Публикатор

22.12.2012:45

Интервью Посла России в США А.И.Антонова информационному агентству ТАСС, 21 декабря 2020 года

Вопрос: Как Вы оцениваете американские выборы и степень их влияния на российско-американские отношения? Следует ли ожидать сохранения пресловутой «русской темы» в контексте внутриполитической борьбы?

Ответ: Выборы в США состоялись. Президент России В.В.Путин поздравил Дж.Байдена по случаю победы. В остальном российская сторона предпочитает не комментировать ход избирательных кампаний в других государствах. Исходим из того, что местный процесс волеизъявления – это исключительно внутриамериканское дело.

Поэтому ограничусь лишь подтверждением готовности России вести прагматичный диалог на основе равноправия и взаимного уважения с любыми правящими политическими силами – будь то действующая администрация Д.Трампа или будущее правительство Дж.Байдена. Тем более что двустороннее конструктивное сотрудничество не только отвечает интересам наших стран, но и служит прочным фундаментом для укрепления глобальной безопасности.

Тем не менее приходится констатировать, что русофобия глубоко укоренилась в сознании американских элит.

Свидетельство тому – продолжавшиеся по ходу всего электорального цикла попытки местных политиков закрепить тему «русской угрозы» в контексте предвыборной борьбы.

Порой складывалось впечатление, что кандидатов больше волновало соревнование в демонстрации жесткости к России, нежели внутриполитические проблемы, требующие безотлагательного решения.

Кстати, несостоятельность спекуляций о мифическом «российском вмешательстве» подтвердили американские спецслужбы, признавшие отсутствие фактов внешнего воздействия на выборы. Также не представлены доказательства и по другим сюжетам, в том числе по т.н. заговору русских с талибами.

Однако последние беспочвенные инсинуации в СМИ о якобы взломах русскими хакерами информсистем госструктур указывают на то, что градус враждебности к нашей стране в Вашингтоне остается запредельно высоким. В этой связи вновь заявляем: Россия не проводит «наступательных» операций в виртуальном пространстве. Хотел бы напомнить о выдвинутых Президентом России В.В.Путиным предложениях по восстановлению российско-американского взаимодействия в сфере международной информбезопасности.

Тем не менее если говорить в целом, то, по всей видимости, тема отношений с нашей страной останется одним из важных пунктов межпартийного противостояния в следующем политическом сезоне. Нельзя исключать, что на фоне плодящихся как грибы после дождя антироссийских инициатив в Конгрессе нападки на нас материализуются в очередные санкции. Вряд ли такие подходы могут послужить основой для стабилизации двусторонних отношений.

Вопрос: Пресс-секретарь Кремля сообщил на днях, что Вы, возможно, будете присутствовать на инаугурации Дж.Байдена. Направлялось ли Вам соответствующее приглашение?

Ответ: По информации организаторов инаугурации, в связи со сложной эпидемиологической ситуацией в США церемонию 20 января 2021 года в Вашингтоне предполагается провести в усеченном формате. К настоящему времени мы не располагаем сведениями о том, кого американская сторона собирается позвать на данное мероприятие. Приглашения в адрес Посольства не поступало.

Вопрос: Когда можно ожидать направления приглашений нанести визиты в Россию руководству следующей американской администрации, включая самого Дж.Байдена?

Ответ: В первую очередь, необходимо дождаться инаугурации нового президента и формирования кабинета министров.

Продолжим внимательно следить за внутриполитической ситуацией в США. По мере утверждения назначений в правительстве формировать планы возможных встреч с российскими представителями.

Что касается Дж.Байдена, то, как заявил Президент России В.В.Путин в своей поздравительной телеграмме избранному президенту США от 15 декабря, он готов к взаимодействию и контактам с новым главой США.

Рассчитываем, что российско-американские отношения не будут приноситься в жертву внутриполитической конъюнктуре США и наши страны смогут решать накопившиеся проблемы на прагматичной и равноправной основе.

Вопрос: Каковы Ваши ожидания от предстоящего прихода к власти новой администрации США? Настраиваетесь ли Вы на начало нормализации российско-американских отношений при Президенте Дж.Байдене? Или ждете их дальнейшего ухудшения?

Ответ: Отношения между Россией и США в последние годы пребывают в состоянии глубокого кризиса. У нас нет иллюзий, что с приходом нового президента все внезапно переменится к лучшему. Оснований для этого мало.

Мы исходим из принципиального курса Вашингтона на российском направлении. Наша страна провозглашена противником. Такое определение содержится в доктринальных документах США и пользуется в местном истеблишменте широким консенсусом. Для системного сдерживания Москвы используется весь арсенал средств экономического, военно-политического и пропагандистского воздействия.

Российско-американские отношения не носят персонифицированного характера. Различия между демократами и республиканцами заключаются в тактике, а не в стратегии. Ее суть – не искать компромиссов с Россией, а предлагать нам соглашаться со всем, чего требует Вашингтон. В то же время российско-американское сотрудничество способно сыграть ключевую роль в решении многих глобальных проблем. Хотя двустороннее взаимодействие в последнее время становится все более ограниченным. Работа предстоит огромная. Быстрых результатов ожидать не приходится. Надо спокойно продвигать пусть и небольшие проекты, которые имели бы позитивную динамику, а уже затем подступаться к реализации более амбициозных задач.

Вопрос: Что, по Вашим прогнозам, будет происходить в ближайшие месяцы с режимом односторонних американских санкций в отношении России?

Ответ: Делать однозначные прогнозы сложно. Не мы инициаторы ограничений, тем более, как показывает практика, особых предлогов Вашингтону, чтобы в очередной раз ввести против нас те или иные рестрикции, не требуется.

С 2011 года мы стали свидетелями 90 санкционных раундов, в черных списках 350 наших физических и более 500 юридических лиц. На Капитолии дополнительно внесено 15 различных антироссийских законопроектов. В ближайшее время, как ожидается, будет принят оборонный бюджет с новыми мерами в отношении участников проекта «Северный поток – 2».

Мы не ждем от следующей администрации прорывов. Предпосылок для этого нет. Санкции уже стали частью стратегии США на российском направлении. И каждый новый удар рестрикциями ввергает двусторонние отношения в еще более глубокую пропасть. Тем не менее, в чем мы определенно убеждены, так это в том, что своих целей через т.н. инструменты принуждения американцы не достигнут. А ущерб, в том числе для самих Соединенных Штатов, очевиден.

Сильнее всех страдает местный бизнес. Предприниматели вынуждены искать лакуны для совместных проектов там, где нет угрозы быть наказанными своим же правительством.

Регулярно говорим на эти темы с местным деловым сообществом. Коммерсанты подтверждают, что деятельность в России приносит им выгоду и уходить они не намерены. Выражают надежду на выправление отношений в политической сфере. Соглашаются, что развитие торгово-инвестиционных связей могло бы оказать общее стабилизирующее воздействие. Надеемся, что следующая администрация прислушается к голосу своих предпринимателей.

Вопрос: Какие основные шаги следующей администрации США Вы бы хотели видеть в российско-американских отношениях в краткосрочной и среднесрочной перспективе с целью их улучшения?

Ответ: Важно начать постепенно восстанавливать разрушенные механизмы общения. Первоочередная задача после смены власти в США – установление регулярных каналов взаимодействия по линии советов безопасности, внешнеполитических и оборонных ведомств, спецслужб, парламентариев. Необходимо вести дело к возобновлению встреч в формате «2+2».

Параллельно считаем необходимым добиваться снятия многочисленных раздражителей в двусторонней сфере. Наиболее чувствительный сюжет – возврат незаконно конфискованных у нас объектов дипломатической собственности, прекращение «визовой войны». Большое значение имеют культурно-гуманитарные связи и контакты по общественной линии. С 2010 года из-за решения американского суда об удовлетворении иска религиозной организации «Агудас Хасидей Хабад» против России по т.н. коллекции Шнеерсона прекращены все выставочные обмены. В этой связи хотелось бы надеяться, что будущая администрация помимо прочего обратит внимание на необходимость всесторонних обменов между гражданами России и Соединенных Штатов.

Необходимо и дальше пропагандировать совместную историческую судьбу двух наших народов. Союзнические отношения в годы Второй мировой войны, когда наши страны сообща добились победы над фашизмом. Важно поощрять российско-американское взаимодействие в научной области. В том числе в таких сферах, как мирное освоение космоса, исследование Арктики и, что особенно актуально, разработка действенных средств по борьбе с пандемией.

Вопрос: Чем чреваты новые попытки США строить отношения с Россией «с позиции силы», как принято выражаться в Вашингтоне? И вообще дальнейшая деградация двусторонних отношений для всей системы международных отношений и мировой архитектуры безопасности?

Ответ: В принципе, ни в человеческом общении, ни в межгосударственных связях попытки выстраивать отношения «с позиции силы» ни к чему хорошему не приводят. Что означает такая позиция? По сути, попытку навязать свою волю, свои интересы без учета мнения другой стороны. Понятно, что применительно к взаимодействию двух крупнейших ядерных держав, коими являются Россия и США, подобный подход неприменим – он попросту не работает.

В результате взятого Вашингтоном курса на реализацию концепций «мира с опорой на силу» и «соперничества великих держав» страдают не только двусторонние отношения, но и международная безопасность в целом.

В стремлении к военно-политическому доминированию США последовательно избавляются от договорно-правовых ограничений, на которых основываются режимы контроля над вооружениями, укрепления доверия и транспарентности.

Рассчитываем, что с приходом новой администрации в российско-американских отношениях произойдут изменения к лучшему, появится положительная динамика. Предлагаем американским коллегам выстраивать отношения на принципах равноправия и взаимного учета интересов друг друга. От способности наших стран как постоянных членов Совета Безопасности ООН договариваться и находить взаимоприемлемые решения накопившихся проблемных вопросов зависит очень многое. Мир только выиграет от такого позитивного взаимодействия.

Вопрос: Будут ли российские дипломаты продолжать предпринимать попытки выйти на продление ДСНВ с уходящей администрацией США во главе с Д.Трампом? Или в связи с занятыми ею позициями, которые публично излагал недавно спецпосланник М.Биллингсли, принято решение просто ждать прихода к власти Дж.Байдена как более договороспособного партнера?

Ответ: Политика нынешней администрации способствовала существенному усугублению кризиса контроля над ядерными вооружениями. Прежде всего, в том, что касается вопроса продления ДСНВ. Белый дом более трех лет игнорировал наши предложения, затягивал принятие соответствующего решения. Только к закату нынешней администрации активизировался. Но согласие на пролонгацию обставил неприемлемыми предварительными условиями.

Россия попыталась вывести ситуацию с продлением Договора из тупика. При этом мы пошли навстречу США. Во-первых, согласились на продление Договора на один год вместо более логичного возможного срока – пять лет. Во-вторых, были готовы принять совместное с Вашингтоном политическое обязательство о замораживании на данный период количества имеющихся у сторон ядерных боезарядов. К сожалению, этого американским партнерам показалось мало. Они продолжают настаивать на срочном согласовании интрузивных мер верификации заморозки. Очевидно, что подобные требования выходят за рамки политического обязательства, предложенного самим Вашингтоном.

Ультиматумы не могут стать основанием для сделки. Однако мы готовы к консультациям по продлению ДСНВ с любой американской администрацией, которая займет взвешенную позицию. При этом понимаем, что за оставшееся до 5 февраля время договориться о каких-либо дополнительных условиях пролонгации Договора невозможно. Поэтому мы призываем Соединенные Штаты продлить соглашение на весь предусмотренный в нем срок – пять лет. А это время эффективно использовать для разрешения накопившихся между сторонами противоречий в сфере стратегической стабильности.

Вопрос: Останется ли Россия в ДОН, если США при Дж.Байдене не вернутся в него?

Ответ: Не будем гадать о намерениях следующей администрации в отношении режима Договора по открытому небу. Однако отметим, что выход США из соглашения не стал для нас сюрпризом на фоне общей линии Вашингтона, направленной на слом двусторонних и многосторонних договоренностей в сфере разоружения и нераспространения.

Вместе с тем подчеркнем, что российские действия по отношению к ДОН не предопределены, мы рассматриваем все сценарии.

Многое будет зависеть от наших западных партнеров. Ключевой вопрос – готовы ли они сохранить важнейший для европейский безопасности договор. Если ответ положительный, требуется добросовестное выполнение своих обязательств. В этой связи будем настаивать на соблюдении двух принципиальных для нас моментов.

Во-первых, на предоставлении нам гарантий того, что они не будут передавать США информацию, собранную в ходе полетов над российской территорией. Во-вторых, что западные участники ДОН не будут запрещать российским самолетам инспектировать расположенные на территории их стран американские военные объекты.

С учетом всех этих факторов будет принято решение о выстраивании дальнейшей линии в отношении соглашения.

Вопрос: Планируются ли визиты российских должностных лиц в США или американских должностных лиц в Россию в оставшееся у администрации Д.Трампа время? Если да, то кого именно?

Ответ: Посольству неизвестно о таких визитах. Этому не способствуют сложная эпидемиологическая ситуация в стране и наступление новогодних праздников. Кроме того, в настоящее время американские федеральные ведомства активно занимаются передачей дел новой администрации, которая продлится вплоть до инаугурации 20 января 2021 года. Видимо, необходимо набраться терпения и дождаться начала полноценной работы новых властей.

Вопрос: Есть ли подвижки в решении таких вопросов, как дальнейшая судьба российской дипломатической собственности, блокированной несколько лет назад в США, выдача американских въездных виз российским гражданам и прежде всего – дипломатам?

Ответ: Подвижек в решении проблемы незаконно захваченной российской собственности нет. Мы на еженедельной основе ставим вопрос о допуске нас к шести дипломатическим объектам в США, отобранным в 2016-2018 гг. в нарушение норм международного права и внутреннего законодательства США, и о их возврате. В частности, отмечаем, что американской стороной попраны положения Венских конвенций о дипломатических и консульских сношениях 1961 и 1963 гг., а также закрепленные в Конституции США гарантии на неприкосновенность права собственности. Власти Соединенных Штатов неизменно отвечают отказом, заявляя, что удовлетворить наши обращения не представляется возможным.

Надеемся, что новая администрация продемонстрирует конструктивный подход к снятию этого раздражителя. Будет в полной мере придерживаться принятых на себя международно-правовых обязательств.

Что касается решения вопроса о собственности в судебном порядке, то продолжаем рассматривать различные варианты возвращения незаконно изъятых у нас дипобъектов.

Вынуждены констатировать, что деградирует ситуация с визами для дипломатов и технического персонала наших загранучреждений – Посольства и генеральных консульств. Как и ранее, продолжается практика т.н. визовых разменов – когда выдача визы каждому нашему сотруднику увязывается с разрешением на въезд представителю американского дипперсонала. Однако если еще в 2019 году удавалось достаточно быстро договариваться, то сейчас этот процесс существенно замедлился из-за нежелания Соединенных Штатов находить взаимоприемлемые развязки.

К этому добавилось и затягивание Госдепартаментом процедуры продления виз работающим в США сотрудникам.

То, что раньше делалось американской стороной за несколько дней, теперь занимает несколько месяцев, причем без гарантий положительного результата.

Что касается ситуации с визами для обычных российских граждан, то, к сожалению, в связи со сложной санитарно-эпидемиологической ситуацией американское Посольство в Москве практически прекратило прием заявок. Разрешения на въезд россиянам выдаются только в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, прежде всего гуманитарного характера.

Вопрос: Какие, на Ваш взгляд, вопросы, кроме контроля над вооружениями и разоружения, способны стать двигателем расширения сотрудничества России и США при новой администрации, вывода отношений из состояния, близкого к свободному падению?

Ответ: Мы никогда не скрывали, что осуществляем взаимодействие с США по важным проблемам международной повестки: как в двустороннем плане, так и в ООН. С администрацией Д.Трампа у нас велось – хотя порой непросто – согласование подходов к Афганистану, Корейскому полуострову, Ливии, вопросам антитеррора и к антинаркотической проблематике. Происходил обмен мнениями по Сирии, Венесуэле, ближневосточному урегулированию. Продолжалась работа по Нагорному Карабаху в Минской группе ОБСЕ.

Полагаем, что помимо обозначенных направлений потенциал для взаимодействия с командой Дж.Байдена имеется по проблематике иранской ядерной программы с акцентом на возвращение США в Совместный всеобъемлющий план действий. Имело бы смысл и далее предпринимать усилия, направленные на выполнение резолюций СБ ООН по палестинскому вопросу. Россия и США могут помочь Венесуэле, Сирии, Северной Корее и африканским странам в преодолении их нынешних трудностей, разумеется, не забывая о принципе невмешательства во внутренние дела.

Кроме того, в числе перспективных областей диалога – освоение космоса, борьба с коронавирусом и экологическими катаклизмами. Возможности для развития связей открывает и предстоящее председательство России в Арктическом совете (в 2021-2023 гг.).

Иными словами, наши державы, объединив свои возможности и действуя строго на основе международного права, как никто другой способны вносить решающий вклад в урегулирование международных и региональных проблем.

В двустороннем плане, как уже отмечалось, оказать общее стабилизирующее воздействие на весь комплекс отношений Москвы и Вашингтона могло бы развитие экономических связей. Именно интерес бизнесменов к совместной работе позволяет поддерживать положительную динамику в торговле и инвестициях. Так, несмотря на пандемию и санкции, за январь – октябрь двусторонний товарооборот составил почти 18 млрд долл. В 2019 году – 28,1 млрд долл. Возросли объемы поставок российской сырой нефти и нефтепродуктов в США. При этом увеличивается доля и несырьевых товаров – продовольствия, оборудования, готовых изделий, лекарств.

Есть перспективы для расширения коммерческих связей в таких областях, как химическая и легкая промышленность, строительство, транспорт, агросектор, медицина, сфера услуг и информтехнологий. К слову, американские эксперты отмечают высокий уровень российских пилотных проектов (стартапов) в передовых разработках и телекоммуникациях.

Большой потенциал у прямых межрегиональных связей, побратимского движения. Сегодня хорошо развиваются контакты правительства Москвы и Республики Татарстан с Калифорнией, Техасом, Нью-Йорком, Миннесотой. Красноярского края и Чукотского автономного округа – с Аляской. Диалог с отдельными американскими штатами ведет также Свердловская, Вологодская, Новгородская и Тюменская области.

Существует 77 пар породненных городов, около 20 продолжают активно общаться. Все это призвано способствовать коммерческому взаимодействию, гуманитарным обменам.