30.12.1916:23

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран М.Дж.Зарифом, Москва, 30 декабря 2019 года

2703-30-12-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Переговоры с Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом были весьма своевременны. Они прошли в дружественном ключе и позволили подробно обсудить целый ряд актуальных вопросов.

Подробно говорили о наших многоплановых двусторонних отношениях в контексте тех договоренностей, которые достигаются в рамках насыщенного политического диалога на высшем уровне. Сегодня обсудили те направления, которые были заданы нашим отношениям в ходе четырех состоявшихся в этом году встреч Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента ИРИ Х.Рухани. Интенсивный характер носят контакты по линии парламентов, советов безопасности, министерств иностранных дел, министерств обороны и по линии отраслевых, экономических министерств и других структур, которые занимаются практическими вопросами.

У нас энергично развивается торгово-экономическое сотрудничество. Объем нашего взаимодействия растет, несмотря на нелегитимные  односторонние санкции и в целом антииранскую кампанию США. Мы видим, что цель, которую преследует Вашингтон, очевидна: методами запугивания и шантажа заставить другие страны отказаться от взаимовыгодного сотрудничества с ИРИ. У нас единая позиция, которая заключается в том, что такая линия противоречит нормам международного права, принципам свободной торговли, является вопиющим проявлением недобросовестной и нечестной конкуренции.

Тем не менее, на этом фоне мы приветствовали стабильный рост товарооборота – на 25 % по состоянию на первые девять месяцев нынешнего года. По всем прикидкам итоги взаимной торговли за год превысят уровень в 2 млрд долл.США. Хорошо продвигаются наши совместные действия по   тем проектам, которые были согласованы или намечены к реализации в ходе заседания двусторонней Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которая собиралась летом текущего года в ИРИ. Есть у нас хорошее продвижение в рамках взаимодействия по линии ЕАЭС-Иран.

Расширяются связи между российскими регионами и провинциями Ирана. Договорились и далее по максимуму задействовать значительный потенциал межрегиональных обменов.

Активно развивается гуманитарное сотрудничество. В частности, хотел бы отменить, что Санкт-Петербургский государственный университет стал первым в мире вузом, в котором можно пройти сертифицированный иранскими властями экзамен по персидскому языку. Условились продолжать способствовать углублению диалога в области культуры, образовательных и научных обменов. Это отвечает интересам наших народов, налицо стремление к расширению контактов между людьми.

Мы подробно говорили по целому ряду вопросов глобальной и региональной повестки дня. У нас общая обеспокоенность тревожными тенденциями, которые проявляются на международной арене, прежде всего в том, что касается отхода целого ряда стран от основополагающих принципов Устава ООН, от других норм международного права, попытки вмешательства во внутренние дела суверенных государств. У нас общая заинтересованность в том, чтобы мобилизовать мировое сообщество на защиту основополагающих принципов и ценностей, которые закреплены в Уставе ООН по итогам Второй мировой войны. 

Подробно рассмотрели ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД). Мы рассказали о серьезных усилиях, предпринимаемых Россией для сохранения этой важной международной договоренности, которую пытаются подорвать США в результате деструктивной линии,  продолжаемой Вашингтоном. Это важнейшее завоевание международной дипломатии, имею в виду СВПД, находится под угрозой развала. К сожалению, отмечаем непоследовательность наших коллег из Евросоюза, которые также не полностью выполняют свои обязательства по СВПД. Мы убеждены в том, что, если такая линия, навязываемая Вашингтоном всем без исключения странам мира, по невыполнению решений СБ ООН будет продолжаться, то все это может привести к серьезным негативным последствиям для всего региона и для международных отношений в целом.

Говорили мы и о сирийском урегулировании. Обсудили вопросы стабилизации обстановки «на земле», задачи продолжения борьбы с терроризмом, постконфликтного восстановления САР, создания условий для возвращения сирийских беженцев и ВПЛ. Говорили о ситуации, которая складывается в Идлибе и на восточном берегу р.Евфрат, где наши американские коллеги по-прежнему продолжают подпитывать сепаратистские тенденции в нарушение требований СБ ООН уважать суверенитет и территориальную целостность САР.    

Отметили, что важным шагом в политическом урегулировании стал запуск Конституционного комитета, который при поддержке ООН призван обеспечить договоренность между самими сирийцами о том, как они хотят решить конституционные проблемы своей страны. Мы едины в том, что начало работы Конституционного комитета – одно из важнейших достижений Астанинского формата. Договорились продолжать работу в рамках «астанинской тройки» (Россия, Иран, Турция), в том числе обсудили график предстоящих встреч в этом формате.

Обсудили ситуацию, которая складывается в Персидском заливе. Россия и Иран выступают за объединение усилий всех заинтересованных государств, чтобы обеспечить безопасность и стабильность в этом регионе. Как вы знаете, мы предлагаем концепцию коллективной безопасности в Персидском заливе. Иран выдвинул «ормузскую мирную инициативу». Они вполне перекликаются друг с другом. Сегодня говорили о том, как можно их продвигать, используя их взаимодополняемость и нацеленность на достижение одних и тех же конструктивных, мирных целей.

В целом мы весьма довольны итогами переговоров. Мой друг и коллега М.Дж.Зариф пригласил меня в следующем году посетить Тегеран, чем с удовольствием воспользуюсь.

Вопрос (обоим министрам): Какие совместные усилия России и Ирана могут быть реализованы для сохранения СВПД, учитывая позицию США, которая противоречит нормам международного права?

С.В.Лавров: Вы абсолютно верно сказали, что действия США противоречат всем мыслимым нормам международного права. Когда достигнутая в результате переговоров консенсусная договоренность была одобрена обязательной к исполнению резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН, выходить из этой договоренности является грубейшим нарушением всех мыслимых и немыслимых норм, принципов и правил. При этом США, как Вы знаете, заставляют и всех остальных не выполнять то, что они обязались делать в ответ на соблюдение Ираном достигнутых договоренностей. А вот от Ирана как раз требуют соблюдать эти договоренности на 100% в нарушение самих условий, на базе которых такое согласие было достигнуто и закреплено в Совете Безопасности ООН. Поэтому мы будем, по большому счету, требовать от наших западных партнеров признать реальность. Либо США и Евросоюз возвращаются к полному выполнению своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе (СВПД), и тогда Иран, как он неоднократно говорил, восстанавливает соблюдение тех обязательств, которые он взял на себя исключительно в добровольном порядке. Наверное, это будет идеальным решением и идеальным выходом из нынешней ситуации. Либо, если наши западные партнеры не готовы подтвердить таким образом свое уважение к международному праву и к достигнутым договоренностям, тогда, наверное, СВПД надо признать «почившей в Бозе», более не существующей, и тогда, разумеется, уже никакие обязательства не будут никого связывать, имею в виду обязательства, которые были закреплены в СВПД. Но, разумеется, останутся и Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и Соглашение МАГАТЭ о гарантиях, и дополнительный протокол.

Конечно, нам хотелось бы сохранить СВПД, которое превозносилось всеми без исключения странами мира как высочайшее достижение дипломатии последнего времени, важнейший шаг в укрепление режима нераспространения оружия массового уничтожения. По крайней мере, мы приветствовали те инициативы, которые предпринимали для спасения СВПД наши французские коллеги, известное предложение Президента Франции Э.Макрона. Стремились продвинуть договоренность по возвращению к выполнению СВПД наши японские соседи. Премьер-министр Японии С.Абэ выступал с соответствующими идеями. Пока, как я понимаю, они наталкиваются на сложности, учитывая позицию США, которые требуют возобновлять диалог исключительно на своих условиях. Так не бывает. Мы бы предпочли помочь. Если наши усилия востребованы, мы будем готовы подумать над тем, как постараться найти выход из этого кризиса, который устроил бы, прежде всего, наших иранских друзей, потому что это их, прежде всего, тема, и который был бы приемлем остальным участникам СВПД. Но, повторю еще раз, все условия для спасения СВПД на столе. Они прописаны в самом плане действий. Когда мы говорим о попытках найти выход из ситуации, мы имеем в виду исключительно пути восстановления выполнения своих обязательств всеми участниками СВПД.

Вопрос: Премьер-министр Италии Дж.Конте на днях заявил, что создание бесполетной зоны в Ливии поможет прекратить боевые действия в этой стране. Как Вы расцениваете данное предложение? Считаете ли Вы, что условие прекращения боевых действий является основным для начала политического урегулирования в Ливии?

С.В.Лавров: Считаю, что остановка боевых действий является основным условием для начала политического диалога. Причем, по нашим убеждениям, такая остановка должна произойти без каких-либо предварительных требований. В интересах ливийского народа прекратить боевые действия, объявить о бессрочном прекращении огня и начать диалог, нацеленный на выработку таких соглашений, которые будут выполняться. Много было соглашений, которые предлагались извне, подписывались или достигались устно; были конференции во Франции, в Италии, была встреча в ОАЭ; сейчас идет много разговоров о подготовке конференции в Берлине – все это будет продолжать сохранять нынешнюю ситуацию в подвешенном состоянии, если стороны предельно, конкретно не договорятся о том, как обеспечить учет интересов всех политических, клановых и этнических сил, которые находятся на территории Ливии. Ливийский народ только сам может договориться о том, как преодолеть тот кризис, в который его ввергла агрессия со стороны Североатлантического альянса под предлогом поддержки т.н. «арабской весны».

Что касается идеи объявить бесполетную зону в Ливии – это очень плохая ассоциация, учитывая то, о чем я сказал. Ведь НАТО стало бомбить Ливию после того, как СБ ООН принял ровно такое же решение – объявить бесполетную зону над Ливией. Единственное полномочие, которое СБ ООН одобрил, – поручил заинтересованным странам обеспечивать режим бесполетной зоны.

Наши натовские коллеги в очередной раз дискредитировали себя как договороспособных партнеров: они воспользовались этой резолюцией для того, чтобы в ее грубейшее нарушение начать бомбить территорию Ливийской Арабской Джамахирии. Вы знаете, что из этого получилось. Поэтому любые предложения, которые предусматривают создание бесполетной зоны, вызывают у нас не очень приятную ассоциацию. Не думаю, что мы можем в очередной раз довериться нашим партнерам из НАТО, что они будут стопроцентно соблюдать договоренности подобного рода. Чем опять наступать на те же «грабли», лучше все-таки сделать так, чтобы все без исключения международные игроки влияли на ливийские стороны в одном направлении – незамедлительно прекратить боевые действия, объявить бессрочное прекращение огня и договариваться между собой, причем так, чтобы потом это выполнялось. Разумеется, здесь абсолютно неотъемлема роль СБ ООН по закреплению таких эвентуальных, надеюсь, договоренностей.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+218 21 333-05-45
+218 21 333-05-46
+218 92 346-69-10
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж