Публикатор

9.10.2019:01

Выступление Посла А.В.Шульгина, Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО, на девяносто пятой сессии исполнительного совета ОЗХО («Общие прения»), 06.10.2020

1686-09-10-2020

Уважаемый г-н Председатель,

В ходе предыдущей сессии Исполсовета мы надеялись, что ситуация с пандемией коронавируса в мире пойдет на спад, и мы сможем возобновить нашу деятельность в обычном режиме. Однако делегации опять вынуждены собираться для обсуждения стоящих на повестке дня ОЗХО вопросов в урезанном формате, без прямого участия коллег из столиц. Это, естественно, не может не сказываться на нашей работе в Гааге. В этом смысле, - и тут, думаю, коллеги со мной согласятся, - мы в текущих условиях остаемся заложниками ситуации, однако несмотря ни на что будем стараться, конечно же, под руководством уважаемого Председателя, двигаться вперед. Россия со своей стороны к этому готова и всегда открыта к поиску компромисса.

На данном заседании Исполсовета должен быть рассмотрен ряд чрезвычайно важных и актуальных тем. Некоторые из них имеют, безусловно, политическую окраску, что нас чрезвычайно тревожит. Говоря прямо, мы видим, что ситуация в ОЗХО неумолимо скатывается по наклонной, проще говоря, - деградирует. Казалось бы, все 193 государства-участника Конвенции заинтересованы в ее укреплении. По факту же мы имеем дело с запредельной политизацией работы ОЗХО, говорим, по сути, на разных языках и не слышим друг друга. Уже и речи не идет о приверженности принципу консенсуса, все чаще разжигается истерия даже вокруг технических по своей природе вопросов.

К сожалению, делается это определенной группой стран, которая уже достаточно давно пытается насаждать в рамках ОЗХО свою собственную повестку дня, игнорируя мнение других государств-участников. Россия с этим мириться не может и не будет.

В данном контексте особенно поражает то, как на гаагской площадке развивается ситуация с т.н. отравлением российского гражданина А.Навального. Это касается нашего взаимодействия как с германской стороной, так и с Техсекретариатом. В этом деле Российская Федерация изначально заняла максимально транспарентную и конструктивную позицию. Правительство ФРГ в свою очередь, вместо того чтобы установить нормальные каналы двустороннего взаимодействия для выяснения причин случившегося, вступить в диалог с нашей Генеральной прокуратурой, предпочло без предъявления фактов запустить некую обвинительную кампанию против России и без предъявления каких-либо фактических материалов перенесло ее в ОЗХО. Это достойно сожаления.

Использование Организации в интересах геополитики мы видим далеко не в первый раз. Достаточно вспомнить все, что связано с насаждением нелегитимной атрибуции в ОЗХО. Начиная с продавленного голосованием решения о наделении Техсекретариата несвойственными ему полномочиями, и кончая предвзятой, нетранспарентной и технически несостоятельной работы Группы по расследованию и идентификации (ГРИ). Вся деятельность которой состоит в том, чтобы облечь в псевдонаучную форму заранее сверстанные выводы о якобы виновности сирийского правительства в применении химоружия. Убедительных фактов при этом не приводится, а государствам-участникам предлагают принимать все на веру и довольствоваться заключениями в стиле «весьма вероятно» и «есть разумные основания полагать».

Именно по таким лекалам скроено решение июльской сессии Исполсовета с заведомо невыполнимыми ультимативными требованиями и заранее предопределенным алгоритмом действий на будущее.

Мы категорически не согласны с подобным подходом и видим абсолютную порочность практики навязывания руководящим органам ОЗХО через голосование политически ангажированных решений.

В данном контексте нас несколько удивляет позиция Технического секретариата. К сожалению, он все чаще перестает выполнять свою функцию технического органа, начинает принимать непосредственное участие в политических разборках, так или иначе подыгрывая устремлениям тех сил, которые хотят направить работу ОЗХО в выгодное им русло. Примеров тому уже немало. Стоит упомянуть только ставшие достоянием широкой мировой общественности вскрывшиеся манипуляции с докладами сирийских спецмиссий и далеко не нейтральное отношение Техсекретариата ко всему, что связано с атрибуцией в ОЗХО. А ведь все это не только бросает тень на Техсекретариат, но и наносит беспрецедентный удар в целом по репутации Организации.

Серьезные нарекания у нас вызывает то, как ведется работа по рассмотрению бюджетных вопросов. Навязывается заранее запрограммированный алгоритм, а процесс консультаций по Программе и бюджету на 2021 г. превращается в презентации того, что сверстано в недрах Техсекретариата. Мнения делегаций, пытающихся высказываться в пользу бюджетных решений в соответствии с финансовыми правилами ОЗХО, игнорируются. Вопреки действующим нормам государства-участники лишаются возможности не то что вернуть причитающиеся им кассовые остатки, но даже выразить свое отношение к их перераспределению. Все решают за них.

По-прежнему исходим из того, что в нынешнем виде инициатива по закреплению «Пониманий относительно применения воздействующих на центральную нервную систему (ЦНС) химикатов в аэрозольном состоянии в правоохранительных целях» является преждевременной и требующей тщательного изучения на предмет соответствия нормам Конвенции.

Для реализации предлагаемой инициативы недостаточно неких «пониманий». Россия в своем национальном документе от 6 марта 2020 г. (EC-93/NAT.6) предложила пути решения данного вопроса, включая внесение поправок в КЗХО согласно ее ст. XV.

Еще с октября прошлого года Российская Федерация вела интенсивный диалог с авторами проекта решения по правилам процедуры Консультативного органа по административно-финансовым вопросам (КОАФ). Некоторые предложенные нами коррективы действительно в итоге нашли отражение в документе. Однако наши критические озабоченности так и не были учтены. Ввиду того, что консенсуса по этому вопросу так и не было достигнуто, а переговоры зашли в тупик, считаем необходимым снять проект решения с повестки дня.

Еще одним вопросом текущей сессии являются предстоящие на Конференции государств-участников (КГУ) выборы Внешнего аудитора ОЗХО. Как известно, роль Исполсовета в вопросе назначения на этот пост никак не прописана. С момента определения кандидатов, одним из которых является Россия, под эгидой Председателя между заинтересованными делегациями состоялся ряд консультаций. Определиться с тем, каким образом Исполсовет в практическом плане мог бы транспарентно поспособствовать определению наилучшей кандидатуры, не удалось. Поэтому, на наш взгляд, на данном этапе, оптимально было бы передать этот вопрос напрямую на КГУ, где он будет рассмотрен на абсолютно открытой и конкурентной основе.

В заключение, еще раз хотелось бы вернуться к нашим тревогам за нынешнюю ситуацию в ОЗХО. Некогда вполне успешная и авторитетная специализированная международная структура, получившая в 2013 г. Нобелевскую премию мира, во многом парализована и во все меньшей степени способна успешно решать задачи по укреплению режима химконвенции. Государствам-участникам буквально навязывается политизированная повестка дня, а точка зрения немногих выдается за коллективное мнение не просто всей Организации, но и мирового сообщества.

По сути, это яркий пример того, о чем в последнее время неустанно повторяет Россия: по настоянию некоторых стран идет подмена норм международного права некими, выдуманных ими самими правилами. Это путь в никуда.

Россия предлагает всем, кому небезразлично то, что происходит сегодня на гаагской площадке, оказаться все-таки на высоте положения и осознать ту меру ответственности, которую мы все вместе несем за поддержание мира и международной безопасности, и встать на защиту ОЗХО в данное непростое время.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска