15.02.2118:37

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Финляндской Республики П.Хаависто, Санкт-Петербург, 15 февраля 2021 года

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы с финским коллегой П.Хаависто провели содержательные, подробные переговоры. Рассмотрели все основные направления российско-финляндских отношений. Обсудили международную тематику.

С обеих сторон ощущалось удовлетворение, что мы смогли возобновить личные контакты, хотя они не прерывались и в период пандемических ограничений. С моего визита в Хельсинки в марте 2020 г. наши Президенты успели пять раз пообщаться по телефону. Продолжается взаимодействие на уровне министерств, парламентов, военных ведомств.

В регулярном контакте находятся сопредседатели Российско-Финляндской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, которые планируют очную встречу в середине года.

В целом ряде случаев использовали современные технологии и провели ряд мероприятий в режиме онлайн, включая 21-й Российско-Финляндский Культурный форум и российско-финляндский телемост в связи со 150-летием открытия железнодорожного сообщения между Санкт-Петербургом и Хельсинки.

В декабре 2020 г. отметили 100-летие со дня установления дипломатических отношений между нашими странами. По этому случаю мы с г-ном Министром обменялись посланиями. Состоялся целый ряд приуроченных к этому юбилею мероприятий.

Подтвердили поддержку активизации прямых контактов между бизнес-сообществами двух стран. Говорили о продвижении стратегического проекта – сооружения в Финляндии АЭС «Ханхикиви-1» при участии «Росатома». Затронули тему наращивания полезной инвестиционной деятельности концерна «Фортум» в Российской Федерации.

Обменялись мнениями по перспективам возобновления туризма, взаимных поездок граждан. Объемы поездок существенно сократились в период пандемии. Надеемся, что ситуация будет выправляться.

Говорили и о международных делах. Обсудили различные конфликты, в том числе внутриукраинский кризис, ряд других направлений, по которым Россия и Финляндия взаимодействуют на международной арене. У нас идентичные подходы и приоритеты в том, что касается работы в многосторонних региональных форматах на севере Европы. В этом году Россия заступает на пост председателя в Арктическом совете, а Финляндия – в Совете Баренцева/Евроарктического региона. Занимая эти важные и ответственные должности в ближайшие два года, договорились координировать наши действия.

Рассмотрели сотрудничество в ООН и ОБСЕ, шаги, которые были бы необходимы для укрепления безопасности в Европе, деэскалации напряженности в этом общем для нас регионе. В этой связи подчеркнули значение известной инициативы Президента Финляндии С.Ниинистё о воздушной безопасности над Балтикой. Она в значительной степени была реализована, но довести ее до конца пока не позволяет позиция стран НАТО, не желающих договариваться о том, чтобы все военные самолеты летали с включенными транспондерами.

Выразили удовлетворение тем, что известные дискуссии, проходившие в финском парламенте, о том, как выстраивать отношения с НАТО, завершились принятием доклада Правительства о безопасности, в которой подтвержден статус Финляндии как страны, не входящей в военные блоки. Рассматриваем это как важный фактор стабильности и безопасности в Европе в целом.

Привлекли внимание к известным российским предложениям, которые были выдвинуты в нашем диалоге с НАТО почти год назад. Наряду с решением проблемы транспондеров для военных самолетов они предполагают достижение договоренности о том, чтобы отвести учения вооруженных сил Альянса и Российской Федерации подальше от линии соприкосновения, согласовать конкретную дистанцию, ближе которой не будет происходить сближение самолетов России и Альянса, а также сил военно-морских флотов.

Считаем принципиально важным, чтобы все страны Евроатлантики, все государства-участники ОБСЕ в своей деятельности руководствовались базовыми положениями Хельсинкского Заключительного акта, ключевым принципом неделимости безопасности. Он неоднократно был переподтвержден на высшем уровне, но пока не воплощается в практические дела. Это главная причина, по которой в Европе становится неспокойно.

Г-н Министр также затронул ситуацию вокруг А.Навального и решения о высылке трех дипломатов западноевропейских стран в связи с их участием в незаконных акциях, состоявшихся в Москве и других городах в конце января с.г. Подробно разъяснили ему, какие мотивы стоят за нашей позицией по этим вопросам.

Подтвердили нашу открытость к разговору о правах человека и на любые другие темы, которые интересуют наших партнеров. Готовы делать это в откровенном, товарищеском ключе, как это и принято у нас с финскими соседями.

В целом весьма удовлетворены итогами переговоров. Продолжим их за рабочим завтраком. Более детально обсудим международные дела.

Спасибо.

Вопрос: Много шума наделало Ваше недавнее интервью, из которого следовало то, что Россия допускает возможность разрыва связей с Евросоюзом. Каким Вам видится такой разрыв и при каких условиях он мог бы произойти, то есть где «красная линия» Москвы? 

С.В.Лавров: Это интервью состоялось 12 февраля, а Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррель приезжал к нам 5 февраля. По возвращению он сделал целый ряд заявлений о том, что Россия «не оправдала ожиданий, не смогла стать современной демократией и стремительно отдаляется от Европы». То есть это прозвучало так, будто Россия попросту безнадежна. И все это было за несколько дней до интервью. Поэтому в интервью у В.Р.Соловьева, как я понимаю, и прозвучал вопрос о том, готовы ли мы к разрыву отношений с Евросоюзом, учитывая все произошедшее и эти характеристики. В принципе любому мало-мальски интересующемуся ситуацией в Европе человеку давно известно, что уже много лет, как происходит этот разрыв. Отношения последовательно разрывает Европейский союз.

Своего рода поворотным пунктом стал 2014 г. На Украине случился госпереворот, и Евросоюз показал свою беспомощность в отношении той договоренности, которая была достигнута прямо накануне госпереворота между властью и оппозицией. А ведь под ней поставили свои подписи Германия, Франция и Польша. Оппозиция наплевала на эти подписи и на мнение Евросоюза, заключавшееся в необходимости выполнять эту договоренность. Именно тогда по-настоящему состоялось унижение Евросоюза. Дальнейшее развитие событий хорошо известно. Евросоюз по большому счету безучастно взирал на нападки, которым немедленно подверглись жители Крыма и Востока Украины со стороны пришедших к власти ультрарадикалов и неонацистов, и решил всю вину за происходящее свалить на Российскую Федерацию.

Евросоюз последовательно разрушил все без исключения механизмы, существовавшие на основе Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, включая саммиты, проводившиеся дважды в год, ежегодные встречи Правительства Российской Федерации с еврокомиссарами и с Председателями Еврокомиссии, проекты по формированию 4 общих пространств, более 20 секторальных диалогов, да и практически все иные мало-мальски значимые контакты, и, конечно же, ежегодные заседания Совета партнерства и сотрудничества с участием Министра иностранных дел Российской Федерации и Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Эти заседания были призваны проводить полноценный обзор всех направлений взаимодействия России и ЕС. Все это, повторю, разрушено. И не нами.

Наши контакты с Евросоюзом как Организацией сейчас спорадические. Это отдельные вопросы без системного рассмотрения, например, ситуация с поставками углеводородов. И то Евросоюз в этих консультациях заинтересован, чтобы каким-то образом выгораживать безответственных украинских руководителей. Есть также обсуждения отдельных вопросов внешней политики. Уже много лет контакты между мной и Высокими представителями ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелем и его предшественницей Ф.Могерини в основном посвящены не обзору всех отношений с Евросоюзом (потому что отношений почти не осталось), а «ситуационным» разговорам про Сирию, иранскую ядерную программу или какую-то еще международную ситуацию.

Мы встречаемся от случая к случаю в зависимости от каких-то интересов, прежде всего, Брюсселя. Мы не навязываемся, готовы рассматривать любые вопросы, но происходящие время от времени встречи еще не обязательно означают отношения. Готовы обсуждать эти проблемы в тех случаях, когда это отвечает интересам в т.ч. Российской Федерации. Взаимодействуем и по теме изменения климата, по окружающей среде. Об этом мы говорили с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелем. Мы подтвердили, что если есть заинтересованность в сотрудничестве по этим вопросам в многосторонних форматах (потому что все они обсуждаются под эгидой ООН, это и Рамочная конвенция об изменении климата, и Парижское соглашение по климату, и другие), то мы, разумеется, готовы. Но это не часть отношений между Россией и Евросоюзом как таковыми, потому что каркас этих отношений был сознательно разрушен по инициативе Брюсселя.

Нельзя не учитывать попустительство Евросоюза по отношению к грубейшим нарушениям прав русскоязычных, русских, русского языка, культуры, тем нападкам на русский язык, на русскую культуру, которые мы наблюдаем в Прибалтике, на Украине и ряде других стран. Закрывают русскоязычные каналы, заводят уголовные дела против русскоязычных журналистов только за то, что они выполняют свою работу, сохраняется позорный феномен «безгражданства» на территории Евросоюза, а ЕС на это взирает без особого желания что-то изменять. Я думаю, происходит не отдаление России от Евросоюза, а отдаление самого Евросоюза от всего русского: языка, культуры, а значит и от Российской Федерации.

Мы обязаны быть готовыми к любому развитию событий, выбор за Евросоюзом. Если он решит, что все-таки отношения нужно восстанавливать и обратит вспять действия по их разрыву, то мы будем к этому тоже готовы. При этом у нас нет никаких проблем в отношениях с отдельными европейскими странами, я бы даже сказал с большинством европейских стран. Отношения России с Финляндией – очень хороший пример того, как они выстраиваются системно, с определением общих принципов, прежде всего, равноправия и взаимной выгоды, и как они переводятся на язык конкретных, интересующих обе стороны экономических, культурных и иных проектов.

Не надо путать Евросоюз с Европой. Мы никуда из Европы не уходим, у нас в Европе много друзей, единомышленников, мы с ними будем продолжать развивать взаимовыгодные отношения.

Я просто хочу сказать, что отношений нет, а торгово-экономические связи развиваются, хотя и не так быстро, как хотелось бы, прежде всего, из-за санкций, которые ввел Евросоюз. Все это доказывает только то, что жизнь идёт, и сознательный разрыв, подрыв и уничтожение всей системы наших отношений не сказывается на взаимной тяге людей и бизнеса. Здесь отношения с Евросоюзом никакого значения не имеют. Повторю еще раз: если Евросоюз будет готов восстанавливать именно то, что называется отношениями, то мы к этому тоже готовы.

Вопрос: События с А.Навальным и подавление протестов сказываются на отношениях между Евросоюзом и Россией? Брюсселю и Москве трудно найти общую точку зрения на эти вопросы. Не будет ли это сказываться также на отношениях между Финляндией и Россией, т.к. Финляндия – член ЕС?

С.В.Лавров: Что касается незаконных акций, состоявшихся в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России, в которых приняли участие некоторые дипломаты стран-членов Евросоюза, то мы не раз уже на эту тему все разъясняли. Венские конвенции о дипломатических и консульских сношениях 1961 и 1963 гг., двусторонние консульские конвенции со странами ЕС предполагают, что дипломаты имеют привилегии и иммунитет, за исключением тех случаев, когда они вмешиваются во внутренние дела страны пребывания. Комиссия ООН по международному праву в своих комментариях разъяснила, что самым ярким примером вмешательства во внутренние дела, способом, несовместимым с дипломатическим иммунитетом, является участие в публичных политических мероприятиях страны пребывания.

Организаторы этих акций открыто, с экранов компьютеров и телевизоров заявляют, что знают о необходимости запрашивать разрешение на акции такого рода, но они специально не будут это делать, призывают просто «выходить на улицу». Когда в этой ситуации дипломаты «выходят на улицу», особенно в условиях действующего Указа Мэра Москвы, связанного с запретом на такие публичные мероприятия в условиях пандемии коронавируса, думаю, они прекрасно знают, что не выполняют свои функции по Венским конвенциям, а вмешиваются во внутренние дела России. Дипломаты подавляющего большинства стран-членов ЕС не пошли «гулять по улицам», как к этому призывала оппозиция, значит, они понимают, о чем идет речь.

На вопрос о том, как эта ситуация влияет на наши отношения с Финляндией (если вообще влияет), отвечу, что никакого негативного воздействия на тесное двустороннее сотрудничество и в рамках региональных структур на Севере мы не ощущаем.

Оценивая вопросы, которые сейчас озвучил П.Хаависто, мы услышали, что коллеги из Финляндии, как и из других стран-членов ЕС, всегда привозят их с собой. Знаем, что это редактируется и пишется в ЕС, в Брюсселе и является предметом консенсуса. Слышим это достаточно регулярно, практически слово в слово. Если есть такое решение в организации под названием Евросоюз, воспринимаем это как данность. На зачитывание «проблемных» вопросов даем ответы, а главное – показываем, как тот же ЕС последовательно, старательно, изощренно уходит от каких-либо конкретных дискуссий на основе фактов, а не обвинений, часто выдвигаемых в наш адрес по поводу и без. Это никак не сказывается на торговле, взаимных инвестициях, культурных мероприятиях, взаимодействии в сфере науки, образования, туризма. Это как раз то, что нужно нашим гражданам, а не оценки той или иной ситуации, которые по большей части являются предметом геополитики, а не реальной жизни.

Вопрос: 11-12 февраля с.г. в Минске состоялось VI Всебелорусское народное собрание. Как Вы могли бы оценить его итоги?

С.В.Лавров: Происходящее в Белоруссии – внутреннее дело страны и белорусского народа. Исхожу из того, что Всебелорусское народное собрание было созвано в развитие инициативы о проведении конституционной реформы, выдвинутой Президентом А.Г.Лукашенко еще до президентских выборов в августе 2020 г. Российские представители были приглашены организаторами мероприятия в качестве наблюдателей, они публично высказали свои оценки. По их словам, Собрание прошло заинтересованно, живо. Высказывались разные точки зрения. На мой взгляд, теперь необходимо смотреть, как процесс пойдет дальше. Сам факт, что создана площадка для широкого диалога с участием различных политических сил в непростое для белорусского народа время, заслуживает позитивной оценки. Искренне желаем нашим друзьям и союзникам реализовать этот процесс в том направлении, о котором шла речь.

Вопрос: Какие последствия возможный разрыв отношений между Брюсселем и Москвой может иметь для отношений России с отдельными странами-членами ЕС?

С.В.Лавров: Я уже сказал, что не вижу никаких последствий для двусторонних отношений между Россией и Финляндией в результате линии, проводимой ЕС последние семь лет, которая, как я показал на конкретных примерах, привела к фактическому разрушению всей конструкции того, что мы понимаем под «отношениями между Россией и ЕС». Семь лет мы живем в отсутствии всех кропотливо создаваемых долгие годы механизмов, которые были в одночасье разрушены в 2014 г. И ничего. Это не наш выбор, но мы были вынуждены учитывать это в повседневных делах, в отношениях с отдельными европейскими странами, в том числе с Финляндией.

Кроме коллективно принятых без каких-либо оснований нелегитимных санкций, другого влияния на отношения с разными странами не вижу. Конечно, санкции ударили по товарообороту и интересам бизнеса по обе стороны границ. Таков был выбор. Напомню, когда вводились санкции, бизнес, в частности немецкий, призывал не рушить экономику, не делать ее жертвой политики. Тогда Канцлер ФРГ А.Меркель специально взяла слово и публично сказала, что Россию надо наказать, и в этой ситуации политика должна определять экономику. Было очень нестандартно для представителя Германии.

Понимаем, что в ЕС есть блоковая дисциплина. Определенное ее проявление, наподобие санкций, влияет на наши отношения с соседями и другими европейскими странами. Такова жизнь. Повторю, на суть взаимодействия, в частности российско-финляндского, на принципы, лежащие в основе сотрудничества (равноправие, взаимное уважение, выгода, невмешательство во внутренние дела), отсутствие нормальных отношений с ЕС не сказывается.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Персональная фотовыставка "Кадры"