Публикатор

11.03.2016:53

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО, Посла А.В.Шульгина на 93-й сессии Исполнительного Совета (общие прения), Гаага, 10 марта 2020 года

455-11-03-2020

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемый г-н Генеральный директор,

Уважаемые делегаты,

Прежде всего, хотели бы заверить Вас, г-н Председатель, в готовности к конструктивному взаимодействию с Вами с тем, чтобы сессия Совета  прошла максимально успешно.

Наша сегодняшняя встреча проходит в непростых условиях. Из-за распространения коронавируса в мире мы проводим Исполнительный совет в усеченном составе без участия делегатов из столиц, что, конечно, сказывается на работе. Но не только эта проблема довлеет над нами. Нас чрезвычайно заботит внутреннее «здоровье» нашей Организации, которое серьезно пошатнулось  за последнее время.

В первую очередь, я имею в виду то, что прошедший межсессионный период был отмечен выплеском в публичное пространство большого объема информации о манипуляциях при расследовании случаев предполагаемого применения химоружия в Сирии. Многочисленные свидетельства, приведенные в опубликованных внутренних документах Техсекретариата и переписке между его сотрудниками, свидетельствуют об имевшей место  подтасовке результатов расследования Миссией по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС) событий в г.Дума, 7 апреля 2018  года.

Чего только стоят сведения о том, что  сразу после организованного для членов МУФС брифинга трех официальных лиц из США выводы предварительного доклада спецмиссии как по мановению волшебной палочки были кардинальным образом переписаны, причем людьми, кто никогда не был на месте инцидента. А эксперты, работавшие непосредственно в Думе, были почему-то отстранены от расследования,  их мнение было проигнорировано,  а экспертиза отброшена. Причем основные технические заключения, к примеру, по баллистике, делали почему-то какие-то неназванные «независимые эксперты» со стороны. Их имена и национальную принадлежность тщательно скрывают. Наверное, чтобы не выплыла наружу нелицеприятная правда, что этих специалистов предоставили страны, кровно заинтересованные в обвинительном заключении против  сирийских властей.

Информация о «внутренней кухне» процесса расследования просто шокирует. Считаем абсолютно неприемлемым грубое давление на деятельность спецмиссии. Напомню, что согласно положениям Конвенции при исполнении своих обязанностей сотрудники Техсекретариата не должны запрашивать или получать указаний от какого бы то ни было правительства или из какого-либо иного источника, постороннего для ОЗХО. Государства не имеют права оказывать на них влияния при исполнении ими своих обязанностей.

6  февраля с.г. Техсекретариат провел брифинг по вопросу об утечке из стен ОЗХО конфиденциальных данных. Мы были чрезвычайно удивлены тем, что на мероприятии такого формата с участием постпредов делегации были лишены возможности давать комментарии и задавать вопросы. То, что мы получили позднее в ответ на наши письменные вопросы, нас совершенно не удовлетворяет. По существу нам не ответили ничего, мы получили бюрократическую отписку.

Видим в этом попытку отвлечь внимание от реальных проблем, связанных с состоянием дел в ОЗХО.  Неужели тот вал информации о фальсификациях с докладом по Думе, который буквально обрушился на нас, не заслуживает серьезного обсуждения в Гааге? Почему делается вид, будто ничего не случилось? Ведь на самом деле, на кону стоит доверие к Организации, ее пошатнувшаяся репутация. Если мы не разберемся в том, что произошло, мы не сможем двигаться дальше, успешно решать конвенционные задачи.

Разоблачения со сфабрикованным докладом МУФС по Думе поставили моральную дилемму: что важнее – конфиденциальность или истина? Ясно, что конфиденциальность в международных организациях должна неукоснительно соблюдаться. Однако ею нельзя прикрываться для введения в заблуждение не только членов организации, но и всего мирового сообщества. Особенно, когда речь идет о международной безопасности. Ведь не секрет, что за работой ОЗХО пристально следят во всем мире.

Но есть еще правовой аспект данной проблемы. К сожалению, Техсекретариат обвинил «инспекторов А и Б» в нарушении Политики конфиденциальности и контрактных обязательств. А ведь мы должны быть признательны этим людям за смелость, за проявленную гражданскую позицию, за то, что они выступили  за чистоту Конвенции.

Но в ОЗХО до сих пор нет никаких механизмов, чтобы  исключить возможность шельмовать честных сотрудников, когда они вскрывают злоупотребления. Напомню, что еще в 2015 г. внешний аудитор подготовил рекомендации Техсекретариату принять меры по предотвращению возможного мошенничества и по защите тех людей, которые могут обнародовать неприглядные факты. К сожалению, никакого прогресса  в этом важном деле до сих пор нет. Сроки имплементации указанных рекомендаций постоянно отодвигаются. За пять лет не сделано ничего. Считаем, что это послужило одной из причин нынешнего кризиса в ОЗХО.

До сих пор государства-участники не имели возможности обстоятельно обсудить столь важный и чувствительный вопрос на площадке ОЗХО. Мы, напомню, предприняли несколько попыток организовать в стенах ОЗХО брифинг с участием всех бывших и действующих членов МУФС, причастных к расследованию в Думе. Но нам было в этом отказано. Теперь, наверное, всем понятно почему. Усилия  представителей США и некоторых других стран, направленные на замалчивание неприглядной ситуации, вынудили нас  говорить об этом в Нью-Йорке, где 20  января состоялось неформальное заседание Совета Безопасности ООН по «формуле Арриа». О подтасовке фактов, замене их на нужные определенным странам  заключения хорошо теперь знают и на ооновской площадке.

Дальнейший уход от предметного разговора на эту тему здесь, в Гааге, ведет лишь к усугублению ситуации. Давайте, перестанем закрывать глаза на очевидные вещи.

Есть еще и практический аспект указанной проблемы. В Думе – это безусловный факт – вскрылась провокация с применением химоружия, в чем пытаются обвинить Дамаск. Если ОЗХО продолжит молчать об этом, террористы посчитают это индульгенцией для продолжения подобных акций. Только на днях в освобожденном г.Саракиб российские и сирийские военные обнаружили снаряженные хлором боеприпасы боевиков, которые они готовились применить. Но что-то пошло не так, произошла утечка хлора и эти снаряды были брошены.

Это неопровержимое доказательство, что у боевиков есть химоружие, и они готовятся его использовать. А когда это произойдет, мы опять услышим крики о том, что якобы сирийская армия применяет химоружие?

Уважаемый г-н Председатель,

Серьезное беспокойство вызывает то, что пристрастные выводы МУФС ложатся в основу работы Группы по расследованию и идентификации (ГРИ). Как можно верить заключениям атрибутивного механизма, если фальсификации с расследованием химинцидентов в Сирии будут предъявляться в качестве якобы неопровержимых доказательств? Разве можно «строить замки на песке»?

Еще раз хотели бы ответственно заявить: определение  виновных за применение химоружия выходит далеко за рамки Конвенции и мандат ОЗХО. Навязывание Организации атрибутивных полномочий является прямым посягательством на прерогативы Совета Безопасности ООН. Любые реформы по смене парадигмы ОЗХО могут быть осуществлены исключительно путем внесения поправок в КЗХО, как это предусмотрено её статьей XV. Мы не можем признать законным все, что делается в плане атрибуции. И это мнение разделяется многими делегациями.

В данном контексте хотели бы также выразить  нашу убежденность в том, что все аспекты сирийского «химического досье», в частности уточнение сирийского первоначального объявления, деятельность различных специальных миссий должны осуществляться в строгом соответствии с требованиями КЗХО, без каких-либо предварительных условий и увязки с нелегитимными атрибутивными новациями.

Г-н Председатель,

Хотим проинформировать уважаемых членов Исполнительного совета о том, что мы приложили немало усилий для поиска компромиссной развязки вокруг инициативы об изменении правил процедуры КОАФ. Тем не менее, на рассмотрение Исполнительного совета внесен проект решения, который вызывает множество вопросов. Документ в том виде, в котором он  существует сейчас, не учитывает наилучшие практики независимых административно-бюджетных органов других международных организаций; ставит под сомнение суверенное право государств-членов выдвигать и отзывать своих представителей. Предложение отстранять из данной структуры любого неугодного эксперта создает прецедент для других международных структур, чревато подрывом статуса КОАФ как независимого органа, призванного давать объективные рекомендации. С таким подходом мы согласиться не можем. Российская Федерация внесла обновленную редакцию поправок.  Готовы к диалогу на эту тему со всеми заинтересованными странами.

Г-н Председатель,

Отдельно хотели сказать об инициативе  группы коспонсоров принять в ОЗХО решение о запрете использования в аэрозольной форме веществ, воздействующих на центральную нервную систему (ЦНС-химикатов), в правоохранительных целях. Его имплементация повлечет за собой дополнительные международно-правовые, законодательные, административно-финансовые и иные обременения для всех государств-участников Конвенции.

Все это выходит за нынешние рамки КЗХО. Поэтому подобные идеи о введении новых запретов должны воплощаться в полном соответствии с положениями пункта 2 статьи XV Конвенции – путем внесения в нее соответствующих поправок. Надо в этом случае разработать понятийный аппарат, уяснить в полной мере, что подразумевается под ЦНС-химикатами. Иными словами, требуется вначале провести всесторонне обсуждение данного вопроса, и только после этого предлагать какие-либо меры. Наше мнение мы подробно изложили в национальном документе, который был распространен накануне нынешней сессии. Надеемся, что делегации успели с ним ознакомиться. Более подробно выскажемся на эту тему в ходе дискуссии по соответствующему пункту повестки дня.

Г-н Председатель,

Мы все ближе подходим к реализации главнейшей задачи, стоящей перед ОЗХО – полному уничтожению всех объявленных запасов химического оружия. На сегодняшний день осталось лишь одно государство-участник, у которого имеются такие – это США. Хотели бы призвать американских партнеров взвесить свои возможности относительно скорейшей ликвидации своего химического арсенала, и сделать это раньше намеченного срока в строгом соответствии с положениями КЗХО. Полагаем, что выполнить подобную задачу вполне по силам, так как у США есть для этого все необходимые финансовые, материальные, людские и технологическими ресурсы.

По другим актуальным вопросам наша делегация выскажет свою точку зрения по мере их постановки в повестке дня текущей сессии Исполнительного совета.

Благодарю Вас, Г-н Председатель.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска