Публикатор

16.03.2122:22

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина на 96-й сессии Исполнительного совета ОЗХО («Общие прения»), Гаага, 9 марта 2021 года

488-16-03-2021

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемый Генеральный директор,

Уважаемые делегаты,

Нынешняя сессия Исполсовета проходит в крайне сложных условиях значительных ограничений, продиктованных пандемией COVID-19. Но трудности в работе ОЗХО связаны далеко не только с этим. К сожалению, наша Организация продолжает пребывать в затяжном кризисе. И прежде всего – это кризис доверия, отсутствие готовности слышать друг друга и быть услышанными, являться партнерами, а не противниками на гаагской площадке.

Некоторые государства-участники КЗХО на словах заявляют о приверженности основополагающей цели – избавлению мира от химического оружия и угрозы его применения. На деле же, применительно к работе Организации наши коллеги – в первую очередь США, некоторые европейские страны – делают все, чтобы раскол в ОЗХО сохранялся, а то и усугублялся, поскольку они хотели бы и далее использовать ее в своих геополитических интересах. Подобная деструктивная позиция, всеми способами навязываемая политизированная повестка дня не имеют ничего общего с преимущественно техническим характером деятельности Организации, с поддержанием атмосферы конструктивного взаимодействия, без чего нет и не может быть перспективы достижения целей и задач КЗХО.

Не прекращается провокационная, развязанная по своей сути против России кампания в контексте так называемого «отравления» А.Навального химическим оружием. Опять звучат голословные, ничем не подкрепленные обвинения, призывы к проведению некоего международного расследования. При этом на наши многочисленные обращения о предоставлении какой-либо конкретной информации о том, что они обнаружили в пробах А.Навального, на основании чего якобы установили «отравление» российского гражданина «боевым отравляющим веществом», да ещё и не входящем в скорректированные только год назад контрольные списки КЗХО, ни Германия, ни Франция со Швецией не реагируют. Отделываются формальными отписками, ничего не говоря по существу. Техсекретариат же ОЗХО отправляет нас к Германии, которая-де должна дать некое согласие. Россия, как известно, в соответствии с п.38(е) статьи VIII Конвенции обратилась к Техсекретариату с просьбой об оказании технического содействия. В запросе были четко сформулированы основные задачи и параметры ожидаемой помощи, что позволило бы прояснить ситуацию. В ответ Техсекретариат выставил совершенно неприемлемые условия взаимодействия, несмотря на то, что определение модальностей содействия – прерогатива запрашивающего государства-участника. С учетом необходимости объяснить российскую позицию для лучшего ее понимания членами Организации мы сделаем отдельное заявление по данной теме в ходе текущей сессии.

Конфронтационная атмосфера уже по крайне удручающей традиции присутствует и при рассмотрении вопросов сирийского «химического досье». Последнее псевдо-достижение на этом поприще – продавленное голосованием на 94-й сессии решение о нарушении Сирией обязательств по Конвенции. Его авторы выдвинули заведомо невыполнимые для Дамаска требования и отказались задействовать заложенные в КЗХО механизмы для снятия по сути своих надуманных, а зачастую провокационных озабоченностей.

Более того, те же авторы, вольно интерпретируя п.7 упомянутого решения, пытаются в нарушение п.36с) Ст.VIII КЗХО в обход Исполсовета внести в повестку дня Конференции государств-участников (КГУ) проект уже готового санкционного антисирийского решения, основанного на всё тех же весьма сомнительных заключениях нелегитимной атрибутивной структуры, созданной в нарушение основополагающих положений Конвенции и вторгающейся в сферу исключительной компетенции СБ ООН. Обращает на себя внимание, что большинство стран, ставших соавторами этого документа, не являются членами Исполнительного совета. В связи с этим мы требуем включить в повестку дня 96-й сессии Исполсовета вопрос о рассмотрении указанного проекта решения. Продавливание этой очередной антисирийской инициативы означает, что стараниями поборников пресловутой «атрибуции» Организация из технического органа всё более и более превращается в инструмент политического давления на отдельные государства-участники КЗХО.

Подобные заходы делаются не только здесь, в Гааге, но и в Нью-Йорке. Яркий тому пример – принятая голосованием на Генеральной ассамблее ООН резолюция о сотрудничестве ОЗХО и ООН. Её авторы даже не пытались создать впечатление переговорной работы по тексту, а представили политизированный документ, наполовину состоящий из формулировок с антисирийской направленностью. Там содержатся те же пассажи, которые мы слышим в ОЗХО: выражение признательности «атрибутивной» Группе по расследованию и идентификации (ГРИ) за проделанную работу по инцидентам в Аль-Латамне, «глубокая озабоченность» выводами этой нелегитимной структуры и т.д.

Реальную озабоченность вызывают как раз не столько сами эти инсинуации, а действия, когда они в качестве выводов ГРИ, оформленных и продавленных голосованиями здесь в Гааге, усилиями заинтересованных стран передаются на рассмотрение Генассамблеи и СБ ООН.

Уважаемый г-н Председатель,

Нас не может не тревожить то, как обстоят дела по «сирийскому химдосье» как в целом, так и по отдельным его сегментам. В частности, Россия выступает за такой характер работы, ведущейся по линии спецмиссии ОЗХО по оценке первоначального объявления Сирии по КЗХО (МООС), который наилучшим образом способствовал бы поиску развязок по всем незакрытым вопросам в отношении сирийской декларации.

Официальный Дамаск проявляет открытость и безусловную готовность к тесному сотрудничеству с Техсекретариатом, о чем свидетельствует состоявшийся накануне очередной раунд двусторонних консультаций. Очевидно, что при наличии политической воли всех участников данного процесса ещё более поступательный прогресс на данном направлении вполне достижим. Как показало недавнее закрытие ряда важных тем, необходимо не смещать акценты в сторону негатива, а всячески поощрять позитивную динамику на данном треке. Перестать искусственно тормозить снятие с повестки вопросов, дискуссия по которым исчерпана и движение вперед невозможно. Пора прекратить работать по «двойным стандартам» и предъявлять сирийцам требования, которые не предъявляются другим государствам-участникам. Что для этого нужно и можно сделать, хорошо известно на примере взаимодействия Техсекретариата с ливийской стороной при устранении пробелов в первоначальном объявлении Триполи при решении проблемы испарения и утечки многих и многих тонн прекурсоров химоружия на объекте «Рувага». Надеемся на подобный подход и применительно к Сирии. Призываем все страны поддержать усилия, предпринимаемые сирийцами и Техсекретариатом.

В том, что касается деятельности Миссии по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС), настаиваем на том, чтобы работа этой спецмиссии велась строго в рамках КЗХО, соответствовала ее базовым нормам и принципам. Требуется полностью уйти от несостоятельных и сомнительных дистанционных расследований, скрупулезно следовать принципу "chain of custody".

Вскрывшиеся манипуляции с итоговым докладом по инциденту в сирийской Думе нанесли серьезный ущерб Организации. Об этом свидетельствует и недавнее обращение к Гендиректору Техсекретариата со стороны группы видных общественных деятелей и экспертов, разосланное 8 февраля с.г. известной НПО "Courage Foundation". В нем ставится ряд важных вопросов по данному химпроисшествию. Призываем Техсекретариат публично отреагировать на это послание, чтобы, наконец, разобраться в том, что произошло, поскольку молчание и недосказанность ставят под сомнение работу МУФС и по другим инцидентам в Сирии.

Уважаемый г-н Председатель,

На 96-ю сессию Исполсовета по пункту повестки дня «разное» выносится проект решения «Понимание относительно применения воздействующих на центральную нервную систему химикатов (ЦНС-химикаты) в аэрозольном состоянии в правоохранительных целях».

Обусловлено это, как утверждают соавторы, скорейшей необходимостью принятия надлежащих мер. Спешка и создаваемая нервозность вокруг этой инициативы являются очень плохим прецедентом. Тем более что в рамках ОЗХО она толком не обсуждалась и не обсуждается. Создается впечатление, что соавторам серьезная экспертная дискуссия абсолютно не нужна, поэтому они попросту предлагают поверить им на слово в том, что подобное решение не противоречит Конвенции, и его реализация не повлечет за собой негативных последствий. Словом, всё делается для того, чтобы навязать в данном вопросе свои политизированные подходы в нарушение положений КЗХО о внесении в этот многосторонний договор поправок в соответствии со Ст.XV.

Еще одна точка расхождения – проект решения по правилам процедуры Консультативного органа по административно-финансовым вопросам (КОАФ). Российская Федерация долгое время вела интенсивный диалог с его авторами – американцами. Несмотря на наши многочисленные попытки прийти к общему знаменателю и то, что некоторые предложенные нами не самые принципиальные правки действительно в итоге нашли отражение в документе, согласия по этому вопросу так и не достигнуто, а переговоры зашли в тупик. В этой связи предлагаем США снять с повестки дня указанный проект решения.

Уважаемый г-н Председатель,

В завершение хотели бы вернуться к тому, с чего начали это наше заявление и что является принципиально важным. Россию, безусловно, крайне тревожит дальнейшая судьба ОЗХО. Налицо продолжение разрушительного процесса расшатывания данного разоруженческого и нераспространенческого механизма. Что будет с Организацией, если эти центробежные тенденции продолжатся?

Мы призываем все государства-участники КЗХО серьезно задуматься над этим и сделать шаги к возврату к взаимоуважительному диалогу, без наклеивания ярлыков, на основе учета интересов друг друга. Только подобным образом мы сможем начать восстановление авторитета ОЗХО.

Просим распространить это выступление в качестве официального документа девяносто шестой сессии Совета, разместить его в сети экстранет и на внешнем сайте Организации.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска