14.02.2014:24

Интервью директора департамента Африки МИД России А.В.Кемарского международному информационному агентству «РИА Новости», 14 февраля 2020 года

— В прошлом году Россия стала гарантом выполнения соглашения между правительством и оппозицией ЦАР. Насколько оно сейчас выполняется и какую дополнительную помощь могла бы оказать Москва?

— Политический процесс, запущенный ровно год назад с подписанием в Банги соглашения о мире и перемирии, идет неравномерно. Россия в значительной мере способствовала заключению соглашения, в том числе работая с вооруженными группировками. Но надо сказать, что в качестве гарантов данного соглашения выступают Африканский союз и Экономическое сообщество центральноафриканских государств. Мы участвуем в различных структурах по контролю за выполнением достигнутых договоренностей.

По прошествии года есть позитивная динамика в реализации соглашения. Хотя обстановка и остается довольно сложной, снизился уровень вооруженного насилия, есть определенные подвижки в выполнении программы разоружения, демобилизации, интеграции и репатриации бывших боевиков. Медленно, но продвигается расширение зоны, подконтрольной вооруженным силам страны и силам внутренней безопасности. Вместе с тем надо отметить, что ситуация еще очень непростая.

— Была ли уже отправлена в ЦАР новая группа российских миротворцев в составе 30 человек? Планирует ли Москва отправлять дополнительных военных инструкторов в составе миссии ООН в ЦАР в нынешнем году или наращивать свою военную помощь стране для улучшения ситуации с безопасностью?

— Если говорить о нашей помощи и о работе наших специалистов, способствующих достижению мира и стабильности в ЦАР, нужно иметь в виду, что есть группа российских специалистов в составе миротворческой миссии ООН по стабилизации в ЦАР (МООНСЦАР). Президентом нашей страны было принято решение о направлении в ее состав до 30 российских миротворцев, но после консультаций с секретариатом ООН по поводу имеющихся вакансий в рамках миссии к настоящему времени направлены 12 миротворцев. Среди них, кстати, есть две женщины.

Помимо этого, имеется гораздо большая по численности группа российских военных специалистов-инструкторов, которые не имеют отношения к миссии ООН, а занимаются подготовкой военнослужащих ВС ЦАР и правоохранительных органов, они направлены по линии министерства обороны РФ в соответствии с просьбой, которая была высказана правительством ЦАР и с ведома санкционного комитета СБ ООН. Они отлично себя зарекомендовали, им удалось подготовить значительную группу местных специалистов, на сегодняшний день это около четырех тысяч военнослужащих и порядка 500 сотрудников правоохранительных органов.

Если говорить о перспективах направления в страну дополнительных российских инструкторов, то этот вопрос может обсуждаться в двустороннем порядке после получения соответствующего обращения властей ЦАР, которое будет рассмотрено российскими ведомствами.

— Таких просьб пока не было?

— Насколько я знаю, обращений по увеличению числа наших специалистов не было.

— А сколько там сейчас российских военных специалистов?

— Они работают по вахтовому методу, численность колеблется. В настоящее время их число составляет 235 человек.

— Оставшиеся 18 миротворцев будут отправлены в ЦАР в этом году?

— В рамках миссии ООН периодически возникают определенные вакансии. По мере того как высвобождаются соответствующие должности, они могут быть заполнены нашими специалистами. С секретариатом ООН по этому вопросу поддерживаются необходимые контакты.

— Будет ли Россия поднимать в ООН вопрос о снятии оружейного эмбарго с ЦАР после того, как об этом попросил президент?

— Недавно, как вы знаете, в СБ ООН рассматривался вопрос оружейного эмбарго, мы в соответствии с просьбой, которую высказало правительство ЦАР, способствовали определенному смягчению санкционного режима. Хотя правительство просит снять его полностью, против этого выступают некоторые члены СБ ООН. На наш взгляд, сохранение эмбарго препятствует полноценному развертыванию национальных вооруженных сил, их способности противостоять тем, кто саботирует мирный процесс. В то время как армия ЦАР находится под строгим контролем санкционного комитета СБ ООН, те, кто ей противостоит, зачастую беспрепятственно получают контрабандное вооружение.

На данном этапе удалось несколько смягчить эмбарго, получив разрешение на предоставление ЦАР некоторых видов бронетехники. По истечении полугодового периода мы настроены на пересмотр этих ограничений в сторону их дальнейшего ослабления и создания условий для того, чтобы центральноафриканское правительство могло решительно вести борьбу с теми, кто препятствует мирному процессу.

— То есть мы будем настаивать на полном снятии оружейного эмбарго с ЦАР, когда истечет срок его очередного продления в июле этого года?

— Многое будет зависеть от реальной ситуации в стране. При этом мы будем поддерживать позицию правительства ЦАР, которое выступает за полную отмену эмбарго. В целом мы поддерживаем полное снятие ограничений для того, чтобы вооруженные силы могли исполнять стоящие перед ними задачи. Сейчас сложилась ненормальная ситуация. Недопустимо, чтобы группировки, выступающие против правительства, имели за счет контрабанды больше возможностей для получения оружия, нежели правительственные силы.

— В 2020 году Россия стала председателем в Кимберлийском процессе, и уже было заявлено, что Москва намерена добиваться полной легализации оборота алмазов в ЦАР. Какие есть механизмы, которые бы могли гарантировать учет всей алмазодобывающей отрасли страны и избавление ее от так называемых кровавых алмазов?

— Кимберлийский процесс является уникальной международной площадкой, которая позволяет осуществлять контроль за мировым оборотом необработанных алмазов в целях исключения возможности их использования в конфликтах для подпитки антиправительственных группировок. Мы в качестве страны-председателя нацелены на продолжение работы по совершенствованию системы контроля, чтобы реагировать на те вызовы, которые стоят перед странами-производителями и странами-потребителями алмазной продукции.

Одной из задач Кимберлийского процесса является создание условий для того, чтобы алмазодобывающая отрасль африканских стран максимально способствовала решению различных социально-экономических проблем, с которыми сталкиваются эти государства. На это направлены и меры Кимберлийского процесса по поддержанию на должном этапе контроля за добычей алмазов.

В связи с вооруженным конфликтом, который разразился в ЦАР в 2013 году, в декабре того же года было принято решение о приостановке ее участия в Кимберлийском процессе. Позже, в 2015 году, ЦАР частично вернулась в Кимберлийский процесс, получив возможность реализации тех алмазов, которые добываются на рудниках, подконтрольных центральному правительству. Были установлены специальные требования в плане выполнения схемы сертификации Кимберлийского процесса и осуществления контроля за соблюдением его стандартов на месторождениях. Была создана специальная группа Кимберлийского процесса по мониторингу ситуации в ЦАР, которая к настоящему времени отмечает достигнутый прогресс. Поэтому в ноябре прошлого года на встрече в Индии было принято решение об упрощении процедуры согласования экспорта алмазного сырья из ЦАР на срок в один год.

В качестве председателей мы намерены содействовать продолжению этой работы, подготовке четкой дорожной карты, которая позволила бы поэтапно выполнять различные требования, что в перспективе дало бы возможность полностью легализовать добычу и реализацию алмазов в ЦАР. Учитывая сложную ситуацию в стране, это очень не простой процесс, он потребует определенного времени и значительных усилий, в том числе в рамках дорожной карты, которая будет служить базовым документом.

— На сколько времени может быть рассчитана эта дорожная карта, чтобы полностью вернуть ЦАР в рамки Кимберлийского процесса?

— Это во многом будет зависеть от ситуации "на земле".

— Может занять десятилетия или года два?

— Надеемся, что так долго это не продлится и параллельно со стабилизацией военно-политической ситуации в стране будут созданы условия для нормальной работы алмазной отрасли ЦАР.

— Ранее стало известно, что США запустили программу Prosper Africa, которая предусматривает увеличение торговли между США и Африкой и может облегчить доступ американскому СПГ на рынки Африки. Как этот проект может повлиять на сотрудничество России с африканскими странами в энергетике? Видит ли Москва риски в области энергетического сотрудничества в этом регионе?

— В последние годы внимание к Африке возрастает не только со стороны Соединенных Штатов, но и ведущих мировых и региональных держав. Наряду с Великобританией, Францией, Китаем, который очень активен в Африке, тесные связи налаживают такие страны, как Индия, Турция, Бразилия, Южная Корея, Израиль, Япония и другие. Африка рассматривается как континент будущего из-за богатейших запасов природного сырья, емкого потребительского рынка, что открывает большие возможности для развития торговых отношений. Помимо этого отдача от инвестиций в Африке зачастую значительно превышает ту норму прибыли, которая существует в других регионах.

Интерес к Африке возрастает не только из-за ее экономического потенциала, но и в силу все более активной позиции, занимаемой государствами континента по ключевым международным проблемам — сейчас практически ни одного вопроса в ООН невозможно решить без африканской группы, которая является наиболее многочисленной и зачастую выступает единым фронтом. Активность вокруг Африки, безусловно, приводит и к повышению конкурентной борьбы между основными мировыми державами. Что касается наших подходов, то мы готовы к цивилизованной конкуренции. К сожалению, успехи России на африканском направлении — я имею в виду в первую очередь прошедший саммит в Сочи — вызывают у многих западных держав определенную ревность и порождают попытки противодействовать продвижению России на континенте, максимально ограничить наши возможности сотрудничества с африканцами. Не гнушаются на Западе и различными мерами давления на наших африканских партнеров, которые выходят за рамки общепринятых норм международного общения.

Что касается взаимодействия с Африкой в целом, то мы открыты для сотрудничества и готовы как к совместному освоению богатейшей ресурсной базы Африканского континента, так и к решению сложнейших социально-экономических проблем. Объединенными усилиями гораздо проще бороться с терроризмом, трансграничной преступностью, неконтролируемой миграцией, наркотрафиком, контрабандой оружия.

Мы выступаем за международное партнерство в Африке, и здесь нет какого-либо потайного дна или двойных стандартов, стремимся к тому, чтобы сотрудничество стало поистине взаимовыгодным, могло способствовать развитию этого богатейшего и перспективного региона.

— Говоря о тех, кто использует методы недобросовестной конкуренции, вы имеете в виду США?

— Да, это США и их ближайшие союзники.

— Можно ли сказать, что Африка станет новой площадкой энергетического противостояния между РФ и США, как это происходит сейчас, например, в Европе?

— В освоении энергетических ресурсов Африки участвует масса не только американских, но и крупных компаний из других стран мира. Они там работают уже достаточно продолжительное время. Наши компании приступили к налаживанию сотрудничества сравнительно недавно, и надо сказать, что ниша для такого взаимодействия пока еще сохраняется. Поэтому в настоящий момент мы не видим каких-то особых угроз, тем более что со стороны африканских стран проявляется высокая степень заинтересованности в привлечении российских компаний, которых они хотели бы видеть на своих рынках, в том числе в области освоения энергетического сырья. С их присутствием африканцы связывают надежды на создание своего рода противовеса компаниям западных стран, которые часто пользуются экономическими рычагами для решения своих политических задач.

— В ходе саммита Россия – Африка в Сочи в октябре прошлого года между РФ и Эфиопией было подписано соглашение о сотрудничестве в области мирного атома, которое предполагает строительство в Эфиопии атомной электростанции большой мощности, были также сообщения, что РФ может построить эту АЭС совместно с Индией. Скажите, пожалуйста, в какой сейчас стадии находится проект? Когда может быть подписан контракт на строительство станции?

— В настоящее время ведется работа по согласованию параметров выполнения данного соглашения, поскольку во многом оно носит рамочный характер. Параллельно будут решаться вопросы подготовки национальных кадров для этого проекта. Сейчас работа по его реализации находится в начальной стадии. На данном этапе представляется преждевременным говорить о каких-либо сроках и об участниках, представляющих третьи страны.

— По итогам саммита Россия – Африка в Сочи, на ваш взгляд, удастся ли сторонам быстро наладить системное взаимодействие в различных сферах, консолидировать те проекты, который уже есть, и встроить все в единую систему? Сколько времени может занять эта работа? Насколько сложная ситуация с безопасностью во многих странах Африки может помешать нашим странам развивать экономические связи?

— Говоря об итогах саммита, надо отметить принятие совместной декларации, которая охватывает самые различные области как международной жизни в целом, так и наших отношений с африканскими странами. Декларация предусматривает создание принципиально нового механизма в наших отношениях с Африкой. Это Форум партнерства Россия — Африка, который предусматривает проведение раз в три года саммитов, а в промежутках между ними ежегодных встреч на уровне министров иностранных дел РФ и тройки Африканского союза, представляющих действующее, предыдущее и будущее председательства в этой организации. Не исключено, что этот формат может быть расширен за счет подключения к работе руководителей других ведомств для обсуждения конкретных вопросов наших отношений с Африканским континентом.

За период, прошедший после саммита, по информации, которую мы получаем от наших посольств, можно судить о том, что наши отношения с Африкой выходят на новый уровень развития. Со стороны африканских стран — как на уровне государственного руководства, так и на уровне бизнеса — проявляется все больше заинтересованности в активизации самых различных направлений взаимодействия. Сигналы, которые поступают из африканских столиц, свидетельствуют о том, что в африканском политико-общественном пространстве укрепляется благожелательный и позитивный настрой в отношении нашей страны, растет понимание того, что партнерство с Россией имеет существенные политические и экономические преимущества. С учетом этой заинтересованности рассчитываем на то, что в ближайшем будущем нам удастся значительно активизировать торгово-экономические отношения, увеличить торговый оборот, продолжить поступательное движение в области энергетики, сельского хозяйства, недропользования. Есть значительный интерес со стороны африканских стран к доступу к нашим высоким технологиям. Приоритетным направлением наших отношений с Африкой по традиции является сотрудничество в области подготовки кадров, поэтому прорабатываются возможности значительного увеличения квоты для приема африканских студентов в российские вузы, создаются условия для того, чтобы число африканцев, приезжающих к нам учиться, в том числе на коммерческой основе, непрерывно росло.

Надо сказать, что ситуация во многих районах Африки остается достаточно неспокойной, продолжаются межэтнические конфликты, в некоторых странах сохраняются политические противоречия, социально-экономические кризисы. На этом фоне усиливается террористическая угроза. Очевидно, что без решения этих проблем добиться продвижения, в том числе на экономическом направлении, будет достаточно сложно. Именно поэтому африканские страны, как и мы, заинтересованы в налаживании сотрудничества в области безопасности. Этот фактор рассматривается как базовое условие для развития сотрудничества в целом. Неслучайно лозунг сочинского саммита — "За мир, безопасность и развитие". Нам есть, что предложить африканским партнерам, в том числе в сфере безопасности, мы готовы оказывать помощь в борьбе с экстремистскими, террористическими силами для укрепления мира и стабильности на всем континенте.

— В чем будет выражаться это содействие укреплению безопасности?

— Мы поддерживаем постоянные контакты с африканскими партнерами в области обеспечения региональной безопасности, делимся с ними нашими наработками, опытом в области борьбы с внутренними и внешними угрозами. В некоторых районах континента – здесь можно выделить такие зоны, как Сахаро-Сахельский регион, район озера Чад, Африканский Рог, восточные провинции Демократической Республики Конго — действуют многочисленные террористические группировки, включая ИГИЛ*, "Аль-Каиду"*, "Боко Харам"*, "Аш-Шабаб". Численность и активность этих организаций постоянно увеличивается. К сожалению, не всегда вооруженные силы и органы правопорядка африканских стран могут им в должной степени противостоять и обеспечить внутреннюю безопасность и стабильность. В этих условиях мы будем продолжать курс на расширение контактов в области противодействия терроризму. Например, среди африканских государств крайне востребован обмен оперативной информацией со спецслужбами РФ, а также подготовка национальных военных кадров в высших учебных заведениях Минобороны России и МВД России, которая осуществляется на бесплатной и льготной основе. Так, в образовательных учреждениях Минобороны России сейчас обучаются представители 21 африканской страны.

Мы готовим миротворцев – по 80 специалистов каждый год — на базе Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России. Предоставляем также возможности для обучения сотрудников правоохранительных органов различных стран в учебных заведениях МВД России по программам высшего образования.

Обсуждаются и другие возможности, направленные на то, чтобы помочь африканским странам укрепить свой суверенитет и независимость.

Наши африканские партнеры активно участвуют в проводимых Россией мероприятиях, таких как Международный военно-технический форум, встречи высоких представителей, курирующих вопросы безопасности. В очередных Армейских международных играх "АрМИ-2019" приняли участие 11 африканских стран. И число желающих присоединиться к ним с каждым годом растет.

— На полях саммита Россия – Африка практически все лидеры африканских государств говорили о том, что заинтересованы в наращивании сотрудничества с Россией в области ВТС, причем как в вопросе обучения сил специального назначения, так и в вопросе поставки российских вооружений.

— Военно-техническое сотрудничество строится прежде всего на двусторонней основе. Соответствующие вопросы обсуждаются в зависимости от конкретных условий той или иной страны и решаются на уровне высшего руководства и профильных ведомств с учетом возможностей как наших, так и африканских стран. В целом у нас достаточно разветвленные отношения в области военно-технических связей с Африкой. Если я не ошибаюсь, имеется более 30 соглашений по ВТС с государствами региона. На базе этих соглашений осуществляется проработка практических форм взаимодействия. Все зависит от конкретных договоренностей и условий.

— В СМИ периодически появляются истории о том, что российские наемники действуют и погибают, например, последние сообщения приходили из Мозамбика. Как вы можете прокомментировать эти сообщения?

— Я бы отнес эти сообщения к известной категории фейк ньюз. Что касается Мозамбика, они не соответствуют действительности.

— Известно ли, когда и где состоится российско-африканская встреча на уровне мининдел, и было ли уже определено место следующего саммита Россия – Африка?

— В отношении встречи на министерском уровне думаю, что она состоится в России в текущем году. А в отношении следующего саммита — вопрос пока находится в стадии проработки. До 2022 года время еще есть.

— Расскажите, пожалуйста, с какими особенностями дипломатического протокола в африканских странах вам приходилось сталкиваться?

— Не стоит считать, что Африка находится на другой планете или что там некая иная система координат. Протокол – вещь достаточно универсальная, соблюдается всеми африканскими странами, но нельзя сказать, что там нет каких-то определенных специфических вещей. Они связаны с бережным и уважительным отношением в большинстве африканских стран к своим традициям и обычаям, уходящим вглубь африканской истории.

В целом же говоря о специфике работы в Африке, надо учитывать, что там есть значительные позитивные моменты. Они выражаются прежде всего в том чувстве благодарности, которое большинство африканцев до сих пор испытывают в связи с поддержкой, которую наша страна — Советский Союз — оказала африканским государствам в борьбе за независимость, а в последующем в борьбе против различных внешних угроз, в становлении собственной государственности и национальной экономики. Память об этой помощи жива до сих пор, несмотря на смену поколений, и это доброе отношение к России очень помогает в работе.

Исходя из личного опыта работы на африканском направлении, могу сказать, что для того, чтобы понять, почувствовать этот континент, необходимо проработать там определенное количество лет, познакомиться с богатой культурой африканских стран, с их традициями, с людьми, полюбить Африку. Во многом это позволяет обогатить как профессиональный, так и жизненный опыт.

— Вы упомянули, что есть какие-то особенности, связанные с традициями. Можете вспомнить самую необычную?

— Могу сказать, что в основном протокольные процедуры более-менее схожи, но в такой стране как, например, Королевство Эсватини, где я представлял нашу страну по совместительству, будучи послом в Мозамбике, принято использовать на торжественных церемониях по случаю важнейших праздников национальные костюмы, причем достаточно экзотические. Такие церемонии проходят очень красочно, в том числе с различными танцами при большом стечении публики.

— А иностранных дипломатов тоже приглашают принять участие в этих танцевальных церемониях?

— Приглашают, но не настаивают на местных национальных костюмах, хотя их использование приветствуется как знак особого уважения со стороны иностранцев к эсватинийским традициям.

Дополнительные материалы

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+236 21-61-03-11
+236 70-15-21-73
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж