26.09.2103:42

Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам недели высокого уровня 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 25 сентября 2021 года

1920-26-09-2021

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

Вопрос (перевод с английского): Какие возможности и риски несет в себе новый талибский «Исламский эмират Афганистан»? Опасается ли Россия, что присутствие Талибана может подпитывать каким-то образом исламский экстремизм в регионе? Что можно сделать в этом случае?

С.В.Лавров: Афганистан у всех на слуху. Исходим (и с самого начала исходили) из того, что произошедшее является реальностью. К сожалению, поспешный уход (назовем это так) войск США и других стран НАТО осуществлялся без осмысления последствий, которые, как Вы знаете, заключаются в том, что в Афганистане осталось много вооружений. Видимо, всем нам необходимо сделать так, чтобы это вооружение не использовалось в неконструктивных целях.

Существующая сейчас там реальность опирается на заявления талибов, провозгласивших свою нацеленность бороться с экстремизмом, терроризмом, включая ИГИЛ и «Аль-Каиду», не проецировать нестабильность на своих соседей. Объявили о том, что будут соблюдать права женщин, добиваться создания инклюзивного правительства. Вы знаете об этом. Сейчас самое главное, чтобы эти обещания выполнялись.

Первый шаг с формированием переходной правительственной структуры не отражает всей палитры афганского общества с этноконфессиональной, политической точки зрения. Продолжаем контакты с талибами. Они реализуются уже далеко не первый год. Делаем это, в том числе в рамках расширенной «тройки» —  Россия, США, Китай, Пакистан. Совсем недавно российский, китайский и пакистанский представители были в Дохе, затем посетили Кабул, где общались и с талибами, и с представителями светской власти. Имею в виду бывшего президента Х.Карзая и бывшего главу Совета национального согласия Абдуллу Абдуллу. Разговор шел, прежде всего, о необходимости обеспечить формирование правительственной структуры, которая будет действительно репрезентативна. Талибы заявляют, что к этому идут и нынешний вариант —  временный. Самое главное —  добиться, чтобы выполнялись обещания, которые они провозгласили публично. Для нас главный приоритет —  ровно то, о чем вы упомянули, — недопустимость распространения экстремизма на соседние страны и сохранения террористических угроз на афганской территории. Будем всячески поддерживать решимость талибов, о которой они заявили, бороться с ИГИЛ и другими террористическими группировками, добиваться, чтобы она воплотилась в практические шаги.

Вопрос: Рассматривает ли Россия возможность смягчения или отмены национального санкционного режима в отношении талибов, вошедших сейчас в новое правительство Афганистана, для облегчения контактов? Какую позицию планирует занять Россия при обсуждении в ООН смягчения или отмены санкций в отношении талибов?

С.В.Лавров: Нынешнее положение дел не ограничивает и не препятствует нашим контактам с талибами. Более того санкции СБ ООН, как они сформулированы в соответствующих резолюциях, не запрещают такие контакты. Наоборот, в резолюциях СБ ООН заложена необходимость продвигать политический процесс, что невозможно делать без работы с талибами.

Наши контакты, которые мы не один год осуществляем с этим движением, нацелены, прежде всего, на то, чтобы обеспечивать безопасность российских граждан, содействовать межафганскому примирению, политическому процессу. Не слышал, чтобы в СБ ООН кто-то поднимал вопрос о необходимости на одном из предстоящих заседаний говорить о том, чтобы смягчать или отменять международные санкции. Для целей нынешней работы с ДТ этого не требуется.

Все мы будем ожидать от талибов выполнения всех тех правильных обещаний, которые они дали. Потом будем смотреть, насколько действительно ушли с территории Афганистана террористическая, наркотическая угрозы.

Вопрос (перевод с английского): Генеральный секретарь ООН предупредил о катастрофических последствиях, которые возможны, если в Афганистане случится экономический коллапс. Что Вы думаете об идее «разморозить» афганские фонды, находящиеся в руках международных структур?

Судя по тому, что Вы сказали, у вас политика судить Талибан по его делам. Как идеология ДТ отличается от других исламских группировок в других частях мира? Например, группировок в Сирии, против которых вы выступаете, подвергая бомбардировкам.

С.В.Лавров: В Сирии, как Вы знаете, находится террористическое «гнездо». Практически вся сирийская территория была освобождена, но в провинции Идлиб, в так называемой зоне деэскалации, «правит бал» «Хейят Тахрир аш-Шам» — порождение «Джабхат-ан-Нусры». Во всех решениях СБ ООН зафиксировано, что из себя представляют эти террористические организации. Не вижу здесь проблемы с точки зрения уничтожения террористов в Сирии.

Говорим с нашими турецкими партнерами, заключившими два года назад с нами специальную договорённость о том, что они будут бороться с террористами в Идлибской зоне деэскалации и будут их отделять от вооруженных группировок, не являющихся террористическими и сотрудничающих с турецкими военными. Через несколько дней состоится очередная встреча Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана. Там будет предметно рассматриваться вопрос, как выполняется это обязательство. Оно выполняется медленно. Это очевидно.

Что касается ДТ по сравнению с другими группировками, мы не можем делить террористов на хороших и плохих. Санкции по талибам введены с достаточным количеством изъятий, прежде всего, для того, чтобы с ними можно было вести диалог. Это означает, что СБ ООН признает талибов как неотъемлемую часть афганского общества, каковой «Джабхат-ан-Нусра» и «Хейят Тахрир аш-Шам» для Сирии не являются. В этом и разница.

Будем побуждать тех, кто взял власть в Кабуле после бегства иностранных контингентов, к тому, чтобы они вели себя цивилизованно.

О «разморозке» фондов мы уже говорили. Считаем, что этот вопрос нужно рассматривать в практической плоскости с позиций, которые Вы упомянули, процитировав Генерального секретаря ООН.

Вопрос: Правительство талибов определилось с кандидатами на пост посла в Москве. Будет ли Россия готова выдать агреман людям, которых выдвигает ДТ?

С.В.Лавров: У нас нет информации, что к нам кто-то обращался за агреманом. В Москве работает посол, назначенный предыдущим правительством. Вопрос о международном признании талибов на данном этапе никем не ставится. Будем исходить ровно из этого принципа, если и когда получим запрос на назначение нового посла.

Вопрос: Мы слышали выступление Президента США Дж.Байдена. Он провозгласил, что эпоха войн закончилась и наступает эпоха интенсивной дипломатии. Насколько Вам в это верится?

Что с нашей дипсобственностью? Есть ли прогресс?

С визами проблемы были даже у членов делегации, не говоря о том, что существовала опасность, что нашу делегацию могут не пустить на Генеральную Ассамблею ООН из-за требований о вакцинации. Причем, как мы понимаем, вакцинами, одобренными в США. Это попытки навредничать где только можно?

С.В.Лавров: Не думаю, что это попытка «вредничать». Скорее всего, небольшая растерянность из-за того, что возобновляются очные заседания ГА ООН. Не могу винить власти Нью-Йорка за их стремление где-то перестраховаться. Это серьезное мероприятие. Здесь много народу со всех концов земли. Штаммов существует уже не один вариант. Меры предосторожности не помешают.

Другое дело, что Вы абсолютно правильно сказали, мы не приемлем попыток дискриминировать вакцины, не зарегистрированные в США, но многократно доказавшие свою эффективность. Это касается и «Спутника V». У нас целый ряд стран ЕС (например, Венгрия, Словакия) зарегистрировали у себя наши вакцины. Это пример для остальных членов ЕС и Североатлантического альянса.

Насчет виз для делегации. Визы выдавались не только с учетом эпидемиологических соображений, но и с известной политической задержкой. Мы это видели. Целый ряд наших сотрудников до сих пор не получил визы, в том числе депутаты Госдумы, включенные в состав делегации. Будем добиваться от руководства Секретариата ООН выполнения его обязанностей по обеспечению всех договорённостей, зафиксированных в соглашении между ООН и хозяйкой штаб-квартиры — США. Накопились многочисленные проблемы в грубейшем нарушении этого соглашения и обязанностей страны-хозяйки штаб-квартиры ООН, включая упомянутый Вами отъем дипломатической собственности. Комитет Генеральной Ассамблеи по сношениям со страной пребывания высказался о том, что это недопустимо и неправильно. Генеральный секретарь уже не один год, как должен был начать процесс арбитража в отношении этих действий США. Вчера с ним встречались, я напомнил ему. Рад, что при разговоре присутствовал его юридический советник М. де Суареш, который обязан инициировать необходимые шаги. Эти шаги существенно запаздывают.

Президент США Дж.Байден сказал, что США больше никогда не будут применять силу для того, чтобы изменить порядок в других странах. «Никогда не говори никогда». Знаем, как администрация Д.Трампа взяла и вышла из договоренности по иранской ядерной программе, которую заключила администрация Б.Обамы. Сейчас, когда идут переговоры о том, чтобы восстановить в полном объеме СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, иранцы, среди прочего, задают вопрос американцам: могут ли они записать при возобновлении действия этого плана, что следующие администрации будут уважать то, о чем сейчас договорятся? Американцы отвечают, что не могут так сделать — у них такая система. Есть международное право, а есть «дышло».

Президент США Дж.Байден сказал, что теперь наступает эпоха «интенсивной дипломатии». Это означает, что они будут другими средствами пытаться устраивать жизнь других стран так, как американцам кажется правильным. Те же цветные революции. Это не применение силы, но работает не менее разрушительно: посмотрите на Ливию, Ирак, Сирию, на нашу соседку Украину.

Мы хотели бы, чтобы США сделали следующий шаг и вслед за обязательством не применять силу для того, чтобы переделывать других, не занимались этим вообще. Признать, что все разные. У нас разные культурные, цивилизационные корни. Но мы живем на одной планете. Надо друг друга уважать.

Вопрос: По нашей информации сейчас активно готовится визит в Москву заместителя Госсекретаря В.Нуланд. На каком этапе находятся эти переговоры? Когда можно ожидать визит? Что Москва ждет в ответ на временное снятие ограничений с фигурантки российского «черного» списка?

С.В.Лавров: Если у Вас такие источники информации, что Вы об этом знаете, поинтересуйтесь у тех, кто передал Вам эту информацию. У нас готовится целый ряд контактов по линии МИД России и Госдепартамента США. Это не единственное направление, по которому ведутся обсуждения.

Исходим из того, что когда обе стороны договорятся о том, что контакт состоится в конкретный день и по такому-то вопросу, будет сделано соответствующее объявление.

Вопрос (перевод с английского): Хотела бы задать вопрос по СВПД. Госсекретарь США Э.Блинкен заявил, что нужно действовать быстрее, время истекает. Министр иностранных дел Ирана А.Абдоллахиян заявил вчера, что они готовы. Похоже, они получают противоречивые сигналы от США, но скоро соглашение должно быть. Вы участвовали в достижении этой «сделки». Вы можете предположить, как участник переговоров, что будет, если США не вернется к соглашению и Иран продолжит развивать ядерную программу? Какой самый худший сценарий?

С.В.Лавров: Иран не делает ничего, что было бы ему запрещено. Поскольку он соблюдает Договор о нераспространении, дополнительный протокол к соглашению о всеобъемлющих гарантиях. ИРИ сейчас не соблюдает большинство из своих обязательств, которые заключались в СВПД и которые сейчас не действуют, потому что американцы разрушили эту договоренность.

Речь идет о том, чтобы восстановить ее в полном объеме. Тогда у Ирана не будет оснований делать исключения из того, что он обязался выполнять. МАГАТЭ, в том числе в лице Генерального директора, находится в контакте с иранцами. У них есть полная картина происходящего там. Им не перекрывают доступ к работам, которые Иран проводит в рамках своей ядерной программы. У МАГАТЭ нет оснований полагать, что вывод, сделанный в 2015 году об отсутствии признаков перенаправления ядерной программы на военные нужды, перестал действовать. У них нет оснований пересматривать этот вывод. Об этом они прямо говорят.

Конечно, хотим, чтобы переговоры о полноценном восстановлении СВПД возобновились как можно скорее. Но, во-первых, правительство в Иране только сформировано. Они говорят, что им потребуется еще неделя-две (надеюсь, не больше), чтобы составить свою переговорную команду. Там произошли кадровые перемены. Во-вторых, когда США вышли из СВПД, Иран больше года добросовестно выполнял все, что он обязался делать по этому документу в ожидании, что США образумятся и вернутся в эту «сделку». Говорить о том, что сейчас время истекло, может кто угодно, только не Вашингтон. Да, это была прошлая Администрация, но это наследство, которое получила нынешняя, тем более она является автором СВПД. Тут сам Бог велел активнее заниматься решением всех вопросов, связанных с этим.

Там существует одна тема — это санкции, которые американцы незаконно ввели против Ирана якобы за нарушение СВПД. Но санкции касаются не только иранской стороны. Они ввели санкции еще и против всех, кто осуществляет законную торговлю с Ираном, в том числе поставки продукции военного назначения, запрет на которые закончился. Эти санкции должны быть сняты в рамках восстановления СВПД. И все торговые партнеры Ирана по всем направлениям коммерческих обменов не должны страдать от американского одностороннего жеста.

Вопрос (перевод с английского): Грозит ли экономике Ирана коллапс, если СВПД не будет восстановлен?

С.В.Лавров: Мы даже не рассматриваем такие сценарии. У нас есть серьезная надежда и продуманный оптимизм, что сможем достичь результата. По крайней мере, все этого хотят, включая США и Иран.

Вопрос (перевод с английского): Обстановка на северо-западе Сирии обострилась после того, как Россия усилила воздушные удары в этом районе за последние недели. Это происходит накануне саммита Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Турецкой Республики Р.Т.Эрдогана. Планирует ли Россия прекратить атаки в преддверии переговоров на высшем уровне?

Удалось ли достичь соглашения или консенсуса по ситуации к востоку от Евфрата в результате переговоров в Женеве между заместителем Министра иностранных дел России С.В.Вершининым и координатором ближневосточной политики Совета национальной безопасности США Б.Макгерком?

С.В.Лавров: Мы применяем силу на северо-западе Сирии в соответствии с требованиями, содержащимися в резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, постановившей бескомпромиссно бороться с терроризмом на сирийской земле.

Упоминал, что по Идлибу была специальная договоренность Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Турецкой Республики Р.Т.Эрдогана. Турецкие коллеги взяли на себя обязательство отделить нормальных, вменяемых оппозиционеров от террористов. Это должно было быть сделано давно. Пока этого не произошло. Есть медленный прогресс, но угрозы терроризма, которые проецируют бандиты из Идлибской зоны деэскалации, постоянно возобновляются. Эти люди атакуют позиции сирийской армии и неоднократно пытались запускать ударные беспилотники, для того чтобы атаковать нашу военно-воздушную базу Хмеймим.

Турецкие друзья прекрасно знают, что мы не будем мириться с подобным поведением и отношением этих бандитов к той роли, которую выполняют турецкие военнослужащие в Идлибской зоне деэскалации. Будем предметно разговаривать в контексте подготовки к встрече президентов. На саммите 29 сентября одним из основных будет вопрос: как добиться того, о чем мы договаривались, и не позволить террористам «править бал»?

Что касается контактов с США по вопросам правого берега Евфрата, они периодически проходят. Мы обращаем внимание на нелегитимность присутствия США на сирийской территории, на возмутительную ситуацию с зоной под названием Эт-Танф (радиусом 55 км), которую они оккупировали, и на ситуацию, сложившуюся на подконтрольной американцам территории в лагере «Рукбан». Это долгая история.

Контакты, проходящие по линии министерств иностранных дел и советов безопасности, в основном касаются того, что американцы находятся там нелегально, нелегитимно, но они там есть. Это реальность. Учитывая их стремление по поводу и без повода стрелять из всех орудий, мы с ними договариваемся о т.н. механизме деконфликтинга. Он работает. Обращаю внимание, что он функционирует вопреки юридическим запретам на контакты по линии военных, введенным Конгрессом США. Недавно руководство Объединенного комитета начальников штабов США публично высказывало свои оценки, что это неразумно, и нужно снять ограничения на контакты по линии военных. Думаю, это пойдет на пользу не только деконфликтингу в Сирии, но и развитию нашего диалога по проблемам вооружений в целом.

Вопрос (перевод с английского): Турецкая сторона выразила озабоченность в связи с участием жителей Крыма в прошедших недавно выборах в Государственную думу Российской Федерации. И это несмотря на оказываемую Россией гуманитарную помощь Турции для борьбы с пандемией коронавирусной инфекции, а также военно-техническое сотрудничество. Как бы Вы могли прокомментировать подобный дисбаланс в двусторонних отношениях?

С.В.Лавров: Не только Турция заявила, что они «озабочены», «осуждают» голосование в Крыму. Я объясняю этот «шум» двумя вещами. Во-первых, пять лет назад, когда были выборы в Государственную думу предыдущего созыва, никто не делал подобных заявлений. По крайней мере, они не звучали так громко. У меня бы отложилось в памяти, что это происходило, но такого не было.

Сейчас ухватились за «крымскую тему», включая лихорадочный созыв т.н. Крымской платформы в Киеве, шум по поводу голосования. Думаю, это попытка отвлечь внимание от того, что Киев во главе с Президентом В.А.Зеленским позорно провалил свои обязательства по Минским договоренностям относительно преодоления внутриукраинского конфликта на востоке страны. Очевидная вещь. Принимаются законы, по сути, запрещающие предоставлять статус юго-востоку Украины, как того требуют Минские договоренности.

Обращали внимание германских, французских коллег, Евросоюза на то, что их «клиенты» перечеркивают решения Совета Безопасности ООН, потому что именно СБ утвердил Минские договоренности. К сожалению, они все стыдливо «прячут взор». А тем временем Президент В.А.Зеленский понял, что ему надо переключить внимание с собственного провала, саботажа Минских договоренностей. Вот и стали разыгрывать «крымскую тему».

Вторая причина, почему они это делают, – это дипломатический непрофессионализм. Профессионалы прекрасно понимают, что вопрос с Крымом закрыт раз и навсегда.

Вопрос (перевод с английского): Франция наряду с другими европейскими государствами выразила озабоченность присутствием российских военных «контрактников» в Мали. Какова позиция Москвы по этому вопросу?

С.В.Лавров: Слышал эти вопросы. Мне их задавали и Министр иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан, и Высокий представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррель.

В Мали сейчас переходная власть. Она прилагает усилия к тому, чтобы вернуться к жизни по конституционному порядку, подготовить выборы, вернуться к гражданской форме правления. На февраль назначены выборы, которые будут проводиться под эгидой Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС) и Африканского союза.

Переходные власти Мали подчеркивают свою приверженность международным обязательствам, ведут борьбу с терроризмом. Они обратились к частной военной компании из России в связи с тем, что, как я понимаю, Франция хочет существенно сократить свой воинский контингент, который там находился и должен был бороться с террористами, засевшими на севере, в районе под названием Кидаль. Но у них ничего не получилось сделать, и террористы по-прежнему «правят там бал».

Поскольку малийские власти оценили свои собственные способности как недостаточные без внешней поддержки, а она сокращается со стороны тех, кто обязался помогать искоренять там терроризм, то они обратились к российской частной военной компании. Мы не имеем к этому никакого отношения. Эта деятельность осуществляется на законной основе и касается отношений между принимающей стороной – это законное правительство, признанное всеми как легитимная переходная структура, – с одной стороны и теми, кто предлагает услуги по линии иностранных специалистов.

Подчеркну, что по линии государства (не частных военных компаний) мы тоже вносим вклад в обеспечение обороноспособности Мали, ее боеготовности для искоренения террористических и прочих угроз, поставляя военно-техническую продукцию в качестве нашей помощи. В рамках СБ ООН участвуем в выработке оптимальных подходов к продолжению миротворческих усилий.

Не вижу каких-либо причин для того, чтобы подвергать это какому-то сомнению. Министр иностранных дел и международного сотрудничества Мали А.Диоп, с которым встречался вчера, говорил с журналистами на эту тему. Здесь не возникает вопросов. Лучше говорить о другом. Наши коллеги из Евросоюза, как сказал мне Ж.Боррель, просят нас «вообще не работать» в Африке, потому что «это их место». Лучше было бы синхронизировать действия ЕС и Российской Федерации в том, что касается борьбы с терроризмом не только в Мали, но и в целом в Сахаро-Сахельском регионе. А говорить, что «они здесь первые, поэтому мы должны уйти», во-первых, оскорбительно для правительства в Бамако, пригласившего внешних партнеров, во-вторых, так вообще нельзя ни с кем разговаривать.

Вопрос: Накануне российских парламентских выборов Европарламент принял резолюцию с призывом к Еврокомиссии не признавать итоги российского голосования. Обсуждали ли Вы это с Высоким представителем Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелем? Признает ли ЕС итоги выборов в Государственную думу России?

С.В.Лавров: Мы не слышали каких-либо оценок от Евросоюза как такового, потому что Европарламент – это не структура, определяющая политику ЕС. Я говорил об этом с Ж.Боррелем. Цитировал некоторые оценки, прозвучавшие в ходе его выступления в Европарламенте, включая абсолютно неприемлемые заявления о том, что Евросоюз различает «режим» в Москве и российский народ.

Он неловко и невнятно оправдывался. Было видно: он понимает, что это была плохая фраза, как минимум. Надеюсь, что только фраза, а не мысль. Иногда бывает, что слово слетит с языка, а потом человек жалеет.

У нас нет никаких сведений о том, что кто-то официально отвергает результаты наших выборов, которые только что были объявлены.

Вопрос: Франция призывает проверить договор между США, Австралией и Великобританией по продаже технологий атомных подводных лодок на предмет соответствия этого соглашения Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Каково Ваше мнение по этому поводу? Что Вы вообще думаете об этом новом «тройственном союзе», который наделал столько шуму и вступает в противоречие с партнерскими соглашениями внутри НАТО и не только?

С.В.Лавров: Это событие, произошедшее сразу после бегства из Афганистана, неизбежно вызывает вопросы у тех, кто входит в эти союзы. Наверное, помимо обиды с коммерческой точки зрения Франция размышляет еще и в этом направлении: насколько надежны эти союзы и насколько более актуальным теперь становится разговор о стратегической автономии Европы? Для «западного лагеря» это большие вопросы, которые они должны решать.

Не собираемся вмешиваться в эти дела. Но последствия того, что там происходит, мы можем на себе ощутить. Это может повлиять на наши отношения с Европейским союзом, может вызвать интерес ЕС к тому, чтобы сотрудничать с нами, используя очевидные геополитические и геостратегические преимущества нахождения на одном огромном континенте, тем более что центр мирового развития смещается в азиатский регион.

Говорили об этом со многими моими собеседниками, которые представляют здесь Евросоюз и которым не нравится то, что происходит. Тем более когда ЕС заявляет, что нас будут «отталкивать, сдерживать и вовлекать». Я спросил у Ж.Борреля, во что они будут нас «вовлекать». Знаете, что он ответил? «Уходите из Мали». Вот и вся эта политика, эта «триада». Вот, чего она стоит. Говорю об этом откровенно. Не думаю, что здесь есть нарушение этических норм, потому что они сами об этом публично говорят. Просто привожу примеры, иллюстрирующие их образ мысли.

С точки зрения Договора о нераспространении ядерного оружия этот вопрос активно обсуждается «в кулуарах» в Вене. МАГАТЭ отвечает за режим нераспространения и за обеспечение того, что ядерная деятельность не переключается на военные нужды. Для подводной лодки уран должен обогащаться до девяноста процентов. Это оружейный уран. Наверное, нам придется попросить экспертизу МАГАТЭ.

Попытки неядерной страны создавать такие подводные лодки были несколько десятилетий назад. Тогда проект был «снят с пробега», и вопрос отпал. Но сейчас эта сделка состоялась. Если МАГАТЭ подтвердит, что там все в порядке с точки зрения сохранности и непереключения на военные нужды, есть уже целая очередь к такого рода подводным кораблям.

Вопрос (перевод с английского): Накануне недели высокого уровня Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш выступил с предупреждением, что мир может быть втянут в новую и очень опасную «холодную войну», если США и Китай не наладят свои полностью развалившиеся отношения. Он призвал любой ценой избежать начала нового противостояния, а также предупредил, что оно будет опаснее «холодной войны» между СССР и США, и преодолеть его последствия будет значительно сложнее. Какова реакция России на подобные заявления?

С.В.Лавров: Не думайте, что мы не обращали внимание на эту проблему, пока Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш её не обозначил. Видим, как нагнетается напряженность в отношениях между КНР и США. Знаем, кто «играет первую скрипку» в этом не очень приятном развитии событий. Нас это тревожит. Любые конфронтационные схемы не помогают жить нормальной жизнью населению нашей общей планеты. Будь то объявленные недавно «Индо-Тихоокеанские стратегии», которые прямо провозгласили одной из главных задач сдерживание развития Китая, в том числе в Южно-Китайском море. Будь то QUAD, сформированный в рамках этих стратегий. Или объявленный «тройственный союз» Австралия-США-Великобритания, цель которого – помогать Австралии сдерживать «китайскую угрозу».

Сегодня и вчера встречался с целым рядом министров, представляющих страны-члены АСЕАН. Интересовался, как обстоят дела. Между Китаем и АСЕАН не быстро, но идет переговорный процесс по подготовке юридически обязывающего кодекса поведения в Южно-Китайском море. Это самый надежный путь обеспечить свободу судоходства и всего того, что так тревожит западных партнеров, ради чего они затевают постоянные провокационные и непровокационные военно-морские маневры и создают геополитические антикитайские схемы. Мы за то, чтобы отношения между великими державами были взаимоуважительными и никогда не перерастали в ядерную войну. Президенты России и США В.В.Путин и Дж.Байден на саммите в Женеве подтвердили её неприемлемость. Любая война между ядерными державами недопустима, т.к риски перерастания в ядерный конфликт огромные. Здесь ничего нового человечество не придумало. Надо договариваться, стремиться найти компромисс, ладить. Как говорил Д.Трамп, «to deal». Это правильное слово не только в бизнесе, но и в политике. Политика нужна, чтобы создавать условия для нормальной жизни, а не для того, чтобы кто-то продвигал чьи-то амбиции, чтобы все решили, что он «самый крутой на земле». Для нормальных людей это очевидно. Великие державы должны ощущать ответственность перед своими народами и остальным человечеством.

Президент России В.В.Путин предложил провести саммит постоянных членов Совета Безопасности ООН. По причине пандемии эта работа несколько затянулась. Сейчас её возобновляем. Хотим договориться с нашими партнерами из Китая и трех западных постоянных членов СБ ООН о конкретных вопросах, которые должны будут выноситься на повестку дня, и о формате (может, для начала будем использовать онлайн). Переговоры – единственный путь к решению всех проблем. Пять постоянных членов СБ ООН должны показывать пример остальным.

Вопрос (перевод с английского): В связи с выводом иностранных контингентов, официальных и неофициальных наемников из Ливии возникли споры, не будет ли лучше вывести их только после проведения выборов и официальной просьбы нового правительства. Некоторые говорят, что это должно случиться до 24 декабря 2021 г., чтобы обеспечить честные, легитимные выборы. Пресс-секретарь Президентского совета сегодня заявил, что на встрече с М.Менфи Вы подчеркнули два момента: необходимость урегулирования между ливийскими партиями и вывода иностранных войск. Как считает Россия, когда нужно это сделать: до или после выборов?

С.В.Лавров: Это не имеет принципиального значения: до или после выборов. Главное, что на второй Международной конференции по Ливии в Берлине в июне с.г. было записано в итоговом документе: все иностранные вооруженные люди должны уйти из Ливии. Наши турецкие коллеги сделали оговорку, что их туда пригласило законное руководство в лице Председателя Правительства национального согласия Ф.Сарраджа. Но другая часть ливийского общества – Парламент в Тобруке – не менее легитимна. Оба этих органа были созданы в соответствии со Схиратским соглашением. Легитимный парламент вместе с легитимной ливийской национальной армией пригласили на свою сторону вооруженных людей из-за границы, за которых платят. Параллельно появились те, кого можно назвать наемниками. Из Сирии перебрасывают людей (причем они присутствуют с обеих сторон), из Чада и других стран Африки.

С самого начала, когда об этом зашла речь, сказали, что мы за то, чтобы это делать. Учитывая, что по обе стороны ливийского противостояния скопились военные из-за границы, надо сделать так, чтобы они уходили поэтапно и синхронно, ни на какой момент не создавать военный перевес на одной стороне. В Ливии уже больше года соблюдается режим прекращения огня. Не нужно создавать искушение, что кто-то может вновь вернуться к военным методам и попытаться силой решить проблемы этой страны.

Вопрос (перевод с английского): Россия способствует выводу войск из Ливии?

С.В.Лавров: Они должны этим заниматься в своем комитете «пять плюс пять». Готовы помогать, но если они будут по-прежнему заниматься чем-то неприоритетным, то не будет никаких выборов 24 декабря 2021 г. Они только что приняли законодательную базу для выборов. Потом Парламент голосовал о легитимности Правительства национального единства А.Дбейбы. Их надо подталкивать в направлении серьезного разговора о том, как им жить дальше. Идут уже спекуляции, можно ли нынешним руководителям баллотироваться (вроде был договор, что не будут участвовать, а они хотят). Наши коллеги в Секретариате начинают пытаться создавать искусственные сложности с форматом ооновского присутствия в Ливии. Сейчас лучше сконцентрироваться на выполнении того, о чем год назад смогли договориться. Никто не ожидал этого. Не надо пытаться переиграть это в чью-то пользу и продвигать скрытые повестки дня.

Вопрос (перевод с английского): На каком этапе сейчас переговоры России и США по стратегической стабильности? С точки зрения использования ядерного вооружения, какова реакция России на недавние запуски ракет КНДР и Южной Кореи? Что может стать стимулом, чтобы Ким Чен Ын вернулся за стол переговоров?

С.В.Лавров: Слышал, что из Пхеньяна поступают сигналы о заинтересованности КНДР в нормализации отношений с Республикой Корея. Всегда поддерживали прямой диалог между Севером и Югом. Не всегда за это выступала предыдущая Администрация США, которая хотела контролировать этот процесс. Рассчитываю, что в новых условиях Администрация Дж.Байдена будет готова к более конструктивным шагам по поощрению возобновления нормальных контактов между КНДР и Южной Кореей.

Пуски ракет не помогают. Обратили внимание, что в Сеуле в этот раз стремились не драматизировать ситуацию. Считаю, что это правильно. Как только начинаем прибегать к публичным осуждениям и риторике, это существенно сокращает стимулы к дипломатическому, профессиональному, спокойному диалогу. Итоговая договоренность может быть достигнута только через доверительные, тихие переговоры, а не через обвинения друг друга «через микрофон».

Что касается переговоров с США по стратегической стабильности. Был первый раунд в июле с.г. Второй должен состояться на следующей неделе.

Вопрос: Когда в эти дни в Нью-Йорке заседает Генеральная Ассамблея ООН, в суде Южного округа Нью-Йорка было вновь отказано в прошении российскому гражданину К.Ярошенко. Он продолжает оставаться в американских «застенках», как и В.Бут. В прессе не раз появлялась информация о возможном обмене их на американцев. На чьей стороне «мяч»? Насколько реалистичен сценарий обмена?

С.В.Лавров: Трудно делать прогнозы и обещания за США. Многократно пытались решить судьбу наших граждан путем задействования Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц для отбывания наказания в своей стране. Американцы – участники этой Конвенции, как и мы. Они категорически не хотят ничего слышать, в том числе аргументы о том, что оба этих гражданина (как и целый ряд других) были по сути дела провокационной хитростью затащены в западню. Их буквально похитили с нарушением законодательства. В случае с В.Бутом - тайландского законодательства (не все процедуры были соблюдены), с К.Ярошенко – Либерии. Есть еще ситуация, когда по-бандитски брали Р.Селезнева на Мальдивах - засунули в самолёт и увезли. Никто ничего не знал. Такие методы спровоцированной атаки на наших людей в стремлении добиться чего-то. То ли склонить их к сотрудничеству, то ли еще зачем-то. Это неприемлемо.

Насчет обменов. Президенты В.В.Путин и Дж.Байден в Женеве среди прочего коснулись этого вопроса. Договорились, что по линии соответствующих служб безопасности, курирующих это направление у нас и в Вашингтоне, будут проводиться разговоры на предмет согласования общеприемлемых вариантов. Пока мы ни к чему не пришли. США заинтересованы только в том, чтобы забрать своих граждан, и не очень серьезно относятся к нашим пожеланиям. Их интересует П.Уилан, осужденный за шпионаж (он был пойман с поличным). Это преступление никак не может сравниваться с причинами, по которым сидят более 20 лет К.Ярошенко и В.Бут. Мы готовы говорить. Есть и другие американские граждане. Они почему-то не интересуют Администрацию в Вашингтоне. Но разговаривать всегда лучше, чем наоборот.

Вопрос (перевод с английского): Мой первый вопрос касается СВПД. Соединённые Штаты хотят обсудить вопрос незаконных вооруженных формирований, которыми Иран располагает по всему Ближнему Востоку. Будет ли этот вопрос включён в повестку СВПД? И второе, почему Дамаск не позволяет ООН размещать в Сирии гуманитарные войска? Насколько я знаю, существует договоренность в Совете Безопасности ООН. Сирия считает, что не стоит пускать гуманитарные контингенты ООН на свою территорию.

С.В.Лавров: Насчет СВПД. Ведем речь исключительно о том, чтобы полностью возобновить его действие без каких-либо предварительных условий. Попытки «навесить» их в виде требований включить в переговоры иранскую ракетную программу или обсудить, как говорят наши западные коллеги, «поведение» Ирана в регионе бесперспективны. Не надо путать яблоки и апельсины. Договоренностью по ядерной программе надо заниматься отдельно. Если есть озабоченности по поводу того, кто как себя ведет, то они существуют не только у партнеров Ирана по региону. У Тегерана к ним тоже есть свои претензии, как в любом нормальном регионе мира.

Страны Персидского залива имеют разветвленную внешнеполитическую деятельность, выходящую далеко за рамки региона. Это надо учитывать. В этой связи напомнили, что много лет назад Россия разработала Концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива, в рамках которой предполагался диалог, условно похожий на Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Обсуждать меры доверия, транспарентность в военных делах, приглашать друг друга на учения и заниматься позитивными совместными проектами. Уже проводили политологические дискуссии на эту тему с участием ученых из стран региона и других государств. В августе с.г. мы обновили наш подход к обеспечению коллективной безопасности в зоне Персидского залива. Он издан в качестве официального документа Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН. Нам кажется, что именно в ходе такого рода форума (надеюсь, что сможем его созвать) надо обсуждать озабоченности появлением в регионе ракет (они есть не только у Ирана) и тем, кто какую политику проводит. Конфликт в Йемене – яркий пример, когда интересы арабских стран и Ирана на виду. Надо договариваться. Имеем в виду, что такой форум будет шире, чем только охватывающий зону Залива. Невозможно отделить Ирак, Египет, Иорданию как участников процесса в интересах формирования общей платформы для конструктивного диалога. Должна участвовать Лига арабских государств, пятерка постоянных членов СБ ООН. Евросоюз, видимо, тоже будет заинтересован. Считаем, что это конкретный и реалистичный подход. По крайней мере, я почувствовал интерес у наших коллег. Встречался вчера с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). У них есть интерес к этой теме. Договорились, что в рамках возобновляющихся между нами министерских контактов уделим ей приоритетное внимание.

Что касается гуманитарной помощи Сирии. Вчера подробно говорил об этом с Генеральным секретарем А.Гутеррешем. Нас не может устраивать ситуация, когда происходит применение грубейших, кричащих двойных стандартов. Проблема беженцев – которых миллионов шесть, если не больше – в Ливане, Иордании, Турции. В ноябре прошлого года Дамаск при нашей поддержке и при поддержке ещё 20 стран проводил конференцию по беженцам на предмет создания условий для их возвращения на Родину, куда наверное, подавляющее большинство из них стремится. Нас поразило то, что США сделали всё, чтобы запугать тех, кого ожидали на этой конференции в Дамаске и то, что ООН не участвовала в этой конференции. Лишь её представитель в Дамаске посетил эту конференцию в качестве наблюдателя. Я тогда написал Генеральному секретарю ООН А.Гутеррешу, что это в общем-то невыполнение требований резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, которая должна лежать в основе деятельности ООН на сирийском направлении, и где чётко говорится, что нужно всячески организовывать доставки гуманитарной помощи и помогать созданию условий для возвращения беженцев.

В начале этого года Евросоюз проводил в Брюсселе свою ежегодную конференцию по сирийским беженцам, в которой не предусматривалось участие Сирийской Арабской Республики, но сопредседателем которой вместе с Евросоюзом выступал Генеральный секретарь ООН. Нас это удивляет. Тем более, что там не только Сирия не участвовала (грубейшее нарушение международного гуманитарного права), но и деньги там собирали не для того, чтобы инфраструктуру наладить внутри Сирии для возвращения беженцев, а для того, чтобы оплачивать проживание беженцев в Иордании, Ливане и Турции. Лишь бы только они не возвращались на родину. Поэтому просил бы ту часть наших друзей из масс-медиа, которые озабочены положением простых людей в зонах конфликта, обратить внимание на такие издевательства над международным гуманитарным правом.

А «компромиссную» резолюцию мы приняли в июле. Она действительно продлевает на шесть месяцев т.н. трансграничный механизм поставок гуманитарной помощи, прежде всего из Турции в Идлибскую зону деэскалации. Но в условиях, когда Запад просто держится за этот механизм, который не согласован с Дамаском и который тоже идёт вразрез с международным гуманитарным правом, у нас есть серьёзные основания полагать, что здесь не обходится без кое-какой скрытой повестки дня. Информацию о том, что в этих грузовиках направляется в Идлибскую зону деэскалации нам не предоставляют. Ооновцы клянутся, что они досматривают каждую фуру, но проверить это невозможно. Тем более никто не знает, как конкретно эта помощь (чтобы там ни было в этих ящиках) распространяется внутри Идлибской зоны деэскалации, и не пользуются ли этой помощью террористы из «Хайят Тахрир Аш-Шам» и прочих неприемлемых структур.

Если сейчас не будет предпринято конкретных мер по разблокированию процессов доставки гуманитарной помощи через Дамаск, как и требуется по нормам международного гуманитарного права, то мы будем прикрывать эти трансграничные нетранспарентные дела. Тем более с момента принятия резолюции, которая потребовала направлять помощь также и через Дамаск, один конвой прошёл, но далеко не в полном составе. Примерно половина из грузов, которые ждали почти год, не могли быть доставлены в соответствующие районы. А конвой, который Международный Комитет Красного Креста вместе с Сирийским обществом Красного Полумесяца подготовили в апреле 2020 г., так никуда и не движется. Поэтому те, кто заботятся о голодающих, должны немного «потеребить», во-первых, западные страны, которые могут повлиять на эту ситуацию, а во-вторых, руководство ООН, которое обязано выполнять эту резолюцию. Помимо сугубо гуманитарных аспектов содействия Сирии и гуманитарных маршрутов в этой резолюции ещё содержатся требования начинать заниматься проектами т.н. раннего восстановления: водоснабжения, электричества, жилищ, школ, здравоохранения. Это всё необходимо делать. И Секретариат ООН это знает. Сирийцам сейчас непросто. В ситуации, когда на протяжении всего сирийского кризиса Секретариат ООН крайне пассивно занимался вопросами содействия созданию условий для возвращения беженцев. Но есть резолюция Совета Безопасности ООН. Она принята единогласно. Её надо выполнять.

Вопрос (перевод с английского): Вчера Президент Палестины М.Аббас заявил, что если Израиль не прекратит оккупацию в течение года, то палестинцы отзовут своё признание Государства Израиль. Это приведёт к состоянию хаоса на Ближнем Востоке. Что Российская Федерация, как друг палестинцев и страна, поддерживающая хорошие отношения с Израилем, может сделать для того, чтобы предотвратить развитие подобного сценария? После того, как палестинцы потеряли веру в эффективность мирного процесса, имеют ли они право защищать себя, сопротивляться оккупации?

С.В.Лавров: Насчёт палестино-израильских проблем. Да, проблемы серьёзные. Им не помогают «метания», которые мы наблюдали у прошлой американской Администрации – и признание Голанских высот, и попытка продвигать по сути дела аннексию в рамках создания квази-палестинского государства. Важно, что Администрация Дж.Байдена подтвердила свою приверженность двугосударственному подходу. Но Премьер-министр Израиля не подтверждает такой приверженности, хотя политики в Израиле, в его парламенте имеют и иные взгляды на то, как обеспечивать безопасность еврейского государства, не живя в постоянном напряжении и поражая цели, с которых Израилю может что-то угрожать, а договорившись и устойчиво наладив мирную жизнь через сосуществование двух государств в безопасности и процветании, как и гласят принципы урегулирования, одобренные в Совете Безопасности ООН и на Генеральной Ассамблее. Нынешнее израильское руководство поддерживает контакты, которые главным образом, ограничиваются обеспечением безопасности на палестинских территориях.

Считаем, что будет крупной ошибкой, если за всеми процессами в регионе – Ливией, Сирией, Ираком, Йеменом мы забудем про палестинский вопрос. Ведь он представляет собой результат самого длительного современного конфликта на Земле, конфликта, который попытались урегулировать путём создания двух государств. Одно государство было создано стремительно. Второе государство создать до сих пор не получается.

Считаю, что решение, принятое Лигой арабских государств по инициативе Короля Саудовской Аравии почти 20 лет назад, было мудрым. Была принята Арабская мирная инициатива, которая гласила, что как только будет создано жизнеспособное палестинское государство, отвечающее всем критериям, которые в ООН были определены, тут же арабские страны нормализуют свои отношения с Израилем. Это был мудрый государственный подход. Администрация Д.Трампа попыталась поставить всё «с ног на голову». «Соглашения Авраама», которые продвигались целым рядом арабских стран, как раз исходили из логики, что сначала надо нормализовать отношения между арабами и Израилем, а потом подумать, что делать с палестинской проблемой. Приветствуем любую нормализацию отношений между любыми государствами. В данном случае не за счёт Палестины. Отрадно, что все те, кто подписал эти соглашения, включая Бахрейн, ОАЭ, Судан, Марокко, подчеркнули, что они полностью привержены решениям ООН по палестинской проблеме. Надо на этом «стоять».

Вы спрашивали, есть ли у них право на борьбу. Они никого не будут спрашивать. Неурегулированность палестинской проблемы является наиболее серьёзным фактором, подпитывающим радикальные настроения на арабской «улице». Когда экстремистские проповедники говорят о том, как обижают их народ, как 80 лет назад им обещали государство, но обманули. Молодёжь, особенно малообразованная, восприимчива к такого рода пропаганде. Когда я объясняю израильским коллегам этот аспект ближневосточной ситуации и влияния неурегулированности палестинской проблемы на стабильность во всём этом регионе, они обижаются. Говорят, что это совсем не так, что проблема не очень серьёзная. Это недальновидный подход.

Поэтому мы и поддержали предложение Президента Палестины М.Аббаса созвать международную конференцию. Но убеждены, что её нужно хорошо подготовить, для чего обязательно хотим возобновить деятельность «квартета» международных посредников в лице России, США, Евросоюза и ООН, а также привлечь к совместной работе, например, четвёрку арабских стран, у которых есть отношения с Израилем: Египет, Иорданию, ОАЭ и Бахрейн. Наверное, Саудовскую Аравию тоже нужно пригласить как автора Арабской мирной инициативы. То есть «4+4+1+2 (Израиль и Палестина)». Если кому-то из сторон покажется преждевременным собираться в таком формате – готовы предоставить им и нашу территорию, и поддержать любое другое приглашение Израиля и Палестины для прямых переговоров. Но с этим нельзя затягивать. Будем всячески стремиться продвигать такой подход.

Самое главное. Если всё то, что мы сейчас обсудили с вами, зависит от многих факторов (что-то от Израиля, что-то от других членов региональных структур), то есть один вопрос, который ни от кого, кроме как от палестинцев не зависит. Это палестинское единство. Пару лет назад предпринимались попытки его восстановить. Вроде бы были достигнуты какие-то договорённости, объявили о цикле выборов. Ничего этого не состоялось. Отсутствие понимания между Рамаллой и Газой несёт в себе серьёзный негативный заряд. Если бы палестинцы восстановили своё единство, им было бы проще и эффективнее разговаривать с Израилем на будущих переговорах.

Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху в своё время говорил, что не знает с кем вести переговоры, когда непонятно кого представляет М.Аббас. Вроде у него только Рамалла, а в Газе другие люди. Эти вопросы очень сильно влияют на попытки достичь крупных политических результатов. Палестинцы не хотят решать вопросы восстановления единства. Но мы активно работаем со всеми фракциями палестинцев. Не раз приглашали их в Москву. Все приезжали. В ходе дискуссий они соглашаются, что им надо воссоединиться, но потом как-то всё это не получается.

Вопрос (перевод с английского): На этой неделе Еврокомиссия обвинила Россию в причастности к хакерским атакам на европейских политиков и представителей СМИ, в частности, на немецких политиков и официальных лиц в преддверие выборов с их участием, которые состоятся завтра. Как бы Вы могли прокомментировать данные обвинения? Есть ли у Вас какие-нибудь ожидания касательно исхода выборов, проходящих в Германии?

Семья Т.Рида считает, что его несправедливо обвинили и дали необоснованно большой срок. Не могли Вы также прокомментировать эти заявления?

С.В.Лавров: Насчёт Т.Рида я уже говорил, как и про П.Уилана. Один был арестован, имею в виду П.Уилана, за шпионаж. Он был пойман с поличным. Второй был арестован за то, что он напал и не один раз ударил полицейского. Не знаете, сколько в США дают за нападение на полицейского с применением силы? По-моему, много. А К.В.Ярошенко и В.А.Бута просто заманили путём обмана в договорённость о том, что они используют самолёт для каких-то целей, а потом оказалось, что им «пришили» дело о контрабанде оружия и наркотиков. Они получили больше 20 лет, никого ни разу не ударив и не имея никаких планов нарушать международные правила по торговле теми или иными видами товаров. Поэтому нашим американским коллегам надо быть последовательными, если уж они обижаются на то, что кто-то здесь арестован. Должны применяться единые стандарты. В случае с нападением на полицейских посмотрите, что будет на процессе по т.н. штурму Капитолия.

Насчёт обвинений Еврокомиссии. Готовы рассматривать любые факты, но их нам как раз не дают. На нас только голословно навешивают ответственность за то, что в 2007 г. мы якобы отравили полонием А.В.Литвиненко в Лондоне. Ещё ни одного факта не предоставили, но закрыли процесс, сделали его «официальным», что позволяет судьям в закрытом режиме рассматривать секретные материалы. Сейчас хотят сделать то же самое с процессом по женщине, которая погибла в Солсбери в контексте т.н. дела Скрипалей. Процесс о её кончине тоже хотят сделать закрытым для того, чтобы не показывать некие секретные документы. Нам их никто не предоставляет. Но обвиняют во всём нас. И по Скрипалям та же самая история, как и в случае с малазийским Боингом – обвиняют нас. Суд в Гааге постановил, что у них есть основания верить Соединённым Штатам, которые заявили, что у них имеются спутниковые снимки, доказывающие, что это сделала Россия. Но они же эти спутниковые снимки никому не показали. Нидерландский суд считает, что это нормально. Если американцы сказали, то они им верят. А.Шварценеггер говорит: «trust me», а Р.Рейган добавляет: «but verify». Вот и мы хотим верификацию провести. В ситуации с малазийским Боингом предоставили все данные с радаров и многое другое. Украинцы отказываются давать данные с радаров. Якобы они у них все «выключились» на период этой катастрофы. Отказываются предоставлять переговоры диспетчера с самолётом. Уж это очевидная вещь. И многое другое.

Обвиняют нас во вмешательстве в американские выборы. Неоднократно со своими коллегами, в частности с бывшим Госсекретарём США Р.Тиллерсоном на эту тему беседовал. Когда он как-то заявил, что у них есть неопровержимые данные о вмешательстве России в американские выборы 2016 г., я попросил показать их. Он сказал, что они нам их не покажут, чтобы мы обращались к своим спецслужбам, они поймут, о чём идёт речь. Это весь разговор. Это нормально?

То же самое с кибератаками. Американские власти нас обвиняли (Президент США Дж.Байден ставил этот вопрос на встрече с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным), что наши хакеры-вымогатели атаковали какой-то мясокомбинат, газопровод, требуя выплаты денег. Нам никто ничего не показал. Президент США Дж.Байден, правда, сказал, что по их данным это не российское Правительство делает, а люди с территории Российской Федерации.

Мы привлекли их внимание к тому, что за последний год наибольшее количество хакерских атак на наши ресурсы осуществлялись из США (примерно половина). Частично ещё из Германии и других стран. 45 раз мы направляли американским коллегам официальные запросы с конкретным указанием фактов, требующих разбирательства. Ответов было только девять. В наш адрес поступило около 10 официальных запросов. На каждый из них были даны ответы. Я доволен тем, что вслед за тем, как Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент США Дж.Байден обсудили эту тему в Женеве, американцы согласились перейти от спорадических обвинений и жалоб к системной работе. Установлены специальные каналы между службами, которые занимаются кибербезопасностью. У нас есть надежда на то, что дело сдвинется.

Насчёт выборов в Германии. Желаем успехов всем!

Вопрос: На прошлой неделе были опубликованы предварительные результаты расследования в Америке спецпрокурора Дж.Дарема, который занимался ревизией «Рашагейта». Среди прочего, там разоблачается один из инициаторов – человек, который стоял в основе всего этого дела. Не в первый раз уже такая парадоксальная ситуация. Американские официальные лица сами опровергают обвинения, которые звучали прежде со стороны США в адрес России. 

Парадокс с тем, что опровержение есть, а санкции, которые были превентивно приняты, они остаются. Какова позиция Москвы, и что говорят американские партнёры?

С.В.Лавров: Вы сами себе ответили. Неадекватно подобные вещи объявлять, не подумав и не разобравшись. А разобравшись, ничего не предпринимать, чтобы отмотать ситуацию назад и не наносить ущерб двусторонним отношениям. Это американские «манеры». Мы к ним привыкли. Просить, чтобы отменили санкции, не будем никогда. С просьбами весь «лимит» выбрала соседняя Украина, которая всё просит и просит, ничего так и не поняла из того, что происходит. Мы не будем этим заниматься.

Других партнёров у нас нет. Но постепенно по некоторым направлениям стратегическая стабильность, кибербезопасность начинает выстраиваться диалог, который даёт надежду, что когда-то мы хотя бы в некоторых сферах межгосударственной жизни общения наладим системный взаимоуважительный процесс.

Вопрос (перевод с английского): Мой вопрос касается Палестины. Многие говорят, что палестинские поселения занимают много земли, там уже полмиллиона поселенцев. Как вы считаете, не пора ли международному сообществу решить проблему путём создания одного государства для двух народов. Как Вы можете это прокомментировать? 

Как Вы знаете, исполнительный директор ВПП Д.Бизли два дня назад сказал, что минимум 50 тыс. йеменцев голодает и миллионы тех, кто нуждается в гуманитарной помощи и в продуктах питания. Считаете ли Вы, что международное сообщество, частью которого является Россия, подвело йеменский народ, не оказав нужного давления на все стороны, которые участвуют в этом конфликте, включая Саудовскую Аравию?

С.В.Лавров: Не могу сказать, что международное сообщество делает недостаточно для того, чтобы уговорить стороны этого конфликта сесть за стол не просто для того, чтобы обмениваться обвинениями, а для того, чтобы договориться. Здесь есть целый ряд факторов, которые, к огромному сожалению, будучи абсолютно субъективными, связанными с желаниями отдельных лиц подольше держаться у власти, негативно сказываются на процессе переговоров и возможности достичь компромисса. Не буду вдаваться в детали, но то, что Йемен является страной, где разразилась крупнейшая гуманитарная катастрофа в мире, об этом было сказано давно, ещё когда конфликт только начинался и там была горячая фаза.

Мы участвуем через наше Посольство. Сейчас наш посол в Йемене работает из Эр-Рияда. Там сформировалась группа послов, которые поддерживают этот процесс и посланника Генерального секретаря. Надеюсь, что тупиковость пути продолжения оттягивания договорённости, будет постепенно осознана всеми.  

Что касается поселений, мы всегда выступали с осуждением поселенческой деятельности, предупреждали ровно о том, о чём Вы сказали, – что это будет создавать «на земле» факты, которые просто не позволят сформировать палестинское государство. Слышал разговоры про одногосударственное решение, в котором все были бы равны. Считаю, что оно нереалистично. Многие учёные рассуждают о том, что если это будет так, то подорвётся еврейский характер Государства Израиль. А если не предоставлять равные права всем, кто населяет Израиль, то говорят, что это риск появления государства апартеида.

Убеждён, что двугосударственное решение – единственный путь. Подчеркну, что многие в политической элите Израиля с этим согласны и считают, что этим надо заниматься активно.   

 

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+98 912 210-29-47
+98 21 66-70-11-61
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж