27.10.1517:42

Интервью директора Латиноамериканского департамента МИД России А.В.Щетинина информагентству «Россия сегодня», 26 октября 2015 года

 

Вопрос: Россия заявила о возможности создания на Кубе ремонтного авиационного центра. Что это будет за проект?

Ответ: Эта проработка сейчас идет. У нас с государствами Латинской Америки одним из наиболее востребованных направлений, так сложилось исторически, является поставка нашей вертолетной техники. Она очень нужна в самых разных странах и для разного применения. Их используют в Бразилии, на Кубе, в Колумбии, Венесуэле, Аргентине, Перу, Мексике. В общем, по всем странам.

Безусловно, составной частью является материально-техническое обеспечение (МТО) поставленной техники. С учетом этого наши соответствующие компании-поставщики прорабатывают вопрос о создании соответствующих станций МТО. Имеется в виду, что эти центры будут носить региональный характер, то есть они будут не в каждой стране, которая закупала у нас вертолеты. Сейчас мы прорабатываем вопрос о создании такого хаба на территории Кубы. Там есть и наши вертолеты, которые мы поставили на Кубу, но планируется, что он будет обслуживать вертолеты и сопредельных стран, которые я Вам называл.

Вопрос: Стороны должны подписать соответствующее соглашение, намечены ли уже конкретные сроки?

Ответ: Это разумеется. Там должна быть своя процедура, юридическая основа. Наша делегация едет (в Гавану — ред.), и они будут, конечно, прорабатывать все эти возможности — по соглашению и по всему остальному. Сейчас идет проработка этого вопроса.

Встреча сопредседателей межправительственной комиссии на прошлой неделе подвела определенные итоги той работы, которая велась в последние годы, и подвела очень важный итог проработки двух проектов — один из них по модернизации четырех энергоблоков на кубинских электростанциях, другой — по модернизации металлургического комбината. Это не значит, что на этом наше сотрудничество с Кубой завершается, у нас есть ряд других активно прорабатываемых проектов. Речь идет, в частности, о сотрудничестве в области медицины, о создании транспортного хаба, вертолетного центра, речь идет и о сотрудничестве в космосе в рамках системы ГЛОНАСС. То есть у нас с кубинцами очень хорошая позитивная и конструктивная программа, которая в дальнейшем будет прорабатываться. Д.О.Рогозин обозначил, что на рубеже нынешнего — в начале следующего года в Гаване будет проведено заседание межправительственной комиссии. В начале ноября в Гаване состоится их традиционная промышленная выставка Fihav, где мы принимаем основательное участие. В этом году, по нашим данным, российская экспозиция будет сосредоточена именно на медицинском направлении.

Вопрос: Что касается ВТС с Кубой, есть ли возможность открытия там российских военных баз?

Ответ: Нет, у нас никаких планов открытия военных баз на Кубе нет. Никогда об этом у нас речи не шло. С Кубой у нас отношения идут совсем в ином плане. Вопросы боеспособности кубинских вооруженных сил — это другой аспект совершенно, но он не имеет абсолютно никаких оснований, чтобы говорить, что мы там что-то собираемся создавать.

Вопрос: И это никак не связано с потеплением отношений между Кубой и США?

Ответ: Абсолютно нет. Вы знаете, относительно потепления отношений Кубы и США я хотел бы сказать следующее. В последнее время некоторые стали продвигать такую мысль: идет нормализация отношений Кубы и США, сейчас придут американцы и, в общем, России на Кубе делать нечего. И по принципу "дело времени" оттуда надо уходить. Во-первых, эта мысль сама по себе неверна. С той последовательностью, с какой она проводится, возникает ощущение, что кому-то хочется, чтобы мы так думали, и это тоже часть борьбы за рынки, часть борьбы за Кубу. Наша задача состоит, в том числе в том, чтобы не повестись на эту логику. Надо понимать, что, во-первых, Куба есть и остается нашим дружественным государством, что кубинское руководство очень грамотно, взвешенно проводит весь курс, связанный с абсолютно объективным процессом нормализации дипломатических отношений между Кубой и США, подчеркивая при этом те неизменные чувства, которые Гавана испытывает к России и истории наших отношений. Это факт, и было бы абсолютно неправильным думать, что это каким-то образом меняется. Повторяю, что нормализация дипломатических отношений — это то, за что наша дипломатия билась в течение последних десятилетий. 27 числа будет голосование на Генассамблее ООН с призывом об отмене несправедливого американского эмбарго (против Кубы — ред.). Наша позиция здесь ясна, и Вы знаете, что все последние годы эта резолюция принималась абсолютно подавляющим большинством.

Вопрос: Рассчитываете, что американцы поддержат эту резолюцию?

Ответ: Это не к нам вопрос. То, что абсолютно четко выражено отношение международного сообщества к этой политике эмбарго — это факт. Мы видели заявления Президента Обамы с трибуны ГА ООН на этот счет. Не знаю, какие возобладают применительно к данному голосованию соображения там. Вы знаете, это не принципиально, потому что то, что ожидается от американской администрации, — это конкретные шаги для снятия эмбарго.

Вопрос: Нет ли ощущения, что в отношении Кубы США скатываются от практических шагов к риторике?

Ответ: Здесь нужно учитывать, что экономические санкции в последние 20 лет — это не есть акт исполнительной власти, это акт законодательной власти, это сила закона. Мы знаем прекрасно о том серьезном противодействии, которое существует в конгрессе по снятию этого абсолютно несправедливого режима в отношении Кубы, которое по большому счету играет и против интересов самих США. Администрация США, безусловно, в данной ситуации действует в рамках тех полномочий, которые у нее есть. Мы считаем, что это, конечно, дело времени, дело изменения настроений в самих США и объективно все к этому придет. Мы исходим из того, что в данной ситуации твердый голос международного сообщества за отмену является важным фактором.

Вопрос: То есть Россия ни в коем случае не изменит свою политику в отношении Кубы из-за США.

Ответ: Безусловно. Я думаю, что это абсолютно исключено, потому что нас с Кубой связывают традиции отношений не просто сотрудничества, а очень тесных, душевных взаимодействий на протяжении десятилетий. Это наше достояние, это то, что достигнуто многими поколениями россиян и кубинцев. И здесь мы будем работать. Другое дело, что сейчас отношения у нас строятся на современной торгово-экономической основе, рыночной основе при серьезной государственной поддержке. Такой инновационный подход к взаимодействию получил полную поддержку, и мы смогли сопрячь интересы и российского, и кубинского бизнеса, и российского, и кубинского государства. Кубинцы через восемь лет увеличат свои энергомощности на четверть, в значительной мере решив проблемы бесперебойного энергообеспечения.

Вопрос: За счет нашего проекта?

Ответ: Да, за счет проекта модернизации, который будет проведен.

Вопрос: Говоря об экономических отношениях, насколько подписанное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве может осложнить наши отношения со странами региона Латинской Америки?

Ответ: Что подписано — мы с вами не читали, и вообще этого не читал никто. Поэтому для того, чтобы это оценивать, нужно знать, о чем идет речь. То, что об этом никто не знает, мы считаем весьма негативным фактором. Нас тревожит тот факт, что правила международной торговли начинают дробиться на региональные соглашения и вместо универсальных правил международной торговли получается эта мозаика совершенно разных торговых отношений без некого единого знаменателя. Более того, что еще тревожит, в рамках такого подхода подобные торговые соглашения начинают носить закрытый характер. Не инклюзивный, а эксклюзивный. Что касается сотрудничества в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона, то, конечно, мы видим, что в рамках ТТП отсутствуют несколько важных игроков. Прежде всего, это Россия и Китай. В какой степени это является препятствием для дальнейшего продвижения нашего взаимодействия  — для этого необходимо четко понимать, каков механизм ТТП, какие принципы будут заложены. Мы рассчитываем, что на каком-то этапе это должно, безусловно, стать публичным.

Что касается нашего сотрудничества с латиноамериканскими участниками ТТП, то тут мы хотели бы отметить, что оно развивается. Латиноамериканские участники ТТП проявляют не просто большой, а настойчивый интерес к налаживанию конструктивного взаимодействия с Евразийским экономическим союзом и с его органом — Евразийской экономической комиссией. В частности, в июне этого года подписан был меморандум о сотрудничестве между Евразийской экономической комиссией и правительством Чили и в конце октября в Сантьяго прошел первый раунд консультаций. В начале октября в Лиме был подписан аналогичный меморандум с правительством Перу. Совершенно очевиден интерес латиноамериканских тихоокеанских государств к налаживанию конкретных связей с евразийскими структурами, что мы, безусловно, поддерживаем и чему будем активно содействовать.

Вопрос: Соответственно, как только соглашение станет публичным, мы его детально изучим?

Ответ: Будем изучать, конечно. На предмет того, как это влияет на те связи, которые проходят между нашими странами.

Вопрос: Возвращаясь к теме Кубы и США, ожидаем ли мы, что Гаване вернут базу Гуантанамо?

Ответ: Безусловно, кубинское правительство имеет все основания для того, чтобы в политическом плане ставить вопрос о возвращении территории Гуантанамо Республике Куба. Это требование, которое высказывается как один из составных компонентов процесса нормализации отношений между двумя странами — США и Кубой. Конечно, этот процесс непростой с юридической точки зрения, есть целый ряд элементов юридических, которые продолжают действовать. В данном случае кубинские коллеги, я уверен, будут действовать грамотно для того, чтобы этот акт исторической справедливости, возвращения Гуантанамо под национальную юрисдикцию Кубы, был совершен. Это абсолютно логично в нынешнем контексте развития ситуации.

Вопрос: Какие в этом интересы у России?

Ответ: Наш интерес в данном случае заключается в том, что нормализация двусторонних отношений должна быть полной и всеобъемлющей. Так, как это предлагают наши кубинские друзья.

Вопрос: На какой стадии сейчас находится проект создания транспортного хаба на Кубе?

Ответ: Переговоры идут. Те два события, о которых мы говорили, это и визит нашей экономической делегации, который будет приурочен к выставке Fihav, и впоследствии заседание межправительственной комиссии, там эта тема будет фигурировать. Она обсуждается в рамках тех механизмов, которые между нашими странами существуют.

Вопрос: Когда можно будет говорить о начале стадии реализации?

Ответ: Пока идет процесс выработки формата сотрудничества, основывающийся на том, что обе стороны весьма заинтересованы в том, чтобы это было реализовано. Это интерес всех трех сторон — и кубинской стороны, поскольку ей очень важно развитие транспортной инфраструктуры, это интересы и наших транспортников, и интересы арабских инвесторов. Так что, я думаю, этот процесс пойдет.

Вопрос: Впереди в Венесуэле парламентские выборы. Нет ли опасений, что некоторые страны попытаются расшатать ситуацию?

Ответ: Мы заинтересованы в Венесуэле как в стабильном, развивающемся, процветающем экономически важном государстве региона. Безусловно, любые попытки расшатать там ситуацию, особенно перед выборами, не идут на пользу дела. В Венесуэле ситуация, мы видим, не простая. Идет очень серьезное столкновение двух взглядов на пути развития страны. Я бы даже сказал, это один взгляд на пути развития страны, а другой взгляд — отрицание этого пути. У оппозиционного взгляда конструктивной программы не просматривается. Мы считаем, что предстоящие парламентские выборы, которые были созваны венесуэльскими властями в установленные сроки в соответствии с действующим законодательством, конституционными нормами, несмотря на все спекуляции, которые были на этот счет, являются очень важным шагом к избранию народом легитимного парламента, который пользовался бы доверием населения. Сейчас самое главное, на наш взгляд, это обеспечить внутреннюю стабильность, потому что решать любые проблемы страны можно только в условиях внутриполитической стабильности и уважения законных институтов государственной власти. Правительство предпринимает шаги по стабилизации внутриэкономического положения. Сейчас нагнетание ситуации вокруг выборов — это очень опасный сценарий.

Вопрос: Есть ли уже какие-то попытки ситуацию дестабилизировать?

Ответ: Там идет очень ожесточенная политическая борьба. Пока на настоящий момент она не выходит за рамки правового поля. Очень важно, чтобы это было так и после голосования. Мы желаем, чтобы голосование прошло спокойно, демократично и его результаты были признаны в соответствии с конституционными процедурами, существующими в этой стране.

Вопрос: Как сейчас обстоит дело со строительством канала в Никарагуа?

Ответ: Мы знаем, что предпринимаются шаги со стороны никарагуанского руководства. Мы знаем, что там подтверждаются все планы, которые существуют. Мы со своей стороны подтверждаем готовность ряда российских экономических структур, компаний принять участие в реализации тех или иных проектов, связанных с развитием инфраструктуры, но какого-либо принципиально качественного сдвига в этом плане сейчас мы пока не видим. Мы продолжаем следить, мониторить ситуацию и готовы будем подключиться тогда, когда увидим, что это есть. Наш бизнес готов к этому присоединиться, если это будет развиваться. Пока ситуация, насколько мы понимаем, находится в стадии завершения апробации некой проектной документации, получения экспертиз и так далее. Сейчас мы ждем шагов от никарагуанской стороны и от генподрядчика — китайской компании.

Вопрос: Какие планируются ближайшее время визиты со стороны наших партнеров стран Латинской Америки?

Ответ: До конца года будет еще ряд важных контактов на различных уровнях — и по парламентской линии, и по линии исполнительной власти. Это будет и Аргентина, и Бразилия, и Куба, Боливия, некоторые государства Центральной Америки. До конца года еще предстоят контакты.

Вопрос: А что касается визитов на высшем уровне, кто-то планирует посетить Москву?

Ответ: До конца года нет. А в будущем году будем смотреть и выстраивать наши графики.

 

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+53 52-63-02-77
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж