Публикатор

10.07.2019:25

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО, Посла А.В.Шульгина на 94-й сессии Исполнительного Совета, 7 июля 2020 года

1060-10-07-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый г-н Председатель,

Нынешняя сессия Исполнительного совета проходит в беспрецедентно сложных условиях. Во многих государствах — участниках Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее «Конвенция») вводился режим самоизоляции, и целый ряд ограничений сохраняется до сих пор. Делегации участвуют в мероприятии в усеченном составе без привлечения экспертов из столиц.

Трудные времена обычно сплачивают, чему есть немало примеров в истории. В этом году мы отмечаем 75-летие победы над нацизмом. Участники антигитлеровской коалиции стояли плечом к плечу в борьбе с этим вселенским злом. Из Второй мировой войны международное сообщество вышло политически более зрелым. Именно тогда была создана Организация Объединенных Наций как фундамент, на котором вот уже три четверти века выстраиваются международные отношения.

Сейчас, когда наши страны проходят через серьезные испытания, переживая последствия пандемии коронавируса, хотелось бы видеть большее единение государств — участников Конвенции в решении общих задач.

Однако на практике этого, к сожалению, не происходит. Вынуждены констатировать, что Организация по запрещению химического оружия (далее «Организация») расколота и разобщена. Ее государства-члены все реже говорят на одном языке. Понятие консенсуса почти забыто, многие решения принимаются голосованием. В результате репутация Организации как независимого экспертного органа в области химического разоружения подорвана. Виновниками такого положения дел являются страны, которые делают все, чтобы превратить ее в инструмент достижения собственных геополитических целей. Они предпринимают шаги по различным направлениям, однако апогеем их усилий стало создание вопреки мнению большого числа государств нелегитимного атрибутивного механизма. Наделение Технического секретариата атрибутивными полномочиями является не чем иным, как попыткой изменить парадигму Организации. Хочу вновь подчеркнуть: Российская Федерация, как и целый ряд стран, не приемлет атрибуцию на гаагской площадке и не намерена сотрудничать с Группой по расследованию и идентификации (ГРИ), а также финансировать ее деятельность.

Первый доклад ГРИ, который мы рассмотрим в ходе сессии, лишь подтвердил то, что было очевидно с самого начала, а именно — перед ГРИ изначально ставились квазипрокурорские задачи по дискредитации законно избранных властей Сирийской Арабской Республики, обвинению их в нарушении Конвенции и нормативных документов Организации.

Мы проанализировали доклад ГРИ. Российские оценки на этот счет представлены в национальном документе. Наш главный вывод: обвинения против сирийских властей в применении химического оружия в Эль-Латамне сфабрикованы. Работа, проделанная ГРИ, не может считаться ни объективной, ни профессиональной.

Противникам сирийских властей нужен любой, пусть даже надуманный предлог для вмешательства во внутренние дела Сирии. Вспомним ракетный удар США по авиабазе «Эш-Шайрат» в апреле 2017 года или агрессию тройственной коалиции против объектов гражданской и военной инфраструктуры в апреле 2018 года после резонансных событий в Думе.

ГРИ представляет собой клон всецело дискредитировавшего себя бывшего совместного механизма ОЗХО — ООН по расследованию в Сирии. Это видно и по ее составу, основу которого составляют представители западных стран и союзников США, и по таким порочным методам работы, как дистанционные нетранспарентные расследования, в том числе с привлечением сторонних анонимных экспертов, и грубое нарушение основополагающего принципа последовательности действий при обеспечении сохранности вещественных доказательств.

Расследования основываются, как известно, на докладах миссии по установлению фактов (МУФ) применения химического оружия в Сирии. К этой специальной миссии уже давно имеется много вопросов, которые остаются без ответов. Чего только стоят последние доклады МУФ по событиям в Хан-Шейхуне, Эль-Латамне, Саракибе, Думе. Все они содержат посылы, явно указывающие на предполагаемое «применение» отравляющих веществ сирийскими правительственными войсками. При этом доказательная база выстраивается лишь на основе сомнительных свидетельств различных политически ангажированных НПО типа «Белых касок», финансируемых западными странами и сотрудничающих с террористами. За последние годы не было выпущено ни одного доклада о преступлениях с использованием химического оружия, совершенных или готовящихся в Сирии террористическими и радикальными группировками. И это несмотря на то, что многочисленные обоснованные данные на этот счет на постоянной основе предоставляются властями Сирии.

Особенно скандальными стали результаты деятельности МУФ в связи с расследованием событий в Думе. Откровенная подтасовка фактов, закулисные махинации, очернение экспертов, несогласных с окончательными выводами доклада по Думе, вопросы, оставшиеся без ответов, всерьез подорвали репутацию Организации.

Технический секретариат должен безотлагательно скорректировать работу МУФ, чтобы восстановить доверие к ней как к важному рабочему органу, способному функционировать непредвзято, строго по канонам Конвенции и в интересах всей Организации.

Принимая во внимание качество первого доклада ГРИ, имеющиеся в нем нестыковки, несоответствия и противоречия (gaps, inconsistencies and discrepancies), на суд государств-участников должны быть представлены все технические выкладки, на основе которых ГРИ все же сделала вывод о виновности военно-политического руководства Сирии. При этом даже ее эксперты были вынуждены признать, что в ходе расследования не удалось прийти к однозначному заключению. Например, пункт 8.35 доклада гласит: «...не имеется ни одного химиката, который бы однозначно и прямо указывал на применение газообразного хлора и его происхождение».

Поэтому на данном этапе не может быть и речи о принятии какого бы то ни было решения, особенно на основе представленного на рассмотрение Совета проекта, нацеленного на легитимизацию вмешательства во внутренние дела Сирии. В этом проекте безосновательно выдвигаются беспрецедентные требования к Дамаску, чей военно-химический потенциал уже уничтожен под международным контролем. Если у какого-либо государства-участника есть на этот счет сомнения, то следует действовать строго в рамках прописанных в Конвенции процедур, а именно — провести с сирийской стороной консультации.

Работа Организации по сирийскому «химическому досье» должна вернуться в нормальное техническое русло. Диалог между Техническим секретариатом и сирийскими властями ведется постоянно, но его результативность весьма низкая. Нежелание слушать и воспринимать аргументы Дамаска считаем проявлением антисирийского настроя, доминирующего в настоящее время в административных органах Организации. Технический секретариат в равной с сирийцами степени несет ответственность за достижение прогресса в этой сфере. Мы убеждены, что его можно было бы достичь при условии проявления политической воли и невмешательства внешних сил.

Будучи ответственным участником Конвенции, Россия безоговорочно осуждает применение химического оружия кем бы то ни было и при любых обстоятельствах. Готовы совместно с другими государствами-участниками тесно сотрудничать с целью избавления мира от боевой «химии» и предотвращения воспроизводства этого вида оружия массового поражения. Но решать эту задачу надо исключительно в правовом поле, без попыток подменить нормы международного права сомнительными правилами.

Важным аспектом работы Организации должно быть противодействие химическому терроризму. В ОЗХО существуют две специализированные группы, на встречах которых вниманию государств-участников представляется череда презентаций с акцентом на опыт других международных структур. А в чем же заключается роль ОЗХО? Ведь ни для кого не являются секретом многочисленные проявления химического терроризма на Ближнем Востоке, в той же Сирии. Но данная проблема почему-то не стоит на повестке дня. В свое время Россия инициировала обсуждение в Организации мер, которые необходимо предпринять международному сообществу для купирования угрозы применения химического оружия террористическими группировками. Очевидно, что возможностей Конвенции здесь не хватает. Мы предлагали подумать над выработкой на Конференции по разоружению в Женеве дополнительного механизма в этой сфере — международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Но наша инициатива начать здесь, в Гааге, диалог на эту тему, к сожалению, была отвергнута. В результате ОЗХО по-прежнему остается безучастной к этой серьезной проблематике.

Не все у нас ладно и в работе по другим важным трекам. Сколько уже говорится о необходимости выполнения обязательств государств-участников по статье XI Конвенции. Но серьезных подвижек в этом деле так и нет. Ответственность за это, безусловно, несут те промышленно развитые страны, которые вопреки требованиям Конвенции создают помехи для экономического и технического развития других государств-участников в области химической деятельности, не запрещенной по Конвенции. Более того, зачастую дело доходит и до экономических санкций.

На сегодняшний день осталось лишь одно государство-участник, у которого имеются объявленные запасы химического оружия. Хотели бы призвать США не затягивать процесс ликвидации химических арсеналов и завершить его по примеру России раньше заявленного срока и в строгом соответствии с положениями Конвенции.

В завершение хотелось бы еще раз подчеркнуть: Организация нуждается в оздоровлении, ей необходимы импульсы к позитивному развитию. Попытка посмотреть в будущее была предпринята на Четвертой конференции по рассмотрению действия Конвенции в 2018 году. Все прекрасно помнят, кто тогда заблокировал одобрение итогового доклада, в котором излагались рекомендации относительно различных направлений работы Организации на перспективу.

Несмотря на весьма печальную ситуацию, мы не теряем надежды на то, что столь противоречивый этап в деятельности Организации скоро закончится и мы сможем вернуться к реализации истинных задач и целей Конвенции с четким пониманием ответственности за создание более безопасного и предсказуемого мира.

Просим распространить данное выступление в качестве официального документа девяносто четвертой сессии Исполнительного совета и разместить его на внутреннем и внешнем сайтах Организации.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска