Выступления Министра

29.04.2017:21

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова информационному агентству ТАСС, Москва, 29 апреля 2020 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Впервые мы встречаемся в онлайн формате. Насколько он стал для Вас уже привычным? Я знаю, что Вы проводите совещания, даже с коллегами по БРИКС встречались в таком формате. Как Вы думаете, как долго придется жить в этой онлайн среде?

С.В.Лавров: Я думаю, этого никто не знает. Действительно, это необычно, но в известной степени интересно. Как мы уже не раз подчеркивали, такое общение никогда не заменит личных встреч, особенно доверительных, с глазу на глаз, но, тем не менее использовать современные технологии в нынешней ситуации — это комфортно, потому что невозможно прервать вообще любое общение. Действительно, мы помимо разговоров по телефону, которые всегда были частью нашей дипломатической активности, сейчас все чаще используем видеоконференции. Вчера состоялась такая видеоконференция министров иностранных дел БРИКС. Россия является в этом году председателем в этом объединении. На завтра намечена видеоконференция министров иностранных дел стран «нормандского формата», на которой мы будем обсуждать как и кто выполняет или не выполняет рекомендации, одобренные в декабре прошлого года на саммите «нормандской четверки» в Париже. На следующей неделе, после праздников мы также имеем в виду продолжать использовать этот формат. Сколько это продлится — не знаю. Здесь решают прежде всего санитарные власти, исходя из реальных оценок эпидемиологической ситуации. На основе этих оценок готовятся доклады руководству стран всего мира. Как вы знаете, сейчас везде правительства задумываются о сроках, в которые можно будет, примерно, начинать готовить меры по выходу из кризиса. Соответствующие поручения вчера дал Президент Российской Федерации В.В.Путин на встрече с губернаторами. Так что мы в руках природы и в руках тех усилий, которые человек предпринимает, чтобы природа не наносила слишком большого вреда.

Вопрос: К сожалению, пандемия наложила свой отпечаток на всю нашу жизнь, и в чем-то она сильно омрачила нам прежде всего предстоящий праздник Победы — 9-е мая. Остается буквально 10 дней. Но Президент России В.В.Путин сказал, что состоится воздушный парад, конечно, будет салют. Но, что греха таить, праздник немного пройдет по-другому. Мы ждали много зарубежных гостей. На Ваш взгляд, в нынешней ситуации каким может быть международный формат празднования Дня Победы, великого праздника, который у нас никто не отнимет?

С.В.Лавров: Я с Вами полностью согласен, но, во-первых, никто из зарубежных гостей пока не высказал намерения отказаться от планов приехать в Москву на парад, когда будут назначены его новые даты. Все приглашенные зарубежные гости: главы государств, правительств, а также большая группа зарубежных ветеранов Великой Отечественной войны, Второй мировой войны выразили понимание того решения, которое было объявлено в середине апреля Президентом В.В.Путиным о необходимости переноса парада, который в полном объеме обязательно состоится, как было подчеркнуто, в этом году. Мы исходим из того, что все гости, которые уже подтвердили свое участие, когда парад планировался на 9-е мая, конечно же, рассмотрят возможность прибыть в Москву в новую дату. Разумеется, в международном формате нельзя пройти мимо 75-летнего юбилея Победы во Второй мировой войне, в Великой Отечественной войне. Напомню, что каждые пять лет в ООН принимается соответствующая резолюция. Пять лет назад в честь 70-летия Победы была консенсусом принята резолюция Генеральной Ассамблеи, которая подчеркнула непреходящий характер этого подвига, этого события, и подчеркнула, что именно благодаря Победе была создана ООН, в Уставе которой в качестве главной цели записано: сберечь грядущие поколения от бедствия войны. Буквально несколько дней назад Президент В.В.Путин и Президент США Д.Трамп отметили очередную веху в шествии победителей — встречу на Эльбе. Я считаю, что это является очень важным, эмоционально сильным сигналом к тому, чтобы мы все-таки ставили превыше всего интересы безопасности, интересы спасения жизни людей, а не какие-то геополитические расчеты. Но помимо этих мероприятий и этих заявлений, которые я упомянул, готовится проект резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, теперь уже по поводу 75-летия Победы во Второй мировой войне. Её соавторами стали государства СНГ, КНР, ряд других стран — членов ООН. Мы рассчитывали эту резолюцию принять в привязке ко Дню Победы. На этот день планировалось, как и пять лет назад на 70-летний юбилей, организовать специальную дискуссию на пленарном заседании ГА ООН. Генеральная Ассамблея, как и другие органы ООН, сейчас работает в удаленном режиме и таких больших заседаний (и, в общем-то, и небольших) не проводится. Мы договорились с нашими партнерами — соавторами этой резолюции, что будем прицеливаться на тот период, когда Генассамблея возобновит нормальную работу с тем, чтобы такое заседание обязательно организовать. Планировалась серия выставок, кинопоказов, не только в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН, но и по другим нашим загранпредставительствам. Естественно, в День Победы так или иначе пройдут мероприятия, посвященные памяти тех, кто воевал с фашизмом. Мы поручили нашим загранучреждениям, Послам, Генеральным консулам организовать с учетом требований местных эпидемиологических властей, с учетом эпидемиологической обстановки посещение мемориалов в честь советских воинов, которые пали на полях сражений Второй мировой войны. Захоронения будут, как всегда, поддерживаться в должном состоянии. Серия мероприятий, которые предполагали организацию выставок, выступлений в СМИ, конечно же, состоятся, но, с учетом обстановки, наверное, большинство из них пройдет в онлайн режиме. Заверяю Вас, что так или иначе эта дата будет достойно отмечена  во всех наших загранпредставительствах.

Вопрос: Всё больше людей говорит о том, что эта глобальная ситуация изменит миропорядок, мир станет иным. С Вашего угла как руководителя МИД России, как крупного дипломата, каким может оказаться новый миропорядок, в чем будет его специфика?

С.В.Лавров: Сейчас, наверное, никто не сможет дать однозначного ответа. Есть как минимум две тенденции, может быть их больше. Первая состоит в том, что многие страны, лидеры, политологи, политики, общественные деятели убеждены в необходимости объединения усилий, в необходимости всячески продвигать многосторонние подходы к глобальным проблемам и подчеркивать, что изоляционизм, попытки отгородиться от мировых проблем за национальными «заборами», провалились. А вторая тенденция гласит ровно противоположное: в условиях, когда невозможно полагаться на действия того или иного правительства в том или ином регионе, где не так сильно развита система здравоохранения, где не так сильно развиты структуры, которые должны обеспечивать порядок, следить за передвижением людей, лучше полагаться на себя. Если у меня страна, которая побогаче многих, то лучше займусь своими проблемами, остальные пускай «выплывают», как хотят. Безусловно, я сторонник первого подхода, как и в целом Российская Федерация. Россия всегда исходила из необходимости объединять усилия, искать коллективные методы решения любых проблем.

Наверное, самым опасным будет если мы выйдем из этой пандемии, и в ожидании какой-то новой глобальной угрозы, вообще не будем иметь никакого согласия о том, как нам действовать. Поэтому так важно то, что сейчас происходит, в том числе под эгидой ООН, ВОЗ, «Группы двадцати». Все эти структуры в лице своих руководителей – Генеральный секретарь ООН А.Гуттереш, Генеральный директор ВОЗ Адханом Гебрейесус Тедрос и лидеры «Группы двадцати», в которой сейчас председательствует Саудовская Аравия, – выступили с призывом объединить усилия и запустить крупную многостороннюю программу. Она посвящена, во-первых, выработке противоядия против такого рода инфекций и угроз. Во-вторых, оказанию помощи тем, кто в ней нуждается (причем достаточно крупной). И, в-третьих, выработке организационных мер, позволяющих быстрее мобилизовать мировое сообщество, когда, не приведи Господь, что-то подобное снова случится. Такая программа была сейчас запущена. Ее поддержали ЕС и Саудовская Аравия в качестве председателя «Группы двадцати». Она рассчитана не на один год. Объявлена сумма в 7,5 миллиардов долларов. Все это подлежит дополнительному рассмотрению, изучению, чтобы понять, как максимально комфортно для каждой страны можно организовать такое многостороннее взаимодействие. То, что оно необходимо, не вызывает у нас никаких вопросов.

Но когда мы говорим о многосторонности, хочу еще раз подчеркнуть то, о чем мне не так давно уже приходилось говорить. Нужно понимать, что только универсальное объединение усилий является верным ответом, который будет должным образом учитывать интересы всех и каждого. Мы наблюдаем за последние пару лет попытки представить многосторонность несколько иначе: как право определенной группы стран формулировать политику в том или ином глобальном вопросе и затем обязывать всех остальных присоединяться к точке зрения, которая была выработана не в универсальных форматах.

Германия и Франция выступили в прошлом году с инициативой о создании альянса в поддержку мультилатерализма. Причем сделали они это вне рамок ООН, вне ее организационных структур. Последующее развитие событий показало, что эта инициатива представляет собой предложение ориентироваться всем на ЕС как идеал многосторонности в своей внешнеполитической деятельности. У нас возникает вопрос: если есть ООН, что еще более многостороннее может существовать на Земле? Попытки предъявить подходы, о которых я говорю, представить дело таким образом, что многосторонность определяется более продвинутыми в демократическом плане державами (такой подтекст здесь очевидно присутствует), означает только одно. Когда эти государства приходят со своими инициативами в ООН и наталкиваются на необходимость учитывать мнение других, модифицировать свои подходы, искать компромиссные решения, консенсусные договорённости, им это представляется нецелесообразным. Они хотят настаивать именно на своих односторонних подходах, не учитывающих позицию других. Вот, тогда и появляются эти идеи о создании за пределами универсальных структур, ООН, неких альянсов по интересам, решения которых выдаются потом за истину в последней инстанции. Это подход, с которым мы спорим. Мы говорим нашим западным, в том числе европейским, коллегам о том, что любые проблемы нужно решать по-честному и не бояться оппонентов.  Хочешь-не хочешь, а в мире 193 члена ООН. Если мы все каждый год подтверждаем верность идеалам Устава ООН, то давайте работать на основе его принципов, главный из которых – суверенное равенство государств.

Вопрос: Не кажется ли Вам, что за этими попытками создания таких альянсов, торпедированием уже действующих институтов ООН, в частности ВОЗ (Президент США Д.Трамп в разговоре с Президентом Франции Э.Макроном заявлял о том, что она подлежит реформированию), словами о неэффективности в условиях пандемии ООН в целом, скрываются попытки «нового миропорядка» (о чем я говорил), а соответственно и создания новых международных институтов под эгидой якобы «реформирования»? Насколько российское внешнеполитическое ведомство, Россия в целом, привержены сохранению действующих институтов? Естественно, с учётом новых реалий.

С.В.Лавров: Мы всегда выступаем за то, чтобы бережно относиться к ооноцентричной системе миропорядка, созданной после Второй мировой войны. Ничего более устойчивого и надежного человечество не придумало.

Система ООН обладает уникальной легитимностью. Она уникальна по охвату проблематики, которой занимается и сама ООН, и ее специализированные учреждения, фонды и программы. Растерять такое богатство многосторонних механизмов, отражающих интересы всех стран-членов всемирной Организации, было бы, конечно, непростительно.

Нет сомнений, что «ничто не вечно под луной», никто не совершенен, как мы все знаем, поэтому вопросы о реформе, о совершенствовании деятельности ООН и всех ее структур неизменно, постоянно стоят на повестке дня, когда заседают межправительственные, межгосударственные органы, руководящие этими структурами, определяющие деятельность их секретариатов. Это касается и ВОЗ, где постоянно аккумулируется новый опыт. С каждой новой эпидемией, с каждым новым инфекционным заболеванием накапливается блок специалистов, знаний, которые тут же запускаются в работу. Создаются новые структурные подразделения. Это касается любой другой международной структуры, включая Совет Безопасности ООН, где, как вы знаете, уже с точки зрения геополитических подходов рассматриваются вопросы его реформирования с тем, чтобы сделать его более представительным. Для этого необходимо сконцентрироваться, прежде всего, на расширении представленности в СБ ООН развивающихся стран всех регионов – Азии, Африки и Латинской Америки.

Вопросы о совершенствовании работы многосторонних организаций постоянно находятся на их повестке дня. Любая реформа – это не разовое действие, а постоянный процесс, потому что жизнь идет. Причем с каждым днем все более стремительно нарастает поток новых достижений науки и техники, новых технологий, новых явлений, имеющих трансграничный характер. Было бы неразумным и ошибочным закостенеть и не рассматривать вопросы совершенствования ответов мирового сообщества.

Что касается создания новых организаций, нет никаких противопоказаний в отношении любых инициатив. Но, если создается организация по региональному признаку или по признаку политической ориентации, как в случае альянсов, о которых Вы упомянули, когда европейцы, западники создают их за пределами ООН. Если они создают структуру с  ограниченным составом участников (только те, кого организаторы считают  демократическими странами), а претендуют на решение проблем для всего остального человечества, то мы с этим, конечно, согласиться не можем. Есть немало примеров, говоря о Вашей профессии, когда создается «альянс в поддержку информационной безопасности и демократии» с таким очевидным подтекстом, что «есть СМИ, а есть средства пропаганды», в том числе напрямую имеют в виду «Раша Тудэй» и «Спутник». Если этот альянс, который был провозглашен, берет на себя ответственность решать вопросы и вносить оценки деятельности всех остальных, то это не годится. Есть ЮНЕСКО, которая занимается, в том числе и этими вопросами, а также различные структуры, существующие в рамках ОБСЕ. Поэтому новые организации – да, если они создаются без покушения на прерогативы существующих универсальных структур, опирающихся на одобренный всеми Устав ООН.

Вопрос: В сентябре исполняется 75 лет Организации Объединенных Наций. Я беседовал с Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем на эту тему. Планировалось достаточно широко отмечать этот юбилей – традиционная неделя высокого уровня Генассамблеи ООН, ждали почетных гостей. Как Вы правильно сказали, сейчас трудно загадывать. Если ситуация вдруг не позволит, как говорится, «глаза в глаза» встретиться в здании ООН, ведутся ли сейчас какие-нибудь консультации о том, как отметят юбилей, который все-таки важен для мира, в случае, если не удастся провести полноценную сессию в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке?

С.В.Лавров: Мы все-таки исходим из того, что пока делать такие прогнозы рано. Пока все нацелены на то, что имеющиеся планы (проведение торжественного заседания в сентябре этого года в Нью-Йорке в рамках недели высокого и высшего уровня, которая проводится в третьей декаде сентября) будут реализованы. Готовится юбилейная декларация, посвященная 75-летию образования Организации Объединенных Наций, планируются концерты, выставки, кинопоказы. Такие же мероприятия планируем и в Москве, в том числе с участием Информационного центра ООН в нашей столице и Российской ассоциации содействия ООН.

Возвращаясь к нью-йоркскому блоку тех мероприятий, которые готовятся, еще раз подчеркну, пока мы все рассчитываем на то, что в ближайшее время будет ясность в отношении возможности проведения сессий Генеральной Ассамблеи ООН, включая неделю высокого уровня в привычном формате.    

Вопрос: С Вашего позволения хотел бы вернуться к для нас всех важной теме – пандемии. По мере борьбы с этой ужасной эпидемией, все больше и больше желающих найти виновных, расследовать ее происхождение, созданы различные комиссии, в том числе в Сенате США, много журналистских поисков. Все больше стрел направлено в адрес Китая. Есть разного рода конспирологические поиски виновных в США, есть якобы псевдоумники, которые чуть ли не в России ищут концы этой пандемии. Следует ли сегодня уже думать о том, как эту ситуацию исследовать и расследовать в постпандемический период? Как это могло бы быть сделано? Или подвести черту и сконцентрироваться на борьбе с пандемией, оставив расследование на далекое «потом»?

С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы сказать о том, что нас огорчает та риторика, которая звучит, огорчают попытки показывать пальцем на ту или страну. Вы упомянули о том, что США обвиняют Китай. В Европе также звучат обвинения (это было во Франции и в Германии) в адрес КНР. Заявляется о том, что якобы европейские страны хотят потребовать десятки, а то и сотни млрд долл.США с Китая в качестве компенсации за несвоевременное информирование мирового сообщества. Президент США Д.Трамп,      обращаясь недавно к этому вопросу в ходе одного из своих общений с прессой, сказал, что, возможно, и со стороны США будут предъявлены такие претензии, но в гораздо больших объемах, нежели сотни млрд долл.США.

Мы все это видим. Это, конечно, печально. Как Вы сказали, сейчас самое главное – победить эту пандемию, а потом, конечно же, необходимо расследовать причины ее возникновения хотя бы для того, чтобы понять, как выработать противоядие, которое будет надежным в будущем. Есть же прогнозы ученых о том, что именно этот коронавирус может вернуться и что он будет с нами постоянно, также как грипп и ряд других сезонных заболеваний. Поэтому, безусловно, нужно будет разбираться в причинах. Но не разбираться с целью, чтобы сказать «я был прав. Вот, кто виноват. Я делал все правильно, поэтому давайте голосуйте за меня», а с целью понять, как выработать оптимальные подходы к преодолению этой угрозы в будущем.

Если же обращаться к тем действиям, которые сейчас предпринимает система ООН, честно говоря, я не вижу здесь каких-либо поводов для обвинений, потому что действия были достаточно оперативными, я считаю, своевременными. Всегда можно сказать, что «ты мог бы сделать что-то на день раньше». Наверное, да. Во-первых, организации системы ООН – это не что-то оторванное от стран-членов, они созданы и руководимы ими, есть исполнительные и руководящие органы. Секретариаты этих организаций состоят из граждан стран-членов. При этом, чем больше страна, ВВП, больше платятся взносы, тем больше граждан этой страны в секретариате этой организации. Это справедливо и в отношении Всемирной организации здравоохранения. Если взять хронологию тех действий, которые ВОЗ предпринимала с января этого года, она достаточно убедительно говорит о том, что Организация действовала в полном соответствии со своим Уставом. Еще одно немаловажное соображение. Организация не имеет полномочий, направленных на установление того или иного режима в странах-членах. Она выносит рекомендации. Даже когда она объявила чрезвычайную ситуацию в связи с коронавирусом, это была рекомендация всем остальным. Организация не могла приказать всем объявить чрезвычайное положение. Каждая страна в меру восприятия ситуации у себя на национальном уровне уже учитывала или не учитывала эту рекомендацию. Это очень важный момент, который нужно понимать. Не одна ВОЗ от лица системы ООН участвует в этой работе, потому что есть Программа развития ООН, ЮНИСЕФ, Фонд ООН в области народонаселения, Всемирная продовольственная организация (ФАО), Организация по промышленному развитию (ЮНИДО). Все они имели и имеют программы поддержки нуждающимся в развивающихся странах. Программы, которые помогают хоть как-то улучшать социально-экономическое положение населения, особенно, его бедных слоев. Без такой поддержки удар по развивающимся странам, которые пока выдерживают линию на то, чтобы не позволять пандемии слишком глубоко зайти в их общество, был бы гораздо более разрушительным.

Вопрос: Вы недавно сказали, что онлайн-саммит лидеров пяти стран – постоянных членов Совета Безопасности ООН, который будет посвящен коронавирусу, в принципиальном плане согласован. Есть ли дата или какие-то наметки, когда пять лидеров России, Китая, США, Великобритании и Франции смогут выйти в онлайн и консолидировать усилия в борьбе с коронавирусом?

С.В.Лавров: Я уже говорил на эту тему. Мы готовы к такому разговору. Исходим из того, что для пяти лидеров будет важно выступить с совместным заявлением, в котором бы давались оценки и ставились задачи относительно того, как мы видим интересы мирового сообщества в объединении усилий для борьбы с коронавирусом. Проект такого заявления практически готов. Мы были готовы собраться еще на прошлой неделе и на этой тоже, но некоторые из участников «пятерки» попросили дополнительное время, чтобы определиться со своими позициями.

Вопрос: То есть дата пока не назначена?

С.В.Лавров: Нет, дата пока не назначена. Хочу еще раз подчеркнуть, что эта видеоконференция пяти лидеров будет посвящена исключительно борьбе с коронавирусом в развитие и в подкрепление тех решений, которые принимались Генеральной Ассамблеей ООН, «Группой двадцати», Всемирной организацией здравоохранения на консенсусной основе.

Параллельно мы продолжаем подготовку к основному саммиту лидеров государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН, который был предложен Президентом России В.В.Путиным в январе с.г. Эта инициатива была поддержана всеми руководителями остальных стран – постоянных членов СБ ООН. Сейчас мы работаем над концептуальным наполнением этой встречи в верхах. Есть общее согласие, понимание о том, что она должна быть посвящена всем ключевым проблемам современного мира, стратегической стабильности, глобальной безопасности во всех ее измерениях – военно-политическом, экономическом, гуманитарном. Речь пойдет о всех тех задачах, которые сегодня наиболее остро стоят на повестке дня мирового сообщества, о том, как пять постоянных членов СБ ООН могут реализовать в нынешних условиях ту ответственность, которую на них возложил Устав ООН.

Вопрос: В связи с пандемией Министерство иностранных дел России вынужденно приобрело достаточно новую для себя функцию – способствовать возвращению наших соотечественников на Родину, координировать эту работу. На этом направлении проделана гигантская работа, прилагаются огромные усилия. МИД работает в круглосуточном режиме. Мы в агентстве ТАСС это все время освещали, видя, как много было сделано российским внешнеполитическим ведомством, хотя была и критика, на мой взгляд, несправедливая. Как сейчас складывается ситуация? Сколько еще людей нужно привезти домой, на Родину? Как Вы видите решение этой проблемы в ближайшем будущем?

С.В.Лавров: Это не новый для нас вид деятельности. Проблемы, связанные с тем, что наши соотечественники попадали в непростую ситуацию за рубежом, существовали всегда. Безусловно, их не было в таком количестве и в таких масштабах. Но функция поддержки соотечественников, оказавшихся в беде за рубежом, – одна из основных для наших загранучреждений.

В связи с коронавирусной инфекцией возникла напряженная ситуация. Кто-то уезжал туда на длительные сроки (на учебу или прохождение стажировок), кто-то поехал просто как турист. Это сотни тысяч человек.

Ситуация непростая, ведь здесь идет речь не о том, что есть российский гражданин, который должен попасть домой, – это его полное конституционное право. Есть еще и обстоятельства, которые связаны непосредственно с распространением коронавирусной инфекции в Российской Федерации. Есть решения, принятые руководством страны, Оперативным штабом по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции при Правительстве Российской Федерации, которые продиктованы главной задачей – обеспечить минимизацию негативных последствий нынешней пандемической ситуации. Во главу угла были поставлены, прежде всего, задачи сохранения жизней и здоровья россиян. Отталкиваясь от этого, определялись те параметры, в рамках которых можно будет возвращать наших людей, как с точки зрения количества, так и с точки зрения регионов, куда они планируют вернуться. Это очень сложная работа. Она потребовала многократных межведомственных согласований, а затем продолжилась уже в виде выработки специального алгоритма, который совершенствовался методом проб и ошибок, потому что ошибки случаются неизбежно.

Вы сказали, что нас критиковали. Критика бывает полезной всегда. Она никогда не бывает стопроцентно неоправданной, необоснованной. В ней всегда есть какая-то доля правды. Поэтому очень важно понимать, что мы, заботясь о наших гражданах, руководствуемся, прежде всего, общегосударственной линией, выработанной в рамках борьбы с этой угрозой, мерами, предпринимающимися на общегосударственном уровне.

Можно понять состояние людей, которые по тем или иным причинам не попадают на соответствующий рейс. Но надо понять и то, о чем я сказал выше: есть общегосударственная линия, в рамках которой необходимо представить информацию о себе, учитывать факторы, неожиданно возникающие на месте. По предложению Министерства иностранных дел Оперативный штаб при Правительстве Российской Федерации пошел на очень важные уточнения алгоритма, в соответствии с которым мы действовали. Утверждением списков на основе информации, предоставленной на портал «Госуслуги», занимается Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь) России. На основе опыта, накопленного при реализации этой схемы, рекомендаций наших послов и генеральных консулов, мы внесли предложения в Правительство России, которое очень быстро наделило наших послов полномочиями включать людей в соответствующий список, независимо от того, есть ли они в утвержденном Минкомсвязи списке, есть ли налицо тяжелые, острые гуманитарные ситуации или нет.

Вернулся очередной вывозной рейс из Нью-Йорка – 257 человек. 90 из них были люди из т.н. «гуманитарного списка», в который они попали по решению Посла России в США. Выражая благодарность нашим дипломатам, хочу отметить очень неказенный подход многих послов, сотрудников посольств и генеральных консульств. Например, в Непале на территории РЦНК в Катманду Посол и его сотрудники создали палаточный лагерь для тех, у кого закончились средства. В Нью-Йорке, в Непале, в Аргентине – практически во всех странах сотрудники выделяют личные средства, чтобы помочь купить предметы первой необходимости, снабжают продовольствием.

Рейсом из Нью-Йорка наконец-то удалось вывезти 19 школьников, оказавшихся в США непонятно каким образом, по каким-то «темным», мутным программам, о которых российскому правительству ничего не было известно. Мы еще ожидаем от наших американских коллег четких, подробных объяснений. Посол США в России Дж.Салливан попытался. Он сказал, что не нужно волноваться – кто-то уже приехал домой, кто-то расхотел уезжать, кто-то в семьях, кто-то еще куда-то перешел. Для нас такие объяснения неприемлемы. Мы должны знать по каждому ребенку, школьнику, где, у кого и на каком основании он сейчас находится. Надо еще понять, как несовершеннолетние могли попасть на международный рейс. Здесь предстоит большая работа, мы занимаемся этим совместно с Министерством просвещения России.

Хочу особо отметить еще одно соображение. Правительство России оперативно приняло специальное решение для россиян, пока не имеющих возможности попасть на вывозные рейсы, у которых действительно уже исчерпаны средства к существованию, поскольку они планировали оставаться за границей гораздо меньший срок, нежели им пришлось. Выделены специальные средства, МИД по соответствующей схеме распределяет их для того, чтобы поддерживать наших соотечественников на оставшийся период их пребывания за границей. Есть ежесуточные суммы для взрослых и детей. Это тоже большое подспорье. Повторю, никто не совершенен, очень многое, если не все, пришлось делать практически «с колес», отталкиваясь от того, какие меры принимались на общегосударственном уровне и как они отражались на наших возможностях вывозить то или иное количество людей в те или иные регионы России.

Хочу еще раз поблагодарить всех наших коллег в других ведомствах, всех тех, кто в оперативном штабе максимально конструктивно подходил и подходит к озабоченностям, высказываемым нашими загранучреждениями. Хочу особо поблагодарить всех наших дипломатов за рубежом. Не считаясь с личным временем, они делают все, чтобы нынешнее состояние наших граждан, пока еще остающихся за границей, было максимально комфортным.

Вопрос: Присоединяюсь к Вашим благодарностям, но не могу не спросить об одной очень важной вещи. Правда, это больше из области Ваших прогнозов и предположений. Мир сегодня закрыт, границы закрыты, не летают самолеты. Кроме Вас, не к кому обратиться с этим вопросом. Когда откроются границы, когда возобновится авиасообщение, когда начнется нормальное общение между людьми? По Вашим прогнозам, мироощущению, пониманию, по разговорам с коллегами, когда и каким образом мир будет открываться? Ведь закрыты границы даже между странами СНГ, между дальним зарубежьем. Как постепенно или как быстро это будет происходить в практическом плане?

С.В.Лавров: Мы этой темы уже касались в самом начале нашей беседы. В практическом плане, к сожалению или к счастью, МИД – орган исполнительной власти, не обязанный принимать решение на этот счет, его должны принимать на коллективной основе. Подчеркну еще раз, Президент России В.В.Путин в ходе своих регулярных совещаний с регионами, с членами правительства, с учеными постоянно ставит задачи, выполнение которых должно помочь определиться с критериями, сроками, поэтапностью, скоростью выхода из нынешних жестких мер самоизоляции. Вы знаете, что Президент поручил представить соответствующие предложения к 5 мая с.г. Они должны учитывать коллективные мнения федеральных органов исполнительной власти и специфическую ситуацию в каждом регионе страны. Мы очень надеемся, что эти меры будут определять сроки, позволяющие успешно осуществить основную часть задуманного на этот год по линии российской дипломатии.

Вопрос: Вы знаете знаменитый снимок, лучший снимок XX века – фотография корреспондента ТАСС Е.А.Халдея «Знамя Победы над рейхстагом». Вопрос к Вам как к человеку, любившему в свое время фотографировать. Если бы Вы делали снимок будущей победы над пандемией, что, на Ваш взгляд, на этой фотографии должно было быть изображено?

С.В.Лавров: Очень хороший вопрос для всемирного конкурса. Предлагаю Вам запатентовать эту идею.

Вопрос: Можно сразу Вас попросить возглавить оргкомитет конкурса?

С.В.Лавров: Посмотрим. Если эта идея будет поддержана, и оргкомитет будет формироваться, я подумаю о том, чтобы войти в него. На этой фотографии точно не должно быть никакого здания, символизирующего какое-нибудь государство.

Вопрос: Я недавно купил интересный альбом фотографий, там много в том числе и Ваших. Поскольку конкурс побед над пандемией будет международный, какую бы свою фотографию в будущем альбоме Вы бы добавили? Именно Вашу.

С.В.Лавров: Я бы добавил ту, которую еще не сделали. У нас в Министерстве есть прекрасный фотограф, Э.И.Песов. В день победы над пандемией встретимся и постараемся сделать фотографии всех наших друзей. Посмотрим, как они будут выглядеть в этот знаменательный день.

Вопрос: Ловлю Вас на слове. Спасибо!

 

                  

              

 

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные