20.08.2116:54

Выдержки из выступления сенатора А.А.Климова на брифинге в пресс-центре МИД России для руководства посольств государств-членов ОБСЕ 17 августа 2021 г.

Сегодняшняя встреча проводится впервые и, на наш взгляд, давно назрела. Во всяком случае, мне и моим коллегам – парламентариям поступало немало запросов от иностранных дипломатов, особенно из стран ОБСЕ, с просьбой прокомментировать вопросы, связанные с российскими мерами по предотвращению иностранного вмешательства в наши суверенные дела, включая недавние изменения отечественных законов в этой связи. Тема попыток внешнего вмешательства в суверенные дела Российской Федерации представляется нам особенно важной и актуальной в период проведения российских парламентских выборов.

Мы всегда готовы объяснить суть вступивших в силу законодательных изменений, причины их принятия, разъяснить те моменты, которые вызывают наибольшие вопросы.

Временная комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета России была создана 14 июня 2017 года.

Перед новой сенаторской комиссией были поставлены две основные задачи, которые остаются в силе и в настоящее время:

(1) – подготовка предложений по совершенствованию российского законодательства в сфере защиты государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации;

(2) – мониторинг деятельности иностранных государств, международных объединений и международных организаций, направленной на осуществление вмешательства во внутриполитические процессы в Российской Федерации.

Некоторые считают, что наша Комиссия создана для борьбы с Западом как таковым. Это не соответствует действительности. Ни одно решение сенаторской Комиссии, ни один наш законопроект не был обращен против какого-либо государства мира или его политической системы. Мы никогда не давали советы иным народам, кого выдвигать в их странах кандидатами на выборах, кого избирать, кого назначать в правительство. Кроме того, мы всегда обращали внимание на то, что угрозы российскому суверенитету идут из самых разных стран. Например, экстремистские структуры с территории стран к югу от России давно и агрессивно пытаются проверять на прочность российский суверенитет, воздействовать на наш многонациональный народ, вербовать своих сторонников среди российской молодежи.

В любом случае все предложения, сделанные Комиссией за минувшие четыре года, в том числе наши законопроекты, вступившие в силу в 2021 г., носили, во-первых, ответный характер, это была наша законодательная реакция на реально существующие внешние вызовы. Во-вторых, все наши предложения базировались не только на Конституции России, но и на общепринятых нормах международного права. Мы также учитывали при этом международный опыт реагирования на подобного рода внешние вызовы и угрозы, в том числе опыт стран-членов ОБСЕ. Наконец, мы защищали ключевые права граждан России, включая право на безопасность, а также право самим, без внешнего давления, избирать своего президента и парламент.

Коротко остановлюсь на нескольких законодательных новациях, вступивших в силу в первой половине текущего года. Хочу особо подчеркнуть, что все они были приняты до официального объявления нынешних парламентских выборов, чтобы ни при каких обстоятельствах не менять установленных законом правил после начала избирательной кампании.

Также хочу заметить, что работа над многими их этих законов проходила задолго до 2021 г. Некоторые из них мы начали обсуждать с коллегами еще в 2017 г. В частности, законопроект об установления особенностей распространения информации в социальной сети, был внесен нами в Госдуму  еще в июле 2017 г. Он был направлен на устранение из общедоступного информационного пространства данных, распространение которых прямо запрещено российским законодательством на основании норм Конституции. Цель нового закона – предотвратить распространение противоправной информации на ранних этапах. При этом наши предложения позволяют избежать немедленной и полной блокировки информационных ресурсов.

Упомянутый закон впервые ввел в России такие важные понятия, как «социальная сеть» и «владелец социальной сети», а также возложил ответственность на их владельцев за нарушение правовых норм. Также были определены размеры самих социальных  сетей, которые подлежат регулированию, и методика определения количества пользователей информационных ресурсов таких сетей.

Закон был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации лишь в конце прошлого года, а вступил в силу только с 1 февраля 2021 г. Таким образом, с момента внесения нами официального законопроекта прошло почти 4 года. То есть была реальная возможность для его широкого и длительного обсуждения в российском обществе, парламенте и структурах исполнительной власти. Отмечаю это особо потому, что критики часто, но необоснованно, приписывают нам спешку в принятии законов и отсутствии их широкого обсуждения.

Не могу не остановиться на так называемом законе «об иностранных агентах». Мы вносим в него необходимые коррективы уже почти 10 лет с момента принятия базового текста в 2012 г. В частности, в ноябре прошлого года члены сенаторской комиссии предложили термин «кандидат-иностранный агент». Сама поправка вступила в силу 20 апреля с.г. В чем ее суть?

Мы сохраняем право быть избранными в Госдуму и в иные органы законодательной-представительной власти для граждан, которые, занимаясь политической деятельностью, получали при этом материальную поддержку из-за рубежа. При этом мы обеспечиваем право российских избирателей знать, что тот или иной кандидат на выборный пост зарегистрирован в качестве иностранного агента либо аффилирован с таковым. В любом случае выбор делает сам избиратель.

В момент принятия данного закона в СМИ, особенно зарубежных, и в  социальных сетях на иностранных цифровых платформах было много фантастических предположений чуть ли не о миллионах людей, которые вдруг окажутся иностранными агентами. В настоящий момент мне известен лишь один кандидат на текущих выборах в Госдуму, получивший статус кандидата-иноагента.

Теперь о численности юридических лиц, признанных в России иноагентами. Если послушать наших зарубежных критиков, можно подумать, что речь идет о каком-то массовом явлении. Но вот факт: в Российской Федерации существует свыше 213 тысяч некоммерческих организаций и лишь около 70 из них, т.е. менее 0,03%, зарегистрировано в качестве НКО-иноагентов. Причем часть ранее зарегистрированных НКО уже сняты с регистрации потому, что они либо прекратили заниматься политической деятельностью, либо отказались  получать зарубежное финансирование своей деятельности.

Хочу также развеять миф о якобы широком толковании нами термина «политической деятельности» при присвоении статуса иностранного агента. В частности, к политической деятельности наш закон вообще не относит (для некоммерческих организаций и физических лиц) деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, социального обслуживания и социальной поддержки, пропаганды здорового образа жизни, спорта, защиты животного и растительного мира, благотворительности. 

Обращаю также внимание на то, что регистрация в качестве иноагента для юридических и физических лиц сама по себе не запрещает их  деятельность в России, но она требует государственной регистрации и определенной периодической отчетности, предусмотренной законом. При этом предусмотренные законом наказания вводятся не за участие в такой деятельности, а за уклонение от регистрации или за непредоставление отчетности.

Хочу отдельно остановиться на законе, который связан с избранием в парламент лиц, деятельность которых прямо связана с экстремизмом.
Во-первых, такого рода деятельность прямо противоречит Конституции Российской Федерации. Во-вторых, сам факт подобной деятельности устанавливает только суд. В-третьих, гражданин не лишается права голосовать, но он на определенный законом период (не более 5 лет, т.е. на один избирательный цикл) может получить отказ в регистрации в качестве кандидата на выборную должность.

Наши оппоненты писали о том, что эта норма якобы коснется в России 9 миллионов человек. На деле – такого рода случаев в избирательных комиссиях всех уровней в России оказалось менее 10. Иными словами, критики закона преувеличили его возможные последствия минимум в 900 тысяч раз!

Наконец, еще один пример извращения сути наших предложений. Причем и в этом, и в предшествующих примерах мы убеждены, что имели дело с преднамеренным искажением реальности с целью дискредитации самих законопроектов, их авторов и российской власти в целом. Так, широкую дискуссию, в том числе за рубежом, вызвал наш законопроект, который называют законом о просветительской деятельности. Этот короткий, но важный закон мы разрабатывали также с момента создания сенаторской комиссии, т.е. более трех лет. Его суть сводится к двум основным моментам.

Прежде всего, впервые в России появилось закрепленное законом понятие «просветительской деятельности», которое разделяет получение знаний по образовательным программам в специализированных образовательных учреждениях, таких, как, например, школы или университеты, и распространение знаний иным путем. Данное определение позволяет оказывать государственную и муниципальную поддержку распространению знаний вне учреждений образования и одновременно дает возможность Правительству России при необходимости устанавливать здесь нормы и правила. То есть устраняется возможность бюрократического произвола отдельных органов исполнительной власти.

Также закон указывает на то, что просветительская деятельность не должна быть использована в целях, которые прямо запрещены в тексте Конституции России. Например, для разжигания межрелигиозной и межнациональной розни.

Относительно возможности заключения договоров между школами, университетами и иными подобными организациями с иностранными партнерами - они могут быть подписаны после получения заключения, т.е. письменного мнения о таких договорах со стороны организаций, учредивших эти образовательные учреждения. При этом окончательное решение о том, заключать договор или нет, принимает руководитель российского образовательного учреждения самостоятельно. Данное нововведение не распространяется на договоры по научной деятельности или по обучению у нас зарубежных студентов.

Некоторые критики данного закона говорили о том, что он как-то связан с российскими выборами. Это не так. Более того, в полном объеме данный закон вступает в силу лишь в сентябре 2022 г. Хочу заметить, что многие его положения уже действуют, но ничего из того, о чем фантазировали наши недобросовестные критики, не происходит.

Конечно, современные формы вмешательства становятся все более изощренными. Некоторые из них, на первый взгляд, выглядят как обмен мнениями, общественные дискуссии, решение вопросов сугубо гуманитарного свойства, как свободное распространение информации.

Именно так позиционируют себя, в частности, СМИ, признанные в России иностранными агентами. Такого рода иностранные СМИ обычно живут на деньги зарубежных правительств и прямо подчиняются иностранным государственным структурам. Они распространяют свою информацию в России на круглосуточной основе, на русском и языках народов России с очевидной целью повлиять на мысли и чувства граждан России в интересах зарубежных пропагандистских центров управления. В полной мере это касается и наших избирательных кампаний.

При этом такие и подобные им органы зарубежной пропаганды и связанные с ними социальные сети демонстрируют, очевидно, односторонний подход, часто пользуются непроверенными и даже сфабрикованными данными, разжигают межнациональную, межрелигиозную рознь, сепаратистские настроения, а порой распространяют прямые призывы к противоправным действиям. Все это совершенно неприемлемо, и мы, безусловно, будем этому противодействовать всеми законными средствами.

Нам также известны факты, когда лица, имеющие дипломатический статус, выходят за рамки своих полномочий и, по существу, пытаются повлиять на избирательный процесс, побудить кого-то выдвигать свои кандидатуры или, наоборот, не участвовать в выборах, воздействовать на общественные настроения в нашей стране и т.д.

У нас также вызывают беспокойство высказывания зарубежных официальных лиц, которые в период проведения избирательной кампании публично дают свои оценки ее ходу в таких формах, которые нам трудно рассматривать иначе, как внешнее вмешательство в текущую избирательную кампанию. В выступлениях членов сенаторской комиссии и наших экспертов такого рода факты приводятся практически ежедневно.

Недавно к нам поступила информация о том, что в Европарламенте уже предложено использовать площадку Комитета парламентского сотрудничества Россия – ЕС для отбора нужных Евросоюзу перспективных российских политиков. Раньше такого рода работу вели иностранные специальные службы и аффилированные с ними неправительственные организации. Часть таких организаций уже признаны в России нежелательными, а их деятельность в нашей стране запрещена Законом. Эти же структуры щедро финансировали граждан России, которые именовали себя потом российской оппозицией. Некоторые из такого рода лиц и организаций официально признаны у нас в стране иностранными агентами, а ряд из них оказались замешаны в конкретной экстремистской деятельности на российской территории.

Иностранные государства и зарубежные организации продолжают обучение российских граждан для ведения политической деятельности внутри России, в том числе в период проведения парламентских выборов. Им также оказывается из-за границы масштабная информационная, политическая, правовая, организационно-методическая, техническая помощь и, как уже говорилось, финансовая поддержка. При этом суммы измеряются многими сотнями миллионов рублей и поступают по различным схемам, в т.ч. по так называемым серым схемам с использованием посредников и элементов конспирации. О подобных фактах сенаторская Комиссия не раз сообщала в своих отчетах.

Мы также знаем о попытках иностранных структур воздействовать на российских соотечественников за рубежом с целью их вовлечения в процесс намеренной дискредитации парламентских выборов в России, их итогов для последующего обоснования необходимости непризнания результатов народного волеизъявления как бы от имени международного сообщества.

Мы о таких планах знаем и внимательно следим за развитием ситуации.   

Начиная с прошлого года наша Комиссия на период проведения выборов образует особую мониторинговую группу. Ее цель сбор, анализ и политическая оценка информации о попытках вмешательства извне в российские избирательные кампании всех уровней.  В настоящее время данную группу возглавляет сенатор Владимир Джабаров. Мы также активно взаимодействуем по данным вопросам с коллегами из Государственной Думы, Центральной избирательной комиссии, Общественной палаты России, органами исполнительной власти и нашими коллегами из регионов. Итоговый отчет Мониторинговой группы будет представлен после подведения итогов выборов, предварительно в начале октября с.г. Ежегодный доклад сенаторской комиссии будет содержать отдельный раздел, посвященный выборам в Государственную Думу. Планируем опубликовать его в ноябре.

 

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)

Отображение сетевого контента

x
x
Дополнительные инструменты поиска