5.02.1816:16

Интервью Посла России в Иране Л.С.Джагаряна информационному агентству «Интерфакс», 5 февраля 2018 года

05-02-2018

Вопрос: С отменой международных санкций Иран наращивает свой энергетический потенциал в сфере добычи нефти, газа, мирного атома. Готовы ли мы содействовать в развитии этих отраслей, предпринимаются ли конкретные шаги в этом направлении? Не рассматриваем ли мы Иран в качестве потенциального конкурента на мировых нефтегазовых рынках?

Ответ: Действительно, с отменой международных санкций Иран наращивает свой потенциал в сфере энергетики, по добыче нефти и газа. Что касается мирного атома, то Россия и Иран успешно сотрудничали в этой области и до отмены санкций. Сразу же оговорюсь – Россия никогда не поддерживала и сейчас не поддерживает односторонние санкции, которые были введены в отношении ИРИ Соединенными Штатами и их союзниками. По нашему мнению, эти санкции являются незаконными.

Российские нефтяные и газовые компании активно сотрудничают с иранскими партнерами. Тегеран недавно посетил председатель Совета директоров ПАО «Газпром» А.Б.Миллер. Он провел полезные и плодотворные переговоры с Министром нефти Ирана Б.Зангане. Кроме того, в Иран приезжали и руководители других российских нефтегазовых гигантов («Газпромнефть», «Зарубежнефть», «Лукойл»). Мы с оптимизмом оцениваем перспективы двустороннего сотрудничества в этой сфере и не рассматриваем Иран в качестве потенциального конкурента на мировых нефтегазовых рынках. Более того, мы вполне можем сотрудничать на данном направлении.

Россия и Иран являются участниками Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ). Тегеран и Москва сотрудничают как на этой площадке, так и в формате ОПЕК в том, что касается стабилизации цен на нефть на мировом рынке. Благодаря взаимодействию с Ираном и другими странами в рамках картеля в последнее время цены несколько выросли, что соответствует интересам как нефтедобывающих государств, так и стран-потребителей.

Вопрос: Россия и Иран стали фигурантами американского закона о противодействии противникам Америки посредствам санкций. Может ли это «соседство» подтолкнуть к еще более тесному взаимодействию в различных областях, описанных в указанном законе, включая ВТС, энергетику, в финансовой сфере в противовес американским санкциям?

Ответ: Хотел бы подчеркнуть, что данный законопроект никак не повлиял и не повлияет на российско-иранское сотрудничество. Мы тесно взаимодействовали и до его принятия, будем вместе работать и дальше. Это касается и сферы военно-технического сотрудничества. Необходимо отметить, что Россия твердо привержена своим обязательствам по экспортному контролю и нераспространению.

Москва и Тегеран реализуют важные проекты в области энергетики. Прежде всего, это касается строительства четырех энергоблоков ТЭС «Сирик» в провинции Хормозган (под это выделен госкредит в размере 1,2 млрд. евро). Надеемся, что в этом году стартуют работы по практической реализации данного проекта.

Вопрос: США и их западные партнеры грозят Ирану санкциями за то, что Тегеран продолжает развивать свою ракетную программу, дестабилизирует ситуацию в регионе, якобы является спонсором терроризма. Этот предлог также используется для того, чтобы перекроить СВПД. Как мы относимся к этим обвинениям и считаем ли мы, что Иран должен быть наказан за то, что он продолжает производить и испытывать новые виды ракетных вооружений?

Ответ: Россия категорически не согласна с обвинениями, звучащими из Вашингтона. Иран является важной региональной державой, вносит серьезный вклад в борьбу с терроризмом в Сирии и Ираке и ни в коем случае не должен быть наказан за укрепление оборонного потенциала и защиту своих интересов на Ближнем Востоке. Хотел бы особо отметить, что ракетная программа ИРИ не является нарушением резолюции 2231 СБ ООН.

Если у наших западных коллег есть определенные претензии к Тегерану, то все эти разногласия необходимо решать за столом переговоров – как это было, к примеру, 11 января этого года в Брюсселе, где Министр иностранных дел Ирана М.Д.Зариф провел встречи с коллегами из Великобритании, Франции и ФРГ, а также шефом европейской внешнеполитической службы Ф.Могерини. Мы считаем, что подобный обмен мнениями должен продолжаться, так как сторонам необходимо лучше понимать позиции друг друга и искать взаимоприемлемые пути снятия имеющихся озабоченностей и разногласий.

Вопрос: Россия и Иран успешно взаимодействовали в ликвидации очага терроризма в Сирии и продолжают совместную работу по стабилизации ситуации в этой стране. Видим ли мы в Иране стратегического партнера на длительную перспективу в регионе, в том числе в Сирии? Насколько сохранение этого партнерства важно для восстановления Сирии и предотвращения террористических рецидивов?

Ответ: Россия и Иран, безусловно, сыграли важную роль в успешной борьбе с терроризмом в Сирии. Мы продолжаем совместную работу на данном направлении и крайне высоко оцениваем уровень взаимодействия с Ираном как в двустороннем формате, так и в рамках Международных встреч по Сирии в Астане (МВСА) с участием наших турецких коллег. Во многом благодаря поддержке Ирана удалось созвать и удачно провести 29-30 января этого года в Сочи Конгресс сирийского национального диалога.

Мы очень надеемся сохранить и укрепить текущий уровень партнерства с ИРИ в сфере контртеррора, так как это гарантирует предотвращение повторного возникновения террористической угрозы в регионе. Мы полностью удовлетворены нынешним уровнем двустороннего взаимодействия и считаем Иран нашим стратегическим партнером на длительную перспективу.

Вопрос: Ряд стран, прежде всего, США и Израиль, выражают обеспокоенность в связи с возможностью постоянного военного присутствия Ирана в Сирии и призывают Россию воздействовать на Тегеран с тем, чтобы он вывел свои регулярные военные формирования и подконтрольные ему шиитские военизированные формирования из САР. Российская сторона работает с Ираном в этом направлении?

Ответ: Нам известно об этой обеспокоенности США и Израиля и их призывах к России «повлиять» на Тегеран. В связи с этим хотел бы отметить, что иранские формирования находятся в Сирии с одной-единственной целью – для борьбы с терроризмом, и прибыли они туда по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики. Недавно были опубликованы высказывания старшего помощника Министра иностранных дел Ирана Х.Джабери-Ансари, который заявил, что как только иранские военные советники выполнят свою миссию в Сирии, то по согласованию с Дамаском они ее покинут. В целом все иностранные военные контингенты по мере стабилизации ситуации в суверенном государстве Сирия должны покинуть ее территорию после окончательной победы над терроризмом. При этом хотел бы еще раз подчеркнуть, что все вовлеченные в сирийский конфликт страны должны уважать государственный суверенитет и территориальную целостность Сирии и прекратить вмешательство во внутренние дела этого государства.

Вопрос: Известно ли нам о планах Ирана создать военно-морскую базу в Сирии, которая, как утверждает израильская сторона, будет размещена на побережье Средиземного моря недалеко от российской базы в Тартусе?

Ответ: Мне об этом ничего не известно. Данный вопрос комментировать не могу.

Вопрос: США обвиняют Иран в поставках ракет хуситам в Йемене, которые наносят удары по территории Саудовской Аравии, и призывают Россию поддержать предложение Вашингтона о рассмотрении этого вопроса в СБ ООН. Получаем ли мы заверения от иранской стороны о том, что Тегеран к этим поставкам не причастен?

Ответ: Те доказательства, которые были предоставлены американцами, недостаточны и не могут свидетельствовать о какой-либо причастности Ирана к этим «поставкам». Мне часто приходится общаться с иранскими коллегами из различных ведомств, и все они в один голос отрицают причастность Тегерана к снабжению хуситов вооружением в целом и ракетами в частности. У нас нет причин не доверять этим словам.

Вообще в случаях, когда речь идет о подобных «доказательствах», я всегда вспоминаю сцену из 2003 года, когда в Совете Безопасности ООН накануне вторжения американских войск в Ирак тогдашний госсекретарь США К.Пауэлл размахивал пробиркой с белым порошком и с пеной у рта доказывал, что у С.Хусейна есть оружие массового поражения. На поверку это оказалось ложью. И тогда у нас были сомнения в вескости аргументов американских коллег, и сейчас эти сомнения сохраняются в том, что касается Йемена. Есть серьезные основания ставить под вопрос достоверность подобных обвинений.

Вопрос: Сирия и Йемен стали ареной глобального противостояния между шиитами и суннитами, возглавляемыми Ираном и Саудовской Аравией соответственно. Вызывает ли у России обеспокоенность эта конфронтация и предпринимает ли Москва шаги по снижению напряженности в отношениях между Тегераном и Эр-Риядом и устранению конфликтного потенциала между этими двумя странами?

Ответ: Естественно, что Россия выступает как за нормализацию ирано-саудовских отношений, так и в целом за стабилизацию обстановки в регионе Персидского залива. Эту позицию мы неоднократно озвучивали на различных уровнях, во многих форматах и площадках. Для того, чтобы процесс нормализации ирано-саудовских отношений перешел в практическую фазу, необходимы желание и политическая воля с обеих сторон. Насколько мы знаем, и об этом недавно говорил М.Д.Зариф, Тегеран открыт для такого рода переговоров. В дальнейшей конфронтации никто не заинтересован.

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+98 912 210-29-47
+98 21 66-70-11-61
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж