Публикатор

18.10.1913:10

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО, Посла А.В.Шульгина на 92-й сессии Исполнительного совета ОЗХО по вопросу деятельности Миссии по установлению фактов применения химоружия в Сирии, Гаага, 10 октября 2019 года

2117-18-10-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые коллеги,

Сегодня на фоне очередных заявлений ряда делегаций о высоком профессионализме и преданности делу экспертов Миссии по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС) вынуждены вновь сказать, что мы не можем полностью разделить эти оценки. Мы признаем усилия МУФС, работающей в крайне непростых условиях. Тем не менее у нас, как и некоторых других делегаций, присутствующих в этом зале, накопилось немало претензий к деятельности этой спецмиссии.

Начну с того, что актуальнейшей задачей остается приведение методов работы МУФС в соответствие с нормами и требованиями КЗХО. Сейчас этого, к сожалению, нет. Практикой стали дистанционные расследования без выезда на места происшествий и получение материальных доказательств из сомнительных источников, проще говоря, из «третьих рук».

Мы полностью поддерживаем сирийских коллег в постановке ими вопроса об актуализации «круга ведения» МУФС. Необходимость в этом давно назрела. Только путем пересмотра этого базового документа с учетом накопленного опыта можно будет рассчитывать на то, что МУФС повысит эффективность своей работы. До тех пор, пока данная проблема не будет решена, мы раз за разом станем возвращаться к теме неубедительных расследований. А это негативно сказывается как на атмосфере внутри нашей Организации, так и на ее авторитете в мире. Еще раз подчеркну, что наша критика ни в коей мере не направлена на дискредитацию МУФС, а наоборот – призвана оптимизировать работу Миссии, привести ее в полное соответствие с Конвенцией и реалиями сегодняшнего дня.

Теперь о докладах МУФС. Последний выпущенный документ касался инцидента в сирийском г.Дума 7 апреля 2018 года. Российские специалисты, побывавшие на месте происшествия, сирийцы, целый ряд независимых международных исследователей выразили несогласие с выводами по итогам расследования этого резонансного происшествия. В целях прояснения истинной картины мы обратились в Техсекретариат ОЗХО за содействием. Просили организовать закрытый брифинг с участием всех без исключения членов команды, которые на том или ином этапе привлекались к изучению обстоятельств данного происшествия. Это было важно сделать, поскольку в рядах самой МУФС существовали диаметрально противоположные точки зрения в отношении произошедшего. В частности, высказывалось обоснованное мнение, что имела место фальсификация химатаки, а баллоны с хлором были занесены в помещения вручную. Но нам в просьбе о брифинге было отказано.

Мы также попросили Техсекретариат опубликовать материалы трех т.н. независимых экспертиз в области технического проектирования, баллистики и металлургии, которые легли в основу выводов МУФС. Это помогло бы обеспечить четкое понимание того, насколько приведенные сторонними специалистами аргументы позволили уверенно утверждать, что в одном случае «структурное повреждение укрепленной арматурой бетонной крыши в месте 2 было вызвано упавшим объектом, обладающим геометрически симметричной формой и имеющим достаточную кинетическую энергию, способную вызвать вышеуказанное повреждение», а в другом – «после прохождения сквозь потолок и падения на пол на сниженной скорости баллон продолжил двигаться по измененной траектории до тех пор, пока не достиг того положения, в котором он был обнаружен».

Однако к нашему глубокому сожалению Техсекретариат вновь отклонил эту нашу просьбу. При этом мы не просили разглашать имена привлеченных сторонних экспертов, их национальную принадлежность и/или какие-либо другие персональные данные, которые позволили бы их идентифицировать. В этой связи мы не можем принять аргумент, что тем самым сохраняются в тайне личности экспертов, привлекаемых к рассмотрению чувствительных вопросов.

Опубликование технических документов (а именно: математических расчетов, графиков и схем, результатов компьютерного моделирования и проч.) никак не способно скомпрометировать независимую и беспристрастную работу экспертов, свободную от какого-либо стороннего вмешательства. Отсылки здесь к политике конфиденциальности явно неуместны. В данных обстоятельствах вообще может возникнуть сомнение, что подобного рода экспертизы действительно проводились. А отказ их опубликовать можно квалифицировать как попытку скрыть данное обстоятельство.

Вызывают обеспокоенность не только вещи, о которых я говорил выше, но и то, как проводятся расследования по инцидентам, в которых, по имеющейся информации, замешаны террористические и экстремистские группировки, орудующие в Сирии. В частности, непонятно по каким причинам затянуто расследование по линии МУФС химатаки в Алеппо, совершенной террористами еще 24 ноября 2018 года. Информацию на этот счет предоставляла сирийская сторона. Прошел уже почти год. До сих пор государствам-участникам не был представлен даже предварительный отчет.

Мы слышали комментарий главы МУФС, будто Миссия ожидает какие-то дополнительные материалы от российских военных. Хотели бы заявить, что Министерство обороны России передало все собранные свидетельства химатаки сирийской стороне, которая в свою очередь направила их Техсекретариату. Поэтому у нас возникает закономерный вопрос: что же еще нужно сделать, чтобы довести это расследование до логического конца?

С учетом дефицита времени завершу свое выступление призывом к Техсекретариату все-таки начать выправлять ситуацию с работой МУФС. Этим, безусловно, надо срочно заняться во благо ОЗХО.

Благодарю Вас, г-н Председатель.

Прошу распространить это выступление в качестве официального документа девяносто второй сессии Исполсовета ОЗХО.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска