Публикатор

8.06.2119:16

Интервью директора Департамента международной информационной безопасности МИД России А.В.Крутcких «Глобальная киберповестка: дипломатическая победа» журналу «Международная жизнь», 7 июня 2021 года

1159-08-06-2021

Сегодня информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) оказывают такое же решающее воздействие на национальное и глобальное развитие, так же определяют статус государств на международной арене, степень их суверенитета, как ядерные технологии в 40-е годы прошлого века или ракетно-космические в 50-60-70-е годы.

Нынешнее и еще в большей степени будущее лицо мира определяется уровнем развития и степенью внедрения новейших информационных технологий: виртуальных финансов, искусственного интеллекта, больших данных и др.

Однако далеко не всем на международной арене были очевидны издержки глобальной цифровизации, возникающие в связке с ней уязвимости и стратегические проблемы. Сегодня мир стал другим, он возмужал, подходы большинства государств стали более прагматичными. В основе их практицизма заложено желание равного доступа к новым информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ) – для одних, и сохранение лидирующих позиций в данной сфере – для других.

Россия, стоящая у истоков переговорного процесса по вопросам международной информационной безопасности (МИБ) и более двадцати лет формирующая основные концептуальные подходы и передовые идеи, словно камертон, уловила новые вибрации киберсферы. Мы стали инициатором создания нового алгоритма переговорного процесса по вопросам МИБ.

Вопрос: Российская Федерация активно и успешно продвигает глобальные инициативы по международной информационной безопасности. Насколько нам известно, в июне с.г. с подачи России была запущена Рабочая группа ООН открытого состава (РГОС) по вопросам безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ 2021-2025. Как вы оцениваете запуск новой переговорной площадки и какие цели она преследует?

Ответ: Основным внешнеполитическим приоритетом России в области международной информационной безопасности (МИБ) остается формирование глобальной системы МИБ, основанной на принципах предотвращения конфликтов в информационном пространстве и поощрения использования ИКТ в мирных целях. В этой связи мы активно работаем над тем, чтобы профильный переговорный процесс под эгидой ООН носил непрерывный и преемственный характер. Для этого в 2018 г. по российской инициативе был запущен принципиально новый формат – Рабочая группа ООН открытого состава (РГОС), участие в которой, в отличие от предыдущих тематических площадок, принимают все 193 государства-члена ООН. Учредив, совместно с нашими партнёрами, новую РГОС на период 2021-2025 гг., мы смогли закрепить на долгосрочную перспективу инклюзивный и подлинно демократичный механизм, одним из приоритетов деятельности которого будет выработка универсальных правил, норм и принципов ответственного поведения государств в информпространстве.

1 июня 2021 г. в Нью-Йорке успешно прошла организационная сессия новой РГОС. В ходе заседания были консенсусно одобрены ключевые модальности ее работы. Отрадно отметить, что изначально предложенная Россией кандидатура Сингапура на пост председателя Группы была всеми поддержана – во главе процесса встал опытный дипломат, постоянный представитель этой страны при ООН в Нью-Йорке Бурхан Гафур. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить сингапурских коллег за ответственный подход, выразившийся в готовности взять на себя руководство столь важным для всего мира механизмом.

В своем приветственном слове председатель особо подчеркнул, что Группа дает возможность государствам, будь то большие или малые страны, быть услышанными, что, в свою очередь, значительно способствует укреплению доверия.

В рамках оргсессии была также утверждена повестка дня Группы и правила ее процедуры, включая консенсус как способ принятия решений. Другие оргвопросы будут согласованы до начала первой субстантивной сессии РГОС в декабре с.г. в рамках широких консультаций со всеми государствами. Это еще раз подчеркивает подлинно демократичный характер данной переговорной площадки.

В целом мероприятие прошло в конструктивном ключе, удачно вписавшись в череду успехов глобальной кибердипломатии, таких как принятие итоговых докладов первой РГОС ООН по МИБ и профильной Группы правительственных экспертов, а также запуск Спецкомитета для разработки под эгидой ООН универсальной международной конвенции по противодействию использованию ИКТ в преступных целях.

Все участники процесса подтвердили, что РГОС является крайне востребованным и перспективным механизмом для развития дискуссии по вопросам обеспечения МИБ в рамках ООН. Страны также поддержали наше видение деятельности Группы на основе принципов универсальности, открытости, транспарентности и демократичности, а также ориентированности на достижение практических результатов.

Вопрос: Вы упомянули Группу правительственных экспертов ООН по продвижению ответственного поведения государств в киберпространстве в контексте международной безопасности. Как известно, Россия была одним из наиболее активных участников этого процесса. Как Вы можете прокомментировать итоги работы Группы?

Ответ: Совсем недавно (28 мая с.г.) ГПЭ, созданная по инициативе США в 2018 г., приняла консенсусом свой итоговый доклад.

Хотел бы подчеркнуть, что это стало возможным благодаря напряженной работе экспертов и проявленной ими гибкости. Российской делегации удалось добиться отражения в тексте наших принципиальных подходов к обеспечению МИБ, в том числе по наиболее острым темам. В частности, атрибуции инцидентов в ИКТ-сфере, международно-правовому регулированию данной области, необходимости дальнейшей работы под эгидой ООН над правилами ответственного поведения государств, а также возможности выработки юридически обязывающих норм.

Кстати, в тексте доклада ГПЭ отмечается важность продолжения глобальной дискуссии по МИБ в формате РГОС, который мы только что с Вами обсуждали.

Принятие доклада ГПЭ свидетельствует о том, что при наличии политической воли страны могут забывать об имеющихся противоречиях и вести не политизированный, а прагматичный диалог ради достижения общего успеха. Именно такую позицию занимал российский эксперт, что было отмечено большинством участников Группы. Очень важно и далее поддерживать сложившийся конструктивный настрой в глобальной дискуссии по вопросам обеспечения МИБ уже в рамках новой РГОС.

Вопрос: Как обстоят дела с разработкой киберконвенции под эгидой ООН с учетом того, что целый ряд западных стран изначально выступали против этой инициативы России?

Ответ: Значительные позитивные сдвиги мы наблюдаем и на треке противодействия киберпреступности. За последние два-три года эта тема стала неотъемлемой частью повестки дня многих переговорных площадок и в первую очередь ООН. Разгул киберкриминала, который наиболее ярко проявил себя в период пандемии COVID-19, затронул все без исключения страны и слои общества, представ уже глобальной проблемой, которая требует соответствующего ответа. Эта «индустрия» является высоко прибыльной, но при этом ее деяния не всегда наказуемы. Международное сотрудничество правоохранительных органов в этой сфере, мягко говоря, далеко от идеала и нуждается в серьезной международно-правовой настройке. Российские инициативы в ООН как раз четко реагируют на эти вызовы современности.

В этом году мы внесли очередной проект резолюции Генассамблеи ООН по этой теме. Задачей было выработать и утвердить правила работы созданного по инициативе России и еще 46 государств Специального межправительственного комитета экспертов открытого состава для разработки всеобъемлющей международной конвенции о противодействии использованию ИКТ в преступных целях, чтобы дать старт практической разработке конвенции. Мы эту задачу выполнили. Более того, если при принятии аналогичных резолюций 2018 и 2019 гг. ряд государств выступал категорически против обсуждения проблематики информпреступности в рамках ООН, в этом году наш документ был принят консенсусом.

Два года назад мы жестко отстаивали только саму идею необходимости создания такого универсального инструмента. Сейчас же мировое сообщество спорило, как мы будем это делать, доказывая друг другу, что им эта конвенция нужна больше всех и она должна была начать работать уже вчера. Это объективная потребность и четко выраженная политическая воля государств.

Это раньше в ООН государства 10 лет обсуждали, надо ли поднимать ту или иную тему, потом 10 лет готовили первые проекты документов. У нас времени на раскачку не было. Российской дипломатии в текущей непростой политической конъюнктуре удалось чуть более чем за год создать и запустить полноценную переговорную площадку. Теперь же первую скрипку будут играть не дипломаты, а правоохранительные органы и юристы, лучшие в своем деле, которые в реальной жизни борются с киберкриминалом.

Им предстоит в сжатые сроки – за 2,5 года – разработать глобальную конвенцию в рамках Спецкомитета с участием всех заинтересованных сторон и представить её Генассамблее ООН на рассмотрение и утверждение в ходе ее 78-й сессии – в 2023 году. Для этих целей Спецкомитет проведет 7 субстантивных сессий: 4 – в Нью-Йорке, включая первую и две последние, 3 – в Вене. Первая встреча намечена на январь 2022 г. Будет очень динамичный процесс.

Председателем Спецкомитета стал представитель Алжира, докладчиком избрана Индонезия. Эти страны являются активными представителями Движения неприсоединения, соавторами нашей резолюции ГА ООН 74/247 о создании Спецкомитета. По сути, они также являются гарантами того, чтобы голос развивающихся государств – наиболее заинтересованной стороны в этом процессе – будет учтен при разработке конвенции. Россия как инициатор переговорного процесса была избрана значительным большинством голосов в заместители Председателя. Также в должностные лица Спецкомитета были избраны такие страны, как Китай, США, Япония и некоторые другие – представители всех регионов мира. Тем самым была соблюдена равная географическая представленность.

Вопрос: Какой Вы видите будущую конвенцию по борьбе с информационной преступностью?

Ответ: Важно понимать, что будущая конвенция не решит все проблемы с киберпреступностью, это лишь часть наших комплексных усилий, но она позволит сделать важный шаг в сторону консолидации мирового сообщества, обменяться передовым опытом, лучшими наработками, чтобы потом получить качественный механизм взаимодействия. Также мы убеждены, что при создании такого сложного международного инструмента необходимо соблюсти баланс между размахом конвенции и защитой прав человека, учесть интересы бизнеса и возможные правовые коллизии.

В этом плане мы давно показали и доказали, что этот процесс не нацелен на то, чтобы каким-то образом создать помехи действующим инструментам и механизмам в этой сфере. Наоборот, универсальные конвенции должны комплексно усиливать текущие возможности государств, бизнеса и общества, делать нашу жизнь безопаснее. И сейчас для всех нас появился исторический шанс объединить усилия и сделать большой шаг вперед в борьбе с общим врагом – киберпреступностью. Все предпосылки для этого созданы. Задача стоит сложная, но нас это не должно пугать.

Вопрос: На международной арене Россия активно выступает с позиций мирного использования ИКТ, создания системы предотвращения киберконфликтов. Российские дипломаты работают над выработкой под эгидой ООН принципов, норм и правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Возможно ли привлечение к процессу формирования глобальной информационной безопасности всех заинтересованных сторон?

Ответ: Считаем, что для построения подлинно эффективной, инклюзивной и транспарентной глобальной системы МИБ необходимо широкое вовлечение всех участников процесса. Такой механизм в рамках ооновского переговорного процесса по тематике МИБ только что запущен. Новая Рабочая группа ООН открытого состава по вопросам безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ (РГОС) на пятилетний срок в рамках своего мандата уполномочена рассматривать национальные инициативы в области МИБ, а также вопросы институционализации диалога участников РГОС с другими заинтересованными сторонами – бизнесом, НПО и научным сообществом.

Возможность учреждать вспомогательные подгруппы по отдельным аспектам ее мандата придаст дискуссиям более структурированный, специализированный и динамичный характер, а также позволит привлечь к переговорному процессу представителей неправительственных организаций, научного и бизнес-сообществ. Это будет способствовать укреплению мер доверия, построению прозрачных и понятных для всех «правил игры» в цифровом пространстве.

Необходимость договариваться об общепринятых правилах, нормах и принципах поведения в киберпространстве настолько же актуальна, как и потребность в создании механизма государственно-частного партнерства. Интересы государства и бизнеса в вопросах МИБ являются сегодня комплиментарными. Именно бизнес, испытывающий существенный экономический ущерб от противоправных действий в киберсфере, является наиболее заинтересованным в создании «правил игры» под себя.

Важно диверсифицировать процесс подключения бизнеса к переговорному формату, задействовав этот механизм на такие статусные площадки, как ШОС, АСЕАН, БРИКС и др., которые в последнее время неоднократно высказывали заинтересованность в широком вовлечении частных компаний в переговорный процесс по МИБ.

Осознают важность данных подходов и наши китайские партнеры, которые в таких значимых региональных структурах, как ШОС и Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), начинают продвигать свои концепции цифровой экономики для защиты бизнеса и с его участием.

Что касается участия в международных переговорах представителей российского бизнеса, то в последнее время мы наблюдаем устойчивый рост заинтересованности отечественных компаний. К примеру, у ГК «Норильский никель», ПАО Сбербанк, IB-Group, «Лаборатории Касперского», «ИнфоВотч» и др. есть определенные наработки, интересные идеи и предложения в сфере информационной безопасности, которые могут внести ощутимый интеллектуальный вклад в данный процесс.

Важно не только создать условия для привлечения бизнеса к диалогу, но и придать государственно-частному партнерству в этой сфере институциональный характер.

Вопрос: Какими Вы видите перспективы международного сотрудничества в сфере МИБ? Будет ли оно выстроено по «лекалам» Запада или российские инициативы будут задавать тон?

Ответ: Сегодня уже недостаточно выстраивать международное сотрудничество в киберсфере, основываясь лишь на традиционных форматах двустороннего и многостороннего взаимодействия. Россия открыта для контактов в рамках киберальянсов, которые необходимо возводить в дополнение к действующим международным объединениям традиционного типа.

Для этого активизировали привлечение новых единомышленников и углубление регионального сотрудничества с акцентом на страны-участники ШОС, БРИКС, АСЕАН, ЮЧТО, Африканского союза и других региональных объединений. Нацелены на активизацию сотрудничества с такими ведущими странами Юго-Восточной Азии, как Сингапур и Малайзия, определяющими основные тенденции развития данного региона.

Несмотря на пандемию COVID-19, заблокировавшую возможность очных встреч, мы продолжаем масштабную работу на региональных площадках, в том числе по практической реализации мер доверия в области безопасности в сфере ИКТ. Так, в начале этого года в рамках Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ) нам удалось совместно с Камбоджей запустить дискуссию по терминологии, а в апреле – организовать семинар по борьбе с информпреступностью при поддержке Китая и Вьетнама. Мы также совместно с Индонезией, Республикой Корея и Австралией выдвинулись на сопредседательство в механизме межсессионных встреч АРФ по безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ.

Кроме того, в январе 2021 г. был утвержден концептуальный документ об учреждении Диалога Россия-АСЕАН по вопросам, связанным с обеспечением безопасности ИКТ. Рассчитываем на его запуск в ближайшее время.

Традиционно наращиваем сотрудничество с нашими ключевыми партнерами и соседями: идет выработка плана первоочередных мероприятий по реализации профильной инициативы в СНГ – Стратегии обеспечения информационной безопасности, продолжается активная работа в ШОС и ОДКБ.

Важнейшим направлением является подписание двусторонних и многосторонних межправительственных соглашений о сотрудничестве в области обеспечения МИБ, а также совместных заявлений глав государств по данной тематике. Эти документы открывают широкие возможности для практического взаимодействия и координации усилий в условиях растущего значения проблематики информационной безопасности на мировой арене, подчеркивают ее политическую значимость.

В настоящее время Россией заключено 11 межправительственных соглашений о сотрудничестве в области МИБ (в этом году с Ираном и Киргизией), а также 6 совместных двусторонних и многосторонних заявлений глав государств в данной сфере, последние из которых – в рамках ШОС и СНГ.

Вопрос: В последние годы все большее значение приобретают гуманитарные аспекты обеспечения МИБ, о чем все чаще говорят на глобальных дискуссионных площадках. Какого подхода придерживается Россия в этом вопросе?

Ответ: Гуманитарные аспекты информационной безопасности, этика использования ИКТ становятся в современном мире важнейшими элементами глобальной, национальной, общественной и личной безопасности. А сама информационная безопасность превращается в жизненно необходимое условие обеспечения интересов человека, общества и государства и, следовательно, вполне может и должна стать предметом выработанного под эгидой ООН международно-правового инструмента, ограждающего граждан и особенно детей от негативных последствий информационной революции.

Информация и ИКТ при определенных условиях могут стать одним из главных рычагов влияния на пользователей цифровой среды, источником дестабилизации любого общества и ресурсом давления на государственную власть. Различного рода мошенники и преступники в поиске потенциальных «жертв» в цифровой глобальной среде используют все более совершенные инструменты информационного и психологического воздействия на пользователей. Среди них наиболее незащищенными и подверженными воздействию различного рода контента, в том числе деструктивного, становятся дети и подростки. Поэтому чрезвычайно остро стоит вопрос о защите несовершеннолетних граждан, «живущих» в такой среде.

К сожалению, рыночные принципы функционирования сети Интернет порождают ситуацию, при которой глобальное информационное пространство может трансформироваться во вредоносную для пользователей среду.

Сегодня Интернет превращается в главную платформу для распространения не только информации, но и различного рода политических манипуляций. Основным инструментом в этом процессе являются уже не классические СМИ, а различные цифровые платформы, социальные сети и мессенджеры, которые при определенных условиях могут выступить источником дестабилизации любого общества и ресурсом давления на государственную власть.

В то же время проводимая западными ИТ-гигантами жесткая политика управления контентом начинает принимать форму цензуры. Вопреки декларируемым целям защиты свободы слова, такие компании, как Google и Facebook, активно вмешиваются в дела неугодных СМИ и блогеров – удаляют контент или блокируют целые каналы. Сегодня именно они представляют главный источник информационной угрозы для цифрового суверенитета большинства государств мира. Например, в мае 2020 г. аккаунты информационных агентств News Front, Anna News и ТРК «Крым-24» на YouTube были удалены без объяснения причин и предварительных уведомлений; в июле – удален аккаунт телеканала «Царьград».

Но есть и другой аспект этой проблематики – ответственность владельцев соцсетей за распространение размещенного пользователями запрещенного контента.

ИТ-компании являются, по сути, монополистами, грубо нарушающими нормы национальных законодательств в части правил сбора и обработки персональных данных. При этом транснациональные ИТ-корпорации, находящиеся в американской юрисдикции, обходят правовые нормы тех государств, где они осуществляют свою деятельность, и безнаказанно преступают их законы.

Регулирование их деятельности является законным и неотъемлемым суверенным правом каждого государства по защите своего информационного пространства, интересов человека и общества, а также обеспечению их безопасности. Для Российской Федерации такая мера, наряду с развитием собственных социальных сетей и интернет-платформ, является важной и необходимой частью обеспечения национального цифрового суверенитета. Меры правового регулирования, которые уже приняты в России и предлагаются к принятию, нисколько не жестче, чем в других странах.

Во многих странах понимают необходимость заключения международного соглашения по регулированию деятельности сетевых компаний. Однако разработка такого документа потребует времени и политической воли.

Россия последовательно выступает за интернационализацию управления Интернетом, повышение роли государств в этом процессе. Регулирование Интернета исключительно частным сектором, где нивелирована роль государств, являющихся гарантом прав и свобод своих граждан и играющих основную роль в вопросах экономики, безопасности и стабильности критической информационной инфраструктуры, уже давно обнаружило свою неэффективность.

В рамках системы ООН Россия настаивает на принятии целого ряда скоординированных мер, таких как повышение роли государств в процессе управления Интернетом, разработка на межгосударственном уровне глобальной политики в сфере управления Интернетом, обеспечение на основе норм международного права его стабильного и безопасного функционирования, сохранение суверенного права государств регулировать национальный сегмент Интернета.

Приобретает значение вопрос наделения соответствующими полномочиями Международного союза электросвязи (МСЭ), имеющего необходимую компетенцию и в настоящее время широко вовлеченного в разработку различных стандартов и протоколов для Интернета.

Администрация связи России выдвинула на пост Генерального секретаря МСЭ российского кандидата Р.Р.Исмаилова (президент ПАО «Вымпелком», в 2014-2018 гг. – заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации). Выборы состоятся в рамках очередной Полномочной конференции Союза в 2022 году.

Его избрание укрепит авторитет России как технологически развитой державы и откроет новое «окно возможностей» для диалога на высоком уровне по развитию ИКТ и внедрению новых технологий связи во всем мире.