20.07.2121:28

Заключительное выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на Конференции государств-участников Договора по открытому небу, 20 июля 2021 года

1470-20-07-2021

Уважаемый господин Сопредседатель,

Вынужден отметить, что наш призыв к объективности был услышан далеко не всеми. Прозвучавшие сегодня в ряде выступлений сожаления, даже обвинения, упрёки и призывы в адрес России дают основание и нашей делегации высказаться более откровенно.

В целом ряде сегодняшних выступлений мы услышали реминисценции из заявления Совета НАТО от 18 июня с.г. Две делегации напрямую сослались на этот документ, но далеко не всё заслуживающее внимания в контексте сегодняшней Конференции было упомянуто из данного заявления Совета НАТО. Там, в частности, говорится, что члены альянса «предприняли многочисленные шаги, в том числе в ходе 4-й обзорной Конференции ДОН, с целью конструктивного урегулирования нерешённых вопросов его соблюдения».

Обращаю внимание на то, что это – дезинформация с целью сознательного введения в заблуждение других участников Договора и международной общественности в целом. Смешно считать - я опять цитирую - «шагами с целью конструктивного урегулирования» призывы к России «изменить поведение». Да, в ходе Четвёртой обзорной Конференции по ДОН была выдвинута пара конкретных предложений. Однако направлены эти предложения были не на поиск решений, а как раз на устранение тех договорных положений, на которые ссылалась российская сторона в поддержку своих действий. Если коллеги смогли бы, в том числе с использованием цитат из своих же выступлений на Четвёртой обзорной Конференции, доказать обратное, мы стали бы свидетелями переворота в их внешнеполитическом мышлении.

В заявлении Совета НАТО также утверждается, что Россия, дескать, неспособна конструктивно взаимодействовать и не предприняла шагов по возвращению к полному соблюдению Договора. И далее члены альянса «разделяют обеспокоенности» Вашингтона, на которые он ссылался в своём решении выйти из ДОН (при этом «значимым фактором» принятия такого решения назван «отказ России полностью соблюдать Договор»).

Эти тезисы, уважаемый господин Сопредседатель, также не имеют ничего общего с действительностью, сколько их ни повторяй. Сегодня мы уже упоминали консультации в «малой группе» в 2015-2017 гг. Даже не соглашаясь с западными оценками выполнения Договора Россией, мы тогда не отказывались обсуждать соответствующие вопросы, настаивая лишь на соблюдении принципа взаимности.

Кстати, работа в «малой группе» по теме полётов над Калининградской областью продолжалась до конца прошлого года и была прекращена не по инициативе России (все мы прекрасно знаем, кто запретил нашим коллегам дальнейший поиск компромиссного решения).

Напомню также и о ряде практических шагов именно российской стороны навстречу партнёрам. В частности, мы выдвинули ряд идей по решению проблемы наблюдательных полётов над Грузией и 10-км зонами вдоль российской границы на Кавказе. Тем не менее, они оказались отвергнуты теми, кто был не заинтересован в сохранении ДОН.

Более того, в прошлом году мы дали разрешение на проведение наблюдательного полёта над Калининградской областью на расстояние, превышающее 500-км ограничение, а также создали все необходимые условия для успешного полёта над районом проведения военного учения «Кавказ-2020». Однако оба этих важных сигнала были демонстративно проигнорированы.

Без конструктивного ответа осталось наше напоминание Вашингтону от 24 мая с.г., что его возвращение в число государств-участников откроет путь для возобновления дискуссий о взаимных озабоченностях в отношении выполнения ДОН.

Ещё два слова насчёт американского тезиса, что США «не могут вернуться в Договор, который Россия нарушает». Обратите внимание, что до 2017 г. включительно даже в одиозных и глубоко предвзятых докладах госдепартамента США о контроле над вооружениями ничего не говорилось относительно российских «нарушений». Не признавали нашу позицию нарушающей Договор ни американские эксперты, выступавшие на соответствующих слушаниях в конгрессе, ни многие союзники Вашингтона по НАТО.

Абсурдность американского подхода проявилась и в том, что нам стали «вменять» использование ДОН для совершенствования наведения высокоточного оружия на объекты критической инфраструктуры США и даже для «легитимизации» позиций по Абхазии, Южной Осетии, по Крыму, а также ради подрыва усилий по обеспечению транспарентности в регионе российско-украинской границы. Рассуждения на эту тему мы услышали и сегодня.

Те, кто тиражирует все эти домыслы, думаю, не хуже их авторов понимают их неадекватность. Напомню в данной связи лишь то, что несмотря на непростую обстановку у наших юго-западных рубежей Россия на протяжении семи с лишним лет обеспечивает возможность проведения наблюдательных полётов в районе границы с Украиной (кстати, в 2014 г. именно материалы таких полётов наглядно доказали необоснованность обвинений в так называемом «наращивании российских сил» в этой зоне). В то же время Вашингтон и его союзников совершенно не волнует, что для любых полётов закрыто воздушное пространство над третью Украины (причём далеко не только над неподконтрольными Киеву районами), а Грузия вот уже девять лет отрицает саму возможность проведения миссий открытого неба с участием России над всей своей территорией.

Завершается заявление Совета НАТО (и сегодня это прозвучало у некоторых участников Конференции) призывом к России использовать время, остающееся до вступления в силу её выхода «для пересмотра принятого решения и возврата к полному соблюдению Договора».

Пересмотра не будет, поезд ушёл, дамы и господа. Если бы вы были реально заинтересованы в том, чтобы Россия осталась в ДОН, вы бы действовали по-иному.

Вашингтон, видимо, посчитал, что возможностей его спутниковой группировки вполне достаточно для ведения технической разведки территории России, и ДОН более не нужен, он слишком затратен. Озабоченности других государств-участников, включая собственных союзников, относительно утраты важного соглашения в области укрепления доверия его не интересуют. Эта тема, однако, всплывала в контексте прошлогодней предвыборной борьбы в США. Так, 22 мая 2020 г. будущий президент США Дж.Байден, тогда ещё только начинавший путь к этому посту, заявил:

«Сейчас, когда мир сталкивается с последствиями глобальной пандемии для экономики и здравоохранения, США должны возглавить мировое сообщество, работая с союзниками и избегая дестабилизирующих действий.

Выход из Договора по открытому небу будет иметь обратный эффект... Транспарентность, которую он даёт, особо важна для стран, которые не имеют собственных спутников для получения снимков...

Озабоченности... должны устраняться не за счёт выхода из Договора, а посредством … его выполнения и использования переговорного механизма...

Наши союзники чётко заявили, что они хотят, чтобы мы остались в Договоре и совместно с Россией работали над решением вопросов соблюдения. Без нас Договор мог бы развалиться. Выход усугубит растущую напряжённость между Западом и Россией и увеличит риск просчёта и конфликта.

Вместо слома договоров, которые создают для нас и наших союзников бόльшую безопасность, Президенту Трампу следует предпринять шаги на основе здравого смысла для сохранения безопасности американцев. Он должен остаться в Договоре по открытому небу и работать с союзниками над решением проблем...».

Теперь, однако, в Вашингтоне возобладали совсем другие подходы. Со своей стороны будем из этого исходить в дальнейшем.

Мы всегда говорили и продолжаем говорить, что ДОН был нужен России отнюдь не больше, чем вам. Расчёт на то, что Россия «прогнётся» под нажимом, не срабатывал раньше (вспомните, к примеру, ДОВСЕ), не сработает и теперь. Мы будем выстраивать нашу линию в отношении Договора в строжайшем соответствии с национальными интересами России и с интересами наших союзников.

Если же ДОН в дальнейшем прекратит своё действие, вся вина за такой исход также ляжет на США и их союзников.

***

Уважаемый господин Сопредседатель, я не собираюсь продолжать бесплодную дискуссию с уважаемым представителем Грузии, позиция которого нам хорошо известна, так же как, я надеюсь, ему хорошо известна наша позиция. Тем более что он ссылался на целый ряд наших заявлений и демонстрировал неплохое владение материалом.

Я хочу сказать о том, что наше отношение к Договору по открытому небу никогда не воспроизводило приёмы, использовавшиеся большой группой наших оппонентов, не исключая и Грузию, на протяжении многих лет. А именно, стремление применить механизмы контроля над вооружениями в интересах решения сугубо политических проблем. Наш подход был противоположным: там, где возникали трудности в имплементации Договора по открытому небу, мы старались предлагать решения, которые не имели отношения к тем или иным политическим, а тем более территориальным, аспектам на тех или иных направлениях нашей совместной работы.

К сожалению, именно Грузия саботировала наши конструктивные предложения. Именно Грузия до предела политизировала подходы к этим вопросам. Стоящие за Тбилиси силы поощряли грузинскую сторону. И несомненно, негативное отношение к нашим конструктивным предложениям о том, как эту проблему решить, стало одним из факторов, предопределивших нынешнее плачевное состояние дел, включающее, как мы это признаём, возможные сложности с существованием самого Договора.

***

Благодарю Вас, господин Сопредседатель, за предоставленную возможность высказаться. Прошу приложить это заявление к журналу дня Конференции.

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж