2.09.2121:00

Выступление и ответы на вопросы С.В.Лаврова в ходе встречи с руководителями крупных промышленных предприятий Свердловской области, Екатеринбург, 2 сентября 2021 года

1719-02-09-2021

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый Евгений Владимирович,

Дорогие друзья,

Коллеги,

Спасибо за предоставленную возможность с вами встретиться и побывать в Екатеринбурге – самом центре нашей страны. Ваш город – это один из фасадов Российской Федерации. Хорошо это знаем и стараемся активно использовать для продвижения наших внешнеполитических интересов.

Регион, что отрадно, постоянно претендует на проведение международных форумов. В настоящее время он уже готовится принять Универсиаду в 2023 г. Здесь, в центре нашей страны, хорошо и отчетливо ощущаешь всю мощь нашей евразийской державы, открытой востоку, западу, югу и северу. Когда Запад начинает выдвигать ультиматумы и неприемлемые условия, пытается заставить нас делать только то, что считает правильным, по объективным причинам доля экономических, торговых связей на Восток увеличивается в относительном и абсолютном выражении. Это создает новые возможности для Екатеринбурга как одного из крупнейших транспортных хабов в Евразии. Ваша роль будет только возрастать, в том числе в контексте планов, которые продвигаем в русле предложенной Президентом России В.В.Путиным концепции формирования Большого Евразийского партнерства. Суть ее проста. На нашем общем огромном континенте существуют различные интеграционные процессы – ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, ЕС. В эпоху, когда глобальная конкурентность выходит на новый виток, было бы недальновидно не использовать эти колоссальные сравнительные преимущества с учётом планируемых трансконтинентальных глобальных проектов, которые будут повышать транспортные способности, в том числе Российской Федерации. Как вы знаете, сейчас гармонизируем планы ЕАЭС с китайским проектом «Один пояс – один путь». Все это отлично сочетается с планами создания транспортного маршрута Европа – Западный Китай. Подключаются страны АСЕАН. Речь не идет о том, чтобы кому-то что-то навязывать. Перечисленные мной интеграционные объединения сохраняют свои концепции дальнейшего развития, но каждый дальновидный человек понимает, что в наше время непростительно изолироваться от происходящего рядом с тобой. Как объявил Президент В.В.Путин, мы, предлагая концепцию Большого Евразийского партнёрства, считаем необходимым пригласить все без исключения страны подключаться к такой совместной работе, искать возможности улучшения эффективности своих собственных действий и действий, которые освещаются в рамках тех или иных объединений. Для стран ЕС двери остаются открытыми. Знаем, как их активно обрабатывают, в частности запрещая подключаться к проекту «Один пояс – один путь». Италия проявила самостоятельность, подписала с китайцами соответствующую договоренность. Был в Риме, беседовал со своим коллегой. Он признал, что они отозвали свою подпись. Их убедили, что пока лучше держаться в стороне.

Методы недобросовестной конкуренции никуда не исчезли. Наоборот, в период, когда наши западные коллеги всячески пытаются затормозить процесс формирования более сбалансированного и демократичного миропорядка, который мы называем полицентричным, многополярным, и искусственно пытаются сохранить свои доминирующие позиции, в ход идут разные методы, которые мы раньше не наблюдали в таком количестве. Санкции стали обыденностью. Чуть что не так – санкции. Никто на Западе уже сильно не печалится по поводу того, что это нарушает Устав ООН и принципы международного права.

Всячески стремимся помогать российскому бизнесу, когда работаем на международной арене. Особенно тому, который занимается промышленным и инновационным экспортом. У нас главная цель внешней политики (они определены в утвержденной Президентом Концепции) заключается в создании максимально благоприятных внешних условий для развития страны, включая обеспечение ее безопасности, экономических интересов и задачи повышения благосостояния наших граждан, а также защите их интересов и интересов бизнеса на международной арене. Это стратегическое направление, которое имеет директивный характер. Нам проще, чем многим другим, отстаивать свою позицию в мире, учитывая наше географическое положение, о котором мы только что говорили, и статус постоянного члена СБ ООН. Все факторы, характеризующие Российскую Федерацию, требуют исключительно самостоятельной, независимой внешней политики по всем азимутам. Самостоятельность отнюдь не исключает, а предполагает наш интерес в развитии самого широкого международного сотрудничества со всеми, кто готов это делать на равноправной, взаимовыгодной, прагматичной основе. Таких государств большинство. Пока еще меньшинство в лице наших западных коллег не готово к честной работе. Но есть отдельные примеры, когда соображения коммерческой выгоды, долгосрочных интересов бизнеса берут верх. Думаю, у вас есть немало таких партнеров. Это надо всячески поддерживать, потому что мы за то, чтобы очистить деловые отношения от налета политизации. На Украине после государственного переворота, осуществленного в грубейшее нарушение того, что было согласовано между Президентом В.Ф.Януковичем и оппозицией и гарантировано европейскими странами, в том числе Францией и Германией, все это было растоптано. Пришедшие к власти путчисты первым делом объявили, что будут подрывать позиции русского языка, а из Крыма русских вообще надо выгонять. Когда произошло то, что произошло, естественная реакция крымчан вылилась в волеизъявление и подавляющее большинство высказалось за возвращение в Российскую Федерацию. Запад допустил очевидный прокол, либо это заранее запланированная провокация. Как бы то ни было, мы были ни при чем. Единственное, что сделали – встали на защиту русских и других национальностей, представители которых жили в Крыму и восстали против попытки подавить силой их волю. Тогда были объявлены санкции ЕС. Прекрасно помню, как Ассоциация немецкого бизнеса четко заявила, что экономика должна превалировать над политикой. А Канцлер ФРГ А.Меркель сказала, что в данном конкретном случае речь идет о принципах, международном праве, поэтому экономика должна подчиниться политике. Убежден, это неправильный подход. Сейчас звучит все больше голосов о том, что санкции ничего не дали из целей, которые ставил Запад. Единственное, что случилось, – мы стали более самостоятельными в обеспечении себя стратегическими товарами и повысили свою способность делать важнейшие вещи самостоятельно. Подчеркну, никто не захлопывает дверь для партнерства, но на случай очередного проявления ненадёжного поведения западных коллег, мы должны уметь делать ключевые вещи самостоятельно.

Наше положение в мире должно подкрепляться целым рядом ключевых факторов. Это высокое качество человеческого потенциала, способность обеспечить технологическое лидерство, эффективность государственного управления, в том числе обеспечение перевода экономики на новую технологическую базу.

Сейчас идет четвёртая промышленная революция. На внешнем контуре видим значительное ускорение соответствующих процессов. Задача выхода на передовые технологические позиции актуальна. Наша «святая» обязанность как сотрудников МИД - максимально поддерживать компании, которые нацелены на решение таких задач. Государство будет продолжать поддержку процессов выхода нашего бизнеса на передовые технологические позиции. В послании Федеральному Собранию в апреле этого года Президент В.В.Путин акцентировал тезис о ключевом значении науки в современном мире и подтвердил план до 2024 г. направить триллион шестьсот тридцать миллиардов рублей на создание современных цифровых и интеллектуальных технологий. Это производство новых материалов с программируемыми свойствами, развитие климатосберегающей энергетики, персонализированная профилактическая медицина (задача, выводящая медицину на абсолютно новое качество).

Пример, который сегодня у всех на слуху, это борьба с пандемией. Даже вполне благополучные, но не обладающие необходимыми возможностями страны попали в зависимое положение от государств, которые смогли произвести вакцину, обладая многолетней, проверенной научной медицинской базой. Сейчас в очереди стоят не только развивающиеся страны. Генеральный директор ВОЗ Т.Гебрейесус высказывал на днях глубокую озабоченность тем, что третий мир в подавляющем большинстве даже не начинал делать прививки и проводить соответствующие кампании. Есть и западные страны, которые в отсутствие своей собственной промышленной базы производства таких вещей, оказались не в самой приятной ситуации. Считаю, что наш инновационный сектор достойно выдержал испытание коронавирусной инфекцией. «Спутник V» по всем показателям является второй по узнаваемости вакциной в мире. 70 государств зарегистрировали нашу вакцину. Видим попытки затормозить признание «Спутник V» в ЕС. К сожалению, они не имеют ничего общего с интересами здоровья населения и скорейшего возобновлении контактов, включая бизнес-контакты, культурные, гуманитарные, образовательные обмены. Говоря о пандемии, есть интересное наблюдение. Оно не чисто наше. Об этом говорят, думают и обсуждают доверительно с нами многие западные политики. Я имею в виду тот факт, что пандемия наглядно развенчала миф о безальтернативности западной неолиберальной модели общества, основной на принципах индивидуализма и ничем не ограниченной рыночной стихии. Западные собеседники в беседах с нами признают, что гораздо большую устойчивость к такого рода вызовам продемонстрировали страны, как принято называть, с сильной вертикалью власти, умеющие быстро мобилизовать свои возможности и проводить мероприятия, требующиеся в такого рода чрезвычайных ситуациях. Как правило, такие страны всегда с крепким суверенитетом, не отдающие его в надежде, что тот, кто его получит, будет решать за них все вопросы.

Мир глобализируется. Наш курс заключается в том, чтобы максимально способствовать развитию страны, интересам граждан. Понятно, что государство делает свою работу. С другой стороны, есть обратная связь: чем успешнее курс на укрепление нашей экономики, ее конкурентоспособности, тем увереннее мы будем чувствовать себя на международной арене. Здесь прагматичная обоюдная выгода.

Ясно, что эффективная внешняя политика невозможна без опоры на значимый, передовой, инновационный и технологический потенциал. Расширение инновационной промышленной продукции – одна из главнейших задач сейчас. Санкции, с одной стороны, мешают, с другой – заставляют мобилизоваться и изыскивать внутренние резервы. Несмотря на все действия Запада, видим, что российские производители укрепляют свои позиции и не только на внутреннем, но и на внешнем рынках. Национальная программа стимулирования экспорта дает свои результаты. Рост поступлений от внешней торговли, ее положительное сальдо подтверждает нашу конкурентоспособность и конкурентоспособность нашей продукции, предоставляет новые возможности для пополнения бюджета России.

Задача по поддержке экспорта возложена в первую очередь на Министерство промышленности и торговли и на Российский экспортный центр, но МИД также вносит вклад в их реализацию, используя наши внешнеполитические инструменты, постоянно подпитываясь от российского бизнеса темами, отражающими ваши текущие интересы. Именно в таком ключе взаимодействуем на регулярной основе с отечественным бизнесом в рамках Делового совета, созданного при Министре иностранных дел и в рамках Совета глав субъектов Российской Федерации при МИД России, в котором представлены на ротационной основе представители каждого из федеральных округов. У нас есть соглашения о сотрудничестве с большим количеством ассоциацией предпринимателей, включая РСПП, «Деловую Россию» и соглашения с Торгово-промышленной палатой и отдельными ведущими компаниями, включая компании сырьевого сектора и таких инновационных гигантов как «Ростех».

У нас 250 посольств и генеральных консульств по всему миру. Их количество будет увеличиваться, хотя это не просто сделать. Нам надо расширить свое дипломатические присутствие в странах СНГ, где если посмотреть на количественный состав западных посольств, они «обгоняют» порой в два-три раза наши загранпредставительства. С учетом того, что россияне стали много ездить за рубеж, в том числе на отдых (этот процесс будет нарастать), нам нужны консульские пункты в ключевых местах отдыха российских граждан. Например, у нас только три человека в Анталии. Сейчас не без сопротивления, но пробиваем консульское присутствие в Египте в Шарм-эль-Шейхе, Хургаде. Нужно укрепить таиландское направление. Есть куда расширяться. Тем не менее наши существующие загранпредставительства обеспечивают целевые задачи, когда наши компании собираются на переговоры. Заблаговременно получаем такие просьбы. Когда это вовремя, транспарентно, это всегда дает хороший результат. Наши послы и генеральные консулы отслеживают, как в международных организациях оцениваются социально-экономические процессы, происходящие в России. Когда у нас проводятся международные форумы, стараемся вовлечь наше Министерство в контакты с бизнесом. Бизнесу, работающему на внешних рубежах, важно ориентироваться в геополитических реалиях. Всегда открыты для соответствующих консультаций.

Наша консульская служба в период пандемии находилась под сильным напряжением, но все-таки сработала четко. Не только вернулись сотни тысяч туристов, но и многие из тех, кто проживал за рубежом на постоянной основе, также решили вернуться в Россию. Считаю, что мы хорошо справились. Тем самым в очередной раз показали, что страны с хорошей государственной дисциплиной, могут решать такие сложнейшие задачи достаточно эффективно.

Говоря о внешней политике, уже коснулся линии, которую Запад продвигает против России и Китая. КНР уже часто упоминают первым в перечне угроз, которые для себя видят США. Угроза простая. Китай «играет» на поле, созданном США после Второй мировой войны и впоследствии модернизированном. В качестве примера можно назвать Бреттон-Вудские институты, ВТО и инструменты и механизмы глобализации. Всё это западная инициатива. Весь мир принял эти правила, в том числе и Китай. КНР на этом поле на основе западных правил сейчас экономически обыгрывает США. Они применяют против Китая всяческие дискриминационные запретительные меры. Неслучайно именно Вашингтон тормозит возобновление деятельности органа по урегулированию споров ВТО. Там есть процедура – должен быть кворум. Кто-то покидал этот орган по разным причинам – увольнение, перевод на другую работу. Он сейчас не имеет полномочий, достаточного кворума, чтобы рассматривать жалобы, которые в том числе Китай подает в большом количестве. У США есть процедурные возможности блокировать назначение людей в эту структуру, чтобы она наконец могла выполнять свои функции. Вместо того, чтобы это сделать и по-честному разбираться с претензиями, которые есть у Китая к США и наоборот, у западных стран часто бывают такого же рода потребности, объявлено, что нужно реформировать ВТО. Причем Вашингтон официально заявил, что такая реформа должна быть обеспечена США и Европой, а не Китаем и прочими конкурентами. Такая логика далека от принципов свободного рынка и честной конкуренции.

У нас активно работает ЕАЭС. С включением в состав членов ШОС Индии и Пакистана существенно возрос вес этого объединения. ЕАЭС пользуется большой популярностью. Такие разнообразные страны, как Вьетнам, Сингапур, Сербия подписали с ним соглашения о свободной торговле. Временное соглашение о зоне свободной торговли подписано и действует с Ираном. Сейчас будет начинаться процесс уже постоянной договоренности. Идут достаточно существенно продвинувшиеся переговоры с Израилем и Египтом. Индия предложила начать такие переговоры. Всего несколько десятков обращений от разных стран, интеграционных объединений, в том числе достаточно много из Латинской Америки, Африки, стран Юго-Восточной Азии.

У нас ведется работа по выполнению стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции, основных направлений промышленного сотрудничества до 2025 года, налаживается взаимодействие в ЕАЭС в авиастроительной и других высокотехнологичных областях. Активно используем различные международные форумы – ПМЭФ, сейчас идет ВЭФ. Екатеринбург является местом проведения «Иннопрома». В этом году впервые европейская страна – Италия – была главным партнером. На состоявшейся в июле с.г. выставке итальянскую делегацию возглавлял министр экономического развития. Она была успешной. Во время переговоров в Риме и Премьер-министр М.Драги, и Министр иностранных дел Л.Ди Майо говорили, что участники приехали с хорошими впечатлениями. Я им сразу сказал, что это неудивительно, потому что екатеринбуржцы умеют «показать товар лицом» и сделать так, чтобы все гости получили удовлетворение от работы. Будем и далее вас поддерживать с тем, чтобы следующий «Иннопром» произвел еще большее впечатление на участников.

Хочу вас заверить, что руководство России нацелено на то, чтобы и далее работать над созданием благоприятных условий для расширения участия российских компаний в глобальных технологических цепочках. Правительство имеет поручение работать над упрощением административных процедур, улучшать налоговое, таможенное администрирование. Эти процессы сейчас выделены в «Народной программе», сформулированной «Единой Россией».

Будем отстаивать наши общие интересы во Всемирной торговой организации (ВТО). Судя по всему, реформы не избежать. Но мы точно будем добиваться (и здесь у нас достаточно аргументов), чтобы эта реформа обсуждалась в универсальном формате на основе равноправия всех участников.

У нас есть достаточная уверенность, что мы на правильном пути во внешней политике и в развитии отечественного промышленного потенциала. Много еще надо сделать. Но, как говорится, не ошибается тот, кто ничего не делает. При всех шероховатостях, которые присутствуют в любом процессе, союз государства и бизнеса в интересах нашей Родины весьма перспективен. Каждый год мы это доказываем.

Вопрос: Сегодня в информационной повестке все чаще звучит тема углеродного налога. Это связано с планами Евросоюза по введению дополнительных плат за ввоз таких видов продуктов, как сталь, алюминий, медь, удобрения, электроэнергия, цемент. К чему должны готовиться российские предприятия в этом направлении? Какова позиция МИД России по трансграничному углеродному регулированию?

С.В.Лавров: Это, действительно, важный вопрос, который нас занимает. Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно касался его в ходе международных переговоров, в том числе публично комментировал на пресс-конференции с Канцлером ФРГ А.Меркель.

Это инициатива Европейского союза. Она объявлена как дело решенное. Усматриваем серьезную возможность вступления этой инициативы в противоречие с нормами ВТО, поскольку специалисты только что окрестили это углеродным или климатическим протекционизмом.

Попросили ЕС объяснить нам, как они представляют себе превращение этой инициативы в универсально признанную норму ведения дел по снижению углеродного следа в экономике и хозяйственных связях.

Есть некоторые специалисты, которые, не дожидаясь подробных разъяснений (нам их обещали, но пока не предоставили), начинают выдвигать свои идеи, в том числе о вероятности того, чтобы внутри соответствующей страны, сотрудничающей с Евросоюзом (будь то Россия, Китай или кто-либо другой, для кого этот углеродный налог будет существенно удорожать производство), ввести такую же норму. Потом говорить, что у нас эти меры приняты, произвели соответствующие отчисления, поэтому не надо второй раз нас трогать. Все это в процессе осмысления.

Ближайший шаг – рассчитываем, что Евросоюз объяснит нам, как он себе это представляет, если это не одностороннее решение: они так будут делать, а если мы хотим оставаться у них на рынке – надо платить сверху. Это будет совсем против норм ВТО.

Здесь у нас будет много единомышленников. Это одна из серьезнейших тем. Пока ничего более конкретного сказать не могу. Будем информировать наш бизнес обо всех новых моментах в переговорах с ЕС.

Вопрос: Пандемия коронавирусной инфекции уже год вносит коррективы в нашу экспортную повестку. У нас есть такое предприятие, как «Кушвинский завод прокатных валков». Оно уникальное, градообразующее. Завод поставляет порядка 60% продукции на экспорт. География очень широкая – Северная Америка, Европа, страны Азии. Мы столкнулись с проблемой. Даже не буду упоминать об усложнении получения американских виз для наших специалистов. Принимающая сторона готова согласовать визит только при условии, что специалисты будут привиты вакцинами, которые признаются у них. У нас все привиты «Спутником V». Мы готовы сделать и другую вакцину, лишь бы нас туда пустили, но такой возможности нет. Из-за этого казуса некоторые вопросы «зависли» на год. Что делать?

С.В.Лавров: Можно только рассчитывать на то, что наши усилия, которые предпринимаем уже больше года, увенчаются успехом. С самого начала, больше года назад, когда Президент Российской Федерации В.В.Путин объявил о создании «Спутника V», он сразу сказал, что мы предлагаем самое широкое международное сотрудничество, в том числе и по вопросам производства вакцины. Потом были «проблески». Вроде бы «АстраЗенека» со «Спутник V» и Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии им.Н.Ф.Гамалеи решили попробовать создать совместную вакцину, прокомбинировать прививки, чередовать «Спутник V» с другими вакцинами. Все это обсуждается на уровне ученых. В Аргентине, где налажено производство (это один из крупнейших получателей «Спутник V»), они занимаются такими комбинациями. Это дает неплохой результат.

Но главное – это страны Запада. Они, как Вы правильно отметили, не зарегистрировали нашу вакцину, ждут, когда будет получена экспертиза Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Эксперты ВОЗ посещали все заводы, которые производят «Спутник V» у нас. Это было весной. С тех пор задают дополнительные вопросы. Мне трудно заподозрить ВОЗ в сознательном торможении этого процесса, но там есть серьезная бюрократическая процедура. Надо заполнить тысячи формуляров, ответить на миллион вопросов. Это объясняется тем значением, которое эти вакцины имеют для здоровья людей. Но сама практика уже доказала эффективность и безопасность «Спутник V». Мы не слышали ни о каких побочных эффектах, которые были бы сопоставимы с некоторыми западными вакцинами.

Я сейчас не занимаюсь агитацией против западных вакцин. Наоборот, когда Евросоюз предложил подумать о взаимной сертификации вакцин, мы тут же ответили согласием. Но потом, видимо, автор этого предложения получил «разъяснения» о том, что «не надо бежать впереди паровоза». А «паровоз» – это Европейское агентство по лекарственным средствам. Официальные лица Евросоюза из Брюсселя прямо заявляли, что не надо торопиться с рассмотрением российской вакцины, что они должны ориентироваться на свои вакцины.

При всей важности экспертизы ВОЗ и Евросоюза, ее отсутствие не запрещает странам Европы, включая членов ЕС, получать российскую вакцину. Венгрия, например, воспользовалась таким правом. Еще осенью прошлого года мой коллега адресовал мне просьбу, мы согласовали ее с Минздравом России, Оперативным штабом. И вот уже давно венгры прививаются и «Спутник V», и европейскими вакцинами.

Перед Италией я ездил в Венгрию. Перед переговорами меня пригласили выступить на ежегодном совещании венгерских послов за границей. Мой коллега П.Сиярто публично высказывал самые высокие оценки этого нашего взаимодействия. Мы с Венгрией признаем на взаимной основе сертификаты о вакцинации, чем бы наши граждане ни были привиты.

Интересный случай в Италии. Я привел им пример Венгрии. Сказал, что, если у вас есть интерес, не надо ждать экспертизы Европейского агентства по лекарственным средствам, тем более что внутри Италии находится государство Сан-Марино, где я был несколько лет назад. Мы подписывали договоренности. Наши туристы активно начинают туда ездить. Это крошечное государство – там проживает меньше 100 тыс. человек. Они вспомнили наши встречи. Мне позвонил Министр иностранных дел Сан-Марино Л.Беккари, спросил, нельзя ли им получить нашу вакцину. Небольшие объемы – это было не так сложно сделать. И «Спутник V» туда пошел. Все они привились нашим препаратом.

Поразительно, что сейчас к ним приезжают туристы из других стран Европы (Сан-Марино не член Евросоюза), чтобы вакцинироваться. Пошел «медицинский туризм». Причем вакцинированный «Спутник V» гражданин Сан-Марино может ездить в Италию. У наших итальянских коллег серьезных аргументов нет. Единственное, сказали, что они уже осознали эту ситуацию и с октября будут требовать, чтобы из Сан-Марино приезжали привитые и европейской вакциной. То, что уже много месяцев происходит, однозначно говорит о том, что вакцина «работает» и люди ею пользуются. Не хочу никого обвинять, но политизация – бессмысленный процесс. Готовы хоть завтра принять договоренность о взаимном признании сертификатов.

Вопрос: Хотел бы рассказать о проблеме, которая была острой в конце 2019 – начале 2020 гг. в период введения ограничений в связи с развитием пандемии на китайском направлении. Китайская сторона ввела ограничения по оформлению виз категории «С» и «М», которые использовались для туристов и водителей автотранспортных средств, везущих международные грузы. Когда это было введено в действие, встал вопрос, как быть. С учетом того, что Генеральное консульство КНР в Екатеринбурге не принимало документы и не оформляло визы, нам сложно было решить эту проблему.

Мы обратились к Представителю МИД России в Екатеринбурге, к Правительству Свердловской области, в Уральскую торгово-промышленную палату. Коллегиально вопрос был обсужден с моим участием. Принятое в тот момент решение имело частичный характер, т.к. китайская сторона определила, что визы должны быть однократные и со сроком действия три месяца.

К вопросу подключился Губернатор Свердловской области Е.В.Куйвашев, который направил в Ваш адрес письмо с просьбой содействовать получению многократных виз сроком один год. В итоге вопрос решился именно так. Это огромное подспорье, т.к. многие экспортные предприятия, работающие по китайскому направлению, могли бы остановиться. Сергей Викторович, спасибо.

Я знаю, что Вы недавно встречались в Калининграде с автотранспортниками. Большинство автомобильных вопросов там было обсуждено. Мы к ним присоединяемся, знаем о них. Но уральские перевозчики просили обратить Ваше внимание, что Свердловская, Челябинская области, Пермский край – это наиболее развитые регионы, имеющие сильнейшую экспортную промышленность. Иностранные перевозчики едут сюда с гарантией того, что они получат груз для обратного маршрута. Когда они приезжают сюда, окупив свою поездку, то часто демпингуют. Но наши перевозчики зарегистрированы здесь, платят налоги, все соответствующие платежи во внебюджетные фонды, заработную плату, обеспечивают рабочие места и не могут в этом случае быть конкурентными.

С.В.Лавров: Демпингуют с тарифами на перевозку?

Вопрос: Тарифов нет. Они создаются самими перевозчиками, но усредненные величины есть. Цена доставки у них ниже на 20-30 процентов. Этот вопрос нас беспокоит, потому что наши перевозчики не могут давать такую цену. Общее процентное соотношение иностранных перевозчиков на транспортном рынке уральских регионов по сравнению с российскими – 54 и 46 процентов. То есть иностранцев больше.

С.В.Лавров: Как легионеров в футболе. Правда, сейчас хотят отменить лимит на легионеров, чтобы была конкуренция, а у вас наоборот.

Эту тему не поднимали в Калининграде. Видимо, она интересует прежде всего ваш регион. Если Вы мне дадите все это на бумаге, я поговорю с президентом Ассоциации международных автомобильных перевозчиков Е.С.Москвичевым.

Что касается Китая, то спасибо за добрые слова. Это решение китайской стороны было продиктовано, как Вы понимаете, антиковидными мерами. Тема автомобильных и железнодорожных перевозок в Китае, не говоря уже о пересечении границы людьми, поднималась и на высшем уровне. Я также неоднократно ее ставил перед своим коллегой.

У них недавно появился один случай в Ухане – они закрыли всю провинцию. Это их линия поведения, которую они не будут менять. Но в данном случае мы объяснили, что есть планы, отношения между предприятиями, нельзя их разрывать. В итоге договариваемся на разовой основе, как в Вашем случае.

Вопрос: Я представляю многотысячный коллектив ПАО «Ураласбест», которому больше 130 лет. Мы являемся экспортонаправленным предприятием. Более 80 процентов продукции отправляем на экспорт.

Россия работает в условиях санкций с 2014 г., а мы – уже более 30 лет. Без поддержки Президента Российской Федерации В.В.Путина, ратифицировавшего Роттердамскую конвенцию, без Вашей поддержки (постоянно работаем с Представительством МИД России в Екатеринбурге, решаем много вопросов), а также без поддержки региональных властей нам было бы трудно защитить хризотил.

Вот уже в десятый раз в течение двадцати лет в Женеве на заседании Конференции сторон Роттердамской конвенции в 2022 г. вновь будет рассматриваться вопрос по хризотил-асбесту. Наши «заклятые друзья» всячески стараются не снимать этот вопрос с повестки дня в течение уже двадцати лет, ищут пути «протащить» его голосованием или иным путем. Сейчас вопрос на заседании Роттердамской конвенции решается методом консенсуса, но они пытаются изменить процедуру на общее голосование. Если это будет принято, то отрасль, где работает несколько десятков тысяч человек, будет находиться в сложном положении. Просьба не допустить этого в 2022 г. и отстоять позицию по хризотилу. Если есть необходимость, готов передать все в письменном виде.

С.В.Лавров: У нас наверняка есть информация, но не повредит, если передадите. Я Вас попрошу сделать это, чтобы мы сослались и на позицию нашего бизнеса.

Хорошо знаю эту тему. Мы вместе с Министерством промышленности и торговли Российской Федерации на двусторонних переговорах убеждаем таких партнеров, как Индия, Вьетнам, ряд других азиатских стран, показываем доказательства безопасности этой разновидности асбеста.

Насчет Роттердамской конвенции – это тенденция, которая уже укоренилась в действиях Запада. Я постоянно говорю, оценивая геополитические тенденции, что они уже давно не употребляют выражение «международное право», говорят «миропорядок, основанный на правилах». Это предполагает в том числе и подобного рода неприемлемые, неправовые действия по изменению конвенционных документов. Конвенция – это по определению консенсус. Ее вырабатывали с согласия всех участников. Чтобы ее изменить, включая процедуру, нужен опять же консенсус. Вносить нужно поправку в саму конвенцию.

Три года назад Конвенция по запрещению химического оружия (хризотил пока еще не химическое оружие) создала Технический секретариат. У него одна обязанность: если какая-то страна обращается с просьбой проверить, не было ли в каком-то случае применено химическое вещество, он должен направить туда экспертов, которые должны забрать образцы и, не выпуская их из рук, привезти в сертифицированную лабораторию, а потом предъявить результат – да или нет. Так вот они голосовали в нарушение всех процедур Конвенции. Меньшинством голосов, потому что остальные либо против, либо не участвовали, наделили Технический секретариат правом определять виновного, чем может заниматься только Совет Безопасности ООН. Они создали «атрибутивный» механизм.

Похожая история разворачивается в ЮНЕСКО вокруг Конвенции против применения допинга в спорте. Там тоже есть консенсусные процедуры. Всеми правдами и неправдами пытаются наделить секретариат таким же правом «показывать пальцем». Хотя есть иные процедуры – есть ВАДА, отношения между ВАДА и национальными антидопинговыми агентствами. А ЮНЕСКО имеет Конвенцию, которая никак не может быть изменена без согласия всех сторон. Но нам пытаются навязать именно такие функции секретариата, которые будут в интересах Запада.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска