не планируют каких-либо учений вблизи с линией соприкосновения с Североатлантическим альянсом. Но главная проблема заключается в отсутствии весьма полезно работавших механизмов прямых контактов между военными России и НАТО. Наши натовские коллеги соглашаются только на встречи на уровне Начальника Генерального штаба Вооруженных сил, но механизмы практического сотрудничества с участием военных полностью заморожены, к нашему большому сожалению.

 

 

 

 

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные