13.02.2010:47

Интервью Посла России в Афганистане А.В.Мантыцкого международному информационному агентству «РИА Новости», 12 февраля 2020 года

Вопрос: Сколько российских граждан, участвовавших в военных действиях на территории Афганистана, продолжают находиться в стране по сей день? Поддерживает ли посольство Российской Федерации связь с ними? Есть ли планы по их возвращению на родину?

Ответ: Нам достоверно известно о трех бывших советских военнопленных, добровольно оставшихся в Афганистане с 1980-х годов. Двое из них – Александр Юрьевич Левенец (Ахмад) и Геннадий Анатольевич Цевма (Никмохаммад) – выходцы с Украины и в настоящее время проживают в Кундузе. Третий – Сергей Юрьевич Красноперов (Нурмамад), уроженец города Курган – проживает в Чагчаране, столице провинции Гор, работает в отделении афганской энергетической компании "Брешна". С ним поддерживается регулярная связь по телефону, иногда проводятся личные встречи. Оказано содействие в установлении связи по телефону с братом в России, даны консультации по подготовке старших детей для обучения в российских вузах на бюджетной основе. Все трое давно осели здесь и в настоящее время не планируют возвращаться на родину.

Периодически поступают обрывочные сведения о других якобы бывших советских пленных, но чаще всего эта информация не соответствует действительности и связана с проведением провокаций или вымогательством денежных средств.

Вопрос: Как, на ваш взгляд, будет меняться ситуация в сфере безопасности в Афганистане после вывода из страны американских вооруженных сил? В какие сроки, на ваш взгляд, реально осуществить вывод этих войск? Не опасаетесь ли вы, что после этого Афганистан вновь захлестнет волна насилия?

Ответ: В Вашингтоне на официальном уровне неоднократно заявляли о своих намерениях осуществить вывод контингента США из Афганистана. Однако администрация Дональда Трампа, насколько нам известно, до сих пор не обнародовала конкретных планов по сокращению военного присутствия США в этой стране. Согласно приведенным в последнем докладе Минобороны США по Афганистану данным, в настоящее время на территории ИРА находятся от 12 до 13 тысяч американских военнослужащих. Международные эксперты ожидают, что решение по упомянутому вопросу будет все же принято в преддверии президентских выборов в США.

В целом приходится констатировать, что, несмотря на оказание коалиционными силами давления на боевиков, обстановка в ИРА остается весьма напряженной. Судите сами: вооруженная оппозиция контролирует почти половину афганской территории. При этом в последние месяцы наблюдается рост интенсивности террористических атак на афганские национальные силы безопасности и натовские контингенты. Положение "на земле" усугубляется низким уровнем подготовки афганских силовых структур, которые, к сожалению, не в состоянии эффективно вести контртеррористическую борьбу без поддержки со стороны США и их союзников.

В сложившихся условиях вывод ВС США из Афганистана должен быть ответственным, исключающим его негативные последствия для стабильности как в самой стране, так и в регионе в целом. Думаю, что это прекрасно понимают и американские партнеры. Кстати, модальности вывода войск США в этой стране обсуждаются с талибами в катарской столице, где расположен офис Движения. Полагаем, развитие ситуации в ИРА в постконфликтный период не в последнюю очередь будет зависеть от американо-талибских договоренностей.

Вопрос: Каким, на ваш взгляд, будет участие талибов в составе инклюзивного правительства, если планы по его созданию будут реализованы? Все ли требования Движения талибов (ДТ) к США и Кабулу выполнимы или некоторые из них будет невозможно выполнить в современных реалиях?

Ответ: Как известно, основное требование талибов к Вашингтону – полный вывод иностранных военных из Афганистана. Как я уже упомянул, сейчас представители США и Движения талибов в Дохе заняты обсуждением этого вопроса, а также других аспектов, которые лягут в основу возможного соглашения между сторонами.

При этом в СМИ периодически просачивается информация о том, что американцы пытаются добиться согласия талибского руководства на то, чтобы осуществить лишь частичный вывод своего контингента, оставив ограниченное число военных в Афганистане на ряде объектов. Каков будет итог этих переговоров, пока сказать сложно, ведь талибы заявляют о неприемлемости сохранения иностранного военного присутствия в стране.

Мы ожидаем, что после подписания соглашения между американцами и талибами начнутся межафганские переговоры, которые должны будут определить параметры будущего государственного устройства Афганистана. При этом есть разные точки зрения по поводу того, каким оно будет. Ряд экспертов считает, что действующее правительство национального единства продолжит свою работу при включении в его состав талибов, другие полагают более вероятным формирование переходной администрации, где талибы также получат ряд ответственных постов.

Так или иначе, решение о будущем своей страны должны принимать сами афганцы, а Россия, со своей стороны, будет оказывать посильное содействие продвижению мирного процесса в Афганистане.

Вопрос: Ожидаются ли визиты афганских официальных лиц в Москву и российских в Кабул? Готовится ли новое заседание консультаций по Афганистану в московском формате?

Ответ: На февраль этого года запланирован визит делегации афганских парламентариев во главе с председателем Волуси джирги (Нижняя палата парламента Национальной ассамблеи Афганистана) Миром Рахманом Рахмани в Российскую Федерацию. Предполагается встреча с председателем Государственной думы Вячеславом Володиным. Депутаты двух стран обсудят развитие межпарламентских связей, укрепление экономического и гуманитарного сотрудничества.

Пока не планируем проведение очередного заседания московского формата, ожидая результатов переговоров между делегациями США и Движения талибов в Дохе. Однако не исключаем такую возможность, если почувствуем, что переговорный процесс вновь застопорится, а встреча в Москве сможет придать ему нужную динамику.

Необходимо отметить, что Россия в последние месяцы активно взаимодействует с представителями США и КНР в рамках трехсторонних российско-китайско-американских консультаций на уровне спецпредставителей по Афганистану с подключением Пакистана. В рамках этих встреч предполагается развитие сотрудничества с партнерами с целью создания благоприятных внешних условий для продвижения процесса национального примирения.

Вопрос: Как обстоит ситуация с присутствием ИГИЛ* на севере Афганистана? Обращалось ли афганское правительство к России с просьбой о содействии в укреплении безопасности в приграничных регионах?

Ответ: В контексте ситуации в сфере безопасности нас не может не беспокоить возросшая активность международных террористических группировок на севере Афганистана. В частности, группировка "Исламское государство"*, по некоторым данным, по-прежнему сохраняет присутствие в приграничных с Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном районах. Все это, разумеется, создает предпосылки для возможного превращения данного региона ИРА в плацдарм для экспансии в государства Центральной Азии.

Несмотря на победные реляции официального Кабула относительно ликвидации группировки на востоке страны, к нам продолжают стекаться сообщения о сохранении присутствия боевиков ИГИЛ* в этих районах и их переброске авиатранспортом в северные и северо-западные регионы Афганистана. В частности, указывается на появление новых террористических группировок в труднодоступных горных районах провинций Фарьяб и Бадахшан.

Россия не раз подтверждала правительству ИРА свою готовность к активизации взаимодействия на антитеррористическом треке, однако никаких запросов от Кабула, в том числе по вопросу содействия в укреплении безопасности на севере страны, до сих пор не поступало.

Вопрос: В декабре прошлого года в Тегеране на встрече секретарей Совбезов и советников по национальной безопасности по Афганистану секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев сообщил, что запрещенная в России группировка "Исламское государство"* продолжает укрепляться в Афганистане и готовит на севере страны плацдарм для вторжения в Центральную Азию и что за год ситуация показала тенденцию к ухудшению. В связи с этим что можно назвать в качестве основных мер, принятых за минувший год для купирования названных угроз? Реализуются ли с участием России меры по укреплению таджикско-афганской границы? Какие еще дополнительные действия надо предпринимать, чтобы нейтрализовать угрозы?

Ответ: Российская Федерация внимательно наблюдает за ситуацией в Афганистане. В целях нивелирования упомянутых угроз осуществляются меры долгосрочного и оперативного характера. В частности, на регулярной и безвозмездной основе в российских специализированных учебных заведениях осуществляется подготовка национальных кадров, в том числе для полицейских, антинаркотических и военных структур ИРА. Сотрудничество на антитеррористическом направлении ведется на многосторонних площадках в рамках ОДКБ, ШОС, СНГ, а также ООН. Повышенное внимание уделяется защите таджикско-афганской границы. Важнейшим компонентом ее безопасности является дислокация на территории Республики Таджикистан 201-й российской военной базы.

Придерживаемся позиции, что для предотвращения закрепления ИГИЛ* на территории Афганистана необходимо в первую очередь добиваться установления мира и стабильности в стране политико-дипломатическими средствами путем содействия продвижению процесса афганского нацпримирения на различных площадках.

В настоящее время прорабатывается возможность организации третьего раунда шестисторонних консультаций секретарей Советов безопасности и советников по национальной безопасности России, Афганистана, Индии, Ирана, Китая и Пакистана, посвященной афганской проблематике. Кроме того, на апрель нынешнего года в Москве запланировано проведение встречи Секретарей советов безопасности государств-членов ШОС.

Вопрос: В чем, на ваш взгляд, заключается специфика работы дипломата в Афганистане? Требует ли работа посла в такой стране особых, отличительных личностных качеств?

Ответ: В любой стране есть своя специфика дипломатической работы. В нашем случае это действительно сложная военно-политическая обстановка, наши дипломаты работают в условиях вооруженного конфликта. Это обстоятельство накладывает определенные ограничения при передвижении по городу, организации встреч и переговоров, проведении визитов высокого уровня и многосторонних консультаций. К сожалению, всем нам приходится учитывать это в своей повседневной жизни.

В остальном требования к дипломатам в Афганистане те же, что и ко всем сотрудникам МИДа: знание нескольких иностранных языков, в том числе языков страны пребывания, умение заводить контакты, анализировать, точно и ясно излагать информацию, работать в условиях напряженной внутриполитической ситуации, а в последнее время – повышенного санкционного и иного антироссийского давления.

Дополнительные материалы

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+93 79 802-37-93
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж