Публикатор

3.12.2011:05

Выступление делегации Российской Федерации на двадцать пятой сессии Конференции государств-участников КЗХО

  • en-GB1 ru-RU1

От имени делегации Российской Федерации хотели бы поздравить уважаемого Постпреда Мексики Хосе Антонио Забальгойтиа Трехо с избранием на пост Председателя Конференции государств-участников КЗХО и заверить его в нашей готовности к конструктивному сотрудничеству с тем, чтобы Конференция прошла максимально плодотворно. Позвольте поблагодарить также уважаемого Постпреда Болгарии Красимира Костова, а также Генерального директора Фернандо Ариаса за проделанную большую работу по организационному обеспечению и подготовке нынешнего мероприятия.

Сессия проходит в экстраординарных условиях пандемии коронавирусной инфекции. От этого страдают все, в т.ч. наша Организация, вынужденная проводить свои важнейшие заседания в усеченном формате и практически в отсутствие делегатов из столиц.

Считаем в этой связи неприемлемой инициативу о делегировании рядом государств-участников полномочий третьим сторонам для участия от их имени в Конференции. Это порочная практика. Она не предусмотрена Правилами процедуры и не отвечает принципу инклюзивности, вовлеченности государств-участников в принятие решений на данной площадке. Обращаем внимание, что это тем более неприемлемо в условиях, когда на сессии руководящего органа должны быть приняты решения, имеющие далеко идущие политические, финансово-экономические и иные последствия для деятельности Организации.

Работа, проводимая в рамках Конвенции, не стоит на месте. Подводя итоги уходящего года, мы с глубоким сожалением вынуждены констатировать, что наметившийся несколько лет назад кризис в ОЗХО постепенно приобретает системный характер. Он, как раковая опухоль, разъедает все сферы ее деятельности, подрывает усилия в сфере универсализации Конвенции, доверие к Организации как форпосту нераспространения химического оружия и разоружения. Уже не эпизодами, а тенденциями повседневной жизни становятся запредельная политизация многих вопросов повестки дня, попрание принципа консенсуса, навязывание к рассмотрению тем, выходящих за правовое поле Конвенции, размывание мандата ОЗХО в угоду политическим интересам отдельных стран и их геополитическим амбициям.

Примеров тому множество. Особенно вопиющими стали случаи вовлечения Организации, долгие годы являвшейся одним из важнейших элементов международной системы безопасности, в политические игры, связанные с откровенными провокациями. На протяжении долгого времени целью была Сирия, но в последнее время это стало относиться и к России – достаточно упомянуть события в Солсбери, и совсем недавнюю авантюру с А.Навальным.

Считаем разнузданную кампанию по поводу т.н. отравления российского блогера и предпринимаемые в этой связи Германией и ее евроатлантическими союзниками шаги на площадке ОЗХО как желание использовать эту международную организацию для оказания политического и санкционного давления на Российскую Федерацию.

Кому-то, очевидно, пришла в голову идея повторить «успех» Великобритании по разжиганию русофобии в связи с т.н. делом Скрипалей. Изначально запущенная Германией фейк-история о якобы отравлении г-на Навального в России экзотическим «новичком», а затем спасение его жизни российскими врачами в Омске и оперативное направление на лечение в Берлин, не выдерживает никакой критики с точки зрения здравого смысла. Последующие же события вообще находятся за пределами дозволенного в цивилизованном обществе. Вместо попыток разобраться в произошедшем ФРГ и ее союзники затеяли «мегафонную» дипломатию, развязали широкую дезинформационную кампанию против России, стали требовать проведения некоего «независимого международного расследования» под эгидой ОЗХО.

Но это все был словесный пропагандистский эквилибр. А на деле правительство Германии сразу принялось оказывать активное противодействие проводимой в России доследственной проверке ситуации вокруг А.Навального, препятствуя установлению истины. Свидетельство тому – категорический отказ от взаимодействия с российской стороной по линии правоохранительных органов и медицинских учреждений, открытое игнорирование или пустые отписки уже на пять запросов Генеральной прокуратуры Российской Федерации, направленных согласно Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 1959 года и двум дополнительным протоколам к ней.

В Берлине пошли на прямое попрание норм КЗХО. Как иначе можно квалифицировать нежелание Германии выполнить свои обязательства по статьям VII и IX КЗХО, где четко прописано, что государства-участники должны оказывать друг другу правовое содействие и предпринимать меры для прояснения неясных вопросов путем консультаций и обмена информацией?

Немецкая сторона засекретила информацию о веществе, которое якобы было найдено в пробах А.Навального. А ведь оно согласно выводам Технического секретариата (Секретариат) ОЗХО по результатам оказания технического содействия Германии не контролируется по Конвенции. Неужели в Берлине не понимают всю абсурдность своего поведения? Напомним: после событий в Солсбери/Эймсбери государства-участники немедленно предприняли шаги, чтобы поставить под запрет новые смертоносные субстанции, внеся их в соответствующие списки. А здесь нам говорят: мы знаем, но никому не скажем, какой страшный «новичок» мы обнаружили. Если Германия, а заодно Франция и Швеция, где также велись соответствующие исследования, действительно озабочены укреплением Конвенции, то они обязаны были немедленно информировать о своих находках не только Россию, но и ОЗХО в целом. А если им нечего предъявить, то значит, вся эта шумиха является откровенной провокацией в худших традициях «гибридной войны». Есть только один очевидный позитив: г-н А.Навальный все-таки жив, здоров и сейчас отдыхает, как мы понимаем, в Германии.

Не на высоте положения в этой истории оказался и Секретариат. Он был не в состоянии дать ответы на закономерные вопросы России, спрятавшись за ширмой политики конфиденциальности. Кто, если не он, должен был аккуратно подсказать немецкой стороне, что засекречивать детальные сведения об анализе проб А.Навального контрпродуктивно, не соответствует букве и духу Конвенции, особенно с учетом запроса о техническом содействии России. Ведь только при сравнении полученных нашими странами результатов таких анализов можно прийти к истине.

Все, что происходит вокруг всей этой полудетективной истории, вызывает откровенное недоумение и заставляет задуматься: имеем ли мы дело с той Организацией, которую задумывали и создавали отцы-основатели, и не происходит ли прямо на наших глазах кардинальная смена ее парадигмы?

Еще один глубокий водораздел в ОЗХО, который не дает всем покоя, – это, безусловно, атрибуция. Навязанное в июне 2018 года голосованием решение о наделении Секретариата полномочиями по выявлению виновных в применении химического оружия является абсолютно незаконным. Эта новация – вне мандата Организации, выходит за рамками Конвенции и вторгается в исключительную компетенцию Совета Безопасности ООН.

Первые выводы Группы по расследованию и идентификации (ГРИ) по событиям в Аль-Латамне 24, 25 и 30 марта 2017 года откровением для нас, как наверняка и для большинства членов Организации, не стали. Не было никаких сомнений в том, что ГРИ создавалась с одной единственной целью – служить инструментом давления на неугодные государства-участники, в первую очередь, Сирию. Принятое в июле Исполнительным советом ультимативное решение, содержавшее заведомо невыполнимые меры, стало тому подтверждением. Создан еще один опасный прецедент, когда сомнительные политизированные заключения в стиле «есть разумные основания полагать», сделанные к тому же нелигитимной структурой, принимаются на веру без какого-либо обсуждения и попросту «проштамповываются» решением руководящего органа Организации. Инициаторы данной акции умышленно отказались задействовать заложенные в Конвенции механизмы для снятия имеющихся озабоченностей, в частности, те, что прописаны в статье IX КЗХО. А теперь они пытаются протащить в ОЗХО решение о поражении Сирии в правах и привилегиях, что категорически неприемлемо и просто убивает веру в Организацию и перспективы ее универсализации. Кто из остающихся за бортом стран захочет вступать в ОЗХО, если она становится судилищем над ее государствами-членами?

Несмотря на трудности, связанные с кровопролитной войной, Сирия полностью уничтожила под строгим международным контролем имевшиеся в ее распоряжении запасы химического оружия и продолжает добросовестно взаимодействовать с Секретариатом в рамках прописанных в Конвенции механизмов. Свидетельством этому является прогресс, достигнутый в деле уточнения первоначального объявления САР по КЗХО. Профильной спецмиссией (МООС) и сирийской стороной проделана огромная работа в данном направлении. Руководство САР идет на беспрецедентные меры транспарентности в отношении предоставления документации и дообъявления прошлой деятельности. Однако необходимо отдавать себе отчет в том, что за давностью лет и в условиях затяжного вооружённого конфликта в отношении части претензий Дамаск не в состоянии предоставить подтверждающих сведений. Осечки, как мы видим, происходят и у Секретариата, как это было в случае с утерей проб, отобранных в Сирии в октябре 2019 года. В прошлом имеются прецеденты, когда Секретариат был не в состоянии подтвердить количество уничтоженного или «испарившегося» химического оружия тем или иным государством-участником. Тем не менее, делались исключения, и эти вопросы закрывались. В случае с Сирией следует проявить реализм и снять с повестки «зависшие» темы, поскольку такое положение дел не может продолжаться вечно. Но для этого нужна политическая воля, которой пока не наблюдается.

Россия неоднократно заявляла о необходимости основательной реформы Миссии по установлению фактов применения химического оружия в Сирии (МУФС). Не устаем повторять требование положить конец «офисным расследованиям», которые осуществляются без выезда на места инцидентов и самостоятельного отбора проб инспекторами, без соблюдения последовательности действий при обеспечении сохранности вещественных доказательств («chain of custody»), а также при опоре на ангажированные НПО, финансируемые противниками Дамаска. Вскрывшийся вопиющий случай подтасовок с подготовкой результатов расследования событий в Думе навсегда останется «темным пятном» в истории ОЗХО. Разоблачения подогнанного под политический заказ доклада в оправдание нанесенного Вашингтоном, Лондоном и Парижем без всякого разбирательства и в нарушение Устава ООН ракетного удара по Сирии нанесли серьезный урон репутации ОЗХО.

Нельзя не сказать и о возмутительных двойных стандартах в работе этой структуры: расследования инцидентов, о которых заявляет сирийское правительство, в отличие от тех, о которых сообщает оппозиция, ведутся с проволочками и почему-то не подтверждают фактов применения террористами химического оружия. Яркий тому пример – длившееся более двух лет безрезультатное расследование химической атаки боевиков в Алеппо 24 ноября 2018 года. Глубоко обеспокоены тем, что информацию, предоставленную двумя государствами-участниками, Секретариат не счел убедительной. От таких заключений выигрывают лишь те, кто, пользуясь безнаказанностью, продолжает применять «химию» в военных целях.

Осуждаем угрозы применения химического оружия со стороны кого бы то ни было, в т.ч. в отношении гражданских объектов. Не приемлем в этой связи использование любых опасных химикатов, включая белый фосфор.

Крайне разочарованы тем, как в текущем году велся процесс согласования проекта программы работы и бюджета ОЗХО на 2021 год. Выступаем категорически против навязывания государствам-участникам против их воли финансовых обязательств в связи с незаконной деятельностью атрибутивного механизма. С сожалением констатируем, что некоторые члены Организации, игнорируя мнение других делегаций, пытаются обеспечить свои интересы, продавливая неприемлемый для других «омнибусный» вариант финансового документа. И Секретариат, к сожалению, играет в этом деле скорее деструктивную, чем конструктивную роль, поскольку проект документа готовится в его недрах. Мы понимаем исключительную важность формирования бюджета Организации, однако не приемлем порочных методов, которыми это делается.

Нельзя не сказать о той разрушительной роли, которую в последние годы играют США в жизни ОЗХО. Причем это проявляется как в большом, о чем уже сказано выше, так и в малом. В отношении последнего достаточно вспомнить попытки Вашингтона политизировать деятельность Консультативного органа по административным и финансовым вопросам (КОАФ). Вопрос выдвижения национального кандидата в состав этой структуры или его снятие – прерогатива соответствующего государства-участника, это соответствует наилучшим практикам других международных организаций. Однако по прихоти американской делегации работа КОАФ была на два года заблокирована (не принимались его доклады). Исключение по инициативе американцев из состава КОАФ уважаемого российского эксперта стало грубым посягательством на независимый характер деятельности этой структуры.

Не менее репрезентативным примером раскачивания устоев ОЗХО является упорное проталкивание США запрета на использование химикатов, воздействующих на центральную нервную систему, в аэрозольном состоянии в правоохранительных целях. Американцы прячутся в этом деле за спинами коспонсоров, но всем хорошо известно, что именно они являются основным драйвером этой ущербной инициативы. Если мы начнем реализовывать Конвенцию на основе неких «пониманий», выходящих за рамки заложенных в нее правовых норм и принципов, то она рано или поздно просто превратится в пустую бумагу. И пусть отдельные государства-участники не обольщаются заверениями пропонентов, что их обязательства в данном случае не увеличатся. Они почувствуют на себе прямо противоположенное, как только по политическим соображениями им захотят указать на это.

Как одно из государств, стоявших у истоков разработки Конвенции, Россия считает скорейшую ликвидацию запасов химического оружия во всем мире ключевой задачей. Именно поэтому наша страна на три года раньше срока выполнила свои обязательства по КЗХО, уничтожив самый крупный в мире арсенал в объеме 40 тыс. тонн. На сегодняшний день остались лишь США, у которых имеются объявленные запасы химического оружия. Призываем американских партнеров последовать нашему примеру и максимально ускорить ликвидацию объявленных запасов с тем, чтобы завершить этот процесс ранее заявленного срока.

Убеждены, что все обозначенные проблемы можно решить при наличии на то политической воли со стороны государств-участников и при непредвзятом и нейтральном подходе Секретариата ОЗХО. Для этого надо, наконец, сойти с пути нагнетания конфронтации, отказаться от политизации работы технической по своей природе Организации, восстановить ее единство и вернуть приоритет принятия решений на основе консенсуса. Мы к этому готовы.

В завершение хотели бы заверить Вас, г-н Председатель, в нашей неизменной поддержке и нацеленности на конструктивную работу.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска