22.10.2115:47

Выступление руководителя Делегации Российской Федерации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями К.Ю.Гаврилова на 14-м заседании НРГ по «Структурированному диалогу», 21 октября 2021 года

2149-22-10-2021

Сессия 1: Военно-политические аспекты безопасности

Кластер I: 25-я годовщина принятия лиссабонской «Концептуальной базы для контроля над вооружениями»

 

Уважаемый господин Председатель,

Прежде всего позвольте выразить признательность за подготовку и проведение 14-го заседания неофициальной рабочей группы (НРГ) по «структурированному диалогу». В нынешних условиях он, наряду с Форумом ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности (ФСОБ), остаётся уникальным постоянно действующим каналом поддержания многосторонней профессиональной коммуникации по проблематике военно-политической стабильности в Европе. Важно, чтобы диалог имел деполитизированную направленность, иначе в нём теряется смысл.

Как уже отмечалось, в текущем году мы празднуем 25-летний юбилей «Концептуальной базы для контроля над вооружениями», принятой на Лиссабонском саммите ОБСЕ в 1996 г. На излёте XX века она внесла весомый вклад в выстраивание коллективных основ европейской безопасности и развитие военно-политического измерения ОБСЕ. Пять лет назад она также послужила идейным источником для начала «структурированного диалога» о нынешних и будущих вызовах.

В «Концептуальной базе» утверждается, что основу системы «равной и неделимой безопасности» составляют ДОВСЕ, Венский документ, ДОН, Кодекс поведения и региональные меры укрепления доверия и безопасности (МДБ). В своё время они заложили фундамент европейской системы контроля над вооружениями и МДБ в военной области, доказали на практике свою востребованность и эффективность.

Сегодня многие из этих элементов переживают глубокий кризис. В связи с «принципиальной» позицией НАТО не вступил в силу адаптированный ДОВСЕ, туманна судьба ДОН, Кодекс поведения страдает от вызывающих недоумение злонамеренных попыток его расширительного толкования. Серьёзным стрессам подвергается ещё один важнейший документ – Основополагающий акт Россия-НАТО. Наиболее благополучная ситуация складывается вокруг практической реализации МДБ, хотя, как показывает практика, их эффективность в период кризисных ситуаций ограничена.

Эрозия режима контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ) происходит на фоне повышенной турбулентности геополитических процессов. Не прекращаются попытки использовать силу для продавливания своих интересов, укрепить собственную безопасность за счёт безопасности других. В условиях углубления разделительных линий в Европе Североатлантический альянс продвигает военную инфраструктуру к границам Российской Федерации. Сначала это была миссия по охране воздушного пространства. Сегодня силы передового базирования наряду с авиацией включают части сухопутных войск из внерегиональных государств блока общей численностью около 10 тыс. человек. Колоссальный рост военных расходов стран НАТО никак не коррелирует с известным высказыванием о том, что «контроль над вооружениями – это безопасность меньшими средствами». Об этом вчера детально говорил на совещании Минобороны России С.К.Шойгу.

Решения, принятые на саммите НАТО 14 июня 2021 г., закрепляют военное противостояние в Европе на годы вперёд. Достаточно сказать, что в брюссельском документе Россия фигурирует 63 раза. Если убрать её упоминание, окажется, что кроме «нового стратегического вызова КНР» никаких реальных задач у блока нет. «Российская угроза» раздувается, в том числе, в целях консолидации внутреннего единства НАТО. Иных скреп у коллег, видимо, не осталось.

Последние несколько лет показали, что Североатлантический альянс не заинтересован в позитивной повестке дня с Москвой. Русофобия в Брюсселе пересиливает прагматизм. И пока отсутствуют признаки того, что страны НАТО намерены выходить из этого тупика. Подтверждение тому – отказ от конструктивного рассмотрения наших предложений по деэскалации напряжённости и снижению риска непредсказуемых инцидентов, а также бесцеремонное решение о лишении аккредитации ряда сотрудников Постпредства России при НАТО. В ответ на эти недружественные действия мы были вынуждены приостановить деятельность нашей миссии при блоке и военной миссии связи НАТО, а также прекратить деятельность её Информационного бюро в Москве.

Рассчитываем, что здравый смысл и желание развивать конструктивные отношения в конце концов возобладают, и НАТО сделает к этому первый шаг.

Уважаемый господин Председатель,

«Концептуальная база», безусловно, может служить источником идей о том, в каком направлении выстраивать или достраивать военно-политические основы европейской архитектуры безопасности. В русле этих подходов усилия России направлены на снижение рисков, обеспечение предсказуемости и решение разногласий через диалог и конкретные договорённости, в том числе в области контроля над вооружениями. Продолжаем тщательный анализ ситуации в этой сфере.

Состоявшиеся в сентябре на площадке ФСОБ дискуссии показали, что государства-участники пока придерживаются различных точек зрения относительно будущего контроля над обычными вооружениями. Одна группа стран исходит из консервативных позиций и не настроена на обсуждение обновлённого КОВЕ. Другая группа вроде бы и не прочь подумать над перспективным общеевропейским режимом, но создаётся впечатление, что кто-то их «одёргивает за локоть» и не даёт предпринять созидательные шаги в этом направлении. Есть ещё и третья группа государств, которые готовы смотреть в лицо технологическому прогрессу и приспосабливать к нему существующие договорённости.

В то время как консенсус относительно будущего КОВЕ отсутствует, рассчитываем, что государства-участники не упустят из виду одну из ключевых целей декларации СМИД ОБСЕ в Гамбурге (2016 г.), которая обозначила «структурированный диалог» как средство формирования благоприятных условий для дискуссий о будущем КОВЕ и МДБ. Пока же с подачи западных коллег продвинуться вперёд нам не удаётся. Отсутствие подвижек и продолжение «хождения по кругу» чреваты утратой интереса к этому формату со стороны столиц, в том числе военных экспертов. 

Сейчас необходимо сделать всё возможное, чтобы остановить опасное развитие с точки зрения эволюции ситуации в сфере безопасности, а также в сфере военного строительства, которое со стороны стран Запада принимает опасный характер. Основные риски проистекают из неправильного понимания намерений друг друга и просчёта в оценках военной деятельности, которая может восприниматься как подготовка к конфликту и вызывать опасные контрмеры. Подобная эскалация взаимного непонимания способна привести к непредсказуемым последствиям.

В этих условиях наша страна продолжает исходить из важности следующих взаимных шагов, которые также могли бы обсуждаться в рамках «структурированного диалога»:

- продолжение двустороннего диалога по военной линии для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес и вызывающих озабоченность у России и у наших партнёров;

- принятие мер по снижению активности военной деятельности в регионах Балтийского и Чёрного морей, а также в Арктике;

- совершенствование механизма предотвращения опасной военной деятельности и инцидентов в воздушном пространстве и на море.

Разумеется, «переворота» в европейских делах будет достичь непросто. Снижение уровня военного противостояния станет важнейшим звеном, взявшись за которое, вероятно, можно будет привести в действие всю цепочку переговоров по военно-политическим аспектам европейской безопасности. Но для этого потребуется политическая воля государств-участников ОБСЕ, прежде всего находящихся к западу от Вены.

Благодарю Вас, господин Председатель.

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)

Отображение сетевого контента

x
x
Дополнительные инструменты поиска